на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Мир денег 2000 июль-август

Рубль в условиях тотального планирования

П.Ф. Рябченко 

Беда нашей послевоенной экономики заключалась в том, что сменявшие друг друга соперничавшие политические группировки стремились первым делом перечеркнуть то, что было сделано их предшественниками. Так, развернувшаяся при Брежневе и Косыгине агропромышленная интеграция, на которую было израсходовано около 170 млрд. руб. и которая дала неплохой эффект в области производства овощей, а также эфиромасличных культур, при Андропове и Черненко была жестоко разгромлена, а ее сторонники выведены из состава ЦК КПСС и едва не попали на скамью подсудимых. Такая же судьба постигла создаваемые на предприятиях автоматизированные системы управления.

Борьба в верхнем эшелоне власти после смерти И.В. Сталина

Некоторые экономисты период реформ социалистической хозяйственной системы относят к 1965 году, когда после мартовского и сентябрьского (1965 г.) пленумов ЦК КПСС были приняты важные решения по преодолению недостатков управления народным хозяйством, переходу к экономическим методам руководства, повышению материальной заинтересованности трудящихся в результатах своего труда. На самом деле эти решения были итогом начавшейся еще после смерти Сталина борьбы в верхнем эшелоне власти, и открыл эру реформ Г.М. Маленков.

Политика Маленкова была полным контрастом политике Сталина. Он пытался увеличить доходы населения, переориентировать экономику на производство товаров народного потребления, снять военную конфронтацию с западными державами, а в момент народного восстания в Берлине предложил (вместе с Л.П. Берией) Президиуму ЦК отказаться от строительства социализма в ГДР (этого ему никак не мог простить Н.С. Хрущев). Финансовая политика Маленкова подчинялась задачам его внутренней политики и именно поэтому была противоречивой. С одной стороны, он сократил размеры принудительных займов с 37,5 млрд. руб. до 15,3 млрд. руб. и урезал государственные расходы. С другой стороны, он планировал увеличить инвестиции в легкую промышленность с 3,14 млрд. руб. до 5,85 млрд. руб. Было, однако, не ясно, как при существенном сокращении займов и государственных расходов найти средства для финансирования легкой промышленности.

Хрущев перенес центр реформаторских усилий государства с легкой промышленности на сельское хозяйство. Его привлекали только грандиозные идеи, требовавшие громадных затрат. Освоение целинных и залежных земель потребовало от государства 44 млрд. руб. Академик С.Я. Жук, до того осуществивший строительство Беломорско-Балтийского канала, Канала имени Москвы, Волго-Донского, Волго-Балтского и других широкомасштабных комплексов, заразил Хрущева своим проектом переброски стока рек Печоры и Вычегды в Каспийское море. Смета этого проекта составляла 7 млрд. руб. В ряде случаев деньги отпускались на такие проекты, целесообразность которых даже не обосновывалась, а альтернативные варианты не сравнивались. Так, сам Хрущев простодушно признавался: "Взять, к примеру, Братскую гидроэлектростанцию. Мы ее скоро построим, но потребителя электроэнергии, которую будет вырабатывать эта станция, мы на месте пока не имеем". А это строительство стоило более 15 млрд. руб.

Л.И. Брежнев и А.Н. Косыгин сосредоточили внимание на техническом перевооружении народного хозяйства, автоматизации производства и управления производственными процессами. Предпринятые в этом направлении конкретные шаги увеличили капвложения на 47% и довели их до уровня 310 млрд. руб.

Таким образом, хотя необходимость реформ была осознана руководством КПСС, каждый новый руководитель партии стремился присвоить себе лавры реформатора, а для этого был вынужден придумавать то, что не приходило в голову его предшественникам. Начатые до него капитальные работы признавались нецелесообразными, а отпущенные на них денежные средства списывались. Это самым пагубным образом отражалось как на народном хозяйстве в целом, так и на денежном обращении в частности.

Формирование мощной торговой и сельскохозяйственной мафии

Впрочем, провал реформ нельзя объяснить только тщеславием сменявших друг друга генеральных секретарей. Реформы терпели неудачу еще и потому, что затрагивали интересы определенных слоев общества.

Так, например, разгром агропромышленной интеграции был произведен не без содействия сформировавшейся к тому времени мощной торговой и сельскохозяйственной мафии. Получившая в свои руки в концу 60-х гг. сеть городских плодоовощных баз торговая мафия развернула активную деятельность по перепродаже части колхозной и совхозной продукции через колхозные рынки. В связи с этим в начале 70-х гг. на колхозных рынках началась "революция цен". Продукция колхозников скупалась оптом и перепродавалась по произвольно установленным ценам. На плодоовощных базах в это время шла усиленная сортировка овощей и фруктов. Нестандартные овощи и фрукты поступали в сеть государственных магазинов, а первосортные - на рынки.

Ясно, что внешние результаты такой деятельности отразились в государственной статистике: по ее данным, плодоовощные колхозы практически ничего не производили, тогда как рыночные прилавки буквально ломились от свежей зелени и фруктов, поступавших от частных лиц. Немудрено, что статистики сделали на этом основании вывод о фантастически высокой производительности приусадебных участков и крайне низкой урожайности и неимоверных потерях при уборке колхозной и совхозной продукции.

Агропромышленная интеграция и мафия

В этот отлаженный торговой и сельскохозяйственной мафией механизм вторглась агропромышленная интеграция. Совхозы Крыма, Молдовы, Юга России и Закавказья получили в свое распоряжение заводы по переработке сырья, транспортные средства и сеть городских магазинов. За короткий срок свежая зелень и консервированные овощи и фрукты переполнили специализированные магазины и поставили под угрозу доходы мафии от "колхозной" торговли.

Мафии пришлось обороняться. Первым делом у совхозов-заводов были отобраны транспортные средства и специализированные магазины. Плодоовощные базы отказались принимать их продукцию. Все складские совхозные помещения оказались переполненными. Урожай гнил на полях.

Для того чтобы создать систему перераспределения с.-х. продукции и заставить забуксовать агропромышленную интеграцию, мафия нуждалась в колоссальных денежных накоплениях. Деньги шли на то, чтобы скрыть факт задержки (для дальнейшей ее транспортировки на колхозные рынки) на базах ушедшей по документам в магазины продукции, содержать сеть подставных торговцев и перекупщиков, на подкуп ОБХСС, милиции и городских властей.

Так постепенно из сравнительно скромных денежных накоплений, созданных на основании "усушки и утруски", возникали огромные капиталы, позволявшие манипулировать значительной долей товарной массы страны, держать под контролем чиновников, органы охраны порядка, суд. Конечно, существовало много других причин появления разъедавшей социализм коррупции, теневой экономики, мафиозных кланов. В их числе и неповоротливость, неэффективность социалистического производства и торговли, и низкий уровень жизни рядовых чиновников, работников милиции и суда, и многое другое. Но нельзя забывать главную причину - существование денег при отсутствии экономической свободы. Без денег были бы невозможны ни сверхтрудовые накопления, ни взяточничество, ни сама мафия.

Вспомним беспрецедентное по своему размаху "узбекское дело": нити расследования вели к высшим чинам Генпрокуратуры, мелькали фамилии Георгадзе, Лихачев, Соломенцев, Рашидов, был расстрелян как опасный свидетель Соколов - директор московского магазина "Елисеевский", водивший темные делишки с дочерью генсека Галиной Брежневой.

Изымались десятки миллиардов рублей, многие сотни килограммов золота и драгоценностей, баснословное количество облигаций "золотого займа" (помните, 2,5%, под которые полстраны сдавало свою зарплату? Сегодня меньше, чем под 30% годовых Нацбанк денег вам не даст. Какое же количество дополнительных доходов дает население Украины стране, годами беспроцентно ссужая ей свою неполученную зарплату?), десятки и сотни миллионов долларов, фунтов стерлингов, немецких марок, бесчисленное количество шедевров мировой культуры, произведений искусства и живописи.

Деньги разъедают социализм

Так что же, скажете вы, если деньги разъедают социализм, то не лучше ли социализму обойтись без денег? К сожалению или к счастью (оценка зависит от наших идейно-теоретических позиций), никакая современная экономика без денег обойтись не может. Гораздо легче уничтожить социализм, чем деньги.

Иное дело, что возможны два пути разрешить это противоречие. Первый путь связан с мгновенной легализацией всей теневой экономики, приватизацией государственных предприятий, снятием всех запретов на экономическую деятельность. Второй путь - постепенное реформирование торговли, производства, денежной системы, шаг за шагом стирающее грани между капитализмом и социализмом. Во второй половине 50-х - начале 80-х гг. страна двигалась именно по этому пути.

Кардинальная реформа денежного обращения была задумана едва ли не сразу после окончания Отечественной войны. Молодые экономисты В.П. Дьяченко и Я.А. Кронрод отстаивали идею усиления функции денег, повышения роли товарного производства и приведения в действие закона стоимости в условиях социализма еще в конце 40-х - начале 50-х гг.

ЦК КПСС согласился на реформу денег и ценообразования в декабре 1956 г., когда на Пленуме ЦК существовавшая система планирования была подвергнута критике. В 1957 г. Дьяченко разработал "проспект" исследования проблемы "Закон стоимости и ценообразования в СССР". Предполагавшаяся им реформа денежного обращения и ценообразования имела в своей основе учет соотношения спроса и предложения при определении цен, их оперативное изменение торгующими организациями, а также приведение денежной массы в соответствие с товарной.

Что такое стоимость в условиях социализма?

В январе 1959 г. Президиум Академии наук СССР создал комиссию по исчислению стоимости в народном хозяйстве. Выявилось шесть различных точек зрения. С.Г. Струмилин и Я.А. Кронрод понимали под стоимостью общественно необходимые затраты труда. В.А. Соболь считал, что в СССР существует лишь превращенная форма стоимости в виде цен производства. В.С. Немчинов и В.В. Новожилов пытались примирить эти две крайние точки зрения, полагая, что при социализме существуют и основная, и превращенная формы собственности. Л.В. Канторович выступал за представление стоимости в виде неких оценок, играющих роль своеобразных математических множителей. З.Ф. Чуханов развивал иное математическое представление о приведенной стоимости в форме экспоненциальной функции основной формы стоимости. Наконец, высказывалась та точка зрения, что при социализме функции стоимости выполняет себестоимость. Все эти теории оказались бесполезными.

Денежная реформа 1961 года

Из-за отсутствия вплоть до начала 60-х гг. серьезных научных проработок широко задуманная денежная реформа не была поддержана изменениями в финансовой системе и порядке ценообразования и потерпела провал. В изданном 4 мая 1960 г. Постановлении № 470 Совета Министров СССР "Об изменении масштаба цен и замене ныне обращающихся денег новыми деньгами" предусматривалось, что реформа создаст условия для контроля над денежной массой и ограничения эмиссии. Сделать это не удалось. Поэтому денежная реформа свелась лишь к замене денежных знаков и установлению нового курса рубля.

Деноминация рубля в соотношении 10:1 была проведена 1 января 1961 г. Вводились денежные знаки образца 1961 г. достоинством 1, 3, 5, 10, 25, 50 и 100 руб., а также монеты достоинством 1, 2, 3, 5, 10, 20, 50 коп. и 1 руб. Все старые бумажные деньги в течение января-марта 1961 г. были обменяны на новые. Не обменивались только разменные монеты достоинством 3, 2 и 1 коп. Был произведен расчет вкладов, заработной платы, государственного долга и устанавливаемого государством паритета рубля в отношении к иностранным валютам.

Однако все недостатки социалистической экономики сохранились, а вместе с ними продолжалось и разъединение финансовой системы. Миллиарды новых рублей, переданных сельскому хозяйству, способствовали росту денежных доходов населения, но не привели к увеличению сельскохозяйственного производства и снижению производственных издержек. Был дан импульс развязыванию инфляции: новые цены на с.-х. продукты и топливо автоматически вели к нерентабельности легкой промышленности.

Падение покупательной способности рубля поставило под сомнение его платежеспособность в международных расчетах. Это привело к резкому сужению сферы действия рубля как средства обращения внутри страны и за рубежом. Возросло значение чеков "Внешпосылторга", талонов "Арктикугля", в отношении которых власти допускали беззаконие. Но меры, применяемые к тем, кто менял рубли на иностранную валюту (до 15 лет с конфискацией и даже расстрел), поражали воображение.

К концу 70-х - началу 80-х гг. "товарный" социализм окончательно зашел в тупик. Ни в торговле, ни в промышленности, ни на транспорте не была возможна никакая деятельность без тех или иных нарушений этических норм, инструкций, а то и статей Уголовного кодекса. Скажем, рядовой работник магазина не мог получить ходовой товар без взятки товароведу базы или начальнику цеха. Получив товар, он не мог доставить его в магазин и разгрузить без взятки грузчикам. Разгрузив, он не мог реализовать его без обвешивания или продажи по завышенным ценам, ибо часть этого товара уже ушла на сторону или была израсходована на взятки.

Система изжила себя. Надо было думать либо о возврате к военно-коммунистическим принципам, либо о ликвидации социализма. Предпринятая Ю.В. Андроповым прямая атака на мафию оказалась безрезультатной. В лучшем случае она могла иметь только временный успех.

Можно констатировать, что рубль победил социализм окончательно и бесповоротно. Однако, умирая, социализм готовился похоронить и своего победителя.
Но нас еще ждала перестройка. Но об этом в следующем номере.

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России