на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    

  Вологодский коллекционер 2

 

Осенью 2001 г. на заседании клуба коллекционеров состоялось первое представление этого альманаха. Прошло не слишком много времени, уважаемый читатель, и перед Вами - второй номер «Коллекционера».

Альманах и впредь намерен придерживаться задачи публиковать материалы преимущественно вологодской тематики и будет пытаться восполнить недостаток информации в среде коллекционеров и собирателей. Большое складывается из малых усилий. Наши сегодняшние попытки отыскать, сохранить и систематизировать исторически ценные документы ежедневно пополняют архивную копилку будущего. И, быть может, уважение к российскому быту и бытию восстанавливает и структуру дня сегодняшнего.

Приглашаем к сотрудничеству коллекционеров, литераторов, историков-краеведов и других  лиц, не равнодушных к биографии родного края.

Редакция

 


Л. И. Медведев

П. Л. Медведев

МАТЕРИАЛЫ  К КАТАЛОГУ МЕСТНЫХ И ЧАСТНЫХ ДЕНЕЖНЫХ ЗНАКОВ,  

имевших хождение на территории Вологодской области и бывшей Вологодской губернии

 

Большинство из нас помнят фильм «Место встречи изменить нельзя» и сцену, когда Жеглов раздает своей опергруппе червонцы с портретом Ленина для посещения ресторана «Астория», которых едва хватало для расчета за чашечку кофе.

Однако мало кто сейчас знает, что после войны в Вологде, когда еще существовала карточная  система на товары первой необходимости, поужинав в ресторане, можно было расплатиться по счету и иным способом. Главособторгом Народного Комиссариата Торговли СССР в 1946 году были выпущены лимитные книжки для ресторанов на сумму 1000 рублей. Лимитная книжка имеет отрывные талоны 20 р. - 1 шт., 10 р. – 7 шт., 5 р. - 12 шт. Всего отрывных талонов на сумму 150 рублей. Талоны размером 20 мм х 16 мм. Владелец книжки имел право на скидку с суммы счета на 15 %, т. е. ресторанный счет частично оплачивался отрывными талонами.

 

 

Рис.1

Аналогичная лимитная книжка на сумму 2000 рублей была выпущена для продовольственных магазинов и давала право на скидку в размере 10 % со стоимости купленных продовольственных товаров, т. е. 10 % купленных товаров оплачивалось талонами. Лимитная книжка имеет отрывные талоны следующих номиналов: 10 р. – 9 шт., 5 р. – 16 шт., 3 р. – 10 шт. Талоны размерами 19 мм х 16 мм.

 

 

Рис. 2

Фотографии лимитных книжек уменьшены (рис. 1 – 50 %, рис. 2 - 43 %). Размер книжки для продовольственных магазинов в развернутом виде 260 мм х 85 мм, для ресторанов – 200 мм х 85 мм. Книжки заверены круглой печатью Вологодской трикотажной артели г. Вологда.

О существовании других аналогичных книжек 1946 года нам неизвестно. В каталогах денежных знаков данные о них отсутствуют. Неизвестно, практиковалось ли использование лимитных книжек в системе Главособторга НКТ СССР на других предприятиях Вологодчины или других территориях СССР. Это предмет дополнительного исследования. Однако с полным основанием указанные лимитные книжки следует отнести к частным денежным знакам (а возможно к ведомственным выпускам регионального значения), имевшим хождение в г. Вологде, и включить их в соответствующие каталоги бумажных денежных знаков.

Редкость приведенных суррогатов денежных знаков обусловлена порядком их пользования: при получении новой лимитной книжки старая подлежала возврату, а те немногие, что остались у населения, давно уже уничтожены за ненадобностью.

  

Ю. Малоземов

Талоны-заказы г. Вологды 1982 – 1992 гг.

В России в XX столетии перебои в снабжении населения продовольствием происходили довольно часто. По этой причине в стране неоднократно вводилась талонно-карточная система распределения. Условно время действия этой системы можно разделить на три основных периода: Гражданская война, Великая Отечественная война и послевоенная разруха, застой и перестройка. В данной статье рассматривается третий период в районе действия областного центра – г. Вологды.

В конце 1982 г. областные власти вынуждены были признать «временные» проблемы в снабжении населения мясо-молочной продукцией. В сентябре вологжане получили талоны на животное масло и колбасные изделия. В других городах и районах области, включая Вологодский район, талоны появились позднее.

Весовые нормы на продукты в Вологде колебались от 200 до 500 граммов масла и от 300 до 600 граммов колбасы в месяц на человека.

В конце 1988 г. были введены талоны на сахар и водку. Сначала нормы на сахар были установлены в 1,5 кг, а в период летних заготовок до 2-х кг, но впоследствии нормы упали.

Талоны на водку отоваривались из расчета – 2 бутылки на человека в месяц. Граждане до 18-летнего возраста талоны на водку не получали. В 1990 г. вологжанам были выданы талоны на «алкогольные напитки», по которым один раз в год можно было приобрести пять бутылок водки или десять вина. Водка, как известно, продукт повышенного спроса, поэтому вскоре появилось много фальшивых талонов, которыми промышляли в основном цыгане. Степень защиты от подделок была минимальная, к тому же реальной цены талон не имел, и привлечь к ответственности пойманного с поличным за продажу было нельзя. Поток фальшивок набирал серьезные обороты. Власти предпринимали попытки увеличить степень защиты талонов, и в первую очередь – водочных. С сентября 1990 г. водочные талоны печатаются в четыре цвета, а в 1991 г. форма их меняется чуть ли не ежемесячно. На обороте обязательна печать горсовета. Для того, чтобы сделать наказуемым факт продажи талонов, на них в 1991 г. появляется номинал – 1 коп. Однако положить конец нарушениям смогло лишь последующее наличие продуктов в свободной продаже.

Водяных знаков талоны не имели. Цвет их определялся наличием фоновой сетки, наносимой цветной краской, меняющейся ежемесячно или поквартально. Бумага на изготовление талонов шла разного качества, часто желтоватого, сероватого или зеленоватого оттенка, в результате чего наносимая краска имела неожиданный эффект и определить однозначно цвет талонов сложно. Неоднократно менялся рисунок фоновой сетки.

Со временем перечень дефицитных товаров увеличивается. В 1989 г. выданы квартальные талоны на мыло и синтетические моющие средства.

Официально с октября (а фактически с ноября) 1990 г. введены талоны на растительное масло, яйца, крупу и макароны, а также на табачные изделия. Нормы отпуска продуктов ежемесячно печатались в городской прессе.

С января 1991 г. талоны выпускаются блоками, месячные и квартальные отдельно. В блоках присутствуют талоны, на которых вместо привычного наименования продукта обозначен номер заказа (1, 2, 3 и т. д.). По ним можно было приобрести мясные, кондитерские и др. продукты. Некоторые номера заказов так и не были использованы. В блоках присутствовали также талоны на чай, соль, спички. Водочные и табачные талоны печатались отдельно.

К 1992 г. наблюдается заметное улучшение в снабжении населения продовольствием. Водка продается по паспортам в прикрепленных по месту жительства магазинах. Быстро растет сеть свободной торговли, разнице в цене продуктов по талонам и коммерческой заметно сокращается. Уменьшается и перечень талонной торговли. Последний блок талонов: апрель и II квартал 1992 г. выпущен на одном листе. Большинство талонов этого блока уже не были востребованы – в магазинах появились продукты.

 

 

 

В данной статье и последующих за ней материалах не рассматриваются имеющие место талоны на школьную и спортивную формы, на школьные тетради, а также на молоко, обеды и пр., т. к. они выдавались лишь отдельной категории граждан: школьникам, инвалидам, грудным детям, больным сахарным диабетом и др.

Следует отметить еще талон-приглашение 1990 г., по которому гражданин имел право на покупку (в свой месяц рождения) только одной вещи из промышленных товаров – от мотка ниток до мебельного гарнитура. Но и эти талоны не были в полном объеме обеспечены товаром и у части населения пропали.

В других российских городах и областях картина была примерно та же. Разница лишь во времени введения талонов, ассортименте, нормах и т д.


Материалы к каталогу

талонов-заказов г. вологды

в период 1982 – 1992 гг.

 

1982 г.

 

Впервые талоны введены в сентябре (рис. 1).

Заказ № 1 – на колбасные изделия (49 х 44)[1].

Заказ № 2 – на масло (46 х 56).

Талоны не имеют рамки, поэтому размер их может незначительно меняться в зависимости от произвольной резки листа. Талоны выпускались ежемесячно до конца года.

 

 

 

Рис. 1


1983 г.

 

Талоны нового образца (рис. 2).

Заказ № 1 на колбасные изделия (49 х 36).

Заказ № 2 – на колбасные изделия (49 х 36).

Заказ № 3 – на масло животное (40 х 36).

 

  

 

Рис. 2

 

С IV квартала заказы №№ 1 и 2 нового образца (рис. 3).

Их размеры (40 х 36).

Этот тип талонов существовал без изменений до конца 1985 г.

 

 

Рис. 3

1984 – 1985 гг.

 

Форма и размеры талонов без изменения.

Выдавались ежемесячно.

 

1986 г.

 

Талоны нового образца (47 х 15,5) (рис. 4).

Заказ № 1 – масло животное.

Заказ № 2 и № 3 – колбасные изделия.

 

 

Рис.  4

 

В этом виде, сохраняя тип и размер, талоны-заказы № 2 и № 3 просуществовали до конца 1988 г.

 

1987 г.

 

По образцу 1986 г. без изменений.

 

1988 г.

 

Заказы № 1, № 2, № 3 – по образцу 1986 г.

Заказ № 4 – Сахар. Талоны введены с октября.

Заказ № 5 – Водка.

Заказ № 6 – Водка (рис. 5).

 

 

 

Рис. 5


1989 г.

 


В январе 1989 г. выпущены талоны нового образца (рис. 6).

К уже существовавшим месячным заказам (1-6) добавлены два квартальных:

заказ № 7 – Мыло;

заказ № 8 – Синтетические моющие средства.

Размер новых талонов (40 х 24).

Изменен рисунок фоновой сетки.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 6

1990 г.

 


Заказ № 1 – Масло животное. Талон (39 х 24), по форме не отличается от аналогичного талона образца 1989 г., за исключением: название месяца набрано мельче, строчными буквами.

Заказ № 2 – Колбасные изделия. С 1990 г. на этот продукт выдается один талон в месяц. Внешний вид, по сравнению с образцом 1989 г., также имеет лишь незначительные расхождения. Размеры всех талонов (39 х 24).

 

Заказ № 3 – Чай (рис. 7).

Заказ № 4 – Сахар.

Заказ № 5 – Водка.

Заказ № 6 – Водка.

Заказ № 7 - Мыло.

Заказ № 8 – Синтетические

моющие средства, квартальные.

 

Рис. 7

 

Внешний вид талонов-заказов №№ 4 – 8 с 1989 г. не меняется. Размер по ширине может колебаться от 39 до 40 мм. Талоны-заказы на водку (№ 5 и № 6) были напечатаны на весь год, но выданы на руки только по сентябрь. Однако и сентябрьские в обращение не пошли, т. к. были заменены талонами нового образца из-за участившихся подделок. Талоны-заказы № 5 и № 6 (образца 1989 г.) за октябрь, ноябрь и декабрь 1990 г. встречаются крайне редко. Талон на водку нового образца (45 х 30) (рис. 8) номера заказа не имел и был выполнен в четыре цвета. Выдавался из расчета один талон на человека в месяц. Внешний вид до конца года оставался без изменений, за исключением ежемесячно меняющейся раскраски.

Заказ № 9 – Алкогольные напитки (36 х 36) выдавался один на год (рис. 9).

 

 

 

                                                     Рис. 8                                                        Рис. 9


Решением президиума областного Совета народных депутатов с октября вводятся талоны на растительное масло, яйца, крупу и макаронные изделия. Фактически же все эти талоны (рис. 10) вступили в действие с ноября. Также были выданы и талоны на табачные изделия.


 

 

 

 

 

Рис. 10

 

Талон № 10 – Масло растительное. Был выпущен на  IIIIV кварталы. Однако в июне растительное масло продавали на талон-заказ № 1, вместе с животным маслом, или же при покупке животного масла (если растительного не было в наличии) выдавали талон (полоску бумаги со штампом магазина) (рис. 11) на предмет последующей покупки. На стандартный талон № 10 (III кв.) в октябре продавали табачные изделия.

Рис.  11

Заказ № 11 – Табачные изделия. Месячные талоны.

Заказ № 12 – Яйцо. Месячные талоны.

Заказ № 13 – Макаронные изделия. Квартальные талоны.

Заказ № 14 – Крупа. Квартальные талоны.

Талоны-заказы №№ 11 – 14 были выпущены в ноябре и декабре 1990 г. На них новый рисунок фоновой сетки. Размер (50 х 19).

Талон «Ко дню рождения» (рис. 12) на приобретение промышленных товаров имел на обороте печать Вологодского городского отдела торговли и порядковый номер. Выдавался из расчета – один на каждого жителя Вологды.

Рис. 12

 

1991 г.

 

Январь.

Блок талонов нового образца.

Талоны расположены на листе в две вертикальные колонки по 9 штук в каждой. В левой колонке месячные талоны – на январь, в правой – на I квартал. Талоны расположены в следующем порядке:

 

левая колонка (сверху вниз) – Масло животное; Сахар; Колбасные изделия; Чай; Яйцо; Заказ № 1; Заказ № 2; Заказ № 3; Заказ № 4;

правая колонка (сверху вниз): Макаронные изделия; Крупа; Масло растительное; Мыло; Синтетические моющие средства; Заказ № 5; Заказ № 6; Заказ № 7; Заказ № 8.

Размеры блока (97 х 208), размеры отдельных талонов в блоке (40 х 21). Новый рисунок фоновой сетки со словами «Вологда» белыми буквами. На талонах появляется номинал – 1 коп.

На талон-заказ № 5 продавались спички, на № 6 – соль. Талоны-заказы №№ 1 – 4, 7, 8 – применения не имели.

Начиная с февраля месячные талоны печатаются отдельными блоками (рис. 13). Размеры блока (98 х 104).

Рис. 13

 

Порядок размещения талонов на листе не менялся и в последующие месяцы до конца года. На блоке обязательно присутствие печати исполкома райсовета народных депутатов г. Вологды.


Блок квартальных талонов (II кв.) также размещен на отдельном листе (рис. 14). Его размеры (98 х 123).

Рис. 14

Блок III квартала имеет уже 8 талонов, по 4 в колонке. Порядок расположения тот же, что и во II квартале, но отсутствуют заказы № 5 и № 6, а заказ № 4 переместился в конец правой колонки.


Лист IV квартала такой же, как и у III-го, разница лишь в цвете блоков, менявшихся каждый квартал. Начиная с июля у всех блоков ежеквартально меняется рисунок фоновой сетки. Талоны на табачные изделия печатались отдельно. Их размер (48 х 19), а с октября (40 х 10) (рис. 15).

 

Рис. 15

 

Водочные талоны первого квартала года собраны в отдельный блок (рис. 16). Размеры отдельного талона (49 х 39).

Рис. 16

Блок водочных талонов II квартала такой же, как и I квартала, только номинал смещен в правый угол и изменен цвет.

С июля внешний вид талонов меняется ежемесячно (рис. 17). Их размеры: (77 х 48), август, сентябрь, октябрь (36 х 26).

 

Рис. 17

С ноября торговля винно-водочными изделиями производилась уже без талонов.

 

1992 г.

 

Месячный январский блок состоял из шести талонов, выстроенных в две колонки в последовательности:

 

левая колонка – Масло животное; Сахар; Чай;

правая колонка – Колбасные изделия; Яйцо; Заказ № 1.

Размеры блока (97 х 78).

Февральский и мартовский блоки отличаются от январского лишь цветом и рисунком фоновой сетки. Блок квартальных талонов выстроен в последовательности:

левая колонка – Макаронные изделия; Крупа; Масло растительное; Соль;

правая колонка – Мыло; Синтетические моющие средства; Спички; Заказ № 2.

Размеры блока (97 х 96).

Последний блок талонов вышел совмещенным на II квартал и апрель (рис. 18).

Размеры блока (99 х 99).


Рис. 18

 

Последние талоны на табачные изделия вышли совмещенными на одном листе за январь, февраль и март. Размеры отдельного талона (41 х 13).


Т. Тайганова

Талоны на жизнь

 

В 1998 году после переезда из Челябинска в Вологду я поставила себе задачу освоить азы издательского процесса – решение было вынужденным, так как написанное за двадцать лет творческого стажа уже продавливало ящики стола и требовало воплощения. Для этой цели были приобретены компьютер, программы, принтер, сканер и бумага. Невзирая на чудовищные материальные трудности, энтузиазм не уменьшился и год спустя совершенно закономерно привел меня к плотному сотрудничеству с Юрием Полиэктовичем Малоземовым.

Более или менее успешно с его помощью издав в рамках собственного авторского проекта «Единство в книге» (коллекционные миниатюры, распространяющиеся по частным собраниям в России и за рубежом) первую книгу «Соль-минор» с лирикой Татьяны Жмайло, я решила, что теперь у меня есть основания заняться и собственными стихами. Разобрав их и подготовив рукопись, я внезапно оказалась в тупике: не было ни материала для оформления, которое могло бы меня удовлетворить, ни даже названия книги. Возможно было воспользоваться немалыми запасами собственной графики, но метафизический символизм, в пределах которого я как художник-график работаю уже много лет, явно не соответствовали задаче гражданской наполненности. Поиски вариантов оформления затянулись. Время шло, рукопись вновь лежала в столе, совесть терзала отчаянием: у меня не было стремления издавать одну лишь себя – я хотела, чтобы через голос частной поэзии зазвучали многие голоса униженной и бесправной России.

 

Пути Господни неисповедимы.

Зайдя однажды к Юрию Полиэктовичу по издательским делам, я увидела у него на столе распахнутый на середине альбом с коллекцией талонов –  тех самых, которые далеко не в полном объеме представлены на страницах этого номера «Коллекционера». Юрий Полиэктович любезно позволил их просмотреть. Я листала страницы, движимая, скорее, чувством памяти и личной причастности к горькой истории страны, чем каким-либо исследовательским интересом.

С частным коллекционированием впервые я столкнулась лицом к лицу именно в этом доме, где историей одержимы все без исключения. Сама я была уверена, что загадочная страсть собирать материальные свидетельства времени меня не коснется никогда. Признюсь честно – сам процесс коллекционирования чего бы то ни было ввергал меня в смущение: уважая старые предметы за их добротность, за нелгущую патину лет, за утилитарное совершенство пропорций, надежных и удобных для человека, я совершенно пренебрежительно относилась ко всяким «бумажкам». И до сих пор убеждена: не собери Юрий Полиэктович талоны в единый альбом и не попади он в поле зрения, – не произошло бы душевного потрясения, родившего на свет мою книгу в том виде, как она существует ныне.

Самая острая и непримиримая публицистика умолкла перед талонами - этими верстовыми столбами российской новейшей истории: нехватка, нужда, голод, муки, преодоление, и снова голод, и снова нужда. Меня на всю жизнь впечатлил вологодский талон 1918 года «на 25 литров воды», заверенный печатью, а хлебный талон г. Харовска 1991 года был лишь логическим продолжением непрекращающегося унижения человека. Литр молока, выписанный врачом в 1991 году больному ребенку, стал мне пощечиной в 1999. Хлебные карточки блокадного Ленинграда, оставшиеся неотоваренными и потому, по всей видимости,  дошедшие до коллекции, для кого-то были талонами на жизнь.

Юрий Полиэктович внимательно наблюдал за моей реакцией. Помню, что пробормотала: «К этим бы талонам еще бы те лица!..» И тогда Юра придвинул альбом с фотографиями. Те лица у него были.

Этот альбом, случайно обнаруженный одним из Юриных знакомых на пыльном чердаке, – особая для меня история, не связанная впрямую с содержанием альманаха. Скажу лишь, что непритязательные семейные снимки от начала века приблизительно годов до тридцатых беспощадно отразили историю распада вологодской семьи, перемолотой революционной мясорубкой. Драма России читалась в накапливающейся усталости лиц, в постепенной смене их легких и разнообразных живых выражений на единственное: вытерпеть и пережить.

Два альбома -  один о пище насущной, второй о женских ликах страдания - подарили мне название книги: «Пища вдов». Они вынудили меня всерьез обратиться к собственному семейному фотоархиву – вдов и здесь оказалось достаточно. Эти три архива и оказались тем самым звучанием книги, которое я долго искала и обрела наконец в доме Малоземовых. Восстановленные в компьютере фотоснимки стали иллюстративным рядом, параллельным звучанием самой истории, пополнившим стихи мощным и независимым голосом.