на главную страницу

 
 

Нумизматика. №1. 2003. С.22-27.

О чем рассказали Французские ассигнаты из Ивановского музея

Н.Н. Тимошина, ст.н.с, г. Иваново

Ивановский музей им. Д.И. Бурылина располагает коллекцией ассигнат, которая отражает интересную и противоречивую историю пятилетнего периода Великой Французской революции конца XVIII века.

Бумажные деньги сыграли большую роль в истории Великой Французской революции: чрезмерный выпуск привел их к быстрому обесценению и росту цен. Ассигнаты появились в 1790 г. Первоначально они выполняли роль государственных облигаций, которые приносили 5% в год и служили для чрезвычайных выплат в казну.

На первом этапе революции была опасность интервенции извне со стороны европейских государств и восстания внутри со стороны монархически настроенной части населения. При этом ассигнации были почти единственным финансовым орудием в руках правительства. На них стали смотреть как на средство спасения революции. "Французы должны хорошо запомнить, что им необходимы ассигнации, или их ожидает смерть", указал в своей речи один из членов Конвента.

На ассигнатах изображались аллегорические фигуры Свободы и Равенства с их атрибутами и скрижалью "Прав человека". Помещались надписи о преследовании за их подделку: "Закон карает подделывателя", "Нация вознаграждает доносителя".

В собрании Ивановского музея им. Д.Г. Бурылина хранятся 22 ассигнаты периода Великой Французской революции. Они были приобретены в начале XX в. основателем музея, собирателем редкостей и древностей Дмитрием Геннадиевичем Бурылиным и датируются 1792-1796 гг.

Ассигнаты были выпущены в связи с распродажей национального имущества, которое оценивалось ниже его стоимости. Для многих операции с бумажными деньгами послужили средством обогащения наравне с торговлей, поставками в армию и покупкой национальных имуществ (чем-то напоминая наши ваучеры).

Через год после первого декрета об ассигнатах процент, приносившийся этими облигациями, отменили. К концу 1790 г. количество выпуска ассигнат увеличилось в три раза. В течение 1792 г. были осуществлены три эмиссии: в январе, октябре и декабре. В музейной коллекции 1792 годом датируются 7 ассигнат, в их числе 15, 25 су, 10 и 50 ливров. В этом году была популярна идея гражданского поста отказ от мяса в пользу армии, больных и детей. Появились различные секции, которые объединяли единомышленников. Так секция "Обсерватория", состоявшая из зажиточных граждан, 1 февраля 1792 г. приняла решение не употреблять сахар и кофе, пока цены не упадут настолько, чтобы это удовольствие могли позволить себе и братья из более бедного класса.

С осени 1793 до зимы до 1794 года действовал закон "О максимуме" наивысших ценах на предметы потребления. В 1793 году было еще 3 эмиссии ассигнат: в мае, июне и октябре. 5 экземпляров ассигнат достоинством 50 су и 25 ливров, а также 5 ливров, относящихся ко времени выхода закона "О максимуме", имеются в музейной коллекции.

По декрету от 8 апреля 1793 г. все выплаты содержания и жалования войскам и иные платежи государственных учреждений должны были производиться исключительно ассигнатами. На основании декрета 1116 апреля лица, уличенные в предложении или получении различной цены за товары или услуги, в зависимости от того, производился платеж металлическими деньгами или ассигнатами, подлежали тюремному заключению на 6 лет.

В июне 1793 г. секция "Монмартра и Вооруженного человека" устанавливает шестинедельный гражданский пост.

В июле 1793 года были объявлены подлежащие обмену ассигнаты с портретом короля и дороже 100 ливров. Устанавливался срок обмена — до января 1794 года.

Декрет от 5 сентября 1793 г. устанавливал смертную казнь за отказ в оплате ассигнатами и конфискацию всего имущества, при этом доносчикам обещалось денежное вознаграждение за каждого осужденного в размере 100 ливров.

В 1793 г. были арестованы в течение нескольких месяцев все банкиры, виднейшие купцы, деловые люди, подозреваемые в спекуляции, кознях против республики, в злостном обесценивании ассигнат.

Декрет 23 сентября 1793 г. устанавливал максимальные цены для 39 видов товаров в размере цен 1790 года с повышением их на 1/3 и определением минимума зарплаты в двойном размере в сравнении с тем же 1790 годом. Меры эти оказались малоуспешными, так как крестьяне и торговцы перестали возить хлеб и товары в города и на рынок, не желая продавать их по твердым ценам за падавшие в цене ассигнаты. С другой стороны, развивалась спекуляция, вздувались цены. В торговле и промышленности наступил застой, многие предприятия прекратили свою деятельность, сократилось производство. В Париже были отменены религиозные посты, состоятельные люди стали употреблять мяса больше, чем прежде. В то же время была попытка нормирования продуктов, введения на них продовольственных карточек. Парижская Коммуна постановила: житель Парижа может употреблять не более 1 фунта мяса в неделю.

В ноябре 1793 года католической армией роялистов, которая нуждалась в собственных денежных знаках, были выпущены боны. Из них в коллекции музея есть 25 и 500 ливров. Эти боны печатались по образцу ассигнат 1790 и 1791 гг., но вместо портрета казненного короля Людовика XVI помещалось изображение его сына Людовика XVII, никогда не правившего.

Зима 1793-1794 гг. для 6000 парижан была настоящим бедствием не хватало хлеба, других продуктов. Хлеб выпекали из муки разных сортов "хлеб равенства" для того, чтобы качество и цена для всех была одинакова. Однако это было невыгодно пекарям, и выпечка хлеба более высокого сорта была возобновлена. В феврале 1794 г. каждый парижанин получал по фунту (потом по 1/6 фунта) хлеба и горсточку риса в день при условии личной явки к булочнику.

Декрет от 10 мая 1794 г. объединил все прежние постановления: лица, предлагавшие различную цену в ассигнатах и монетах либо отказывавшие в приеме ассигнат или понижавшие их в курсе, а также все те, кто перед заключением сделки спрашивали, какими деньгами будет производиться платеж подлежали немедленному задержанию и суду уголовного трибунала, который рассматривал дела без предварительного следствия; решения его не могли быть обжалованы, в качестве наказания назначалась смертная казнь и конфискация имущества.

В 1794 г. был выпущен лишь один номинал ассигнат 500 ливров, который также имеется в коллекции музея. Ассигнаты в декабре 1794 года потеряли 80% своей первоначальной стоимости. 24 декабря Конвент отменил все ранее изданные законы о максимальных ценах. В бедственное положение попали лица, получающие фиксированные доходы (государственные служащие, пенсионеры), и рантье.

При Директории выдача казенного пайка была прекращена. Взамен этого государственным служащим и пенсионерам стали выдавать половину содержания хлебом, а другая половина жалованья уплачивалась бумажными деньгами. Наблюдалось массовое бегство чиновников с государственной службы.

Экспедиция, печатавшая ассигнации при Конвенте, была усилена. При Директории количество рабочих удвоилось. В мастерских был установлен непрерывный 14-часовой рабочий день с 6 часов утра до 8 часов вечера. Физическое истощение рабочих вызвало забастовку, после чего Комитет финансов и общественного спасения постановил выдавать каждому служащему Экспедиции по 1 фунту хлеба в день.

В 1795 г. были выпущены ассигнаты с датой 18 нивоза ill года республики (7 января) с номиналом 100, 750, 1000, 2000, 10 000 франков. В музее хранятся 3 ассигнаты достоинством 100 франков и одна - 10 000 франков.

С начала 1795 года ценность бумажных денег падала с головокружительной быстротой. Осенью ассигнаты упали в цене до 0,87% своей номинальной стоимости. Зимой 1795-1796 гг. во Франции была непомерная дороговизна всего, что покупалось на обесцененные ассигнации. Так в январе фунт хлеба продавался за 25 ливров, а в июне его цена доходила до 60 ливров; мера картофеля, в апреле стоившая 6 ливров, через месяц (к концу мая) поднялась в цене до 28-35 ливров.

В законодательном Совете Директории крепло убеждение, что ассигнаты в качестве финансового ресурса сыграли свою роль, что никакими средствами их невозможно оживить и необходимо отказаться от их дальнейшего печатания, попытаться выпустить новый вид бумажных денег.

Закон 23 декабря 1795 г. (2 нивоза IV года) постановил, что количество ассигнат в обращении не должно превышать 40 млрд ливров, после чего все станки, матрицы и другие приспособления должны быть уничтожены. Недостающее до 40 млрд количество ассигнат было напечатано ко 2-й половине февраля.

В 1796 году для увеличения печатания бумажных денег в Эссоне была учреждена новая Экспедиция и издан Указ о "реквизиции", т.е. принудительном привлечении к работам по изготовлению денег всех рабочих-печатников и аресте всех тех, кто откажется.

19 февраля 1796 г. на Вандомской площади в торжественной обстановке был исполнен акт сожжения и разрушения всех орудий и приборов, употреблявшихся при изготовлении ассигнат. Торжественностью этой процедуры надеялись поднять ценность последних.

Вскоре после уничтожения станков и матриц последовал закон 28 вантоза VI г. (18 марта) о выпуске нового вида бумажных денег территориальных мандатов.

Правительственная прокламация так описывала их достоинства: "Территориальные мандаты обладают преимуществом, которого были лишены ассигнаты и отсутствие которого вызвало падение последних. Преимущество это заключается в присвоенной мандатам способности быть реализованными в любое время без конкуренции, задержек, торгов для немедленного и бесспорного приобретения земельного имущества, на котором остановится выбор их держателей на всем протяжении республики...". Что же касается денежных свойств территориальных мандатов, им, как и ассигнатам, был присвоен принудительный курс во всех платежах наравне с металлической монетой. Обмен ассигнат на территориальные мандаты производился в отношении 30:1, т.е. за 100 ливров мандатами выплачивалось 3000 ливров ассигнатами.

18 марта 1796 г. были выпущены территориальные мандаты номиналом 25, 100, 250 и 500 франков. В музейной коллекции они представлены 25 франками. Но эти деньги также стали быстро обесцениваться. Осенью их стоимость упала до 5%, а в феврале 1797 г. до 1%. В то же время в обращении стала появляться металлическая монета, вытесняя обесценивающиеся бумажные деньги.

Закон 22 плювиоза V года (10 февраля 1797 г.) устанавливал курс обмена: 1 ливр металлических денег за 100 ливров мандатами, 3000 ливров ассигнатами в срок до 21 марта, после чего ассигнаты превращались в простые клочки бумаги.

Оценивая значение выпуска ассигнат, министр финансов Директории Рамель в докладе Совету старейшин 1 февраля 1797 года сказал: "Ассигнаты сделали революцию, они привели к уничтожению сословий и привилегий, они опрокинули трон и создали Республику, они вооружили и снабдили эти грозные колонны, которые пронесли трехцветное знамя за Альпы и Пиренеи, им мы обязаны нашей свободой".

Но был и другой взгляд современников на выпуск ассигнат: они находили, что сначала максимум, потом реквизиции и, наконец, обесценение бумажных денег разорили промышленность и ввергли рабочих в крайнюю нищету. Но, в сущности, эти причины действовали одновременно. И после отмены "максимума" сырье продолжали прятать. Причина недоверие к бумажным деньгам.

Ассигнаты и мандаты так и остались неоплаченными, получили кое-что только держатели бон, выпущенных вместо ренты, причем золотом оплачивалась только треть суммы, а 2/3 в размере 50%, так что, например, владелец боны в 150 франков получал лишь 100 франков.

Литература:

1. Кареев Н.И. Великая французская революция. СПб. Изд. Маркса, т. 1-4, 1918.

2.      Кареев Н.И. Бумажные деньги французской революции. "Нива", 33. 1918.

3.      Фалькнер СП. Бумажные деньги французской революции. М. 1919.

4.      Смирнов А. Кризис денежной системы французской революции. Пб. 1921.

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России