на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Баранов А.Г. Денежное обращение и эмиссии бумажных денежных знаков на Северном Кавказе в 1917–1920 годах: Монография – М.: ПА ФСБ России, 2004. – 228 с.

Оглавление

 Глава пятая.

МЕРОПРИЯТИЯ СОВЕТСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА В СФЕРЕ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ

 

После Октябрьской революции эмиссия денег и инфляция резко возросли. В стране развернулась борьба за овладение банковской системой и денежным механизмом в Петрограде, Москве и провинции, причем в целом ряде городов (Екатеринбург, Воронеж, Астрахань, Армавир, Харьков, Одесса, Екатеринодар, Ростов-на-Дону) были выдвинуты проекты выпуска ввиду денежного голода местной, так сказать, банковской валюты – денежных суррогатов в виде акцептованных чеков и бон.[145]

При осуществлении этих проектов местные советы стремились брать под свой контроль эту эмиссионную операцию, либо проводить ее самостоятельно, помимо банков. Эти мероприятия не способствовали снижению цен и инфляции, а прямо им потворствовали, внося еще больший развал в систему денежного обращения Российского государства. Для большевистской власти сфера финансов, денежного обращения и банковского дела была одной из важнейших. Уничтожить частную собственность, сохранив при этом денежную систему, означало бы подвергать коррозии социалистический эксперимент.

Денежные накопления, уничтожающие социалистическое равенство, воспроизводящие подпольных миллионеров, создавали теневую экономику, способствовали подкупу чиновников, проникали в правительство, изменяли законодательство. Именно поэтому В.И. Ленин и наиболее дальновидные его последователи еще до революции продумывали вопрос о социалистическом переустройстве финансов. Как известно, захват и национализация банков входили в первостепенные задачи восстания.

Именно в сфере финансов большевиков ждали самые серьезные испытания. Для того чтобы захватить «командные высоты» в экономике и финансах, а также нанести удар буржуазии, советская власть провела ряд мероприятий в кредитно-финансовой сфере. Здание Государственного банка в Петрограде было занято отрядом вооруженных матросов в первый же день Октябрьской революции. Петроградский военно-революционный комитет учел роковую ошибку Парижской коммуны, которая, не захватив в 1871 г. банка, поставила себя в крайне тяжелое положение. В результате Французский банк финансировал Версальское буржуазное правительство, но не выдавал денег на нужды Коммуны, ссылаясь на неприкосновенность частных вкладов и государственных средств.

Однако занять здание банка оказалось легче, чем наладить контроль над его работой, заставить его служащих подчиниться требованиям нового правительства. Рабоче-крестьянское правительство сразу же столкнулось с саботажем банковских чиновников. Совет Народных Комиссаров предписал Государственному банку открыть с 12 ноября 1917 г. на свое имя счет.[146] Первую сумму – 5 млн. руб.Совет Народных Комиссаров получил лишь 17 ноября 1917 г. Она составляла 0,1% от общей суммы ноябрьской эмиссии.


45

9 ноября 1917 г. Военно-революционный комитет Москвы обратился к населению города с сообщением о мероприятиях в отношении банков. В воззвании говорилось, что Военно-революционный комитет приказал 9 ноября открыть все банки, но под его непосредственным наблюдением. Военно-революционный комитет постановил свободно выдавать без ограничения суммы, деньги, необходимые для уплаты жалованья служащим и заработка рабочим, на все потребности войсковых частей, а все остальные выдачи ограничивать 150 руб. в неделю.[147]

Вечером 14 декабря 1917 г. ВЦИК РСФСР принял декрет о национализации банков[148]. Банковское дело было объявлено государственной монополией, а всем существующим частным акционерным банкам было предписано объединиться с Государственным банком. Здания частных банков заняли отряды красногвардейцев. Они взяли под охрану стальные сейфы. Только в одной Москве во время ревизии сейфов банков обнаружили 300 тыс. руб. золотом и 150 тыс. серебром.[149] Из национализированных банков золото в монетах, слитках, песке поступало в особую кладовую Государственного банка.

Открытое непризнание власти Совета Народных Комиссаров со стороны работников бывшего министерства финансов, Государственного казначейства и Государственного банка парализовало всю финансовую работу большевиков. Им пришлось сменить четырех товарищей министра финансов, директоров общей и кредитной канцелярий министра финансов, директора департамента Государственного казначейства, управляющего Государственным банком и управляющего Главным казначейством. Однако пресечь саботаж финансовых работников полностью не удалось.

Положение осложнялось отсутствием кадров финансистов среди большевиков. В составе первого правительства, сформированного 26 октября 1917 г., на пост народного комиссара финансов был назначен экономист И.И. Скворцов, публиковавшийся под псевдонимом Степанов. Однако он так и не вступил в должность. Назначенный 12 ноября 1917 г. временным заместителем, а 2 февраля 1918 г. народным комиссаром финансов, В.Р.Менжинский ничем себя в этой должности не проявил и поспешил перейти на освободившийся пост генерального консула РСФСР в Берлине, а оттуда в ВЧК.[150]

Сменивший его И.Э. Гуковский, в отличие от большинства членов своей партии, обладал чувством реальности и противодействовал В.И.Ленину в проведении излишне радикальных реформ. В частности, он объявил практически невыполнимым предложенный В.И. Лениным план постепенного превращения банков в единый аппарат счетоводства и «регулирования социалистически организованной жизни всей страны в целом»[151]. На совещании финансовых работников в апреле 1918 г. И.Э. Гуковский голосовал против этого плана. Возобновить нормальную деятельность банковской системы ему мешали противники как слева, так и справа. Разногласия по финансовым вопросам между большевиками продолжались, и не выдержавший напряжения Гуковский подал в отставку. На его место был назначен Н.Н. Крестинский.

46

К принятию решений по реформе банковского дела В.И. Ленин был вынужден подключить других большевиков, имевших отношение к финансам. Среди них можно выделить Я.С. Ганецкого, работавшего в Народном Комиссариате Финансов, и А.П. Спундэ, товарища главного комиссара Государственного банка в Петрограде. Однако проходившие в марте – апреле 1918 г. совещания руководящих работников Народного Комиссариата Финансов выявили плохую осведомленность участников в финансовых вопросах и серьезные разногласия между ними. Так, А.П. Спундэ настаивал на проведении всех финансовых операций только от имени Государственного банка или назначаемой им специальной комиссии. В.И. Ленину пришлось предложить обязательное участие в составлении финансовых отчетов бывших сотрудников Государственного и частных банков. Участники совещаний так и не смогли решить главный вопрос о замене старых денег новыми. Выступая на заседании ВЦИК 18 апреля 1918 г., В.И. Ленин был вынужден констатировать: «В настоящий момент ясно одно, что финансовую проблему мы в ближайшее время не разрешим»[152].

В январе 1918 г. на основе слияния Государственного и частных банков был создан единый Народный банк РСФСР. Финансовая деятельность была централизована, эмиссия бумажных денег поставлена под контроль рабоче-крестьянского государства. В.И. Ленин, делая в январе 1918 г. на III Всероссийском съезде Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов доклад, говорил: «Одной из первых мер, направленных к тому, чтобы не только исчезли с лица земли русской помещики, но и для подрыва в корне господства буржуазии и возможности гнета капитала над миллионами и десятками миллионов трудящихся, – был переход к национализации банков»[153].

Переход банковского дела в руки советского правительства обеспечил национализацию ведущих отраслей промышленности, железных дорог, флота, установление монополии внешней торговли. Эти мероприятия были осуществлены не только в центре, но и на окраинах, где местные советы старательно выполняли декреты советского правительства.

Вслед за национализацией банков, ревизии банковских сейфов (постановление ЦИК от 27 декабря 1917 г.)[154] вышли декреты: о прекращении оплаты купонов по облигациям и выплаты дивидендов по акциям[155], о воспрещении сделок с ценными бумагами (от 29 декабря 1917 г.); об аннулировании банковских акций и конфискации акционерных капиталов частных банков и монополизацией в руках государства торговли золотом (постановление ВСНХ от 12 января 1918 г.) от 26 января 1918 г.[156]; об аннулировании всех займов внешних и внутренних, заключенных царским и Временным правительствами и всех государственных гарантий по частным займам (от 28 января 1918 г.); об обязательной регистрации всех акций и облигаций и прочих процентных бумаг (от 18 апреля 1918 г.).


47

Эти декреты были продублированы на местах. До сведения населения они доводились через объявления и газеты. Действия советской власти на подрыв финансового благополучия состоятельных граждан России вызывали недовольство и не способствовали привлечению капиталов в банки и сберегательные кассы. Население стремилось избавиться от бумажных денег любыми путями, пока их «не съела» инфляция или не отобрали новые власти.

После овладения эмиссионным центром страны, каким является Государственный банк, перед советским правительством встал вопрос: какие размеры эмиссии нужно установить в данный момент и какие деньги выпускать?

Советское правительство намеревалось срочно провести денежную реформу. План ее В.И. Ленин изложил на 1 Всероссийском съезде представителей финансовых отделов Советов 18 мая 1918 г.[157]. Реформа предполагала выпуск денег новых образцов, которые должны были заменить все обращавшиеся в стране деньги. Обмен старых денег на новые, В.И. Ленин предлагал производить из такого расчета: если сумма небольшаярубль за рубль, если капитал превышает норму – часть от сданного. Такой принцип обмена соответствовал идее «революционной справедливости», он должен был быть безболезненным для неимущих классов и «ударял» только по буржуазии и спекулянтам, накопившим за годы войны громадные суммы денег.

Пока шла подготовка реформы, решено было использовать деньги старых образцов: все те же «николаевские» кредитные билеты, «думские» билеты образца 1917 г. и «керенки», разменные казначейские знаки и марки. В денежном обращении после Октябрьской революции появились денежные знаки с портретами царей, с изображением двуглавого орла. Но и этих денежных знаков не хватало. Давал знать «денежный голод» нехватка денежных знаков в обращении как результат того, что рост цен обгонял увеличение количества денег.

Весной 1918 г. Совет Народных Комиссаров разрешил обращение в качестве денег облигаций и купонов «Займа свободы», а также купонов государственных процентных бумаг и краткосрочных обязательств Государственного казначейства, выпущенных царским и Временным правительствами. Это были первые официально разрешенные при советской власти суррогаты денег.

Еще в сентябре 1917 г. в качестве денег стали использоваться облигации «Займа свободы». Советская власть узаконила эту практику, предписав обрезать на этих облигациях купоны на получение 5% дивидендов.[158] Большевики объявили запрет на проведение всякого рода лотерей, денежных игр и выигрышных займов. Облигация с необрезанными купонами попадала под этот запрет и в качестве денег не принималась. Впрочем, вскоре и сами купоны «Займа свободы» стали ходить как деньги.


48

Наряду с облигациями «Займа свободы», в качестве денег принимались билеты Государственного внутреннего 4,5% выигрышного займа, выпущенного Временным правительством в августе 1917 г. Некоторые из них имели специальную надпечатку советского правительства. Кроме них имели хождение 5% векселя (краткосрочные обязательства) Государственного казначейства, выпущенные в 1916–1917 гг. для покрытия дефицита государственного бюджета.[159] В качестве денег принимались также 4% долгосрочные билеты Государственного казначейства, выпущенные в 1908 г. Они ходили в соответствии с обозначенным на них номиналом в 25, 50, 100 и 500 руб. Эти суррогаты денег имели хождение на территории РСФСР вплоть до 1921 г., а число их видов достигало 47.

Правительственные финансовые органы смогли наладить эмиссию кредитных и банковских билетов царского образца.[160] В результате за период с 1 ноября 1917 г. по 1 мая 1918 г. только на подконтрольной РСФСР территории в обращение было выпущено около 19 млрд. руб.[161] В общей сложности число разновидностей купонов, находившихся в обращении, достигало сотни[162]. Пользоваться купонами было крайне неудобно они были небольших размеров, разных цветов, текст был набран мелким шрифтом, а номинал часто выражался дробными числами (с долями копеек). Но и эти суррогаты не могли спасти положение.

Стабилизация рубля, замедление роста цен летом 1918 г. позволяли надеяться, что осенью можно будет приступить к проведению денежной реформы. Но обострение гражданской войны сорвало планы оздоровления денежного обращения советской республики. Государственные кредитные билеты образца 1918 г. были теми новыми деньгами, на которые предполагалось менять старые. Однако выпуск их в обращение задержался до мая 1919 г. Они выпускались в 1919, 1920 и частично в 1921 гг. С конца 1919 г. к выпущенным номиналам прибавились новые – в 5.000 и 10.000 руб.

Сложная обстановка гражданской войны поставила советское правительство перед необходимостью проведения ряда чрезвычайных политических и экономических мер. Система этих мероприятий вошла в историю под названием «военного коммунизма». Сфера обращения денег в годы военного коммунизма крайне сузилась. «Безденежные отношения» стали, чуть ли не нормой во взаимоотношениях между государством и населением, в государственной промышленности. Государственное распределение, строго нормированное снабжение, запрещение частной торговли в условиях резкого сокращения промышленного и сельскохозяйственного производства были единственно возможными способами спасти завоевания революции.

В денежной политике советского государства в сильнейшей степени сказались представления об отмирании товарного производства уже в 1919–1920 гг. и возможности перехода к распределению. «Мы сделали ту ошибку – говорил В.И. Ленин в октябре 1921 г., – что решили произвести непосредственный переход к коммунистическому производству и распределению»[163].


49

Не смотря ни на что, деньги сохраняли свою роль. Рынок продолжал существовать в различных формах, и лишить его бумажных денег значило одно: государство потеряет дополнительный источник обеспечения своих расходов за счет эмиссии. Причины усиленного выпуска бумажных денег некоторые теоретики объясняли экономическим влиянием крестьянства. Крестьянству, мол, выгоднее высокие цены, чем общегосударственные налоги. Часть сторонников отмирания денег рассматривала усиленный выпуск бумажных денег как средство к их окончательному уничтожению через неограниченную эмиссию и обесценение рубля. Это расценивалось как явление, способствующее победе социализма, ибо оно экономически разоружало бы классовых врагов пролетариата.

В течение 1918–1920 гг. во всех учреждениях и предприятиях постепенно вырабатывался взгляд на Народный комиссариат финансов как на учреждение, в значительной степени отжившее и подлежащее ликвидации.[164] Точно также казался ненужным и Народный банк. С введением «безденежных отношений» кредитно-банковская система выглядела лишней. В связи с этим 19 января 1920 г. Народный банк был упразднен.

Сторонники теории и практики отмирания денег упорно не желали видеть очевидных фактов. В годы «военного коммунизма» сфера индивидуального обмена не только не сократилась, а, напротив, увеличилась. Появились новые продавцы и покупатели: кустари-одиночки, представители бывших эксплуататорских классов, рабочие и служащие, несшие на рынок свой паек. Крестьянское хозяйство оставалось полностью мелкотоварным. Орудием торговли по-прежнему были деньги. Деньги практически были вытеснены лишь из сферы государственной промышленности. Даже в условиях «военного коммунизма» государство не могло отказаться от денег: для него необходима была эмиссия как источник дохода, как источник покрытия бюджетных дефицитов. Ведь все прочие доходные статьи бюджета в эти годы постепенно сокращались и сводились до минимума. Правительство было вынуждено отменить всякие формальные ограничения эмиссии. С мая 1919 г. выпуск бумажных денег было разрешено производить «в пределах действительной потребности народного хозяйства в денежных знаках»[165].

Ответом на неограниченную эмиссию был гигантский рост цен на «вольном рынке», что объяснялось, прежде всего, тем, что промышленность и сельское хозяйство производили очень мало товаров широкого потребления, и спрос на них не удовлетворялся. Партия большевиков рассматривала ликвидацию денег в перспективе как следствие свертывания товарных отношений, как следствие замены торговли планомерно организованным распределением[166].


50

Расчетные знаки РСФСР выпускались достоинством в 100, 250, 500, 1000, 5.000, 10.000 руб. Позднее были выпущены расчетные знаки более мелких купюр: 3, 5 и 50 руб. На этих знаках нет указания на год выпуска. Рост цен требовал увеличения купюр. Купюра в 10.000 руб. – достаточно выразительный свидетель обесценения денежной массы.

Расчетные знаки, эмиссия которых осуществлялась «в пределах действительной потребности народного хозяйства в денежных знаках»[167], то есть практически без ограничений, печатались вначале только в Петрограде, в старой экспедиции заготовления государственных бумаг. Затем денежные фабрики были созданы в Москве, Пензе, Перми, Казани. Работало еще несколько вспомогательных предприятий.[168] До 1 января 1921 г. советским правительством было выпущено купюр на 2338,3 млрд. руб. Расчетные знаки РСФСР должны были вытеснить из обращения все ранее употреблявшиеся виды денежных знаков.

В денежное обращение совзнаки вошли не сразу. Им пришлось вступить в единоборство и со старыми, и с новыми деньгами, появившимися в результате местного «деньготворчества», получившего в годы гражданской войны и иностранной интервенции безудержное распространение. Появление различного рода местных денег лишний раз показывало утопичность теорий отмирания денег в тот исторический момент. Если в конце 1917 – первой половине 1918 г. советское правительство пыталось бороться со стихийным «деньготворчеством», то с обострением гражданской войны внимание к этому вопросу было ослаблено. Более насущные задачи встали перед молодой республикой. К тому же широко распространившееся в хозяйственных органах представление о скорой «кончине» денег, казалось, снимало этот вопрос с повестки дня. И, тем не менее, именно в те годы все районы страны, как центральные, так и отдаленные, испытывали хронический «денежный голод».

Народный Комиссариат Финансов старался всеми мерами ликвидировать денежный голод: эмиссии непрерывно увеличивались, росли номиналы купюр. Увеличение в обращении количества купюр крупных номиналов также вызывало недовольство. На «вольном рынке» можно было обходиться крупными купюрами, так как цены на товары были очень велики, в сфере действия «твердых цен» на ссыпных пунктах, в государственных учреждениях без мелких купюр обойтись было сложно.

Случалось так, что одну крупную купюру давали на нескольких человек. Немедленно появились спекулянты: за размен сторублевой бумажки они брали 10–15 руб. Но лишь только Народный Комиссариат Финансов начинал увеличивать в обращении количество мелких купюр, бумажный поток принимал угрожающие размеры, и опять приходилось думать об увеличении номиналов бумажных денег. На «вольном рынке» единицей измерения денег сплошь и рядом становился мешок. Ходовая сумма была 1 млн. руб. в купюрах по 1000 и 5000 руб. Внешне эта сумма выглядела весьма внушительно – 200 или 1000 денежных знаков составляли весьма увесистые пачки.


51

Причиной этих осложнений была усилившаяся инфляция. Колоссальные цены «съедали» все выпуски денег. Сокращение денежных доходов в государственном бюджете, резкое снижение объема производства в промышленности и сельском хозяйстве, расстройство транспорта усугубляли «денежный голод». Эмиссия бумажных денег, предназначенная для покрытия государственных расходов, приносила все меньшую и меньшую реальную выгоду.

Недостаток денег ощущался и в провинции, тем более что из-за расстройства транспорта, отправленные деньги не всегда достигали мест назначения. Поэтому местные органы власти были вынуждены эмитировать собственные деньги. В центральной России местные выпуски поставляли в обращение главным образом мелкие купюры. В большом количестве появились бесхитростные кооперативные боны, расчетные знаки, выпущенные от имени местных властей или отдельных учреждений, на простой бумаге, примитивно оформленные.

На неподконтрольной РСФСР территории печатание собственных денег стало обычным делом. Одними из первых появились «разменные билеты города Одессы», они увидели свет в конце 1917 г. Свои деньги выпускали отделения Государственного банка в Архангельске и Закавказье, Казанский центральный рабочий кооператив и даже торговая фирма «Кунст и Альберс» во Владивостоке и «магазин Петра Николаевича Симада» в Николаевске-на-Амуре.[169] Не говоря уже о том, что любое образовавшееся на территории России «правительство» начинало свою деятельность с выпуска собственных денег. Одновременно на территории страны имела хождение и иностранная валюта: доллары, фунты, иены, марки.

В отношении местных эмиссий центр часто находился в затруднительном положении. С одной стороны, принцип единства общегосударственной денежной системы требовал недопущения сепаратных эмиссий; с другой стороны, финансовые затруднения центра и разобщенность его с окраинами вынуждали к временным отступлениям от этого принципа. Однако при первой же возможности, как только это допускала фискальная и техническая стороны дела, центр стремился провести унификацию денежной системы в общегосударственном масштабе. В отношении несоветских денежных эмиссий политика колебалась в зависимости от местных условий, но, в конечном счете, все они без исключения теми или иными путями слились с общесоюзной денежной системой.

Подводя итог, можно сделать вывод о том, что денежное обращение в 1917–1920 гг. на территории России характеризовалось калейдоскопичностью процессов образования и уничтожения локальных денежных систем, функционированием на одной и той же территории множества денежных единиц с различными курсовыми колебаниями. Для наглядного представления сложности общей картины денежного обращения предложена графическая схема денежных эмиссий на территории России в 1917–1920 гг.

52 


Схема денежных эмиссий на территории бывшей Российской империи[170]

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Общий объем эмиссий этого периода (Оэ) включает:

А – эмиссии на советской территории;

В – эмиссии на несоветской территории бывшей Российской империи.

Составными частями объема эмиссии А являются централизованная эмиссия правительства РСФСР – А1, эмиссии других советских республик, не входящих в РСФСР – А2 и прочие эмиссии денежных знаков – А3.

Специфика централизованной советской эмиссии (А1) в рассматриваемый период заключалась в том, что она осуществлялась в трех формах. Первая форма (а1) – это денежные знаки прежних образцов – царского и Временного правительств. Вторую форму централизованной эмиссии (а2) составляли советские денежные знаки, впервые выпущенные в 1919 г. Третья форма (а3) – советские денежные знаки, эмитируемые правительствами советских республик или местными краевыми, областными и городскими властями с санкции Правительства РСФСР. Примером может служить выпуск денежных знаков Северо-Кавказской социалистической республики в 1918 г.

Эмиссия А2 (а4) включает денежные знаки, выпускаемыми суверенными советскими государствами, каждое из которых обладало самостоятельной денежной системой (Азербайджан, Армения, Грузия).


53

Третья группа денежных эмиссий на советской территории – А3 – это деньги, выпускавшиеся самостоятельно и самовольно местными органами Советской власти (а5), различными кооперативными и другими общественными организациями (а6), а также частными предприятиями (а7). Боны, чеки и другие денежные знаки, эмитируемые в рамках данной территории (города, области), имели законную платежную силу до обмена их на денежные знаки либо правительства данной республики (А2), либо на денежные знаки Правительства РСФСР (А1).

Что касается эмиссий (а6) и (а7), то хотя эти денежные знаки и не имели законной платежной силы, но фактически в связи с денежным голодом и доверием к эмитенту обращались в качестве покупательных и платежных средств на данной территории.

Общий объем денежной массы в обращении в номинальном выражении на советской территории за указанный период представляет собой сумму всех перечисленных видов эмиссий советских денежных знаков.

Следует отметить, что некоторые виды эмиссий имели двойственный характер. Так эмиссию а3 нельзя считать полностью централизованной, потому что выпуск денежных знаков в этом случае производился местными властями и в соответствующей республиканской форме. В этом заключается общность эмиссии в форме а3 с группой А2. Такая форма эмиссии не может рассматриваться как чисто локальная (республиканская), так как в отличие от всех эмиссий группы А2 она регулировалась Правительством РСФСР и большей частью учитывалась в общем объеме централизованной эмиссии Советского правительства. Поэтому эмиссия а3 фигурирует в схеме между группами А1 и А2.

В общий объем эмиссий группы В входят: во-первых, эмиссии денежных знаков буржуазных государств, сформировавшихся на территории бывшей Российской империи (в Польше, Прибалтийских республиках), ставших суверенными после Октябрьской революции, образовавших новые самостоятельные денежные системы (В1); во-вторых, несоветские эмиссии денежных знаков, порожденные гражданской войной и иностранной военной интервенцией (В2). Сюда относятся эмиссии, которые осуществляли различные антисоветские органы власти; например, белогвардейские правительства Деникина, Колчака, Врангеля и пр. (в2) и военные интервенционные власти (в3). Эмиссия в3 в свою очередь состояла из эмиссий оккупационных денежных знаков в валюте стран-интервентов – марках, фунтах стерлингов, иенах и т.п. (в3/) и в денежных наименованиях народов нашей страны, например, в рублях или карбованцах (в3//).

На несоветских территориях широко осуществлялась эмиссия различных денежных суррогатов (В3), выпускавшихся либо местными (городскими, областными) властями (в4), либо кооперативными и другими общественными организациями (в5) или частными предприятиями (в6). К группе В3 относится все сказанное выше о группе А3.

Таким образом, общий объем денежного обращения в номинальном выражении на территории бывшей Российской империи равен сумме всех видов эмиссий – групп А и В.


54

Изложенный материал свидетельствует, что причинами распада денежной системы России выступал целый комплекс социально-экономических и политических факторов. Мировая война, в которой Российская империя участвовала в течение трех лет, обострила противоречия во всех сферах государственной и общественной жизни. Попытки снять эти противоречия привели к гражданской войне.

Вызванная революцией и гражданской войной социально-экономическая нестабильность в стране выступила катализатором выпуска местных денежных эмиссий. Наиболее типичными причинами, стимулировавшими появление, развитие и исчезновение местных эмиссий, можно считать факторы технического, фискального и политического характера.

Ранее всего начинает действовать группа причин технического характера. Ухудшение и разрыв сообщений с эмиссионным центром затрудняло снабжение мест мелкими купюрами денежных знаков. На почве разменного кризиса возникают местные денежные эмиссии банковского, муниципального и кооперативного типа.

Особенно остро недостаток денег ощущался на окраинах бывшей Российской империи. Разруха на транспорте, ухудшение сообщения внутри страны затрудняли своевременную присылку денег на места. Реакцией на «денежный голод», на нарушение регулярного снабжения деньгами на местах, стало стихийное «деньготворчество» микроэмиссии, контролировать и регулировать которые из центра было практически невозможно.

Общий объем эмиссий этого периода включает: эмиссии на советской территории и эмиссии на несоветской территории бывшей Российской империи. Составными частями объема эмиссии на советской территории являются централизованная эмиссия правительства РСФСР, эмиссии других советских республик, не входивших в РСФСР, и прочие эмиссии денежных знаков.

Специфика централизованной советской эмиссии в рассматриваемый период заключалась в том, что она осуществлялась в трех формах. Первая форма – это денежные знаки прежних образцов: царского и Временного правительств. Вторую форму централизованной эмиссии составляли советские денежные знаки, впервые выпущенные в 1919 г. Третья форма – советские денежные знаки, эмитируемые правительствами советских республик или местными краевыми, областными и городскими властями с санкции правительства РСФСР.

Эмиссия советских республик, не входивших в состав РСФСР включала денежные знаки, выпускавшиеся суверенными советскими государствами, каждое из которых обладало самостоятельной денежной системой (Азербайджан, Армения, Грузия).

Третья группа денежных эмиссий на советской территории – это деньги, выпускавшиеся самостоятельно и самовольно местными органами советской власти, различными кооперативными и другими общественными организациями, а также частными предприятиями. Боны, чеки и другие денежные знаки, эмитируемые в рамках данной территории (города, области), имели законную платежную силу до обмена их на денежные знаки либо правительства данной республики, либо на денежные знаки правительства РСФСР.

Что касается эмиссий кооперативов, предприятий и частных лиц, то хотя эти денежные знаки и не имели законной платежной силы, но в связи с денежным голодом и доверием к эмитенту фактически обращались в качестве покупательных и платежных средств на данной территории.

Общий объем денежной массы в обращении на советской территории за указанный период в номинальном выражении представляет собой сумму всех перечисленных видов эмиссий советских денежных знаков.

55

В общий объем эмиссий группы несоветских органов власти входят несоветские эмиссии денежных знаков, порожденные гражданской войной и иностранной военной интервенцией. Сюда относятся эмиссии, которые осуществляли различные антисоветские органы власти, например, белогвардейские правительства А.И. Деникина, А.В. Колчака, П.Н. Врангеля, военные интервенционные власти.

На несоветских территориях широко осуществлялась эмиссия различных денежных суррогатов, выпускавшихся либо местными (городскими, областными) властями, либо кооперативными и другими общественными организациями или частными предприятиями.

Таким образом, общий объем денежного обращения в номинальном выражении на территории бывшей Российской империи равен сумме всех видов эмиссий – на советской и несоветской территориях.

56

 Сноски

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России