на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Баранов А.Г. Денежное обращение и эмиссии бумажных денежных знаков на Северном Кавказе в 1917–1920 годах: Монография – М.: ПА ФСБ России, 2004. – 228 с.

Оглавление

 Глава шестая.

АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО СЕВЕРНОГО КАВКАЗА

 

К началу 1917 г. в административном отношении Северный Кавказ был разделен на 4 области (Область Войска Донского, Кубанская, Терская, Дагестанская) и две губернии (Ставропольская и Черноморская). Февральская революция не внесла изменений в это деление, оставив также и внутриобластное на отделы (с казачьим населением) и округа (с неказачьим), и внутригубернское на округа (Черноморская) и уезды (Ставропольская).

В октябре 1917 г. была предпринята попытка создать новое административно-государственное образование «штат Российской Демократической Федеративной Республики» на основе «Юго-Восточного Союза казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей». Решение об этом приняла конференция юго-восточных областей, проходившая 16–21 октября 1917 г. во Владикавказе. Союзный договор подписали представители казачьих войск Донского, Кубанского, Терского, Астраханского, а также калмыцкого народа и Союза горцев Кавказа, представлявшего горские народы Терской области и Дагестана. Представители Ставропольской и Черноморской губерний участия в союзе не приняли[171].

По мере установления в крае власти советов было образовано несколько республик, в основном в старых административных границах. Внутреннее административное деление практически не затрагивалось. Так, декрет Терского областного совета Народных Комиссаров от 18 апреля 1918 г. констатировал: «1. В состав Терского края входят территории и население Пятигорского, Моздокского, Сунженского и Кизлярского отделов и Нальчикского, Назрановского, Грозненского, Хасавюртского, Веденского и Владикавказского округов».[172] Тенденция к объединению республик выразилась в решении о слиянии Кубанской и Черноморской республик (30 мая 1918 г.), а состоявшийся 7 июля 1918 г. 1-й Северо-Кавказский съезд советов провозгласил объединение Кубано-Черноморской, Ставропольской и Терской республик в Северо-Кавказскую ССР с центром в Екатеринодаре.[173]

Оппозиция, создавшая собственные органы власти, претендовала и на соответствующие земли. Так, Горское правительство, обосновавшееся в Тифлисе, объявило на территории, населенной горскими народностями, образование независимого от РСФСР государства Кавказской Федерации.[174] Такая же позиция была заявлена Горским правительством и при установлении власти генерала Деникина. Оно требовало автономии и устранения частей добровольческой армии с территории горских округов Терской области, а именно: Веденского, Грозненского, Назрановского, Владикавказского и Нальчикского, а также протестовало против намерения генерала Ляхова, главноначальствующего Терско-Дагестанским краем, разбить эту территорию на национальные округа с назначенными им правителям.[175]

57

Таким образом, деникинские власти образовали на территории Кубанской области Кубанский край (5 декабря 1918 г.)[176], Терской и Дагестанской областей Терско-Дагестанский край. В октябре 1919 г. вырабатывался проект положения о Терском крае, куда предполагалось включить Кабарду, Осетию и казачьи районы бывшей Терской области.[177] В то же время осенью 1919 г. в Чечне было образовано Северо-Кавказское эмирство, не признавшее добровольческой армии и претендовавшее на объединение территорий, населенных мусульманскими народами Северного Кавказа. Одновременно в Терско-Дагестанском крае предпринимались попытки административных преобразований. Так, округа получали название народа, составлявшего большинство населения. Например, 29 ноября 1919 г. извещалось о переименовании Нальчикского округа в Отдельный Кабардинский[178] и т.д. Между тем Горское правительство стремилось контролировать все земли до северной границы, проходившей по линии: Грозный – Владикавказ – Кисловодск – Суворовская.[179] Все административно-территориальные преобразования носили кратковременный характер ввиду военной обстановки.

Одним из последствий революционных потрясений 1917 г. в России стала сегментированность государственной власти. Она ярко проявилась в возникновении многочисленных республик в границах отдельных областей, губерний и даже сел.

На территории Северного Кавказа наиболее крупными были Кубанская, Черноморская, Терская, Ставропольская республики, возникшие в пределах одноименных областей и губерний.

Для административных единиц Северного Кавказа с самого начала было характерно стремление к объединению друг с другом, а также к установлению наиболее тесных связей с революционными центрами России.

30 мая 1917 г. резолюция III Чрезвычайного съезда Советов народных депутатов Кубано-Черноморья о воссоединении Кубанской и Черноморской советских республик в единую Кубано-Черноморскую советскую республику[180] закрепила давние экономические и административные связи между Кубанью и Черноморьем. ЦИК Кубано-Черноморской республики совместно с Чрезвычайным комиссаром Юга России Г. К. Орджоникидзе поручалось немедленно предпринять практические шаги для объединения в одну Южно-Русскую республику всех республик Юга.

58

Очередным шагом по пути создания Южно-Русской республики должно было явиться провозглашение Северо-Кавказской республики в июле 1918 г. на 1 Северо-Кавказском краевом съезде советов (5–7 июля 1918 г.). На съезде присутствовали 365 делегатов от советских республик Юга России. Съезд одобрил предложения Г.К. Орджоникидзе и Северо-Кавказского краевого комитета РКП (б); дал отпор левым эсерам, выступившим против объединения; принял решение об объединении Кубано-Черноморской и Ставропольской советских республик в Северо-Кавказскую советскую республику. Терская советская республика оставалась самостоятельной. Однако специфичность условий Северного Кавказа способствовал тесному объединению усилий этих республик в решении задач по установлению власти и ее упрочению. Во многом и жизнь Северо-Кавказской республики зависела от событий в Терской республике.

1-й съезд Советов Северо-Кавказской республики избрал Центральный исполнительный комитет республики. В связи с тем, что уже 17 августа 1918 г. войска Деникина заняли Екатеринодар, ЦИК республики переехал в Пятигорск.

Единая Северо-Кавказская республика, в которую вошли Кубано-Черноморская, Ставропольская, Терская (неофициально) республики, объявлялась частью Российской Советской Федеративной Социалистической Республики.[181]

В резолюции об объединении советских республик Северного Кавказа, как и в резолюции III о воссоединении Кубанской и Черноморской советских республик говорится о цели создания этих республик: «Для достижения окончательной победы над буржуазией и окончательного укрепления завоевания Социалистической революции и Советской власти и для организации успешной совместной борьбы с контрреволюционными бандами, надвигающимися из Германии, Австрии и Турции, необходимо самое тесное объединение всех советских республик между собою и самая тесная связь с центром».[182]

Однако если провозглашение Кубано-Черноморской республики узаконило факт экономической, административной и военной интегрированности Кубани и Черноморья, то создание Северо-Кавказской республики лишь ставило целью такую интеграцию, в первую очередь, в области военного строительства. Правда, эта задача осталась нерешенной в силу как внешних, так и внутренних обстоятельств.

К середине 1918 г. усилилась существовавшая с самого момента установления власти советов в крае внешняя военная угроза. Почти вся территория Северного Кавказа к лету 1918 г. оказалась охваченной антисоветскими восстаниями.

Поэтому можно утверждать, что в тех условиях вряд ли могла состояться Северо-Кавказская республика как таковая: она была провозглашена, но действительной консолидации составлявших ее административных единиц не произошло. Фактически под названием Северо-Кавказской республики продолжала функционировать Кубано-Черноморская республика во главе со своими центральными органами ЦИКом и СНК, сформированными из представителей всех республик Юго-Востока России.

59

Все это приводит к тому, что история Северо-Кавказской Республики, так или иначе, предполагает анализ государственно-правовой природы Кубанской, Черноморской, Кубано-Черноморской, Терской, Ставропольской республик.

Необходимо отметить, что название «республика» закрепилось за Северо-Кавказскими областями и губерниями в большей мере благодаря советской историографии Октябрьской революции и Гражданской войны. Если создание Кубано-Черноморской и Северо-Кавказской республик документально подтверждено, в частности материалами соответственно III Чрезвычайного съезда народных депутатов Кубано-Черноморья и I Северо-Кавказского краевого съезда советов, то правовые акты, провозглашавшие Кубанскую, Терскую области, Черноморскую и Ставропольскую губернии республиками, отсутствуют.

Вопрос об объявлении Кубанской области Советской республикой на II съезде советов обстоятельно освещают Н. Янчевский и И. Борисенко.[183] Однако и в их трудах нет ссылок на соответствующие документы. Не встречаются такие сведения и в архивных материалах. Можно лишь констатировать, что в документах II съезда наряду с наименованием «Кубанская область» фигурируют также названия «Кубанская Федеративная республика»[184] (хотя республика с таким названием была провозглашена несколькими месяцами позже).

В двухтомном издании материалов I, II, III, IV, V съездов народов Терека название «Терская республика» встречается лишь в документах IV и V съездов, на I, II, III съездах – как в выступлениях делегатов, так и в резолюциях съездов речь идет о «Терской области» или «Терском крае»[185].

Название «Ставропольская республика» встречается в документах и в исторических исследованиях чрезвычайно редко.

Употребление слова «республика» на Северном Кавказе скорее было данью времени и моде. Как справедливо замечает А. Сенцов, «это название противопоставлялось недавно свергнутой ненавистной монархии».[186] Вероятно, оно свидетельствовало о принадлежности той или иной области или губернии к РСФСР и об их приверженности Советской власти. Так, если Кубань и Черноморье назывались республиками с момента провозглашения в этих регионах власти советов, то Терская область стала именоваться Терской республикой, если судить по материалам съездов народов Терека, с IV съезда (23 июля – 21 августа 1918 г.), с легкой руки Чрезвычайного комиссара Юга России Г. Орджоникидзе.

Таким образом, можно утверждать, что слово «республика» употреблялось применительно к административно-территориальным единицам Северного Кавказа как синоним понятий «область», «край», «губерния», где установлена власть советов. Его использование отнюдь не свидетельствовало о стремлении той или иной области или губернии к государственному обособлению от центра.

60

С другой стороны, это название отражало состояние, переживавшееся российской государственностью, обособленность различных административных территорий России, которая сложилась в течение 1917 г. и усилилась на Северном Кавказе в 1918 г. в условиях почти постоянного и полного отсутствия связей с центром.

Однако, если накануне Октябрьской революции ослабление государственных связей между различными частями России, в частности между Северным Кавказом и центром, явилось следствием, как общенационального кризиса власти, так и активной федералистской политики местных правительств, то после установления Советской власти на Северном Кавказе, при сохранившемся первом факторе, перестало существовать второе условие. Наоборот, наблюдается очень сильное стремление советских правительств края к установлению как можно более широких и глубоких связей между составляющими край субъектами, т.е. горизонтальных, и с центром вертикальных, к слиянию с последним. Однако это было невозможно глазным образом из-за территориальной оторванности Северного Кавказа от Советской России.

Таким образом, автономия северо-кавказских республик была вынужденной автономией, временной по своему характеру, призванной решать сиюминутные задачи. По нашему мнению, в их число не входила задача предоставления каждому народу Северного Кавказа права на создание своей государственности все народы обязаны были принять советскую форму государственного управления.[187]

Советские республики, провозглашенные в регионе, в том числе и Северо-Кавказская, оценивались в течение десятилетий большей частью отечественных историков как «первый этап национального государственного строительства» народов Северного Кавказа.[188]

Этот вывод основывался на положении, ставшем с конца 20-х годов аксиомой: местная советская власть в руках представителей национальных низов это и есть советская национальная автономия.[189]

К началу весны 1918 г. вся территория края была объявлена составной частью РСФСР. Однако власть советов, установившаяся на Северном Кавказе в конце 1917 г. начале 1918 г., не была долговременной. В административных центрах Черноморья, Кубани, Ставрополья, Терека этот период длился соответственно с 14 (1) декабря 1917 г. по 26 августа 1918 г., с 14 (1) марта 1918 г. по 16 августа 1918 г., с 14 (1) января 1918 г. по 16 ноября 1918 г., с 19 (5) марта 1918 г. по II февраля 1919 г.[190]. То есть в Новороссийске более 8 месяцев, в Ставрополье – 10, во Владикавказе – 11.

61

Несмотря на столь короткое время своего существования, советская власть претерпела в этом регионе определенную эволюцию. Последняя была тесно связана с предпринимавшимися советами разного уровня попытками преодоления того кризиса, который переживался российской государственностью в этот момент. В ходе острой борьбы складывалась новая система российской государственности Советская.

После Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде, когда окончательно пали и основы относительно широких политических прав казачьего сословия, являющегося оплотом русской государственности на Северном Кавказе и обладавшего не только правом на самоуправление, но и на управление всей областью и всем остальным политическим бесправным населением крестьянством, в том числе иногородними и горскими народами, казалось бы, появилась возможность равноправного участия в политическом процессе всех слоев населения северокавказских губерний и областей.

Однако, как показало последующее развитие событий, эта возможность была в большей степени теоретической, нежели практической: сословность в государственном управлении была заменена классовостью. На Кубани такая замена происходила в течение нескольких месяцев. В Терской области государственное устройство прошло через Народные советы, сформированные на основе соглашения между основными общественными и политическими силами края.

Судьба органов государственной власти в северокавказском регионе в октябре 1917 – декабре 1918 гг. в значительной мере была предопределена господствовавшим в обществе правовым нигилизмом, порожденным традиционной отчужденностью большей части населения от власти.

Проблема власти сама по себе мало интересовала подавляющую часть населения. Она привлекла внимание постольку, поскольку это было необходимо в связи с решением насущных экономических и бытовых вопросов. Народные съезды, которые передавали местную государственную власть в руки советов рабочих, крестьянских, солдатских депутатов и советов народных депутатов, которые с точки зрения традиционного государственного права не были правомочны на подобный акт в силу неполного и непропорционального представительства, вызывали протест лишь у большей части интеллигенции и представителей буржуазной и мелкобуржуазных политических партий, что касается основной массы населения, то оно отнеслось к этим съездам достаточно равнодушно.

Процесс советизации в различных районах Северного Кавказа отличался внешней оригинальностью. Однако за нею просматриваются тенденции, общие для политической жизни всего Северного Кавказа.

Горские народы Кубани и полукочевые народы Ставрополья в силу своей малочисленности по сравнению с русским населением области и губернии не могли занять заметного места в развернувшейся здесь политической борьбе.

62

Весна 1918 г. стала на Кубани временем жесточайшей борьбы между сторонниками Кубанского краевого правительства и красногвардейскими формированиями. Интенсивные бои велись за обладание областным центром Екатеринодаром в пределах Майкопского и Екатеринодарского отделов, на территории которых располагались и адыгейские (черкесские) аулы.

Успех советизации в селениях Кубанской области в большой степени был обеспечен возвращением в родные места большевизированных фронтовиков. К весне 1918 г. почти во всех селах иногородних и примерно в 70% казачьих станиц была установлена власть советов.[191] Рухнули надежды казачьей верхушки, активно добивавшейся возвращения казаков-фронтовиков на Кубань, полагая, что они пополнят вооруженную силу краевого правительства.

Каждая административная область как один из субъектов, составивших провозглашенную Северо-Кавказскую республику, устраивала государственное управление самостоятельно, исходя из установок Центра. Постепенно угасали объединительные тенденции, которые имели место при создании Северо-Кавказской республики. К концу 1918 г. они сошли на нет. После четырех месяцев беспрерывных боев территория Северного Кавказа в декабре 1918 г. была захвачена белогвардейцами. 11 января 1919 г. Северо-Кавказская республика прекратила свое существование.[192] Советская власть на Северном Кавказе была восстановлена лишь после разгрома Деникинской армии.

63

Сноски 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России