на главную страницу

 
 

    12 Всероссийская нумизматическая конференция Москва, 19-24 апреля 2004 г/Тезисы докладов и сообщений. М., 2004. С.185-193.

 

Г.И. Шинакова (Брянск)

Акции Общества Брянского завода

Общество Брянского завода (ныне Брянский машиностроительный завод), основанное 20 июля 1873 г., с уставным капиталом в 600 000 руб., увеличивало свой капитал посредством выпуска акций. Уже 12 февраля 1874 г. князю В.Н. Тенишеву (акционеру общества) под расписку было отпущено 2227 листов акций общества Брянского рельсопрокатного и железоделательного завода (ГАБО. Ф. 220. Оп. 4. Д.1).

Первый выпуск составлял 6 000 акций по 100 руб. каждая. Второй выпуск (1875 г.) - 2 000 акций по 100 руб. каждая (на сумму 200 000 руб.), а также в процентах облигаций на сумму 300 000 руб. Третий выпуск (1879 г.) - 12 000 акций по 100 руб. каждая (на сумму 1 200 000 руб.). Четвертый выпуск (1884 г.) — 2 200 листов акций по 100 руб. каждая. Дополнительный выпуск того же года — 6 000 акций (при уставном капитале - 1 800 000 руб.). Пятый выпуск (1888 г.) - 12 000 акций по 100 руб. каждая (уставной капитал определяется в 3 600000 руб.). Шестой выпуск (1889 г.) — 18 000 акций по 100 руб. каждая. Кроме основных выпусков, были дополнительные (так в 1889 г. — 6 дополнительных выпусков).

Акции 1—6 выпусков перепечатывались и на французском языке (всего — 3 000 штук).

На л.с. акции (Р. 250x170 мм) указывался номинал и помещен текст на русском и французском языках о принадлежности акции Обществу Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода с сум мой уставного капитала. В нижней части — наименование должностных лиц, уполномоченных подписывать акции («Председатель Правления», «Директоры», «Гл. Бухгалтер», «Кассир»), и их подписи. Под подписями — место и год выпуска, номер выпуска. По центру акции на весь текст наложен другой, более крупный: «Общество (дугообразно) / Брянскаго (волнообразно) / рельсопрок. (дугообразно) / железоделат. (горизонтально) / механич. завода, (дугообразно)». По краям акции — ажурная рамка розового цвета. Поле акции — светло-салатного цвета.

К каждой акции прилагается талон с 10 купонами для получения дивидендов. На л.с. талона к акции (Р. 25x230 мм) крупные буквы «О. Б. Р. Ж. и М. 3.», на которые наложен текст печатным шрифтом разного размера — полное наименование завода, срок действия, дата и место изготовления, наименование должностного лица с его подписью; а также печать общества и печать об уплате гербового сбора.

На л.с. купона (Р. 25x230 мм) содержатся надписи печатным шрифтом разного размера — порядковый номер купона на получение предъявителем дивиденда, срок действия; наименование должностного лица, подписывающего купон и его подпись. По центру купона вертикально расположена полоса с кружевными полями из тонких цветных линий, образующих сложное переплетение.

В списке акционеров Брянского рельсопрокатного механического и железоделательного завода за 1904 г. значилось 978 человек, владеющих 42 978 акциями (владели от 1 акции до 5 931 (граф де-Гернъ)).

Обществу Брянского завода для образования оборотного капитала предоставлялось выпускать облигации в размере не свыше половины внесенного по акциям капитала. В переписке общества Брянского рельсопрокатного, механического и железоделательного завода с Экспедицией заготовления государственных бумаг говорится, что «...облигации могли быть выпускаемы как в русских кредитных или металлических рублях, так и в франках или фунтах стерлингов, или германских марках...» (ГАБО. Ф. 220. Оп. 4. Д. 1).

К 1907 г. уставной капитал составлял 24 175 000, к 1917 г.— 64 050 000 руб.

 

И.С. Шиканова (Москва)

Платежное средство белочехов в Сибири

В коллекции ОН ГИМ хранится уникальный денежный знак достоинством в 50 коп. — платежное средство белочехов в Сибири. Он предназначался для расплаты за товары в армейском магазине солдатами 11-го чехословацкого стрелкового полка. Купюра сделана из твердой бумаги прямоугольной формы. Текст отпечатан черной краской, на чешском языке.

В переводе читается следующим образом: «50 коп. / пятьдесят копеек плата мага / зину 11 чех. стр. полк / платежное средство в Сибири действительно не позднее/30 июня 1920 /пригодна к обращению». В левом верхнем углу — буква «W», по видимому, означавшая одобрение командованием выпуска таких знаков. В правом верхнем и левом нижнем углах проставлен номинал «50 коп.». В правом верхнем углу под номиналом — сквозной номер «273». Рукописная подпись и полковая печать.

В начале 1919 г. все чехословацкие части были отозваны с фронта и использованы для охраны Сибирской железнодорожной магистрали на протяжении около 3000 км. В течение почти целого года белочехи осаждали железнодорожные пути, являвшиеся важнейшим стратегическим объектом. По этим путям западные союзники и японцы переправляли А.В. Колчаку оружие и прочее военное снаряжение. И хотя чехословацкие легионеры не принимали участие в сражениях с красными отрядами, действующими в тылу у Колчака, они нередко осуществляли карательные операции против партизан, когда те разрушали железнодорожные пути или нападали на поезд. Поэтому отношения с местным населением были крайне напряженными.

27 февраля 1920 г. на ст. Куйтуи было подписано между командованиями Красной Армии и чехословацкого корпуса соглашение о перемирии, гарантирующее чехословацким частям отход на Дальний Восток и эвакуацию.

Таким образом, белочехи почти год просуществовали в Сибири замкнутой, обособленной колонией. Корпус финансировался западными союзниками. Продовольственные и промышленные товары закупались оптом и распределялись по армейским магазинам. Жалование солдатам выплачивалось частными денежными знаками, изготовлявшимися примитивным способом в каждом полку. Деньги, имеющие хождение в это время в Сибири, использовать иностранцам было довольно сложно, поскольку они были разнообразны по внешнему виду, по себестоимости и по курсу к иностранным валютам. Поэтому введение своих армейских денег было естественным выходом из создавшегося положения.

Изучение платежного документа не только позволило ответить на некоторые интересующие нас вопросы, но и поставить новые. Какие еще виды бон ходили в чехословацких войсках? Каких номиналов? Каков был общий размер войсковых эмиссий? Обменивались ли эти деньги на государственные выпуски при эвакуации легионеров? И так далее.

Ответы на них предстоит еще найти. Тем не менее, наличие чешского дензнака дает возможность говорить об еще одной разновидности в денежном обращении Сибири в период гражданской войны и иностранной интервенции.

 

А.С. Кручинин (Москва)

Деньги на войне, или Война денег (1919 год: штрихи к портрету эпохи)

Реформа денежного обращения, предпринятая Всероссийским Правительством адмирала А.В. Колчака весною 1919 г. (постепенное изъятие из обращения 20- и 40-рублевых купюр образца 1917 г. — т. н. «керенок»), неоднократно описывалась в мемуарной и исторической литературе. Однако господствующие оценки результатов реформы как безусловного провала, на наш взгляд, не учитывают роли в этом «внеэкономических» причин и, априорно шельмуя ее, неоправданно преуменьшают значение тех соображений, которыми руководствовался колчаковский кабинет при разработке своих мероприятий.

Инфляционная политика Советской власти, выпускавшей денежные знаки в неограниченных количествах, заставляла ее противников задуматься о нормализации денежного обращения, а использование большевиками купюр старых образцов, в т.ч. «керенок» (обращавшихся по обе стороны фронта), — отказаться от полного аннулирования последних и прибегнуть к обмену их на имевшие хождение «сибирские». Критика же реформы, раздававшаяся в Белом лагере, зачастую была связана не с ее сущностью, а с личностью одного из ее творцов, министра финансов И.А. Михайлова, чей авантюризм и стремление влиять на вопросы, находившиеся за пределами его непосредственной компетенции, снискали ему немало открытых врагов.

Очевидно, что в условиях Гражданской войны финансовые мероприятия требовали «идеологического» обеспечения, попытки которого предпринимались Белой властью как путем официальных объявлений с просьбами о понимании и поддержке реформы, так и в виде газетных заметок и слухов о бесконтрольном печатании «керенок» Советской властью («бронированные монетные дворы» на колесах и проч.). Следует отметить также «клеймение» изъятых из обращения «керенок» агитационными лозунгами, организованное при Штабе Верховного Главнокомандующего, после чего эти импровизированные листовки должны были распространяться за линией фронта.

В свою очередь, противоположный лагерь также вряд ли оставался безучастным в условиях начатого в Сибири «похода» против «керенок». К деятельности красного подполья, как нам кажется, должно быть отнесено распространение списков с номерами якобы фальшивых «сибирских обязательств», чем компрометировался основной вид денежных знаков, заменявших на Востоке России изымаемые «керенки» (отметим инспирированный по аналогичной схеме подрыв доверия к «белой валюте» за тысячи верст от Сибири, в Крыму, где объектом компрометации стали «донские» денежные знаки).

Примитивные по исполнению «сибирские обязательства», впрочем, действительно было легко подделать, и этим пользовались не только «обычные» фальшивомонетчики, но и красные партизаны (фабрикация «сибирских» в Амурской области). Раздавались обвинения и в адрес Чехословацких войск, которые на пути своего отступления якобы захватили клише «сибирских» (и большое количество отпечатанных купюр) и выпускали их на Дальнем Востоке уже после падения Всероссийского Правительства. Печатание «сибирских» продолжили, безо всяких на то прав и какого бы то ни было обеспечения, и общественно-политические группировки («Политический Центр», «Иркутский Военно-Революционный Комитет», «Временное Правительство Дальнего Востока — Приморская Земская Управа»), приходившие к власти в начале 1920 г. на развалинах единого Российского Государства, к построению которого стремился Верховный Правитель адмирал Колчак.

 

В.И. Карпухин (Тюмень)

Клад бумажных денежных знаков периода Гражданской войны из Тюмени

В конце мая 2003 г. при ремонте двухэтажного деревянного дома, расположенного в центре г. Тюмени, на углу улиц Республики и Тургенева, рабочие обнаружили тайник, в котором был сокрыт клад бумажных денежных знаков периода Гражданской войны. Дом был построен во второй половине XIX в. и принадлежал купцу Николаю Ивановичу Козлову, или, возможно, его брату — Степану Ивановичу Козлову. Клад состоял из денежных знаков, выпущенных Ростовской-на-Дону конторой Госбанка в 1918—1919 гг. и билетов Государственного Казначейства Вооруженных Сил Юга России 1919—1920 гг. Тайник был устроен на чердаке и обнаружен при снятии с фасада декоративной доски под самой крышей.

Деньги были завязаны в платок размером 40x41 см, при этом часть их была дополнительно завернута в обрывок (30x12 см) газеты. На обрывке нет названия газеты, но она издавалась акционерным обществом «Печать» и, судя по тексту заметок, была выпущена в феврале 1920 г. на территории, контролируемой Белой Армией. К сожалению, часть денег разошлась на сувениры, но, по словам находчиков, утраченная часть клада содержала те же номиналы, что и основная.

Сохранившаяся часть клада состоит из следующих денежных знаков:

1. 3 рубля 1918 г. Ростовской-на-Дону конторы Госбанка^ серии АГ, АД,АЕ, АЖ, АИ, AI, КА-всего 19 единиц;

2.     5 рублей 1918 г. Ростовской-на-Дону конторы Госбанка —серии АЖ, A3, АИ, АК, АН, АО, АП, АР, АС - всего 19 единиц;

3.      10 рублей 1918 г. Ростовской-на-Дону конторы Госбанка — серии АД, АЕ, АЖ, A3, АИ, АК, AM, АН, АО - всего 96 единиц;

4.  25 рублей 1918 г. Ростовской-на-Дону конторы Госбанка — серии АД, АЕ, АЖ, A3, АИ, АК, АЛ, AM, АН, АО, КА, КБ, KB - всего 42 единицы;

5.     250 рублей 1918 г. Ростовской-на-Дону конторы Госбанка — серия AM — всего 75 единиц;

6.      500 рублей 1918 г. Ростовской-на-Дону конторы Госбанка — серии AM, АЫ, АЯ, БВ, БД, БЕ, БН - всего 12 единиц;

7.      50 рублей 1919 г. Ростовской-на-Дону конторы Госбанка — серии АБ, АВ, АГ, АД - всего 17 единиц;

8.      100 рублей 1919 г. Ростовской-на-Дону конторы Госбанка — серии АИ, АЛ, AM, АН — всего 18 единиц;

9.      5000 рублей 1919г. Ростовской-на-Дону конторы Госбанка —серии АВ, АЖ, ЧА, ЧБ, ЯА - всего 12 единиц;

10.        10 000 рублей 1919 г. Государственного Казначейства Вооруженных Сил Юга России - серия ЯЗ — всего 6 единиц;

11.        250 рублей 1920 г. Государственного Казначейства Вооруженных Сил Юга России — серии АА, АБ — всего 13 единиц.

Сохранившаяся часть клада состоит из 329 денежных знаков на общую сумму 152912 рублей. Владелец клада после февраля 1920 г. приехал в Тюмень, поселился в доме Козлова и спрятал в тайнике деньги, очевидно, надеясь на лучшее. Такой клад, рядовой для юга России, весьма необычен для Западной Сибири, где в годы Гражданской войны были собственные эмиссионные центры и где билеты Ростовской-на-Дону конторы Госбанка и Государственного Казначейства Вооруженных Сил Юга России никогда не обращались.

 

А.Д. Костин (Екатеринбург)

Боны Алексеевского первого кредитного товарищества

Революция, Гражданская война, иностранная интервенция 1917—22 гг. окончательно расстроили денежное обращение России и породили местное «деньготворчество». В результате возникла денежная пестрота, когда в стране одновременно циркулировали «романовские», «керенские», облигации «займа свободы», позднее — совзнаки, деньги «правительств» различных новообразований, местные суррогаты. Они выпускались не только в областных центрах, но и в глухих уездных городах отделениями госбанка, казначействами, земствами, городскими самоуправлениями, исполкомами, кооперативами, торговыми фирмами и т.п.

Настоящим сообщением автор попытается прояснить некоторые вопросы, связанные с появлением разменных бон Алексеевского первого кредитного товарищества.

С 1924 г., когда впервые появилось упоминание об этих бонах, и до наших дней не ясно: какими номиналами они выпускались, природа появления бланков (не завершенных в оформлении) бон, период их выпуска и обращения. Остается спорным и место их появления. Иногда указывается с. Алексеевское, расположенное где-то на просторах Сибири и Дальнего Востока, иногда боны приписывают г. Алексеевску Ново-Сибирской обл. (Чучин. 1924, 1927). Порой просто обозначают «Алексеевское. Сибирь» (Соколов, Иванов. 1927). Среди мест обращения бон называли Томскую область (Кардаков. 1953) и более настойчиво и определенно г. Свободный в Амурской обл. (Рябченко. 1991, 1995, 2000). Вместе с тем эти боны не упоминаются в известных трудах исследователей денежного обращения российского Дальнего Востока двадцатых годов (А.И. Погребецкий, Б.М. Берлацкий, К.П. Курсель, А.А. Лукасюк). Не находит поддержки информация об их дальневосточном (г. Свободный) происхождении и в современных работах о бонах Дальнего Востока (Н.Д. Наволочкин, Л.И. Колосов, В.В. Чекунаев).

Алексеевск никогда не был селом. Он основан как город в 1912 г. в Забайкальской обл. (ныне территория Амурской обл.) в связи со строительством Транссиба. Назван в честь цесаревича Алексея, но в апреле 1917 г. городское самоуправление переименовало Алексеевск в Свободный, а 3 июля 1917 г. это решение было утверждено Временным правительством России, т.е. к моменту выпуска бон город уже два года именовался иначе, чем это обозначено на бонах.

Внимательно изучая мастичную печать (элемент дополнительной защиты дензнака от подделки), проставленную на бонах, можно прочитать в центре в три строки: «Кредит — /наго товари/ щества»; по кругу: «Правление Алексеевскаго, Том.г.И.уъз». Из чего может следовать, что данное Алексеевское находилось в каком-то уезде «И...» Томской губернии. Очевидно, кроме Н. Кардакова, серьезно эти боны никто не изучал, возможно, в силу их редкости.

Появление же незаконченных бланков бон объясняется типографским браком. Например, боны пятирублевого достоинства украшались составной рамкой с бутонами цветка по углам. В типографии при наборе печатник перепутал составляющие форму элементы. Так появилась часть тиража с бутоном, развернутым не внутрь рамки, а наружу. Все просмотренные мною бланки этого номинала подтверждают такой вывод. Бланки других номиналов мне не известны, но если они существуют, то, возможно, по той же причине.

 

П.Ф. Рябченко (Киев)

Частные бумажные деньги предприятий России

Первичное накопление капитала и приватизация крупных и мелких объектов народного хозяйства в СНГ оставили свой след в истории отечественного денежного обращения. С одной стороны частный хозяин пытался найти любые пути повышения доходов разваливающихся хозяйств, с другой — государство с каждого заработанного рубля брало 1,1 рубля доходов. Зарплату стало платить нечем. Отдельные регионы (Якутия, Нижегородская обл., Хакасия и др.) начали выпускать свои региональные деньги.

Предприятия, чтобы сохранить жизнеспособность, обменивались продукцией по бартеру, а затем полученную продукцию выдавали рабочим в качестве зарплаты. Даже государственные организации своим служащим вместо денег выдавали товар и продукты. В качестве промежуточного элемента для упрощения учета предприятия печатали примитивные частные деньги, которые и выдавали на руки в качестве зарплаты.

Но в государстве сохранились фискальные (налоговые) органы, и для наполнения казны они предпринимали различные меры. Так, в Украине Главная Налоговая Администрация издала распоряжение, согласно которому считалось, что частные деньги — это не деньги, а товар, но товар подлежит налогу на добавленную стоимость. При всей финансовой неустойчивости хозяйству надо было платить государству дополнительные 20% от суммы выплачиваемой зарплаты. Поэтому предприятия, вместо частныхденег многоразового использования, начали выпускать одноразовые частные деньги, которые после приемки за товар немедленно уничтожались. Их собирали, списывали, сжигали, чтобы не платить Налоги. Гак предприятия пытались как-то уменьшить и без того тяжелое налоговое бремя. Например, Череповецкая птицефабрика (Вологодская обл.) i оточила мясные наборы стоимостью по 10 000, 20 000, 33 000, 37 000 руб. 1'абочим в счет зарплаты выдавали авансовые талоны со сроком действия по конца текущего месяца, которые можно было отоварить только у себя па фабрике. В Мурманской области некоторые предприятия применяли помесячную разовую выдачу денежных суррогатов под названиями: «Расчетный знак», «Купон», «Кредитная карточка». Даже Снежногорский государственный судоремонтный завод «Нерпа», который проводил капитальный ремонт военных подводных лодок, и тот выдавал бумажные разовые суррогаты — «стеблинки» и металлические «нерпейки».

Перечень таких предприятий можно продолжать и продолжать. Их были сотни и тысячи — в Брянской, Кировской, Московской и других областях, на Урале и Дальнем Востоке, в Сибири и на северо-западе России.

Чтобы полностью скрыть применение разовых денежных суррогатов, их называли «талон на питание» или «талон на спец-питание». Но при этом данные талоны имели свои различные номиналы и выдавались под роспись в счет зарплаты. Такие явления, как правило, продолжались до тех пор, пока предприятие можно было выкупить за мизерную стоимость, либо когда хозяину надо было начинать увеличивать производительность труда.

К 2001 г. такие предприятия перешли полностью на выплату зарплаты государственными деньгами. Из наиболее крупных предприятий, которые применяли одноразовые частные деньги и после 2001 г. был Кузнецкий металлургический комбинате г. Новокузнецке, который при этом распался на десяток различных предприятий.

 

 12 всероссийская нумизматическая конференция. Москва. 2004. С.128-129.

Подделка денежных знаков Российской империи и их распространение на территории Галиции во второй половине XIX — начале XX в.

P.M. Шуст (Львов)

 

Актовые документы Галицийского Наместничества, которые хранятся в Центральном государственном историческом архиве Украины в г. Львове (Ф. 146), свидетельствуют о многочисленных попытках злоумышленников наладить производство и распространение на территории Галиции поддельных российских кредитных билетов и монет. Однако наибольшая часть донесений полицейских и фискальных органов Австро-Венгрии утверждают, что большинство подделок поступало на территорию провинции из-за границы. Крупными центрами подделки российских денег в то время были Лондон, Брюссель, Прага, Париж, Лион и другие западноевропейские города. Агенты полиции сообщали, что в 1868 г. в столице Бельгии подделывались российские кредитные билеты номиналом 50 рублей. Оттуда крупные партии фальшивок поступали в Галицию и дальше — в Россию. В то же время некий Альберт Доссмонд наладил изготовление российских бумажных денег в Праге, а Антоний Хелмицкий подделывал купоны российских облигаций. В 1872 г. львовская полиция задержала большую группу лиц, которые занимались подделкой и распространением российских бумажных денег. Инициатором преступных деяний был российский подданый Сечиковский, который родился в 1840 г. в Келецкой губернии, окончил гимназию в г. Радом, а также агрономическую школу в Бельгии. Принимал участие в польском восстании 1863—64 гг. После его поражения скитался по разным странам Европы: жил во Франции, Швейцарии, Италии, Греции, Турции, Румынии. В 1865 г. переехал в Галицию. Здесь, оставшись без средств к существованию, решил заняться подделкой денег. Созданная им преступная группа изготовляла широкий ассортимент российских купюр. Во время ареста полиция изъяла у преступников 20 штук 50-ти рублевых фальшивок, 2 штуки 25-ти рублевых, 3 штуки 10-ти рублевых и 2 штуки 5-ти рублевых.

17 ноября 1878 г. российский подданный Леон Шуботовский рассчитался в ресторане гостиницы Лазаруса во Львове двумя фальшивыми трехрублевыми купюрами. Во время ареста у него было обнаружено несколько тысяч подделок. Полиция подозревала, что они были изготовлены в Гринвиче или Лондоне (Англия), откуда на территорию Австро-Венгрии поступало большинство фальшивых российских кредитных билетов. Поступали они и из Германии. 17 ноября 1881 г. полиция задержала прибывшую из Берлина Генендлю Кошесову. Во время обыска у нее изъяли подделок на общую сумму 63 рубля: 2 штуки 25-ти рублевые, 1 штука — 10-ти рублевая и 3 штуки номиналом в один рубль. По приговору суда преступница была осуждена на 10 лет тюрьмы строгого режима.

Лишь изредка донесения правоохранительных органов сообщают о случаях подделки российских монет. Так, в 1909 г. в г. Мелей, на австро-российской границе, был обнаружен фальшивый рубль. В том же году в I. Хшанов обнаружили подделанную 50-ти копеечную монету. 25 мая 1910 г. краковская полиция задержала Шимона Альстера, которого обвинили в изготовлении российских 15-ти копеечных монет. Во время обыска в его доме были обнаружены инструменты для изготовления фальсификатов, сырье, значительное количество готовых и незавершенных подделок. В этом же городе 14 мая 1912 г. военный патруль задержал российского подданного Юлиуша Копыцяка, который находился в непосредственной близости от военного объекта. Каким же было удивление полиции, когда при обыске у него обнаружили три поддельных штемпеля для чеканки российских золотых пятирублевых монет.

 

12 всероссийская нумизматическая конференция. Москва. 2004. С.247-248.

 

Гербы российских губерний, областей и городов г  на бумажных денежных знаках

М.Б. Маршак (Санкт-Петербург)  

 

В 1917—1920 гг. территориальные гербы размещались на местных выпусках бумажных денежных знаков. Этот источник выпал из поля зрения специалистов по геральдике.

Рассматривая комплекс бумажных денежных знаков, происходящих из трех десятков городов, можно сделать некоторые наблюдения.

Гербы губерний, областей и городов Российской империи появляются на местных городских и областных бумажных денежных знаках в 1917 г. и исчезают к 1920, повсеместно сменяясь общегосударственной революционной символикой.

Этот процесс на местах совпадает с заменой двуглавого орла на серп и молот в оформлении общегосударственных денежных знаков. Количество денежных знаков, имеющих в своем оформлении местные гербы, относительно невелико по отношению к общему количеству эмиссий. Однако эти выпуски разбросаны пропорционально общему количеству местных выпусков по всей бывшей Российской империи.

При сравнении городских, областных и губернских гербов с утвержденными (Винклер П.П. Гербы городов, губерний, областей и посадов Российской империи. М., 1990) обнаруживается, что изображения гербов на знаках не являются точным воспроизведением утвержденных, но их модификацией разной степени точности. Иногда, как в гербах городов Архангельска, Кременчуга, Пензы, Царицына, Баку, Амурской области опущено только обрамление щита и цветовые характеристики, там, где в гербе должен присутствовать двуглавый орел с коронами, он или совсем исчезает, как на денежном знаке Проскурова, или заменяется двуглавым орлом без корон (Одесса, Гомель, Елизаветград). Интересно использование орла в оформлении денежного знака Благовещенска 1920 г. В нем использован вариант государственного герба, разработанный для адмирала Колчака, дополненный городским гербом.

Фигура двуглавого орла без корон используется на денежных знаках, выпущенных на территории современных Белоруссии и Украины (Могилев, Одесса, Елизаветград и др.) в качестве щитодержателя, очевидно подчеркивая связь с центральной властью России в противовес борьбе за национальную самостоятельность, отраженную в только одной боне Каменец-Подольска, украшенного как трезубцем, так и солнцем о шестнадцати лучах, входящем в герб города и Подольской губернии.

Двуглавый орел без корон использован также на денежных знаках Туркестана, где он изображен держащим в лапах областные гербы Закаспийской обл., Самарканда, Сыр-Дарьи, Ферганы, Семиречья. Этот район имеет целый ряд местных выпусков с воспроизведением областных гербов Российской империи.

В 1919 г. Известия народного комиссариата финансов поместили заметку о Житомирских местных деньгах, которая позволяет точно определить, что первые два денежных знака 1818 г. с изображением ворот с тремя башнями (части городского герба) относятся к периоду до утверждения Советской власти, зато на выпущенном финотделом дензнаке

1919  г. ворота заменены зданием, отчасти напоминающем Думу. Аналогичные процессы изменений городских гербов можно проследить и на
денежных знаках Одессы, которая также имела с 1917 по 1920 гг. несколько различно оформленных выпусков.

Являются ли данные процессы изменения городских гербов в 1917— 1920 гг. последним этапом существования геральдической системы Российской империи или ее преобразованием в новую буржуазную, которое не завершилось по понятным историческим причинам — судить специалистам по геральдике.

 

12 всероссийская нумизматическая конференция. Москва. 2004. С.254-255.

 

Иван Иванович Орлов — изобретатель машины и способа печати бумажных денег

А. В. Алехов (Москва)

В сохранившихся в архиве музея Гознака рукописных автобиографических Записках Ивана Ивановича Орлова автор сообщает, что в 1885 г.  он направил министру финансов Н.Х. Бунге проект создания тканых денег, снабдив его рисунками и образцами, специально выработанными для защиты «бумажных ценностей» от подделки. Орлов был приглашен в Экспедицию заготовления государственных бумаг, где ему была предоставлена возможность ознакомиться с различными отделениями Экспедиции.

Осенью 1891 г. была сконструирована машина применительно к предложенному Орловым способу печатания. В конце 1891 г. Орлов выехал за границу, где ему удалось оформить от имени Экспедиции заказ на постройку оснований для его машины. Другие части машины делались в Петербурге на заводе Однера. В 1894 г. работа была закончена.

Изобретенный И.И. Орловым способ печатания бумажных денег, который автор называл «способом многокрасочного печатания с одного клише», теперь называется «способ орловской печати». Официальное сообщение о печатной машине и изобретенном И.И. Орловым способе печатания «бумажных ценностей» было сделано им самим 14 декабря 1896 г. на заседании Технического общества. В 1897 и 1898 гг. изданы книги И.И. Орлова о новом способе печати.

Сущность нового способа состояла в том, что формный цилиндр печатной машины был разделен на пять секторов. В четырех из них размещались красочные аппараты, а в пятом секторе краски собирались вместе на печатной форме, с которой многокрасочное изображение перетаскивалось на бумагу.

Если при типографском способе печати многокрасочное изображение воспроизводилось на бумаге с трех разных по красочности клише путем поочередного наложения красок, то Орловым печать производилась с одного клише в несколько красок одновременно.

Бесспорным преимуществом орловского способа печати явилась возможность перехода линий рисунка из одного цвета в другой без смешения красок. Этот эффект сам автор признавал «главным отличительным признаком» его способа.

Впервые орловская печать была использована в 1892 г. Изобретение И.И. Орлова получило признание во всем мире. В 1897 г. он получил патент в Германии, затем во Франции и Англии, а в 1899 г. — патент Российской империи. Способ орловской печати демонстрировался на всемирных промышленных выставках в Чикаго и Париже.

Из кредитных билетов 1905-1909, 1910 и 1912 гг. необходимо отметить кредитные билеты 1910 г. достоинством в 100 рублей с портретом Екатерины II и 1912 г. с портретом Петра I. Эти билеты признаны вершиной творчества работников Экспедиции.

Специальная глава Записок посвящена «Всемирной защите ценных бумаг», в которой он предлагал культурным нациям принять надлежащие меры против фальшивомонетчества.

Одним из надежных средств для защиты бумажных ценностей от подделок И.И. Орлов считал использование гравюры, которая должна печататься металлографским способом. Денежные билеты во многих странах мира и сегодня печатаются с применением орловского способа и металлографской печати.

 

12 всероссийская нумизматическая конференция. Москва. 2004. С.255-256.

Первые сто лет истории Экспедиции заготовления государственных бумаг (1818—1918 гг.)

(Работа выполнена в рамках проекта РГНФ№ 03-01-425А)

Н.М. Вечерухин, М.Б. Маршак, А.В. Мельников, Т.Н. Смекалова, С.В. Смирнова (Санкт-Петербург)

 

Экспедиция заготовления государственных бумаг была создана в 1818 г. для выпуска бумажных денег, и именно с ее появлением необходимо связывать рождение широкого государственного производства высококачественных бумажных денежных знаков России. Экспедиция успешно функционировала в постоянном развитии вплоть до революции 1917 г. После этого печатание денег было переведено в Москву. В Экспедиции же, переименованной в Ленинградскую бумажную фабрику Гознака, продолжала производиться высококачественная бумажная продукция.

К столетию Экспедиции (1918 г.) было подготовлен к изданию фундаментальный труд петербургского историка Сергея Валерьяновича Вознесенского. Работа была выполнена исключительно на материалах из архивов Экспедиции и Кредитной Канцелярии Министерства финансов. Книга представляет собой единственное существующее документальное, последовательное, подробное, доскональное изучение всех сторон деятельности Экспедиции с момента принятия решения о ее создании и строительства (по проекту и под руководством приглашенного известного испанского архитектора и инженера А. А. Бетанкура) до 1916 г.

Книга СВ. Вознесенского, полностью сверстанная и подготовленная к печати, с авторскими правками, в связи с «отсутствием типографской краски и бумаги на фабрике в 1918 г.», так и не вышла в свет. Одной из главных целей исследования мы ставим подготовку к печати и опубликование книги СВ. Вознесенского «Сто лет Экспедиции Заготовления Государственных Бумаг. Опыт истории казенной мануфактуры». Т. I. 1918. (15 п.л., 268+89 с. набранного текста). Вместе с текстом книги впервые будут опубликованы многие документы из фондов Государственного Эрмитажа (ассигнации разных времен и т.п.), музея истории фабрики Гознака (в т.ч. подлинные чертежи А.А. Бетанкура проекта строительства здания Экспедиции, старые фотографии), из фондов ЦГИА СПб, архива Санкт-Петербургского государственного университета.

СВ. Вознесенский, сын почетного гражданина, в 1905 г. поступил на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. В 1911 г. окончил его и был оставлен при кафедре русской истории, где работал до 1916 г. В 1920-27 гг. он доцент, а позже, в 1927-31, 1934-1938 гг., профессор историко-филологического факультета. В 1917-1919 гг. заведовал архивом в Экспедиции заготовления государственных бумаг. 18 апреля 1938 г. СВ. Вознесенский был арестован УНКВД по Ленинградской области. Обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных статьями 58-8,58-10 и 58-1 1 УК РСФСР. Определением Военного Трибунала Ленинградского военного округа от 15 сентября 1939 г. уголовное дело в его отношении было отправлено на доследование в Военную Прокуратуру ЛВО. 7 мая 1940 г. СВ. Вознесенский умер от кровоизлияния в мозг в тюремной больнице УНКВД ЛО. Постановлением ВП ЛВО от 26 марта 1956 г. дело по обвинению СВ. Вознесенского на основании ст. 4 п. 5 УПК РСФСР было прекращено. СВ. Вознесенский реабилитирован посмертно (данные взяты из ответа службы РАФ ФСБ на запрос СПбБФ).

Данная работа будет опубликована в рамках предполагающейся серии «Научное наследие России», в которой планируется выпуск важнейших трудов (по каким-либо причинам не увидевшим свет) выдающихся русских исследователей XIXXX вв.

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России