на главную страницу

 
 

    Миниатюра 1993, №15. С.6-7

«МЕЧЕНЫЕ» ДЕНЬГИ

А. ЧИСТИКОВ

В некоторых нумизматических коллекциях встречаются боны различного достоинства с пробитыми на них буквами «Г.Б.С.О.». Что означают эти буквы, когда и при каких обстоятельствах они появились на деньгах? Чтобы ответить на эти вопросы, совершим небольшое путешествие на семьдесят с лишним лет назад на берега Северной Двины, где расположен город Архангельск.

Весной 1919 г. большая часть Архангельской губернии находилась под властью правительства Е. К. Миллера, поддерживаемого бывшими союзниками России по первой мировой войне. Экономическое положение Северной области (так называлась территория, контролируемая белогвардейцами) было тяжелым. Хаос усугубляла и крайне расшатанная финансовая система. Правда, расшатана она была еще задолго до интервенции. Кратковременное пребывание большевиков у власти не улучшило ситуацию. Обыватели, не забывшие еще царских кредитных билетов и не успевшие разрезать «простыни» «керенок», с трудом привыкали к обрушившимся на них зеленым, синим, красновато-розовым и иных цветов денежным знакам, которые весной 1918 г. стало выпускать Архангельское отделение Государственного банка.

Смена власти в августе того же года повлекла за собой и рождение новых денег. Правительство народного социалиста Н. В. Чайковского объявило о «Займе доверия», и на свет появились денежные знаки, тотчас прозванные в народе «чайковками», дабы окончательно не запутаться в этом разноцветье и разнообразии бумаг, теряющих свою ценность сразу же после их выпуска.

Свою лепту в выпуск новых денег внесли англичане. В начале 1919 г. из Великобритании в Архангельск прибыла первая партия кредитных билетов «Северная Россия». В отличие от прочих дензнаков «северные рубли» (таково было их неофициальное название) согласовывались с курсом фунта стерлингов и большей частью обеспечивались золотым запасом. Поэтому почти все они быстро пополнили бумажники купцов и заводчиков, спекулянтов и торговых агентов, английских и русских офицеров, не дойдя до остального населения. Но не только англичане и печатный станок, без устали работавший по заказу правительства, увеличивали денежную массу в Северной области.

Приезжающие из—за границы предприниматели и военные везли с собой аккуратно перевязанные пачки царских кредиток, доверяя больше им, нежели банкнотам местного изобретения. А на юге области предприимчивые мещане и крестьяне прятали за божницы деньги с двуглавым орлом, вырученные от торговли с населением, живущим по ту сторону фронта, в Советской России. Хоть изломанная, но не сплошная линия фронта позволяла вести торговые операции: в качестве расчета при них предпочтение отдавалось царским кредиткам. Встречались в этом денежном «хороводе» и первые советские расчетные знаки достоинством в один, два и три рубля с гербом РСФСР и знаменитым лозунгом: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

Обилие разновидностей и количества денег обесценивало их, создавало заметные трудности при покупке и продаже товаров. Сколько рублей «гуляет» по области — на этот вопрос не могли ответить ни простой чиновник министерства финансов северной области, ни сам министр князь И. А. Куракин. Требовались решительные меры, чтобы предотвратить усиливающийся денежный хаос. Но что можно было для этого сделать? Выбрав за основу один из знаков, объявить остальные недействительными и постепенно заменять их? Или ввести еще один дензнак, уничтожив все существующие? На это требовались средства и время. Ни того, ни другого у правительства не было. Тогда оно решилось на оригинальный ход.

Белогвардейский генерал В. В. Марушевский писал позднее, что, стремясь «учесть количество денег, обращавшихся в области, и оградить северную казну от громадного притока не имеющих цены денег из Советской России», правительство объявило их регистрацию.

С 15 апреля в течение месяца (в уездах — в течение полутора месяцев) надо было зарегистрировать кредитные билеты царских выпусков и «керенки», билеты Государственного Казначейства и облигации «Займа свободы». Не подлежали учету «чайковки», «северные рубли» и чеки Архангельского отделения Госбанка. Граждане сдавали свои деньги по описи и после регистрации получали те же самые купюры. Учет денежных знаков проводился методом перфорации. В отделении Госбанка был установлен ручной пресс, в который вставлялся металлический брусок (шпация) с усеченными на конце стальными иглами. Иглы, расположенные в определенном порядке, пробивали банкноты насквозь, и на них появлялась аббревитаура «Г.Б.С.О.», которая расшифровывалась как «Государственный Банк Северной Области». Шпации применялись разной формы и толщины, количество купюр, подкладываемых под пресс, колебалось от одной до ста — поэтому проколы получались разные: круглые или овальные, более или менее отчетливые, с заусенцами и без.

Благие намерения правительства не встретили, однако, понимания со стороны населения. Неразбериха и неорганизованность приводили к тому, что долгое время жители уездных городов и деревень довольствовались лишь расписками, выданными властями вместо отобранных денег. Неудобство было очевидным, естественно, и реакция населения на действия правительства — соответствующей.

Особое недовольство высказывали крестьяне прифронтовых районов. Они считали, что эта акция только портит самые ценные с их точки зрения деньги, столь необходимые для торговли с живущими за линией фронта. Неприятие нововведения порой принимало и более острые формы. Так, одним из поводов вспыхнувшего на Пинеге восстания солдат 8-го Северного полка явилась начавшаяся перфорация денег.

Вез энтузиазма отнеслись к эксперименту жители и губернского города, «в Архангельске эту меру встретили с большим возмущением, — свидетельствует бывший военный прокурор С. Добровольский, — тем более, что выполнение штемпелевки было поставлено безобразно, так как она проводилась в кратчайший срок и вызывала скопление публики, которая, простаивая часами в хвостах, подвергала принятую правительством меру самой озлобленной критике».

Правда, тут же был найден выход из положения. Большинство населения вообще уклонилось от учета денег, особенно крупных купюр, что привело к весьма неожиданным результатам. «Не-штемпелеванные (билеты) стали приниматься охотнее, — продолжает С. Добровольский, —и даже их расценивали Дороже в сравнении со штемпелеванными равного с ними достоинства».

Другие избрали иной путь. Так как регистрация состояла в пробивании отверстий, то вскоре во многих домах в дело пошли булавки, шпильки, гвозди и другие острые предметы. Простота, а главное, быстрота операции сделала этот метод перфорации распространенным.

В основном кустарным способом метили царские кредитки и «керенки». Фальшивые проколы получались неровные, дырочки были расположены как попало. Население, тем не менее, охотно принимало «меченые» деньги обоих видов.

К середине июля 1919 г. стало очевидно, что эксперимент провалился, поставленных перед ним целей достичь не удалось. Правительство вынуждено было отменить регистрацию денег. Такова история о появлении букв «Г.Б.С.О.» на некоторых бонах.

На этом можно было бы завершить повествование. Но все же хочется упомянуть о нумизматической ценности этих денег. Еще в середине 20-х гг. известный архангельский коллекционер А. Малахов опубликовал в журнале «Советский коллекционер» статью о денежных знаках Северной России. К тому времени ему были известны перфорированные царские кредитные билеты образцов: 1889 г. достоинством в 1, 100 и 500 руб.; 1899 г. достоинством в 5 и 50 руб.; 1905 г. достоинством в 3 руб.; 1909 г. достоинством в 10 и 25 руб.; 1910 г. достоинством в 100 руб.; 1912 г. достоинством в 500 руб.; 1915 г. достоинством в 50 коп., 1, 5 руб.; «керенки» достоинством в 20, 40, 250 и 1000 руб.; билеты Государственного Казначейства 1914 г. достоинством в 50 руб. и 1915 г. — в 25 и 500 руб. И наконец, облигации «Займа свободы», достоинством в 40 и 100 руб. Наиболее редкими уже тогда считались билеты Государственного Казначейства и облигации «Займа свободы», перфорированные в единичных экземплярах. Второе место по степени редкости занимали «керенки» достоинством в 20 и 40 руб., ибо постановлением правительства от 1 июня 1919 г. они были аннулированы и через два месяца (после завершения срока обмена) уничтожены. Более часто у коллекционеров можно было встретить купюры в 50 коп., 50, 100 и 500 руб. Что же касается царских мелких денег, то они были широко распространены и хранились не только в коллекциях, но и во многих семьях, еще помнивших эти события.

С тех пор прошло много лет, и если ситуация изменилась, то лишь в одну сторону: то, что не представляло редкости тогда, представляет ее теперь. Возможно также, что у бонистов или в музейных коллекциях встречаются и иные, не упомянутые А. Малаховым, боны с перфорацией «Г.Б.С.О.».

А. ЧИСТИКОВ

ЛИТЕРАТУРА:

1.      Малахов А. Денежные знаки Северной России. //Советский коллекционер. 1925. № 11-12.

2.Добровольский С. Борьба за возрождение России в Северной области. // Гражданская война в Сибири и Северной области. М.:Л. 1927.

3.Марушевский В. В. Белые в Архангельске. Л. 1930.

 

До настоящего времени в периодической печати не было подробных публикаций, связанных с перфорацией денежных знаков на севере России в 1919 году. А. Н. Чистиков подробно и интересно, с привлечением мемуарной литературы, осветил это событие — в этом его заслуга.

Вместе с тем затронутые вопросы о выпуске денег в северном регионе освещены не совсем полно (нужно было хотя бы перечислить все эмиссии) и даже неточно.

Наши замечания сводятся к следующему:

1. Название статьи не соответствует содержанию. «Мечеными» деньгами являлись «Чеки Архангельского отделения Государственного банка» с акцетовкой (в статье ничего об этом не говорится). Они появились вскоре после выпуска «Займа доверия» правительством Чайковского. Исходя из содержания название статьи должно быть изменено (например «Дырявые деньги», «Перфорированные деньги» и т.п.).

2. В сентябре 1918 года регистрация «Чеков Архангельского отделения Государственного банка» производилась путем наложения акцепта штемпелем на оборотной стороне купюр в 3 и 25 руб. — оранжевой и 10 руб. — черной типографской краской «Зарегистрировано. Подписи: Управляющ. Отделен. Гос. банка и кассир». Сверху и снизу текста — толстая линия; над верхней линией — герб Российского Временного правительства.

3.      В статье не объяснено, почему не подлежали учету и перфорированию «чайковки», «северные» рубли и «чеки Архангельского отделения Госбанка». Это связано с тем, что первые две разновидности денег были «собственными деньгами» Архангельского правительства, а «чеки» были уже ранее зарегистрированы (см. п.2).

4. В статье приведено: «Обыватели... с трудом привыкали к обрушившимся на них зеленым, синим, красновато-розовым и иных цветов денежным знакам, которые весной 1918 г. стало выпускать Архангельское отделение Государственного банка». Это не точно. Архангельское отделение выпустило только зеленые — 3 рубля, красновато-розовые — 10 рублей и серо-синего цвета — 25 рублей. Последние из-за изображения на них известным художником Чехониным моржа в народе ходили под названием «моржовок».

5. В статье указано, что перфорации подвергались «керенки» достоинством в 20, 40, 250 и 1000 рублей. «Керенками» обычно называли и называют дензнаки достоинством в 20 и 40 рублей (они действительно выпускались «простынями»). Дензнаки в 250 руб., выпущенные правительством Керенского, больше называли «зелеными». Дензнак в 1000 рублей был выпущен правительством князя Львова. Этот знак никакого отношения не имеет к «керенкам». Из-за изображения на поле знака Государственной Думы в народе эти деньги ходили под названием «думских денег» или; еще проще, «думок».

При учете указанных замечаний статья А. Н. Чистикова безусловно должна вызвать большой интерес у коллекционеров.

                                                       Р. НИКОЛАЕВ

ДЕНЬГИ БЕЛОЙ ГВАРДИИ

Подготовлена к выходу книга Р. Николаева «Деньги белой гвардии». Спонсором издания стал Русский торгово-промышленный банк Санкт-Петербурга. Книга будет рассылаться партиями не менее 20 экз. Цена на издание будет I определена после выхода книги и сообщена в следующем номере. Заявки принимаются.

 

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России