на главную страницу

 
 

    Нумизматика и фалеристика №2, 1999 г.

«Моржовки» - чеки Архангельского отделения Государственного банка

Олег Парамонов (Москва)

 

'" Despite of tremendous increase of paper money signs volume in Russia during WW I and especially after February revolution, in second half of 1917 the country endured money hunger. In September, 1917 the information began intensively to come in from provincial branches and offices of State Bank about absence of small-value bank notes. Amongst the measures for a correction of this situation, State Bank of Russia made steps to expand money substitutions as wide as possibly. Issues of Arkhangelsk Branch of State Bank for; Northern Russia are described in the paper.

Trotz einer immensen Zunahrne der Geldscheine in Russland in den Jahren des Weltkrieges und besonders nach der : Revolution erlitt das Land in der zweiten Haelfte 1917 einen Geldmangel. Im September 1917 erhielt das Finanzministerium die Informationen von den lokalen Abteilungen der Staatsbank ueber das Fehlen bei diesen der Geldscheine kleineren Wertes. Die Staatsbank hat einige Massnahmen zur Verbreitung der Geldsurrogate unternommen.

 

Несмотря на громадное увеличение количества денежных знаков в России за время мировой войны и особенно после революции, страна переживала во второй половине 1917 г. денежный голод. Во многих местностях чувствовался острый недостаток денежных знаков. Явления эти объяснялись как общим повышением уровня цен и увеличением вследствие этого количества крупных денежных оборотов, так и припрятыванием некоторой частью населения наличных денег. Под влиянием страха конфискации в банках тезаврирование проникало в крути, где обычно средства находились на текущих счетах.

Осенью 1917 г. дело снабжения страны денежными знаками сильно осложнилось. Запасы кредитных билетов в Государственном банке постепенно истощались, чему способствовал двухнедельный перерыв в работе Экспедиции заготовления государственных бумаг в дни революции, а выработка новых кредитных билетов Экспедицией начала все больше отставать от растущего спроса на денежные знаки.

В сентябре 1917 г. в Министерство финансов стали усиленно поступать сведения от провинциальных отделений и контор Госбанка об отсутствии у них достаточного количества кредитных билетов мелких достоинств. Размен 100-рублевой бумажки нередко представлял непреодолимые  трудности,  а  при мелких расчетах в лавках получить сдачу, выраженную в копейках, часто было совершенно невозможно.

Среди мер, направленных на исправление ситуации, Государственный банк предпринял шаги к возможно более широкому' распространению денежных суррогатов.

Разменный кризис затронул север России в не меньшей степени, нежели другие регионы. В январе 1918 г. Архангельским отделением Госбанка было объявлено, что «в виду истечения запасов кредитных билетов от 500 р. и меньше Отделением Государственного Банка впредь до получения кредитных билетов из Петрограда будут производиться платежи лишь кредитными билетами тысячерублевого достоинства (запас коих весьма ограничен) ...»1.

6 января 1918 г. в помещении городской управы собрались представители революционного комитета, финансовой комиссии, продовольственной управы, земства, казенной палаты, кооперативов и Других организаций. «Финансовое положение Архангельска таково, что хоть объявляй свою республику...»2 -было заявлено на объединенном заседании исполнительного комитета общественных организаций. Всерьез, конечно, столь крайнюю меру никто не рассматривал, однако кризис требовал принятия безотлагательных мер: «Финансовый вопрос стоит очень остро. Денег хватит всего на 1/2 месяца. Главным образом тревожит оплата рабочим их труда. Возможно придется выпустить особые купоны с целью заменить ими деньги».

Через несколько дней на совместном заседании было окончательно принято решение о выпуске местных денежных суррогатов. В отчете заседания говорилось: «... все приходят к заключению о необходимости выпустить местные денежные знаки по проекту, предложенному Управ. Арх. Отд. Госуд. Банка. 10 января для разрешения этого вопроса созвано совещание, на котором вопрос был подвергнут всестороннему обсуждению. Необходимость выпуска денежных знаков для всех очевидна... По выдвинутому проекту предполагается выпустить здесь знаки, при этом не как денежные (выделено в тексте) знаки, а в виде квитанций от Госуд. Банка, которые держатель их может обменивать в банке на кредитные билеты как только последние будут получены...»

Новые бонны предполагается выпустить стоимостью от 5 до 25 р., не выше, так как именно в мелких знаках ощущается особенно сильная нужда. Ввиду того, что отделение госуд. банка не вправе само производить громадный расход по отпечатанию бонн, печатание будет производиться распоряжением и с ведома революционного комитета.


Рис.1. Чек Архангельского отделения Государственного банка достоинством в 3 рубля (лицевая сторона)


В настоящее время комиссия занята вопросом о подыскании бумаги, и если нужного количества бумаги здесь не окажется, то придется заказать ее в Петрограде»3.

Для детальной разработки вопроса была образована специальная комиссия в Архангельском отделении Госбанка. Проект комиссии о выпуске чеков Архангельского ОГБ достоинством в 3, 5, 10 и 25 рублей был 30 января 1918 г. утвержден местной властью, а 25 февраля санкционирован Государственным банком, который отпустил средства на изготовление денежных знаков.

В различных источниках указывалось, что чеки печатались в местной типографии Архангельска. С 1925 года, после публикации в журнале «Советский коллекционер», подобная точка зрения утвердилась среди собирателей. Однако это устоявшееся представление ошибочно, чему найдено немало подтверждений.

В газете «Петроградское эхо» в марте 1918 г. было опубликовано следующее сообщение:

«Губернские боны.

Попутно те же типографии изготовляют боны для отдельных областей и городов России. «Кустарное» производство бон самой провинцией породило лишь полное недоверие населения к этим деньгам: так аляповата и невнушительна оказалась их внешность. Даже Одесса и Киев испытали это. Наученные горьким опытом города начали обращаться за помощью к богатству столичной типографской техники. Одним из первых был Архангельск. Местное отделение гос. банка заказало петроградским типографиям для Архангельской губернии боны 3, 5, 10 и 25-рублевого достоинства - с сопроводительной просьбой: по возможности, затруднить подделку. Заказ этот выполняется и вскоре будет закончен»4.

Речь здесь идет о частных предприятиях в Петрограде, где одновременно с выполнением этого заказа интенсивно велась работа по изготовлению бон для Союза акционерных коммерческих банков.

Московским исследователем Ю.А. Артемьевым найдены сохранившиеся архивные материалы, где указывается, что Уполномоченным Архангельского отделения Народного банка, инспектором мелкого кредита Дмитрием Александровичем Миллером изготовление новых денежных знаков было заказано «Товариществу Р.Голике и А.Вильборг. Типография, литография, цинкография, фототипия, гелиография, переплетная», размещавшемуся в Петрограде по адресу Звенигородская, д. 11.

Эту типографию - «Голике и Вильборг» - упоминает и сам автор эскизов денежных знаков. Печатались чеки по рисункам Сергея Васильевича Чехонина (1878-1936) -известного живописца и графика, ученика И.Е. Репина, члена объединения «Мир искусства», признанного мастера портретной миниатюры, книжной и журнальной графики. В 1917 г. Чехонин стал одним из виднейших сотрудников Отдела Изобразительных  Искусств  при  Наркомпросе. В эти годы художник работал с невероятной интенсивностью: плакаты, лозунги, роспись фарфора, первые образцы советских гербов, печатей, денежных знаков, многоликая книжная и, особенно, журнальная графика, оформление массовых празднеств. Его индивидуальный стиль становится широко популярным. Изменяется и творческая манера - камерное искусство становится масштабным, публицистичным. «Его классицизм стал жарким, боевым, мужественным, - писал А.Эфрос. - Чехонин гудел в свои ампирные формы, как и боевые трубы»5.

Отпечатанные по его эскизам на плотной белой бумаге без водяных знаков все архангельские чеки выполнены были в едином стиле. Цветовая гамма чеков сохраняла, в основном, традиционные для российских денежных знаков цвета: зеленый для знаков в 3 рубля, синий и красный для 5 и 10 рублей, а чеки в 25 рублей - с серо-синей лицевой стороной и сиреневой оборотной. У денежных знаков в 3, 5 и 10 рублей (140x85 мм) одинаковые ампирные рамки и виньетки с цифрами номинала.  Лицевую  сторону  украшает ажурный растительный орнамент с античным греческим шлемом и дикторскими пучками, перевитыми лентами (рис. 1). В плетении цветочных узоров  проступает  важная особенность манеры Чехонина. Его цветы, листья, травы легко узнаются, у них свое, «чехонинское» обличье. Характерно сочетание четких мелких штрихов с широкими однотонными пятнами, с плоскостями полутона, созданными штриховкой или пунктиром. На 25-рублевом чеке (165x105 мм) – оригинальный рисунок с изображением на фоне северного сияния белого медведя и моржа среди льдин и торосов (рис. 2). Благодаря ярко выраженной северной символике чеки и по лучили в обиходе название «моржи» или «моржовки». В центре композиции в пышном венке - цифры номинала. Чехонин, активнее других мастеров работавший над декоративными рисованными шрифтами, смело нагружал их орнаментами, отрабатывал характерную манеру каллиграфически изощренного рисунка. Поле широких, словно распластанных  цифр  имеет  сложную разработку.

На оборотной стороне всех бон помещена рамка с обозначением достоинства и богато декорированная виньетка с гербом города Архангельска - «в золотом поле щита летящий Архангел, который вооружен пламенным мечом и щитом и поражает поверженного диавола» (рис. 3).

В соответствии с текстом, напечатанным на бонах: «Предъявитель сего чека имеет получить из кассы Архангельского Отделения Государственного Банка или одного из казначейств Архангельской губернии ... рублей».

На обороте указаны условия обращения бон: «Временно выпускается Архангельским отделением Государственного Банка и в пределах Архангельской губернии обязателен к обращению наравне с кредитными билетами.  Подделка  преследуется законом».

Год выпуска на денежных знаках не указан, дважды повторен трехзначный номер с литерой и проставлены подписи должностных лиц Отделения Госбанка:

и.о. Управляющего В. Тихонов

Комиссар            Дмитриев

Кассир               Н. Ермолов

При нумерации чеков использовалась упрощенная система, применявшаяся для государственных кредитных билетов с 1915 г., когда в связи с исчезновением из обращения полновесной серебряной монеты и разменным кризисом стал обнаруживаться усиленный спрос на рублевые кредитные билеты. Суть новой системы нумерации заключалась в том, что трехзначный номер на билете обозначал порядковый номер серии, а не самой купюры.

Архивных данных по вопросу о системе нумерации, применявшейся для чеков Архангельского ОГБ, к сожалению, не сохранилось. Однако опираясь на статистические данные, собранные в течение нескольких лет, можно сделать некоторые предположения. Для обозначения серии использовались те лее буквы русского алфавита, что и на общегосударственных кредитных билетах - 28 букв, кроме букв I, Ж, Ш, Щ, Ы, Ю. С одной буквой печаталось, по-видимому, сто серий (от А 001 до А 100, Б 001 и далее). С одним и тем же номером серии печаталось, по всей вероятности, 1000 чеков. Довольно необычным оказался экземпляр чека достоинством в 5 рублей, для нумерации которого использованы две литеры (рис. 4). Этот вариант чека относится, по всей видимости, к периоду, когда система нумерации только отрабатывалась.

К весне 1918 г. кризис наличности в Архангельске все более обострялся. 16-го марта на заседании губернского исполнительного комитета Советов комиссар Госбанка Дмитриев сообщил, что банк реально может располагать только двумя миллионами рублей и не в состоянии удовлетворить множество требований. Ежедневная потребность в денежных знаках составляет порядка миллиона рублей. В апреле председатель губисполкома докладывал Совету Народных Комиссаров, что денежных знаков в крае совсем нет, а заработную плату необходимо срочно выплатить 100 тысячам рабочих. В ответ на эти сообщения Совнарком смог выделить лишь 20 из требуемых 62 миллионов рублей. В ожидании обещанных из Петрограда средств всем торгово-промышленным предприятиям Архангельска было настоятельно рекомендовано все свои свободные наличные деньги в кратчайший срок внести на текущие счета в отделение Госбанка.

Финансовая секция Архангельского Губисполкома объявила о выпуске в обращение, наравне с кредитными билетами, облигаций «Займа Свободы» достоинством до 100 рублей. Эти купюры должны были иметь штемпель «Архангельское Отделение Государственного Банка» и одну из трех подписей: Управляющего банком Тихонова, комиссара Дмитриева и комиссара Смирнова. Частным лицам, имевшим облигации не свыше 100 рублей, предлагалось предъявить их для продажи по подписной цене (85 руб. за 100) в Отделение Госбанка. Облигации должны были иметь купоны, начиная с текущего6.

Однако позднее было опубликовано объявление за подписями комиссара финансов Медведкова и пом. Управляющего банком В. Тихонова, где говорилось, что на основании разъяснения Государственного банка, в отмену ранее изданного Финансовой секцией распоряжения, никаких штемпелей на облигациях «Займа Свободы» не требуется 7.

В конце марта в архангельских газетах появились следующие объявления:

«Вследствие недостатка в обращении кредитных билетов и в целях предоставления гражданам Архангельской губ. возможности располагать известным количеством для своих расчетов денежных знаков, Архангельское Отделение Государственного Банка, согласно разрешения своего Правления в Петрограде выпускает в ближайшие дни особые денежные знаки (чеки), достоинством в 3 руб., 5 руб., 10 руб. и 25 руб. Эти денежные знаки (чеки) предназначены к обращению в пределах Архангельской губ. и обязательны к приему всеми правительственными и общественными кассами, равно как и частными лицами и учреждениями по обозначенной на них цене, т.е. наравне с кредитными билетами соответствующих достоинств.

Означенные денежные знаки (чеки) будут обмениваться в Архангельском Отделении Государственного Банка и в казначействах Архангельской губернии на кредитные билеты беспрепятственно, как только получится от Государственного банка из Петрограда достаточное количество для обмена кредитных билетов.

В виду того, что выпускаемые знаки  (чеки)  предназначаются для обращения только в Архангельской губернии, лица, выезжающие за пределы ее, могут делать переводы причитающихся им по денежным знакам (чекам) сумм к месту их нового жительства, внося имеющиеся у них упомянутые чеки в Отделение Государственного Банка, Казначейства, Почтовые Конторы и Сберегательные Кассы. Кроме того, часть денежных знаков (чеков) таким лицам может быть обменена на кредитные билеты из специально образуемого для этой цели в Отделении Государственного Банка запасного разменного фонда.

Однако в обращение было выпущено менее четверти заготовленных денежных   знаков   -   всего   на 26.660.000 рублей. |0
Номинал              Выпущено на                    Выпущено
чеков                    сумму, руб.                        купюр, шт.

3 рубля

1.230.000

410.000

5 рублей

-

-

10 рублей

2.620.000

262.000

25 рублей

22.810.000

912.400

Всего

 

26.660.000

Примечание. Относительно допущения выпускаемых денежных знаков (чеков) в обращение в пределах Вологодской губ. имеет быть сделано сношение с Вологодским и Великоустюжским отделениями Государственного Банка.

Губернский Комиссар по финансам Медведков

И. дол. Управляющего Государственного Банка Тихонов

Секретарь Р.Родионов» 8.

Образцы отпечатанных денежных знаков были отправлены в Архангельское отделение Государственного (к тому времени уже «Народного») банка и в девять казначейств, приписанных к нему, в том числе: Александровское, Архангельское, Онежское, Пинежское, Усть-Цылемское, Холмогорское и Шенкурское. Получили их и «филиальные отделения» Нарбанка в Архангельске - бывшие частные банки: 1-е (быв. Русский для Внешней торговли банк), 2-е (б. Международный банк), 3-е (б. Сибирский Торговый банк), 4-е (б. Соединенный банк), 5-е (б. Московский банк). Обращаться С образцами новых денежных знаков надлежало как и с образцами  государственных  кредитных билетов, меры по охране которых были изложены в циркулярном распоряжении Госбанка № 22 от 8 марта 1901 года.

На обеих сторонах банковских образцов проставлена типографская надпечатка «ОБРАЗЕЦЪ» (высотой 8 мм, длиной 92 мм), отпечатанная по диагонали черным (3 рубля), красным - 25 рублей (рис. 5) или темно-зеленым цветом (10 рублей).

В общей сложности было отпечатано и подготовлено к выпуску архангельских чеков на сумму в 120.807.000 рублей9. По номиналам тираж распределялся следующим образом:

Номинал чеков Заготовлено на сумму, руб.
3 рубля  '                    3.120.000

5 рублей

20.052.000

10 рублей

36.360.000

25 рублей

61.275.000

Всего

120.807.000

Появившиеся в обращении 7 мая 1918 г. новые денежные знаки были хорошо приняты населением и ходили наравне с обращавшимися в то время царскими и деньгами Временного правительства. Немало способствовал этому вызывавший доверие внешний вид новых знаков.

Сведений о количестве чеков, обмененных на другие дензнаки и изъятых из обращения после их аннулирования, не сохранилось, но есть данные, что изъято их было не менее 75% всего выпущенного количества; при том, среди изъятых 80% - совершенно истрепавшиеся.

По непонятной причине чеки купюрами в 5 рублей в обращение выпущены не были. Сохранившиеся их экземпляры были получены в 20-е годы из отделения Госбанка официальным или иным путем как негодная бумага, листы которой губернским финансовым отделом употреблялись в 1922-23 гг. на покрытие столов и всевозможные обертки. Довольно много сохранилось и различных бракованных и не-допечатанных бланков разных номиналов из числа не выпущенных в обращение. Зачастую это практически законченные знаки без текстов и подписей.

Вскоре после выпуска в обращение новых денежных знаков последовало постановление Продовольственного отдела Архангельского губернского исполкома от 24 мая 1918 г. Из этого документа можно сделать некоторые выводы о покупательной способности тогдашних архангельских денег. В обязательном постановлении вводились предельные цены на продовольственные товары. В частности, стоимость молока устанавливалась в размере 1 руб. 15 копеек за бутылку, сметаны - 3 рубля за фунт, масла - 4 рубля, яиц - 4 рубля за десяток. Стоимость рыбы устанавливалась в 1,80-2 рубля в зависимости от сорта, картофеля - 14 руб. 35 копеек за пуд, колбасы - 6 рублей за фунт. За превышение предельных цен грозил штраф до 3 тысяч рублей или тюремное заключение сроком до 3 месяцев и конфискация товара".

С мая по август 1918 г. чеки Архангельского отделения Госбанка ходили как деньги советского Севера. Однако история бои имела свое продолжение.

Регистрация чеков Архангельского ОГБ Верховным управлением Северной области 3-го июня 1918 г. конференция военных представителей Антанты в Париже решила расширить интервенцию на севере России и поручила британскому командованию возглавить северный экспедиционный корпус союзных войск. 2 августа интервенты высадили в Архангельске десант.

После роспуска большевиками Учредительного собрания, часть его членов - Н.Чайковский, С.Маслов, А.Гуковский, М.Лихач и другие сгруппировались в Архангельске, где 3 августа 1918 г., сразу же после взятия Архангельска интервентами, было образовано во главе с народным социалистом Николаем Васильевичем Чайковским новое правительство - Верховное Управление Северной области (ВУСО). Управляющим отделом финансов был назначен Г. Мартюшин. Позднее его сменил на этом посту князь Иван Анатольевич Куракин, возглавивший и областной Государственный банк. «... В отделе финансов, который он вел, был человеком новым и малоопытным», - писал о нем командующий русскими войсками Северной области - «Бремя, которое он нес, было бы непосильно трудным в том состоянии Северной области и для финансиста первейшей величины. Заслуга Ивана Анатольевича заключается в его героической борьбе с той системой, которая навязывалась англичанами почти насильно ...»12.

Новое правительство испытывало острую нужду в средствах. Комиссия Архангельского губернского торгово-промышленного союза выпустила воззвание: «Граждане, временное правительство и союзники освободили нас от большевиков. Но они не располагают достаточным количеством русских денежных знаков - их увезли большевики. Деньги уже изготовляются в Англии, но будут они не ранее сентября». Купюры 5%-ных краткосрочных обязательств так называемого «Займа Доверия», предназначавшиеся для распространения среди населения по подписке, было решено использовать для насыщения денежного рынка. Эти обязательства, отпечатанные в Архангельске в типографии Павлова, называвшиеся в народе «верховками» и «чайковками», были выпущены в обращение как суррогаты денежных знаков. Тогда же было принято решение использовать чеки, изготовленные Советами.

В № 22 «Вестника Верховного Управления Северной Области» -официального органа правительства -было опубликовано следующее постановление от 4-го сентября 1918 г.:

О регистрации временных чеков Архангельского отделения Государственного банка (местных кредитных билетов)

В целях предотвращения спекуляции и распространения временных чеков Архангельского отделения Государственного банка (местных кредитных билетов), из числа увезенных большевистскими властями при бегстве их из Архангельска или из числа отпечатанных, но не выпущенных в обращение, на сумму около 100 миллионов рублей, Верховное Управление постановило признать необходимым в срочном порядке произвести регистрацию и штемпелевание означенных денежных знаков, находящихся в пределах Верховного Управления Северной Области.

Срок предъявления в местные кредитные установления для регистрации и штемпелевания определяется со дня распубликования сего постановления в «Вестнике Верховного Управления Северной Области» по 1 октября сего 1918 года.

Приведение этого постановления в исполнение поручается произвести Архангельскому отделению Государственного Банка, коему предлагается установить порядок регистрации и штемпелевания и издать соответствующее обращение к населению об обязательном предъявлении в подлежащие учреждения всех имеющихся местных кредитных билетов не позже 1 октября 1918 г. После указанного срока все незарегистрированные местные кредитные билеты признаются недействительными и размениваться Государственным Банком не будут.

Настоящее постановление по всей Архангельской губернии ввести в действие по телеграфу.

Председатель Верх. Упр. Сев. Обл. Н.В. Чайковский Управляющий Отделом Юстиции А. Гуковский. *' Секретарь Верховного Управления Зубов . Регистрация состояла в наложении специального штампа на оборотной стороне чеков. Под изображением государственного герба помещен в 4 строки следующий текст: «Зарегистрировано / Управляющий Отделением Государственного Банка / Кн. Ив. Куракин / Кассир А.Фаддеев».

Из-за страха перед пропагандой, которую могли развернуть большевики, обвиняя северное правительство в монархистских устремлениях, изображение короны в штампе над двуглавым орлом было тщательно срезано.

На 3- и 25-рублевых чеках штамп проставлялся красной краской (рис. 6), на 10-рублевых - черной. Относительно пятирублевых чеков отдельно оговаривалось, что: «...отпечатанные в Петрограде, но не выпущенные в обращение в пределах Архангельской губернии чеки 5-рублевого достоинства в качестве денежных знаков хождения иметь не  могут,  никакой  ценности  не

"Собрание узаконений и распоряжений Верховного Управления и Временного Правительства Северной области. -Архангельск, 1919.- С. 62.

 

Чеки Архангельского отделения Государственного банка.

 

1 №

2 номер

3 номер

4 номер

5 номер

6

7 Лицевая

8 Оборотная

п.п.

по каталогу

по каталогу

по каталогу

по каталогу

Номинал

сторона

сторона

 

Чучина

Кириченко

Рябченко

A. Pick

 

 

 

1.

2061

2-42

2082

S 101

3 руб.

 

 

2.

2062

2-43

2083

S 102

5 руб.

№ с 1 -ой литерой

 

2.а

-

-

-

 

5 руб.

№ с 2-мя литерами

 

3.

2063

2-44

2084

S 103

10 руб.

 

 

4.

2064

2-45

2085

S104

25 руб.

 

 

 

 

 

Чеки с регистрации ГБСО

 

 

5.

2065

2-42а

2086

S 106

3 руб.

 

Штамп

6.

2066

2-44а

2087

S 107

10 руб.

 

Штамп

7.

2067

2-45а

2088

S 108

25 руб.

 

Штамп

 

 

 

Мурманск. Финансовый Отдел при Исполкоме Совета

 

8.

2068

 

2609

S 111

3 руб.

Печать

 

9.

2069

 

2610

S112

10 руб.

Печать

 

10.

2070

2611

S 113

25 руб.

Печать

 

 

 

 

Мурманск. С регистрации ВУСО

 

 

11.

2071

-

2612

S116

3 руб.

Печать

Штамп

12.

2072

-

2613

S 117

10 руб.

Печать

Штамп

13.

2073

-

2614

S 118

25 руб.

Печать

Штамп

2.Номер по «Каталогу бон и дензнаков России, РСФСР, СССР, окраин и образований (1769-1927)». Под редакцией Ф.Г.Чучина. Москва. 1927. С. 18.

3.Номер по «Каталогу бумажных денег России, РСФСР, и СССР». Составители: Кириченко Е.С., Ильчишин А.С. Киев. 1988. С.31.

4.Номер по «Полному каталогу бумажных денежных знаков и бон России, СССР, стран СНГ (1769-1994 гг.)». Составитель: Рябченко П.Ф. Киев. 1995. С.68.

5.Номер по «Standard Catalog of World Paper Money», by A.Pick. Volume I. 7-th edition, p.882.

7.Круглая фиолетовая печать с текстом: «г. Мурманск на Мурмане. Финансовый Отдел при Мурман. Исгюл. К. Сов. Р. и К. Д.».

8.Красный штамп с текстом в четыре строки: «Зарегистрировано/Управляющий Отделением Государственного Банка/Кн. Ив. Куракин / Кассир А.Фаддеев».

9. представляют и обмену в отделении Государственного Банка и казначействе губернии не подлежат».

Постановлением от 26-го сентября 19?? г. срок регистрации был продлен:

«Вследствие неоднократных ходатайств, возбужденных со стороны населения различных местностей Архангельской губернии о продлении установленного постановлением Верховного Управления Северной области от 4-го сентября с.г. срока предъявления временных чеков Архангельского Отделения Государственного Банка для регистрации и штемпелевания, Верховное Управление Северной Области постановило: назначить следующие сроки предъявления чеков в местные кредитные установления для регистрации и штемпелевания: в Мезенском и Печорском уездах до 15 ноября 1918 года, во всех остальных местностях Архангельской губернии до 15 октября 1918 г. ...» "*

 

Рис. 7. Чек Архангельского ОГБ с печатью Финансового отдела при Мурманском краевом Совете рабочих и крестьянских депутатов.

 

О  покупательной  способности денежных знаков в тот период можно судить по воспоминаниям очевидца: «Население получало ежедневно по фунту белого хлеба, стоившего 55 кол. фунт. Рыба в изобилии предлагалась на рынках и в кооперативах от 2 р. 50 к. (треска) до 4 рублей (камбала, навага и др.) за фунт. Мясо было труднее достать, но оно и стоило всего от 8 до 9 р. фунт. Дороже было масло - 40 р. фунт и молоко - 10-12 р. бутылка. Конечно я беру архангельские цены самого последнего времени, которые были много выше, чем в других местах, так как, например, в Селец-ком районе бутылка молока стоила от 80 коп. до 1 рубля. В офицерском собрании обед до последнего времени стоил 6 рублей, трамвай в зависимости от перегона от 1 до 3 рублей, газета 1 рубль за номер.,.»15. Стоит однако учитывать, что перечисленные выше цены приведены в так называемых «английских» рублях - денежных знаках, специально отпечатанных в Англии для Временного Правителиства Северной области. Остальные бумажные деньги, ходившие на Севере, котировались, как минимум, вдвое, а то и впятеро дешевле.

С приходом советской власти в феврале 1920 г. зарегистрированные чеки потеряли платежную силу. Сведений о количестве проштемпелеванных чеков, обмененных на другие дензнаки и изъятых из обращения по причине их обесценивания, не сохранилось. По сути дела, нет даже указаний на то, производился ли вообще учет сумм при этой регистрации.

В коллекциях чеки Архангельского ОГБ, прошедшие регистрацию, представлены, к сожалению, - экземплярами посредственной сохранности. Кроме 25-рублевых чеков, которые можно найти в приличном состоянии, чеки в 3 и 10 рублей крайне редко встречаются в удовлетворительной сохранности.

Кроме вышеперечисленных выпусков, сохранились в коллекциях и редкие варианты архангельских бон, выпускавшиеся в обращение Исполкомом Мурманского Совета рабочих и крестьянских депутатов.

Выпуск Финансового Отдела при Мурманском краевом Совете Рабочих и Крестьянских депутатов

Город Мурманск был оккупирован англичанами за полтора месяца до образования в Архангельске Северного правительства, то есть во второй половине июня 1918 г. Поводом к занятию города послужила угроза захвата немецкими подводными лодками военных складов. 2-го марта 1918 г. с меньшевистско-эсеровским исполкомом Мурманского Совета во главе с А.М.Юрьевым (Алексеевым) было заключено «словесное соглашение» о совместных действиях против «германской опасности». Под командой адмирала Кэмпа был послан специальный отряд английских судов. Адмирал вступил в переговоры с Советом о временном занятии Мурманска для охраны переполненных складов. После длительных переговоров Совет рабочих и крестьянских депутатов дал согласие вопреки распоряжению из центра. 6-го июля союзное командование интервентов заключило с Юрьевым «временное соглашение», которое фактически разрывало все связи Мурманского Совета с советским правительством. Последствием этого стало решение центрального советского правительства об объявлении всех членов Правления Мурманского Совдепа вне закона.

Высадившись в Мурманске, англичане взялись и за финансовые реформы в контакте с финансовым отделом при Мурманском Исполнительном Комитете Сивета рабочих и крестьянских депутатов. В то время в местной конторе Государственного банка находились недавно полученные из Архангельска «моржовки», которые и были использованы для местных нужд.

В отличие от Архангельска, здесь чеки выпускались с особой круглой печатью, наложенной фиолетовой краской на одной стороне чека -обычно на лицевой, с правой стороны (рис. 7). Текст печати гласил:

в центре - «г. Мурманск на Мур-мане.», по кругу - «Финансовый Отдел при Мурман. Испол. К. Сов. Р. и К. Д.».

Этот вариант текста приведен в каталоге Кардакова и встречается на знаках, выпущенных Мурманским совдепом. В статье «Денежные знаки Северной России», опубликованной в журнале русского общества филателистов в Югославии «Россика» под псевдонимом «Н. Росбер», приводится несколько отличающийся вариант текста печати:

в центре - «г. Мурманск на Мурмане.», по кругу - «Финансовый Отдел при Мурманском краевом Совете Р. и К. деп.».

Однако среди реально встречающихся знаков подобной печати обнаружить не удалось.

Чеки с Мурманской печатью принимались при расчетах и английскими властями. После образования в Архангельске Северного правительства 15 сентября 1918 г. оно постановило: «Мурманский край считать принадлежащим к составу Северной области с подчинением его всем постановлениям Верховного Управления Северной области ... Временное, по особым обстоятельствам, соглашение представителей Великобритании, Американских Соединенных Штатов и Франции с Президиумом Мурманского Краевого Совета от 6-го июля 1918 года сохраняет силу впредь до момента падения фактических преград между Северной областью и Центральным русским правительством»". Таким образом, на обращавшиеся в Мурманске чеки распространялись те же правила, что и на остальной территории Северной области. Мурманские чеки так же регистрировались, как и в Архангельске, — путем наложения на обороте специального штампа.

Осталось лишь незначительное количество мурманских «моржовок», не предъявленных к регистрации. Общее же количество выпуска и результаты регистрации неизвестны. Среди сохранившихся в коллекциях архангельских чеков с печатью Мурманского совдепа, количество экземпляров,  вызывающих  сомнение в подлинности, значительно превышает все ожидания неопытных коллекционеров.

Такова история этих любопытнейших денежных знаков севера России, находившихся в обращении наряду с огромным количеством других денег.

Примечания:

1 Известия Архангельского Совета Раб. И Солд. Депутатов.  № 10 (1911 от ^января 1918 г.

2 Там же; № 5 11 87) от 1 1 января 1918г.

3 Там же; №9(1901 от 14 января 1918 г.

4 Петроградское эхо. № 38 от 29(161 марта 1918 г. - Стр.3.

5 Эфрос А., Пунин Н. С. Чехонин. - Петроград, 1924. - Стр. 18.

6 «Известия Архангельского Совета Раб. и Солд. Депутатов» №49(230) от 16.3.1918 г.

7«Известия Архангельского Совета Раб. и Солд. Депутатов» №58(2391 от 28.3.1918 г.

8 Известия Архангельского Совета Раб. и Солд. Депутатов.- № 59(240) от 29.3.1918 г.

9 Советский коллекционер.- 1925.- №11-12 (39-401.- С.1 1.

10 Там же.

11 Известия Архангельского Губернского Испол. ком. Советов К., Р. и Сол. Деп. и Архангельского Сов. Раб. и Солд. Деп. -№42(284) от 26 мая 1918 г.

12 Марушевский В. Год на Севере (август 191 8 - август 1919г.)// Белый Север 1918-1920 гг. Мемуары и документы-Архангельск, 1993.-С. 206.

14. СУР БПСО. Статья 126.

15 Добровольский С. «Борьба за возрождение России в Северной Области». -Берлин, 1921, стр. 99 -100.

16 СУР ВПСО. Статья 88

 

Список литературы:

 

1.       Кардаков  Н.  Katalog  der Geldscheine  von  Russland  und  der Baltischen Staaten 1769-1950. Каталог денежных знаков России и Балтийских стран 1769-1950. - Берлин, 1953 - С. 40, 44.

2.Малахов А. Денежные знаки Северной России. (Монография) // Советский  Коллекционер.  1925. № 11-12 (39-40) -С.11-12.

3.Росбер Н.  «Денежные знаки Северной России» // «Россика» - орган  русского  общества  филателистов в Югославии, № 11, 1932, декабрь. - С. 177-190.

4.Стогов В., Сенкевич Д. Денежные знаки севера России в годы интервенции    и    гражданской войны»  //  «Московский  бонист», №№ 2(29), 3-4(30-31), 1964.

5.Добровольский С. Борьба за возрождение России в Северной Области. - Берлин. 1921. - С. 99-100.

6.Эфрос А., Пунин Н. С. Чехонин. - Петроград, 1924.

7.Собрание узаконений и распоряжений Верховного Управления и Временного  Правительства Северной области, издаваемое Консультацией  при Управляющем  Отделом Юстиции. - Архангельск, 1919.

8.Собрание ведомственных распоряжений Управляющих Отдела ми Верховного Управления и Временного  Правительства  Северной области - Архангельск, 1919.

9- Белый Север 1918-1920 гг. Мемуары и документы. - Архангельск, 1993.

10.    Губернские боны // «Петроградское эхо» № 38 от 29(16) марта 1918 г.-С.З.

11.    Известия  Архангельского Совета Раб. и Солд. Депутатов, январь - март 1918 г.

12.    Известия Архангельского Губернского Испол. ком. Советов К., Р.  и  Сол.  Деп.  и Архангельского Сов. Раб. и Солд. Деп., апрель – май 1918 г.

 

 Родина

 


; Цены на деньги России