на главную страницу

 
 

    Родина. 2000. №5.

Олег ПАРАМОНОВ
"Кузнецы" с "языками"
 

Новая советская власть - "Исполнительный комитет Совдепов западной Сибири" в Омске и ее высший орган - Центральный исполнительный комитет Советов Сибири ("Центросибирь"), созданный в октябре 1917 года в Иркутске первым съездом Советов депутатов Сибири, недолго смогли контролировать эти огромные пространства. 15 июля 1918 года Иркутск заняли чехи и войска Временного Сибирского правительства. Ранее, 20 июня, во Владивостоке Земское и Городское самоуправление сменило власть Советов. Уже 2 июля началась эвакуация некоторых советских организаций в Верхнеудинск, куда еще раньше выехали несколько отделов Центросибири и находившиеся в банках, таможне и казначействе ценности. Забайкалье, теснимое с запада, сохраняло связь лишь с Амурской областью. О какой-либо денежной поддержке со стороны не приходилось и думать, а между тем переезд в Забайкалье центральных сибирских органов советского управления и Красной армии вызвал резкое увеличение расходов.

Постановление II Всесибирского съезда Советов предоставляло право выпуска денежных знаков местным Советам за счет Центрального Сибирского Советского Управления. Это развязывало руки местным исполкомам. Декрет ЦИК Советов Сибири от 4 июля давал конкретные задания местным исполкомам о выпуске денежных знаков. Различные денежные знаки и заменявшие их суррогаты, выпущенные в Верхнеудинске и Чите на сумму свыше 10 миллионов рублей, не смогли утолить денежного голода - возникла острая необходимость выпуска одновременно большой партии денежных знаков.

Постановление съезда о выпуске Центросибирью дензнаков на 300 миллионов рублей было опубликовано 11 июля в газете "Центросибирь". Его выполнение было возложено на Читинское и Благовещенское отделения Госбанка.

"Но легче было вынести постановление о выпуске денег, - писал в своих воспоминаниях один из членов Центросибири, - нежели его реализовать. В Чите были люди, могущие обеспечить выполнение этого финансового мероприятия, но здесь не было ни технических приспособлений, ни бумаги. Бумага находилась в Хабаровске у Краснощекова, а технические средства в Благовещенске..." Далее: "Чита приступила к печатанию денег. …Несмотря на то, что "кузнечики" печатались в типографии, находящейся в полуподвальном тесном помещении, где трудно было повернуться, несмотря на элементарное оборудование типографии и отсутствие даже нумератора для денег, наши товарищи за короткое время сумели выпустить "кузнечиков" на сумму 20 млн рублей"(1).

На основании постановления с 29 июля (по другим сведениям - с 1 августа) и по 25 августа 1918 года Читинским отделением Госбанка выпускались в обращение отпечатанные на простой бумаге "Сибирские кредитные билеты" 50-рублевого достоинства, впоследствии получившие название "молотки" или "кузнецы".

Всего их было выпущено 407 000 штук на номинальную сумму 20 350 000 рублей. Рисунок для этих денежных знаков выполнил художник Верхотуров.

Курс этих денег вначале соответствовал курсу "керенок", но с появлением на рынке в конце 1918 года омских "сибирских" (о которых речь пойдет ниже) выровнялся по ним. После произведенного в 1919 году заштемпелевания курс "кузнецов" упал еще ниже.

Казалось бы, что непопулярность "молотков" страховала их от подделки. Но, как видно, труд фальшивомонетчиков также обесценился, так как вскоре на рынке появились фальшивые знаки, о чем предупреждало Читинское отделение Госбанка: "Доводится до всеобщего сведения, что в обращении появились фальшивые "сибирские кредитные билеты" 50 руб. достоинства со штемпелем и печатью Отделения за подписью кассира - "И. Соколов". Особенность подделки билетов легко отличить на глаз, след.: на настоящих билетах надпись - "Читинское Отделение Государственного Банка" - набрана славянским шрифтом, а на фальшивых - гражданским, в государственном гербе значительная разница. Ободок в одну полосу, а на настоящих - в две"(2).

Известно также, что в обращении появились настоящие билеты, но с подложной нумерацией, а потом и с подложными штемпелями. Дело в том, что типография заготовила "Сибирских кредитных билетов" на сумму 50 миллионов рублей, выпущено же их было в обращение на сумму 20 350 000 рублей. Остальные незанумерованные билеты этого образца хранились в кладовых Читинского отделения Госбанка(3). При эвакуации из Читы в 1918 году органов советской власти некоторое количество этих непронумерованных билетов было похищено.


* * *

В начале июня 1918 года главное командование чехословацкого корпуса предъявило ультиматум Омскому исполкому о пропуске его на родину через Владивосток. На требования Омского исполкома о сдаче оружия чехи ответили восстанием и к концу июня с боем заняли Сибирскую железную дорогу от Байкала до Пензы, после чего советская власть в Сибири пала. В конце июня почти всю территорию Сибири заняли белые. 28 августа 1918 года после падения Читы Центральный Исполнительный Комитет Советов Сибири был вынужден прекратить свою деятельность.

23 июля в занятом чехословаками и белогвардейцами Томске на совещании "Сибирской областной думы" создается "Временное Сибирское правительство" под председательством П. В. Вологодского. 6 июля был обнародован декрет о государственной самостоятельности Сибири.

Временное Сибирское правительство сохранило установленную в России систему денежного обращения и, более того, с первых же недель своего функционирования ввело в обращение новые денежные суррогаты.

Постановление Административного Совета Временного Сибирского правительства от 23 сентября 1918 года пополнило денежный рынок облигациями Займа Свободы и расширило категорию допущенных к обращению купонов от процентных бумаг. По этому распоряжению все перечисленные ценные бумаги могли свободно ходить в качестве денежных знаков независимо от наличия купонов и каких-либо штемпелей.

* * *

Вскоре Сибирское Временное правительство встало на путь самостоятельных эмиссий. Следуя примеру императорского правительства, узаконившего в качестве денежных знаков процентные обязательства по займам казны у населения, оно также выпустило в обращение свои "5% краткосрочные обязательства Государственного Казначейства Сибири".

Начало эмиссии было положено постановлением Административного Совета Временного Сибирского правительства от 1 октября 1918 года, по которому определение порядка выпуска суммы в 100 миллионов рублей, тираж каждого номинала (500, 1000 и 5000 рублей), а также вопросы изготовления возлагались на Министерство финансов(4).

Газеты разъясняли новое положение:
"Первоначально при издании закона о выпуске обязательств Государственного Казначейства Сибири, посредством уплаты держателям процентов, имелось в виду привлечение в Кассы Банка и Казначейств частных капиталов, но затем, вследствие острого недостатка денежных знаков и огромного на них спроса, законом 5 октября с.г. эти обязательства были выпущены в обращение взамен денежных знаков. В силу этого, все приведенные в обязательствах указания, касающиеся платежа процентов, должны считаться аннулированными означенным законом.
Казначей В. Павлов"(5).

Повторявшие в своем оформлении выпускавшиеся в Петрограде обязательства Государственного Казначейства, денежные знаки Сибирского Временного правительства в народе получили название "языки".

Кроме краткосрочных обязательств решено было пополнить денежный оборот и другим видом платежных средств - казначейскими знаками "достоинством в 10 и 5 рублей, 3 рубля и 1 рубль, на общую сумму 50 000 000 рублей".

На казначейских знаках Временного Сибирского правительства, подписанных управляющим Госбанком Скоробогатовым, помещено изображение герба Временного правительства - двуглавый орел без короны, скипетра и державы. Изображение колонн, поддерживающих антаблемент, повторяет оформление дореволюционного кредитного билета рублевого достоинства.

На оборотной стороне всех знаков - герб Сибири. Но вместо короны соболя поддерживают двуглавого орла, более всего напоминающего того, что был принят Временным правительством, однако с распростертыми крыльями.

11 октября 1918 года следует новое постановление - "О дополнительном выпуске разменных казначейских знаков достоинством в 50, 25, 20, 10, 5 руб., 3 рубля и 1 рубль на общую сумму сто миллионов рублей"(6). Однако новые денежные знаки так и не появились на свет. Не сохранилось даже пробных экземпляров этих номиналов.

К новым бумажным деньгам, выпущенным Временным Сибирским правительством, население относилось с большим недоверием. Росли цены, процветала спекуляция. Командир американского экспедиционного корпуса В. Грэвс писал: "Россия и Сибирь смогут своими самостоятельными усилиями сделать все, кроме одного, а именно: немедленного упорядочения финансов и денежного обращения"(7).

(Окончание в следующем номере).

ПРИМЕЧАНИЕ

  1. Рябиков В. В. Центросибирь. Новосибирское областное ГИЗ. 1949. С. 95-96.
  2. Погребецкий А. И. Денежное обращение и денежные знаки Дальнего Востока за период Войны и Революции (1914-1924). Харбин. 1924. С. 248.
  3. Там же.
  4. Собрание Узаконений и Распоряжений Временного Сибирского Правительства. № 14. 12 октября 1918 года. Ст. 128.
  5. Новая жизнь. Оренбург. № 129. 6. XII. (23. XI). 1918. С. 1.
  6. Собрание Узаконений и Распоряжений… № 16. 26 октября 1918 года. Ст. 144.
  7. Шиканова И. С. Денежная реформа Колчака//Нумизматический сборник. М. Часть XI. 1992. С. 148.

Родина. 2000. №5.

 

 


; Цены на деньги России