на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Мир денег 2000 январь-февраль

Рубль в условиях тотального планирования

П.Ф. Рябченко 

Денежная система к концу Великой Отечественной войны
В годы Великой Отечественной войны денежная эмиссия значительно усилилась, а потребительские товары, в том числе продовольственные, исчезли из свободной продажи и распределялись по карточкам в недостаточном для поддержания жизни количестве. В этих условиях появились неисчерпаемые возможности для легального и нелегального перераспределения доходов. С 1940 по 1944 гг. цены на колхозных рынках возросли в 10 с лишним раз, а объем реализации за 1944 г. составил по отношению к 1940 г. 55,1%. Это означает, что доходы лиц, торговавших на рынке, вполне легально увеличились примерно в 6 раз.
Однако в неизмеримо большей степени выросли нелегальные доходы тех, кто во время войны соприкасался с материально-техническим снабжением армии, предприятий и населения. В целях борьбы с этим явлением было издано специальное постановление Государственного комитета обороны. 1 февраля 1943 г. ВЦСПС принял свое постановление "Об усилении борьбы профсоюзных организаций с расхищением и разбазариванием продовольственных и промышленных товаров". В нем, в частности, говорилось: "За время войны в торговых снабженческо-сбытовых организациях значительно возросли расхищение и разбазаривание продовольственных и промышленных товаров, злоупотребления с продовольственными и промтоварными карточками, обмеривание, обвешивание и обсчет покупателей...
В результате этого значительная часть товаров, выделяемых государством для снабжения рабочих и служащий, не доходит до потребителя и попадает в руки воров и спекулянтов". В стране начала складываться организованная хозяйственная преступность.
Ясно, что появление лиц с крупными денежными сбережениями нарушало равновесие между денежной и товарной массой и грозило развалом всей хозяйственной системы, сложившейся со второй половины 30-х гг. Именно этим объясняется ожесточенная борьба государства не только с хищениями государственной собственности, но и со всякими проявлениями предпринимательства и хозяйственной инициативы.
Не ограничиваясь мерами по "общественному" и административному контролю, государство стремилось изъять денежные излишки любыми способами. Как принято считать, к концу войны наличная денежная масса в обращении на территории СССР по сравнению с 1940 г. увеличилась примерно в 4 раза.
Денежная реформа 1947 года
14 декабря 1947 г. Совет министров СССР и ЦК ВКП(б) издали совместное постановление "О проведении денежной реформы и отмене карточек на продовольственные и промышленные товары". В соответствии с этим постановлением с 16 декабря выпускались в обращение новые денежные знаки в рублях образца 1947 г.
Вся денежная наличность у населения, предприятий и учреждений, а также колхозов, кроме разменной монеты, обменивалась в отношении 10 руб. старого образца на 1 руб. нового образца. Это, однако, не было связано с изменением курса рубля: пересчет размеров заработной платы, а также доходов крестьян от государственных заготовок не производился, цены на одни товары снижались, а на другие оставались прежними.
Вклады в сберкассах размером до 3 тыс. руб. пересчитывались в отношении 1:1, от 3 до 10 тыс. руб. - 3:2, а свыше 10 тыс. руб. - 2:1. Производилась конверсия всех принудительных займов (кроме займа 1947 г.). Они объединялись в единый заем и обменивались в соотношении 3 руб. в облигациях прежних займов на 1 руб. нового единого займа. Резко уменьшался выплачиваемый по займам процент. Это был откровенный грабеж трудящихся.
Государство мотивировало реформу тем, что спекулятивные элементы воспользовались наличием большого разрыва между государственными и рыночными ценами, равно как и наличием фальшивых денег, для аккумулирования за счет населения в своих руках огромных сумм денег, а также невозможностью перехода к открытой торговле, так как излишние деньги в обращении взвинчивали рыночные цены, создавали ажиотажный спрос на товары и возможность спекуляции.
Борьба со спекулянтами плохо согласовывалась с той практикой реформы, в соответствии с которой в 10 раз уменьшалась вся денежная наличность, а не чрезмерные ее накопления. Главный удар пришелся не по спекулянтам, а по тем рабочим, крестьянам и служащим, которые не имели вкладов в сберкассах (их было около 50%) и жили от зарплаты до зарплаты.
Что же касается спекулянтов и расхитителей государственной собственности, то многие из них своевременно получили подробную информацию о реформе и успели перевести свои вклады на множество мелких счетов. В столичных городах были случаи, когда один человек имел несколько сотен сберегательных книжек. Таким образом, если говорить о "пострадавших" расхитителях государственной собственности, то среди них преобладали жулики-одиночки. Организованная же преступность только еще больше сплотилась после реформы 1947 г.
Конечно, большинству обладателей крупных денежных сбережений приходилось вести двойную жизнь. В конце 40-х - первой половине 50-х гг. они еще не успели подкупить и подчинить себе правоохранительные органы. На работе и там, где их хорошо знали, они старались выглядеть возможно скромнее, чтобы не попасть на заметку завистливому соседу или сослуживцу. Зато во время отпуска они "оттягивались" по полной программе.
Знаток закулисной жизни Москвы Анатолий Рубинов рассказывает ("Интимная жизнь Москвы", М., 1991), как отдыхали в знаменитом сочинском санатории "Заря" работники московского овощного магазина "Консервы". Санаторий был переполнен простыми путевочниками, которые из-за нехватки мест ночевали во всех служебных помещениях, даже в кабинетах врачей. Однако каждый из работников магазина получил в свое распоряжение двуспальный номер. Главный бухгалтер магазина взяла на двадцатичетырехдневный отпуск сорок восемь смен одежды. Она никогда не показывалась в одном наряде дважды. Заместитель директора того же магазина абонировал на весь отпуск такси. Каждый день он ездил на нем в Мацесту, а ради одной чашки турецкого кофе - в Новый Афон. Ему не пришлись по вкусу сочинские фрукты, он позвонил в Москву, и на следующий день самолет доставил ему мандарины, бананы и неведомую никому папайю.
Не менее "знаменито" отдыхали и сотрудники "Киевавтоматторга", торговавшие газированной водой, это было немного позднее.
Разумеется, не могло быть и речи о том, чтобы подобные богачи
50-х гг. использовали рубль для какой-либо производительной работы. Относительно небольшая часть рублевых средств перетекала из карманов расхитителей в карманы официантов, парикмахеров, работников санаториев или расходовалась на модные заграничные безделушки. Однако большая часть рублевых сбережений лежала без движения и переходила к детям, которые созрели для активной деятельности во второй половине 60-х гг. Нужно ли после этого удивляться тому, что денежное обращение во второй половине 30-х - начале 60-х гг. имело слабую корреляцию с другими экономическими показателями?
Что действительно удалось сделать государству с помощью денежной реформы 1947 г., так это существенно сжать денежную массу, находившуюся у трудящихся, государственных и кооперативных предприятий. За счет этого был в основном ликвидирован дефицит основных товаров народного потребления. В результате государство смогло в течение многих лет непрерывно производить снижение розничных цен в государственной торговле.
Учитывая повышение покупательной способности рубля, советское правительство 1 марта 1950 г. произвело повышение курса рубля в отношении иностранных валют, перевело его на золотую основу и определило золотое содержание рубля в 0,222168 г чистого золота.
Защита денежных знаков образца 1947 г. от подделок
Государственные казначейские билеты СССР образца 1938 г. и билеты Госбанка образца 1937 г. имели в большинстве случаев одно- и двухцветную печать и поэтому легко подделывались. При проведении денежной реформы 1947 г. это постарались учесть. Рисунок новых дензнаков стал сложным, вычурным, в стиле ампир с применением более сложных типов печати.
Казначейские билеты достоинством в 1 рубль печатались с лицевой стороны типографским способом в две краски, 3 и 5 рублей - металлографическим способом по типографской подложечной двухцветной сетке, с оборотной стороны орловским способом в пять красок с одного прогона. Использовалась бумага с общим водяным знаком, проставлялось два шестизначных номера.
Такая же бумага использовалась и для билетов Госбанка достоинством 10 и 25 рублей. Билеты достоинством 50 и 100 рублей имели локальный водяной
знак - портрет В.И. Ленина. Билеты всех номиналов печатались с лицевой стороны металлографическим способом по двухцветной типографской сетке (билет 100 руб. имел орловскую сетку на лицевой стороне), а с оборотной стороны - типографскую печать по орловской пятицветной подложечной сетке. Тем не менее, наиболее часто встречаются подделки билетов Госбанка номиналом 50 рублей. Локальный водяной знак наносился размытыми красками. Их было такое количество, что криминалистические лаборатории даже не смогли потом все уничтожить, и сейчас в частных коллекциях встречаются такие знаки с отметками названных лабораторий.
Внешнеторговый оборот и скрытая инфляция
По сравнению с 1938 г. внешнеторговый оборот СССР в 1955 г. вырос в 12,3 раза. Однако при этом свыше 75% оборота приходилось на зависимые от СССР социалистические страны. Таким образом, оборот с несоциалистическими странами возрос в 3 раза. С развитыми же капиталистическими странами оборот увеличился всего в 2 раза. Надо учесть, что на 1938 г. приходится пик экономической изоляции СССР. В отношении к другому любому довоенному году эти цифры будут значительно меньше.
При этом рубль участвовал в международных расчетах только с социалистическими странами. Это, конечно, значительно расширяло сферу действия рубля. Однако основой для расчетов с развитыми капиталистическими странами продолжали служить золото и валютные резервы.
Повышение курса рубля вело лишь к относительному сокращению покупательной способности населения. Прочного экономического фундамента у него не было, о чем убедительно свидетельствует, в частности, то, что заготовительные и закупочные цены после реформы 1947 г. не падали, а росли, причем весьма значительно.
Если бы речь шла о рыночной экономике, то приведенные ниже данные могли бы рассматриваться как признаки галопирующей инфляции. За 1947-1958 гг. закупочные цены на пшеницу увеличились в 6 раз, на рожь - в 11 раз, на хлопок - в 2 раза, на лен - в 8 раз, на картофель - в 9 раз, на крупный рогатый скот - в 27 раз, на овец и коз - в 19 раз, на свиней - в 5 раз и на молоко - в 5 раз. Однако советская двухмасштабная система цен создавала определенный резерв, позволяющий увеличивать закупочные цены при снижении розничных. Так, в 1954 г. розничные цены на говядину превышали заготовительные цены на крупный рогатый скот в 5 раз, на молоко - в 3 раза, на свеклу - в 4 раза.
Этот резерв не был, конечно, беспредельным. Если отношение розничных цен к оптовым было меньше трех, то двухмасштабная система цен уже не приносила государству необходимых денежных средств для перераспределения прибыли между отраслями народного хозяйства. Такая ситуация сложилась во второй половине 50-х гг. Стало ясно, что народное хозяйство необходимо реформировать, и этот процесс начался сразу же после смерти И.В. Сталина. Это и станет темой нашего следующего рассказа.

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России