на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Наука и жизнь. 1964. № 5.

 ИСТОРИЮ РАССКАЗЫВАЮТ ДЕНЬГИ

(Окончание. Начало см. «Наука и жизнь» №№ 3 и 4, 1964 год).

Доктор технических наук Л. РОЗЕНБЕРГ.

 

Чрезвычайно любопытную историю выпуска местных денег сохранил нам А. М. Горький. В марте 1912 года к Алексею Максимовичу, находившемуся тогда на острове Капри, приехал в гости Алексей Алексеевич Семенов — «полурусский, полуякут», человек большого таланта и огромной энергии, неутомимый исследователь северной Сибири, учитель и просветитель якутского народа. Горький не мог не увлечься этим человеком, подружился с ним и переписывался вплоть до последних дней своей жизни. В 1929 году Горький написал об А. А. Семенове очерк — «О единице», который, однако, по каким-то причинам не был опубликован своевременно и появился лишь в 1960 году в ноябрьском номере журнала «Новый мир».

Очерк этот, а также опубликованные в этом же номере воспоминания А. А. Семенова о пребывании у Горького на Капри, и избранная переписка Горького с Семеновым были подготовлены к печати научным сотрудником архива А. М. Горького Ириной Васильевной Дистлер.

В этом очерке Горький пишет: «Из всех бумажных денег, которые пускались в оборот на безграничном пространстве Союза Советов, самые оригинальные деньги выпустил Алексей1: он взял разноцветные этикетки для бутылок вина, своей рукой написал на «Мадере» — 1 р., на «Кагоре» — 3 р., «Портвейн» — 10 р., «Херес» — 25 р., приложил печать Наркомфина, и якуты, тунгусы очень хорошо принимали эти деньги, как заработную плату и как цену продуктов. Когда Советская власть погасила эти своеобразные квитанции, Семенов прислал мне образцы их» 2.

В своем письме Горькому от 20 июня 1923 года Семенов пишет: «На должности Наркома (финансов—прим. авт. наст, статьи) я тоже проявлял самостоятельность: вместе с Сергеем Васильевичем (Сергей Васильевич Ваулин в то время был зав. Якут. Госиздатом. (Прим. авт. наст, статьи) печатали деньги на 30 миллионов. Москва за это мне шею намылила, но в. результате польза для Яку-

 

1  Алексей Алексеевич Семенов.

2  По-видимому, Горький во время написания этих строк не имел под руками описываемых денег и поэтому, как будет видно из дальнейшего, допустил некоторые неточности.

 

тии была огромная. Завтра деньги эти будем жечь: больше 25 миллионов уже изъято».

В другом письме, от 5 октября 1925 года: «В 1922 г. основалась Якутская республика. Я очутился в новой должности — Наркома финансов в самый трудный период перехода края от натурального товарообмена к денежному обращению. Нашлепав в одно из воскресений денег на 30 мил. рублей, мы сносно вышли из затруднений. Наркомом я оставался до 1 окт. 1923 г.».

Интереснейшее сообщение! Не удивительно, что оно всполошило всех коллекционеров. Ведь, не говоря об их необычном оформлении, речь шла о деньгах, обращавшихся на территории площадью около 3,8 миллиона квадратных километров, что ненамного уступает площади Европейской части ССС? и намного превосходит площадь любого западноевропейского государства.

В стенной газете Московского общества коллекционеров появилась статья одного из старейших коллекционеров-бонистов А. В. Тункеля, которая заканчивалась следующим призывом: «Коллекционеры должны найти деньги Якутии, о которых пишет А. М. Горький. Это дело чести советских собирателей-бонистов». Начались поиски, запросили Якутию. Через длительное время оттуда пришло сообщение, что как будто бы один экземпляр «винных» денег когда-то был в местном краеведческом музее, но сейчас то ли его не могут разыскать, то ли он вообще исчез. Я писал местным краеведам, но тоже безуспешно.

Шло время, «винные» деньги не находились и понемногу стали превращаться в легенду. Как-то вечером я стал перебирать свои коллекционные материалы, заметки, карточки и вырезки. Наткнулся на статью Ю. Юрова, опубликованную в № 1 журнала «Огонек» за 1961 год, посвященную выпуску новых советских денег. В этой статье автор, цитируя ту же подборку «Нового мира», заключает, что цифра 30 миллионов относится к выпуску «винных» денег.

Начинаю соображать: если даже все «винные» деньги были 25-рублевого достоинства, то на один миллион их нужно выпустить 40 тысяч штук. На то, чтобы заполнить оборот этикетки надписью, нужно не менее минуты, даже если печать ставит кто-нибудь другой, например, Ваулин. Зиачит, в час этих этикеток можно сделать 60 штук, а в день,

 

102

работая в две смены без обеда,— около тысячи. Как же можно было «нашлепать» 40 тысяч за день? Так это на один миллион. А ведь выпущено было 30 миллионов, и к тому же часть денег была меньшего достоинства, чем 25 рублей. Что-то здесь Ю. Юров напутал.

Для проверки беру опять «Новый мир» и буквально на следующей странице вижу такую фразу в письме А. М. Горького А. А. Семенову от 17 декабря 1925 года:

«В грустные минуты я люблю вспоминать о Вас и рассказываю Вашу жизнь другим. У меня сохранились Ваши «деньги», этикетки с бутылок вина. Это — редкость. А какие же деньги теперь «нашлепали» Вы?».

Читаю и не верю глазам. Как же я мог это пропустить?! Конечно, Юров ошибся: «нашлепал» Семенов вовсе не винные этикетки, а какие-то другие деньги, это ясно. Но дело совсем не в этом. Горький-то (вот молодец!), оказывается, сохранил посланные ему образцы, и искать их надо совсем не в Якутске, а в центре Москвы, на улице Воровского, в архиве Горького!

Правда, с тех пор, как было написано это письмо, прошло 38 лет, заполненных многими событиями. С другой стороны, обнадеживало то обстоятельство, что Горький, обладая жилкой коллекционера, понимал редкость этих денег, а также и то, что все относящиеся к Горькому материалы бережно хранятся в его архиве. Одним словом, шансы есть.

Не могу дождаться утра. Тут же поздно вечером звоню одному знакомому горьковеду и спрашиваю, продолжает ли работать в архиве И. В. Дистлер и как ей позвонить. Ответ утешительный — Ирина Васильевна на месте, и телефон ее такой-то.

Возвращаюсь к письму Горького. Какие же все-таки деньги «нашлепал» Семенов? В последующей переписке об этом нет ни слова. Но ответ уже ясен. Каждый коллекционер-бонист знает о так называемых «якутках». Это вообще редкие выпуски Якутской АССР 1922 — 1924 годов, а самый редкий из них — первый (как мы все считали до сих пор) выпуск 1922 года.

На лицевой стороне советских денежных знаков выпуска 1921 года достоинством в 500 р. и 1 000 р. стоит круглая печать — «Якутский губисполком. Отдел финансовый», а на обороте—типографская надпечатка зеленого цвета: «Имеет временное хождение в пределах ЯАССР наравне с дензнаками 1922 г. Предсовнаркома И. Барахов. И. о. Наркомфина... А. Семенов». Это очень редкие знаки, но у меня они есть (рис. 1).

А как здесь с арифметикой? Если считать, что 500-рублевых и 1000-рублевых было выпущено поровну, то на 30 миллионов их всего должно быть 40 тысяч штук. Надпечатка на обороте выполнена типографски — вот для чего нужна была помощь зав. Якут. Госиздатом! Даже плохонькая типографская машина легко дает десятки тысяч отпечатков, тем более что исходные дензнаки идут листами. Семенову же остается действительно только «шлепать» печатью. На то, чтобы проштемпелевать один знак, нужно затратить 1—2 секунды. В час это дает 2 000—2 500 штук. Значит, 40 тысяч действительно можно сделать за день, работая с утра до ночи. Трудно, но можно. А если печатей было две, то и подавно.

Утром звоню в архив Горького, прошу к телефону Ирину Васильевну, представляюсь ей и начинаю объяснять, что мне, собственно, нужно. Вероятно, от волнения я говорю длинно и не очень понятно, потому что Ирина Васильевна быстро перебивает меня вопросом: «Так вы хотите посмотреть эти деньги?»

Конечно,— отвечаю я после минутной паузы, во время которой до меня доходит, что деньги, по-видимому, сохранились.

Наш архив открыт для посетителей по понедельникам, вторникам и пятницам,— отвечает Ирина Васильевна,— с 11 до 18. Буду рада вас видеть.

В понедельник в 11 утра я уже в архиве, сижу за столом Ирины Васильевны и держу в руках легендарные деньги. Сразу обнаруживаю неточности имеющихся описаний. Прежде всего в наличии есть только три этикетки: «Мадера»—1 р., «Кагор» — 10 р. и «Опорто» — 25 р. Трех рублей, о которых пишет Горький, нет. На лицевой стороне «Опорто» от руки проставлен номинал — «25 р.», на остальных двух нет ничего. На обороте надпись: «Квитанция № 216. Предъявитель квитанции имеет получить от Якутского Т-ва розничной торговли 1 рубль. Уполномоченный Т-ва А. Семенов» (рис. 2). Наискось надпись той же рукой— «погашено. А. С». И лишь на самой крупной купюре полностью: «Погашено. А. Семенов». Слева ручной штемпелек в две строки — «Алексей Алексеевич Семенов», внизу его личная круг,

103

 

лая печать. По окружности надпись: «А. А. Семенов». Вот и все.

Значит, это совсем не выпуск Наркомфина, а выпуск «Торговой компании». Другими словами, это не общеобязательные, а типичные частные деньги. Но это как раз тот самый случай, когда частные деньги в силу сложившихся обстоятельств — других денег-то нет! — имеют, по существу, общеобязательное обращение. Номера у них маленькие— № 7, № 8 и № 216; по-видимому, выпущено их было немного.

Насмотревшись, спрашиваю у Ирины Васильевны:

А какие же деньги Семенов «нашлепал»? Ведь Алексей Максимович у него обэтом спрашивал. Вы не знаете?

Нет,— отвечает она,— не знаю. Семенов или не ответил на этот вопрос, или это его письмо куда-то затерялось. К сожалению, сохранились далеко не все относящиеся к Семенову материалы.

А вас интересует, что это были за деньги? — спрашиваю я не без задней мысли.

Конечно. Раз мы уж занялись Семеновым, нас интересует все, что к нему относится.

Тут наступает мой черед: я достаю из кармана свои «якутки» и передаю их Ирине Васильевне. На какое-то время мы меняемся ролями... Затем быстро договариваемся об обмене фоторепродукциями, и Владимир Валентинович Веселовский, фотограф журнала «Наука и жизнь», которому, вероятно, уже надоело ползать по полу, фотографируя у меня дома материалы для этого очерка, получает от редакции журнала «командировку» в архив Горького1.

Теперь на очереди доклад в Московском обществе коллекционеров, а затем подготовка статьи об этой находке. Вопросов возникает много, самый первый из них: почему А. Семенов выбрал в качестве исходного материала винные этикетки?

Мне кажется, что я понимаю, почему. Приходилось ли вам когда-нибудь видеть мелкие разменные деньги Индии или Бирмы? Наряду с привычными для нас круглыми монетками там есть квадратные, пятиугольные, восьмиугольные и т. д. Делается это для того, чтобы население, большинство которого пока еще неграмотно, могло легко и быстро определять достоинство монеты по ее форме. Думаю, что и Семенов, зная, что подавляющая часть 250 тысяч якутов, составлявших 90% населения Якутской АССР, безграмотна (не будем забывать, что речь идет о 1919—1921 годах), выбрал для обозначения различного достоинства денег этикетки с яркими и броскими, хорошо отличающимися Друг от друга цветными рисунками. Подлинность же денег обеспечивалась его почерком, подписью, штемпелем и печатью.

 

1 Пользуюсь случаем принести благодарность И. В. Дистлер и дирекции архива М. Горького, любезно предоставившим «винные» деньги для фотографирования и изучения (Л. Р.)

 

104

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России