на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Мир денег 2003 декабрь №9(45)

Киевский Земельный Банк и его ценные бумаги в 1872 году

Петр Рябченко

Во время развернутой программы приватизации народнохозяйственных объектов в 1993–1995 годах были широко использованы выпуски облигаций, акций и сертификатов для населения. К сожалению, сейчас лишь единицы предприятий выплачивают дивиденды по своим ценным бумагам. Сотни различных фирм типа «Олби-Украина» или «Хопер-Инвест» тихо исчезли, изъяв у населения и выгодно вложив приватизационные сертификаты. В основной своей массе население Украины потеряло доверие к каким-либо ценным бумагам и не спешит вкладывать в них деньги.

Кроме того, до сих пор не решена и другая проблема — вопрос приватизации и распаевания земли. Если раздача пахотных земель крестьянам в аренду еще худо-бедно находит свое место, то приватизация, продажа и перепродажа земельных участков под застройку и для других нужд законодательно не решена. То есть, земля до сих пор не является капиталом. Рассмотрим на примере Киевского Земельного Банка, как эти вопросы решались в Украине и Киеве более 100 лет тому назад, в 1872 году.

Исходные условия примерно равны: тогда, после отмены крепостного права в 1861 году, прошло 11 лет, на протяжении которых начал стремительно развиваться капитализм. Ныне, после «отмены» социализма в 1991 году, приблизительно такой же отрезок времени продолжается развитие капитализма в Украине. Итак, возвратимся на 131 год назад…

 

Устройство и капитал банка

 

Устав Киевского Земельного Банка был утвержден 28.06.1872 г. с последующими изменениями на 1.01.1901 г.

Банк учреждался для выдачи ссуд под залог недвижимой собственности в Киевской, Черниговской, Подольской и Волынской губерниях. Это составляло около трети территории современной Украины. На украинских землях действовали и другие банки: Бессарабско-Таврический Земельный Банк по выдаче ссуд в Бессарабской, Подольской, Таврической, Херсонской, Курляндской, Эстляндской губерниях, Керчь-Еникальском и Одесском градоначальствах и в городах Екатеринославе, Бахмуте, Павлограде, Александровске и Никополе (Екатеринославской), Митаве и Либаве (Курляндской) и Ревеле (Эстляндской) губерний. Работал еще Полтавский Земельный Банк по выдаче ссуд в губерниях: Полтавской, Киевской, Волынской, Елисаветпольской и Эриванской и в областях — Самаркандской, Сыр-Дарьинской, Ферганской и Семипалатинской, а также в городах Бессарабской, Херсонской губерний и Туркестанского края. Кроме того, осуществлял деятельность Харьковский Земельный Банк по выдаче ссуд в Харьковской, Курской, Воронежской, Екатеринославской, Полтавской, Орловской и Ставропольской губерниях, а также в областях: Кубанской, Т[в]ерской, Войска Донского и городах Севастополе, Ялте и Симферополе. Уставы всех перечисленных банков были практически идентичны.

Учредителями банка были: землевладелец Киевской и Подольской губерний, шталмейстер двора Его Императорского Величества князь Михаил Викторович Кочубей; землевладелец Киевской и Полтавской губерний, гофмейстер двора Его Императорского Величества Петр Дмитриевич Селецкий; землевладельцы Киевской губернии князь Александр Сергеевич Кудашев и Яков Васильевич Тарновский; землевладелец Подольской губернии Николай Константинович Виноградский, а также лица, приглашенные вышеназванными учредителями.

Банк работал на общих условиях, никаких исключительных прав и преимуществ (льгот) не имел.

Складочный (уставный) капитал банка первоначально составлял полтора миллиона рублей и был сформирован путем выпуска шести тысяч акций 250 рублей каждая. Выпуск производился по постановлению общего собрания акционеров с разрешения министра финансов и мог быть в дальнейшем увеличен.

Акции первого выпуска на указанную сумму распределялись только между учредителями и приглашенными лицами. При дальнейшем выпуске акций первоначальное преимущество на право их приобретения имели существующие держатели акций. На акции последующих выпусков, оставшиеся не разобранными, производилась свободная подписка.

После первоначальной оплаты акций в сумме не ниже 30% от их стоимости в Киевскую контору Государственного Банка (с полутора миллионов это составляло 450 тыс. рублей), контора представляла министру финансов свое удостоверение, по которому банк мог быть открытым.

Сроки остальных взносов, в счет нарицательной цены акций, назначались правлением и объявлялись в «Правительственном Вестнике» и «Киевских Губернских Ведомостях». Полная стоимость акций должна была быть выплачена не позже чем через три года со дня утверждения устава.

При взносе первых 30% стоимости акций владельцу выдавались временные свидетельства, обмениваемые после полной оплаты на акции.

Свидетельства были именные и передавались другому лицу только с согласия правления банка. В случае просрочки в платеже за каждый просроченный день снималось 5% штрафа в пользу банка и 5% пени, если же в течение двух недель недоимка не возмещалась, свидетельство через маклера реализовывалось на бирже, а новому покупателю выдавалось другое свидетельство под тем же номером.

Акции были безымянные и выдавались на предъявителя. Они имели купонный лист с талоном на 10 лет, по истечении которых выдавался новый купонный лист. На акциях стояли подписи председателя и двух членов правления банка, а также банковская печать.

Передача акции другому лицу производилась без всяких формальностей. Если купоны в течение 10 лет не предъявлялись к оплате, то дивиденды по ним поступали в собственность общества. Акции раздроблению не подлежали.

 

Операции банка

 

Круг действий банка ограничивался выдачей ссуд:

а) под залог земель и городских недвижимых имуществ, принадлежащих заемщикам на правах полной собственности;

б) под залог городских участков со зданиями, находящимися у заемщиков во владении на правах потомственного бессрочного пользования и распоряжения за определенную и не подлежащую изменению плату или чинш.

Интересно, что в случае просрочки заемщиком оплаты за пользование землей под строениями банк сам вносил эту плату и взыскивал с заемщика израсходованную сумму при первом срочном платеже по ссуде.

Для предотвращения разногласий предполагалось, что ссуды под недвижимое имущество выдаются только для городских местностей. Исключение составляли земли местечка Белая Церковь Васильковского уезда и предместья Киева Демеевки, для которых ссуды выдавались на тех же условиях, что и при приеме под залог городской недвижимости. При этом в уставе примечаниями четко обозначались внешние границы Белой Церкви и Демеевки. Так, например, Демеевка определялась следующими границами: с севера — землями крестьян этого же предместья, Киево-Печерской Лавры и г. Киева; с севера и востока — землями Лавры; с юга — землями деревни Литовской Виты, землями предместья Демеевки и Лавры; с запада — землями предместья Демеевки и деревни Петропавловской Борщаговки.

Все строения, принимаемые под залог, обязательно должны были быть застрахованы от пожара.

Ссуды выдавались под залог имущества, свободного от долгов, или же с условием уплаты долгов из назначенной к выдаче ссуды либо при получении от кредитора заемщика согласия на выдачу ссуды с правом банка на преимущественное взыскание долга по ссуде.

Кстати, заложенное в банке имущество могло с разрешения банка закладываться и в других банках с сохранением Киевским Земельным Банком преимущественного права на оплату долгов по выданным им ссудам.

Заложенные банку имения могли переходить из рук в руки по наследству, дарению и продаже с согласия банка и с переводом долга и обязательств по отношению к банку на нового владельца. При этом необходимо было соблюсти ряд условий банка.

На раздробление имения, заложенного банку, также надо было получить разрешение банка.

 

Объемы и сроки ссуд

 

Сравним эти сроки с нынешними, когда краткосрочная ссуда — это три месяца, а долгосрочная — два года. Кстати, краткосрочную ссуду можно было получить в Киевском Земельном Банке даже в том случае, если имущество уже было заложено в этом банке под долгосрочную ссуду.

Краткосрочная ссуда выдавалась на сумму не более 10% от оценочной стоимости оценки имения, совокупность долгов по всем видам ссуд не должна была превышать 60% такой стоимости.

В случае снижения стоимости заложенного недвижимого имущества по вине собственника банк имел право потребовать вернуть соразмерную часть ссуды ранее окончания первоначального срока залога.

Ссуды выдавались круглыми сотнями под залог имений, приносящих постоянный доход, оценочная стоимость которых составляла не менее 500 руб.

Перед получением ссуды необходимо было предоставить в банк:

а) свидетельство на владение имением с перечнем всех условий, запрещений, взысканий, споров, исков и т. д.;

б) подробно составленную оценочную опись имения;

в) страховой полис, ежегодно возобновляемый.

В случае несвоевременного внесения установленных взносов заемщику предоставлялась льгота в виде 6-месячной отсрочки для оплаты просроченной суммы с пеней: первые два месяца — по 0,5% и оставшиеся 4 месяца — по 1% от суммы долга, считая часть каждого месяца за полный месяц.

Если происходили какие-либо стихийные бедствия или смерть владельца, заемщику (наследнику) предоставлялась льгота в виде рассрочки на три года не более 2-х полугодичных платежей с уплатой 6% от установленной пени. При невыполнении этих условий банк мог взыскать на заложенное имущество в установленном порядке. То, что платежи по займу производились всего два раза в год, сегодня с трудом укладывается в голове, ну а о величине ссудного процента поговорим отдельно.

 

Продажа имения с торгов в случае невыплаты недоимки

 

Если заемщик не мог уплатить недоимку в установленные сроки, то правление назначало заложенное имущество в продажу, о чем заказным письмом посылало заемщику уведомление. В уведомлении указывалась сумма, за невзнос которой имущество назначалось в продажу, а также приводились постановления устава, определяющее сроки дальнейших действий по взысканию (публикация о продаже и проведении торгов).

По истечении 6 месяцев со дня отправления уведомления о назначении имущества в продажу производилась публикация в центральной печати (Санкт-Петербург) и губернских ведомостях. В публикации указывалось время и место проведения как первого, так и второго торгов, сумма, с которой они начнутся, а также объяснялось, где и когда можно ознакомиться со всем делопроизводством, относящимся к имуществу, предлагаемому к продаже.

Заемщик имел право внести недоимку в платежах банку с пеней за рассрочку и со всеми расходами по назначению имения к продаже до начала первых торгов, а если они не состоялись, то до начала вторых и тем самым снять имущество с продажи.

В случае проведения торгов желающие торговаться на продаваемое банком имущество обязаны были до начала торгов внести залог, равный сумме недоимки, платежей и расходов, подлежащих уплате покупателем при приобретении этого имущества. Залог можно было представить наличными деньгами, государственными правительственными гарантированными процентными бумагами или закладными листами банка, производящего продажу.

Торг считался состоявшимся, если сверх установленной первоначально суммы, с которой он начинался, были предложены надбавки не менее чем двумя покупателями.

При неуспешности первого торга назначался второй и последний торг, но не ранее чем через две недели после первого. Если на вторичном торге не была предложена цена, равная долгам, пене и т. д., то имение поступало в собственность банка, который обязан был продать его в течение года за свой счет с торгов по свободной цене. За это время все недоимки и текущие платежи уплачивались банку с доходов от имения, а недостающая часть — из текущих прибылей банка без учета недоимки.

Сумма долга по займу, недовырученная при продаже заложенного имения за счет банка, пополнялась из особого резервного фонда, прибылей банка либо из основного капитала банка.

 

Долгосрочные ссуды

 

Долгосрочные ссуды выдавались:

1) под залог земель на срок от 66 лет 2 месяцев до 9 лет 10 месяцев (несколько градаций сроков);

2) под залог городских недвижимых имуществ на срок от 38 лет 4 месяцев до 9 лет 10 месяцев соответственно.

По долгосрочной ссуде заемщик обязан был уплатить с занятой суммы каждые 6 месяцев 2,5 (2,25)% роста с погашением ссуд от 0,125% до 4% роста в зависимости от срока ссуды.

Сверх процентов роста и погашения заемщик обязан был вносить по всем ссудам особый полугодовой платеж, предназначенный на составление запасного капитала банка, на дивиденды акционерам и расходы на правление банка, исчисляемый от 0,5% с понижением до 0,25% от суммы ссуды каждое полугодие. Заемщик имел право сверх установленных платежей возвратить оставшийся за ним долг досрочно по частям (не менее 100 рублей, в круглых сотнях).

 

Краткосрочные ссуды

 

Краткосрочные ссуды выдавались на срок от одного года до трех лет наличными деньгами из свободных денежных сумм, образующихся из прибылей, процентов, доходов банка и т. д.

Размеры процентов и условия возврата капитала по краткосрочным ссудам определялись правлением и публиковались в центральных и губернских газетах.

 

Страхование закладываемого имущества

 

Каждое предоставляемое в залог здание должно было быть застраховано от огня на сумму не ниже, чем назначенная в ссуду с добавлением стоимости двухгодичных процентов.

Залогодатель обязан был своевременно оформлять перестраховку, в противном случае банк сам перестраховывал имущество с отнесением всех расходов на клиента. Страховой полис находился в банке, и в случае повреждения пожаром застрахованного имущества банк предъявлял полис в страховое общество, которое по убытку, причиненному от пожара, уплачивало не владельцу, а банку.

Оплаченные страховым обществом деньги выдавались владельцу заложенного имущества только в том случае, если уцелевшая после пожара часть здания обеспечивала выплату оставшегося банку долга и была немедленно перестрахована на сумму долга.

 

Закладные листы

 

Сумма выпущенных в обращение закладных листов не должна была превышать суммы произведенных банком долгосрочных ссуд и превосходить более чем в 10 раз сумму уставного и запасного капиталов банка.

Закладные листы выдавались на предъявителя и могли быть передаваемы из рук в руки.

Достоинство закладных листов определялось в 100, 500, 1000, 5000 и 10000 рублей в кредитных и в 125 рублей — в металлических денежных единицах (в то время кредитные билеты не были разменны на серебро, т. е. в Киеве, как и во всей России до введения в 1896 году монометаллизма на основе золотого рубля, были две денежные системы), считая последние равными 20 фунтам стерлингов, 500 франкам, 236 голландским гульденам или 134 прусским талерам.

Закладные листы выпускались по полугодиям и выдавались в ссуду на срок от 61 года 8 месяцев до 9 лет 10 месяцев, принося при этом 5% или 4,5% годового дохода. Проценты по закладным листам выплачивались по полугодию.

Уплата процентов по закладным листам производилась предъявителю купонов.

Закладные листы, вышедшие в тираж, и купоны, не предъявленные к оплате в течение 10 лет со дня назначения по ним срока, теряли свое достоинство, и следовавшие по ним платежи зачислялись в пользу банка.

 

Краткие выводы

 

Какие выводы можно сделать, сравнив, пусть даже поверхностно, условия работы и защищенность акционеров, заемщиков ссуд и самого банка сегодня и 130 лет назад? Где законодательство и условия работы банков были лучше?

1. 130 лет назад на украинской земле акционер при оплате акций был уверен в получении своих 5% дохода ежегодно от вложенной суммы, его же вклад сохранялся и страховался от всяких неожиданностей. Вложив крупную сумму денег, можно было жить на проценты десятилетиями, обеспечив безбедное существование своим наследникам.

2. Банк, выдавая крупные суммы денег заемщику, никогда ничем не рисковал, т. к. выданную сумму с процентами и накладными расходами всегда можно было возвратить, продав заложенное имущество с торгов.

3. Заемщик имел возможность для «раскручивания» своего бизнеса брать весьма крупные суммы денег взаймы (чтобы перевести заем суммой в 10 000 руб. в современные гривни, надо вспомнить, что золотая пятерка сейчас стоит порядка 250 гривен, т. е. 10 000 руб. примерно равно: 250 ґ 2000 = 500 000 гривен) на срок до 61 года под 4,5–5% годовых. В случае просрочки платежа заемщик имел возможность взять на полгода отсрочку и за это время перезаложить в этом же банке имущество под краткосрочную, до 3-х лет, ссуду и рассчитаться с долгами.

4. Сами акции, как ценные бумаги, имели большую ценность, чем деньги на эту же сумму, — ими можно было расплатиться в трудный момент.

5. Честное слово на страже интересов и банка, и акционеров, и заемщиков. При такой системе честное слово банкира, акционера или заемщика ценилось выше денег, что стимулировало стабильные денежные отношения. Вспомните, промелькнуло ли в печати за последние 10 лет хоть одно сообщение о честном слове современного украинского банкира, бизнесмена, олигарха?

6. Банк постоянно и пристально следил за состоянием дел своего клиента, и если последний, в силу каких-либо причин, вовремя не перестраховывал свое имущество или не платил очередную аренду за землю, — банк производил платежи за него.

7. При угрозе продажи имущества заемщика с торгов немедленно производились публикации в «Правительственном Вестнике», «Вестнике Финансов, Промышленности и Торговли», а также в губернских ведомостях той губернии, где находилось подлежащее продаже имущество, и в одной из наиболее распространенных санкт-петербургских газет, по указанию министра финансов. В то время «имели место быть» гласность и открытая честная конкуренция, исключающие какие-либо махинации.

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России