на главную страницу

 
 

 Советский коллекционер, 1988 (26) С.157-163

 Бонистика и борьба с пьянством

В. РАХИЛИН

Вред алкоголя, его отрицательное влияние на общественную и личную жизнь человека известны издавна и всегда осуждались наравне с другими тягчайшими пороками. Еще Аристотель писал, что “опьянение есть добровольное сумасшествие”. Владимир Мономах в поучении детям и. внукам, говоря об опасностях, могущих постичь их в жизни, предупреждал: “Остерегайтесь лжи и пьянства: в этих пороках душа и тело погибают”. Обобщая мудрость, накопленную за тысячелетия, народ подчеркивает свое отношение к этому злу в пословице “Кто вино любит, тот сам себя губит”.

Видя в пьянстве и распространении алкоголя источник огромного ущерба, люди стали задумываться о мерах противодействия им. В 40-х годах XVII в. в Англии возникают первые общества трезвости [1]. В России подобные общества стали известны в Орловской губернии с 1859 г. В 1885—1893 гг. было создано уже 60 таких обществ, насчитывавших около 9 тыс. членов. С подобными же целями возникали частные кружки и церковно-приходские общества (Омск, Уфа, Сызрань). В каждом из них было от 25 до 200 человек, вступивших в общество на различный срок. Их работа приносила определенные результаты. Например, в г. было вынесено 24 299 запретов на торговлю спиртными напитками, в г. — 39 881, а число питейных заведений к 1892 г. сократилось на 9%.

Ведущую роль в этих обществах в пропаганде трезвого образа жизни играли народные столовые, чайные, библиотеки, читальни, театры, организация общественных чтений, гуляний, музыкальных занятий. Для создания оборотного капитала, поддержания удовлетворительного финансового состояния чайных и столовых в 1890 г. было предложено выпускать специальные акции.

Устав Министерства финансов в 1894 г. монополизировал продажу вина государством. Частная торговля спиртными напитками была сильно ограничена, и в каждой губернии и области были созданы попечительства о народной трезвости, подчинявшиеся Министерству финансов во главе с председателем — окружным предводителем дворянства. Правилами от 19 апреля 1895 г. попечительства были обязаны распространять среди населения знания о вреде пьянства, следить за правильной продажей спиртных напитков, производством вина, применением на практике постановлений по борьбе с пьянством и тайной винной торговлей (чтобы в трактирах продавали напитки только вместе с закуской, в местах продажи вина соблюдалось благопристойное поведение, вино не распивалось на улице “скопом”, не продавалось лицам “опороченным”, в долг и заклад). Годовой членский взнос для членов попечительств составлял 5 руб. Дли организации народных чтений, читален, чайных и т. д. государство выдавало аванс до 500 руб. Часть денег, вырученных от продажи вина, выделялась казной попечительствам в виде субсидий. По праздникам устраивались народные “клубы”, в которых можно было поесть, выпить чаю, почитать газеты и журналы, сыграть в шашки и другие игры, поиграть на музыкальных инструментах. Чайные, чайные-читальни, столовые открывались на базарах и в других людных местах. Чайные обычно состояли из двух половин: для “чистой” публики, где такса за услуги была выше, и для всех остальных. В них продавали безалкогольные напитки, табак, чай, сахар, гербовую бумагу и марки, сберегательные марки. Чтобы приказчики не торговали собственным товаром (это давало 100% прибыли), расход чая и сахара учитывался специальным “сидельцем*. Народные столовые и чайные для учета отпускаемых блюд выпускали и продавали специальные “деньги” — приходно-расходные марки. Марки приобретались посетителями и благотворителями для раздачи милостыни нищим и беднякам. Таким образом, они имели хождение не только в пределах данного учреждения, но и на территории города, уезда и, вероятно, иногда даже за их пределами. Помимо учета правильной продажи и отпуска товаров с помощью марок контролировались денежные суммы, поступавшие в кассу. В конце дня марки сдавались в специальных тетрадях заведующему, который вел их учет. Судя по количеству посетителей чайных и столовых, количество подобных “денег” было довольно велико. Так, во Владимирской губ. в 1905 г. было 53 чайных и чайных-столовых, которые обслужили 2 080 000 человек.

Боны выпускались не централизованно, в каждой губернии и городе были самостоятельные эмиссии, а количество и номиналы выпусков регулировались исходя из местных потребностей. Боны изготовлялись из бумаги, но были и металлические. Автору в настоящее время известны три выпуска бон.

1. Житомир. “Центральная столовая. 30 копеек. Житомирского городского комитета попечительства о народной трезвости”. Бона односторонняя, напечатана черной краской на листке полукартона светло-бежевого цвета размером 4,7Х Х7,1 см. Рамка (4X7 см) составлена из прямоугольников длиной 1 см с рисунком в виде “веревочки”. Рисунки разделены между собой четырехлепестковыми крестами, в рамке — текст.

2. Муром (Владимирская губ.). Бона напечатана черной краской на квадратах плотной толстой бумаги белого цвета размером 6,5X6,5 см. На лицевой стороне в квадрате из двух тонких параллельных линий, отстоящих друг от друга на 1 мм, круг диаметром 5,5 см, разделенный вверху и внизу треугольниками, ограниченны ми с обеих сторон параллельными линиями. По окружности надпись “Муромское

Предтеченское общество трезвости”, а в центре три строки “Марка/в одну/копейку”. На оборотной стороне круг из трех тонких линии диаметром 5,8 см с расстоянием в 1 мм друг от друга. Внутри, занимая 2/3 верхней части, в 7 строк текст “Марки/обмениваются на пи-/щевые продукты въ чайной/ у В. И. Семагина/ и въ лавке В. А./Смольянинова”. Размер букв-инициалов и фамилий в два раза больше букв остального текста (рис. 1, 2).

Эти боны бывают двух типов: просто бланки и уже готовые (у последних на лицевой стороне фиолетовый оттиск металлической печати диаметром 3 см с изображением в центре церкви и круговой надписью “предтеченская епар. г. Мурома”).

3. Были выпуски Донского областного комитета народной трезвости (Ростов-на-Дону, Таганрог, Сальск и др. города), но из-за отсутствия знаков их описания пока мы дать не можем.

Круг обращения бон определялся и расширением услуг, предоставлявшихся попечительствами на базе чайных и столовых. При них создавались курсы черчения, народные хоры и оркестры, воскресные школы, приюты (вытрезвители) для опьяневших, постоялые дворы, ночлежки, юридические бюро, посреднические (справочные) • конторы. Нуждающимся в чайных и столовых выдавали субсидии. Массовое посещение их людьми делали столовые и чайные удобными для маскировки мероприятий, связанных с нарастающей революционной борьбой. В частности, они использовались для организации сходок.

Рост капитализма в России приводил к возрастающей эксплуатации трудового населения. Тяжелые материальные и социальные условия не способствовали сокращению пьянства. Наравне с попечительством народной трезвости в 1914 г. создается Российское общество борьбы с алкоголизмом [3], ставившее своей целью распространение идей о пользе воздержания от пьянства. Годовой взнос действительного члена в нем был 1 руб.

Такую же роль, как чайные и столовые, созданные попечительствами трезвости, в тот период играли и вегетарианские столовые, выпускавшие примитивно изготовленные внутрирасчетные талоны различного достоинства, напоминавшие трамвайные билеты. Таковы, например, боны московской столовой “Мир” и “Новой вегетарианской столовой В. М. Пооп”, открытой на Кузнецком мосту в 1912 г. Номинал первой из них, напечатанной на бумаге розового цвета, 4 коп., второй (на белой бумаге) — 1 руб. 50 коп.

Великая Октябрьская социалистическая революция произвела коренные изменения в социальном строе страны и положении трудящихся масс. Но болезни, пороки старого общества остались. Одним из наиболее тяжелых среди них наравне с безграмотностью было пьянство. С первых лет своего существования Советская власть уделяла большое внимание его искоренению. Борьба с самогоноварением была борьбой с голодом и разрухой. Уже в октябре 1917 г., чтобы сорвать политическую провокацию реакционных кругов в Петрограде, рассчитывавших сыграть на пробуждении низменных стремлений наиболее отсталых слоев населения, В. И. Ленин одобрил уничтожение винных запасов на складах города [4]. 9 мая 1918 г. ВЦИК принимает декрет “О предоставлении народному комиссару продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими” [5], в котором говорилось: “Объявить всех... расточающих хлебные запасы на самогонку — врагами народа, предавать их революционному суду с тем, чтобы виновные приговаривались к тюремному заключению на срок не менее 10 лет, изгонялись навсегда из общины, все их имущество подвергалось конфискации, а самогонщики, сверх того, присуждались к принудительным общественным работам”. 19 декабря 1919 г. Совет Народных Комиссаров РСФСР обнародовал закон “О воспрещении на территории РСФСР изготовления и продажи спирта, крепких напитков и не относящихся к напиткам спиртосодержащих веществ” [6]. Последовательное наступление на алкоголизм и сопутствующие ему явления становились одной из линий в государственной политике партии. В. И. Ленин говорил, что “... пролетариат — восходящий класс, ему не нужен хмель, ни как наркотик, ни как стимул” [7], а “они (водка и прочие дурманы) поведут нас к капитализму, а не вперед к коммунизму” [8].

В начале 1920-х годов на местах начинают возникать общества трезвости, часто на старой основе. Примером может служить Благовещенское общество трезвости (1921 г.).

Общество имело сеть столовых, в которых ходили выпущенные им боны под названием “талонные карточки”. Боны были отпечатаны типографским способом черной краской на плотной гладкой бумаге достоинством в 1, 3, 5 руб. (рис. 3) — светло-серого цвета и 10 руб. — розового цвета. Размер 1-рублевой боны 77X35 мм, 3- и 5-рублевых — 85X40 мм и 10-рублевой— 92X38 мм. На лицевой части знака оттиск резиновой печати Общества. По кругу в ней надпись “Благовещенское о-во”, разделенная двумя звездочками, в центре слово “трезвости”. По краям боны текст: слева — “Кто желает народу добра”, справа — “борись против пьянства”, а верху — “Алкоголь — яд”. Эти слова подчеркнуты чертой, а вся надпись отделена от основного текста рамкой из трех линий различной длины. Между внутренними линиями идут, чередуясь по два, параллелограммы черные и серые. Текст лицевой части боны: “Благовещенское об-во трезвости”. Далее — разделительный рисунок и надпись “талонная карточка на 1 руб. Председатель О-ва Пр. (протоирей) П. Вознесенский. Казначей А. Кабанов.” На оборотной стороне в трехсторонней рамке из простых линий, заканчивающихся на концах двумя лепестками, по горизонтали текст “Принимаются во всех столовых о-ва Трезвости въ уплату за обеды и в обкенъ на денежн. знаки во всякое время до 1-го Марта 1921 г. Не выкуплен, къ сему сроку — считаются пожертвован, въ пользу О-ва. Всех талоновъ выпущено на сумму оборота столовых Общества”.

Эмиссии этих бон были, вероятно, довольно большими, достигая нескольких тысяч экземпляров для каждого номинала, и неоднократными. Об этом говорит наличие на бонах в 1 и 3 руб. серии из двух букв. Боны в 5 и 10 руб. выпускались с серией из одной буквы. О значительном размере эмиссии свидетельствуют и порядковые номера бон, проставленные нумератором: на 1-рублевой — ТИ № 927, на 3-рублевой — ОС № 2768, 5-рублевой— Т № 2544 и 10-рублевой —О № 922.

В последующие годы это общество вышло из-под церковного влияния, стало существовать как независимая общественная организация под названием “Благовещенское общество трезвости “Алкоголь — яд”. Лозунг общества напечатан, как и в предыдущем выпуске, с внешней стороны рамки, окаймляющей текст лицевой стороны денежного знака: “Сила народа лишь в тех, кто трезв, трудолюбив и честен”. Рамка образована простой толстой линией. Как и на бонах первого выпуска, текст типографский: "на лицевой стороне — “Алкоголь — яд”, строка отделена тонкой прямой линией; далее — “Талонная марка столовой Благовещенского О-ва

трезвости на 20 к. золотом. Правление О-ва” (рис. 4). Номиналы исчислялись уже в золотом выражении, что отражало состояние денежного рынка на Дальнем Востоке в этот период. Текст дан по новому правописанию. На обратной стороне в простой трехсторонней рамке вертикальная надпись “Талонные марки принимаются во всех столовых О-ва трезвости только в уплату за кушанья и чай на соответствующую сумму”. Следовательно, как и в первом выпуске, боны этого Общества имели хождение в целом ряде столовых и обращались среди населения не только в течение дня, а, как и государственные выпуски, использовались в зависимости от необходимости продолжительное время.

На лицевой стороне боны имели оттиск той же печати, что и предыдущий выпуск. Но встречаются экземпляры и без печати (10 коп., 20 коп., 10 руб.). Причем боны номиналами в 10 коп. (рис. 5) и 10 руб. нам известны только без печати. Вероятнее всего, это — незаконченные боны, не попавшие в обращение.

Второй выпуск печатался на листах бумаги разного цвета, которые перфорировались, как почтовые марки. Но поскольку все боны имеют по два ровных края и по два перфорированных, то можно предположить, что лист содержал только четыре боны одного номинала. 5-копеечные боны отпечатаны на листах светло-синей плотной гладкой бумаги (размер 40X60 мм), 10-копеечные — на красно-серой плотной шершавой бумаге (42Х Х60 мм), 20-копеечные — на розовой плотной шершавой бумаге (40x65 и 42Х X6I мм), Размеры бон меняются в зависимости от размеров полей листа, на котором они были отпечатаны.

По всей стране начинает расти антиалкогольное движение под лозунгом “Алкоголизм и социализм — несовместимы”. В первые годы Советской власти на территории РСФСР было открыто более 300 чайных, молочных и других подобных учреждений общественного -питания [9]. На общественных началах с 1924 г. создаются Комиссии по оздоровлению труда и быта (КОТиБЫ), члены которых назывались наркодружинниками. Мосздравотдел и бюро секции здравоохранения Моссовета с 1925 г. стали издавать двухнедельный журнал “За новый быт”. Материалы, публиковавшиеся в нем, были направлены" на борьбу с алкоголизмом как причиной роста детской беспризорности, количества туберкулезных заболеваний и т. п.

Наступление на алкоголизм шло по двум направлениям. Принимались государственные меры. Совет Народных Комиссаров РСФСР 11 сентября 1926 г. издал постановление “О ближайших мероприятиях в области лечебно-предупредительной и культурно-просветительной работы по борьбе с алкоголизмом” [10], Совет труда и обороны — о запрете торговли спиртными напитками в дни зарплаты у предприятий. Госплан РСФСР выделил на борьбу с алкоголизмом 100 млн. руб. Ряд декретов и постановлений (от 2 января 1928 г. — ВЦИК и СНК РСФСР, от 29 января 1929 г.СНК РСФСР) был нацелен на усиление борьбы с самогоноварением и на ограничение винно-водочной торговли [11]. Постановлением СНК РСФСР воспрещалась продажа спиртных напитков малолетним и нетрезвым гражданам в буфетах, театрах, кино и т. д. Местным властям давалось право запрещать винную торговлю в праздники, накануне их и в нерабочее время. Общие собрания жителей, рабочих и служащих имели право выносить решения о'полном запрете такой торговли, кроме продажи натурального вина и пива. Нарушение постановления влекло за собой административное взыскание или уголовную ответственность по статье 105 УК РСФСР.

16 февраля 1928 г. в Москве в Колонном зале собрались энтузиасты Общества борьбы с алкоголизмом (ОБСА), которое окончательно было оформлено 29—30 ноября. Главной задачей, которую оно ставило перед собой, — помощь Советскому государству в улучшении быта, оздоровлении культуры и борьбе с алкоголизмом как серьезнейшим социальным злом. Среди членов — учредителей Общества были такие известные ученые, писатели и общественные деятели, как А. Н. Бах, В. А. Обух, П. Б. Ганушкин, Д. Бедный, Вс. Иванов, С. М. Буденный, Н. И. Подвойский, Е. М. Ярославский. Общество сразу же развертывает активную работу. Им с июля 1928 г. издается журнал “Трезвость и культура”, ведущий на своих страницах боевую противоалкогольную пропаганду.

Уже в первый год существования Общества было создано более 150 местных его отделений, насчитывавших 200 тыс. членов. Ядре и актив Общества составляли рабочие. На Московском заводе “Серп и молот” они выступили с обращением: “Единым фронтом на борьбу с алкоголизмом и табаком”. В Рогожско-Симоновском районе Москвы 7 ноября был проведен митинг, посвященный походу за новую смену под лозунгом “Октябрьская революция и борьба с алкоголизмом*. Рабочие Шуи, Иваново-Вознесенска стали организовывать дружины по борьбе с алкоголизмом, обладавшие правами милиции.

В целях сокращения траты населением средств на алкогольные напитки, привлечения широких масс к социалистическому строительству Общество выступило инициатором подписи (рис. 6) на 2-й государственный внутренний 6%-ный выигрышный заем индустриализации народного хозяйства СССР, облигации которого были выпущены на сумму 500 млн. руб. и распространялись с рассрочкой на 10 месяцев до 1 июля 1929 года.

В 1929 г. вместе с Госиздатом Общество организовало распространение билетов 1-й беспроигрышной лотереи “Книга вместо водки”. Стоимость билета 30 коп. Лотерея состоялась в октябре 1930 г. Участник лотереи мог выиграть как отдельные книги, так и целые библиотечки художественной и специальной литературы. Лотерея не только служила для сбора средств на борьбу с алкоголизмом, пропагандировала эту борьбу, но и была проводником культуры и знаний в широкие народные массы. Доход от нее шел на организацию культурных учреждений.

Учитывая широту задач, которые ставило Общество борьбы с алкоголизмом (повышение общей культуры, улучшение социально-бытовых условий и т. п.), в 1931 г. его журнал получил название “За новый быт*.

22 апреля 1932 г. народным комиссаром финансов СССР было утверждено положение о 2-й Всероссийской книжной лотерее “За новый быт”. Ее проводило Общество борьбы с алкоголизмом совместно с Книготорговым объединением и издательством “Крестьянская газета” под лозунгом “Шире развернем борьбу за оздоровление культурно-бытовых условий трудящихся”. Председателем лотерейного комитета был нарком здравоохранения СССР. Н. Семашко. Рисунок билетов первой лотереи был повторен на билетах 2-й лотереи в левом верхнем углу в виде значка Общества борьбы с алкоголизмом (рис. 7). Было выпущено 6 млн. билетов 50-копеечного достоинства. Лотерея разыгрывалась в двухнедельный срок после реализации всех билетов. Было реализовано 1634 700 выигрышей на сумму 1 998 000 руб., т. е. 1 выигрыш от 75 коп. до 250 руб. на 3,5 билета. Выигрышами служили книги, учебники, плакаты, ноты, альбомы, портреты. Выигрыши на сумму от 100 до 250 руб. можно было обменять согласно специально объявленному в тиражных таблицах списку на путевки в дом отдыха и на экскурсии, музыкальные инструменты, радиоаппаратуру. Выигрыши выдавались в течение 6 месяцев.

Поиски коллекционеров могут пополнить, сведения отечественной и зарубежной бонистики в данной области.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Григорьев Н. К. Об русских обществах трезвости и об их деятельности в борьбе с пьянством. — М., 1984.
  2. Булгаковский Д. Г. Очерк деятельности попечительств о народной трезвости за все время их существования.Спб., 1910.
  3. Российское общество борьбы с алкоголизмом. Устав.Спб., 1914.
  4. Бонч-Бруевич В. Ленин о дурманах//Культура и быт. — 1931. — 7—8.

  1. Собрание узаконений (СУ) РСФСР.” 1918, № 35, ст. 468.
  2. СУ РСФСР, 1920, № 1, 2, ст. 2.
  3. Воспоминания о В.И.Ленине: в 5 т.— М., 1985. — Т. 5.
  4. Ленин В. И. X Всероссийская конференция РКП (б) //Полн. собр. соч.5-е изд. — Т. 43.

9. Коржихина Т. Б. Борьба с алкоголизмом в 20-х — начале 30-х годов//Вопросы истории. — 1985. № 9.

  1. СУ РСФСР, 1926, 57, ст. 447.
  2. Ларин Ю. Новые законы против алкоголизма и противоалкогольное движение. — М, 1929.

Советский коллекционер, 1988 (26) С.157-163

 

 

 

 

 


кодировка от курения в москве цена ; Цены на деньги России