на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

Техника-молодежи. 1994 №11, С.6-9.

http://www.technicamolodezhi.ru

    НА СЛУЖБЕ КЕСАРЯ И АПОЛЛОНА

Валерий Киселев

Историю государства изучают по летописям, хроникам, памятникам культуры — всех источников не перечесть. А можно — по деньгам. Они нередко "выбалтывают даже то, что хотел скрыть летописец или не увидел мемуарист. Одного взгляда на купюру бывает достаточно, чтобы проникнуться духом эпохи, понять, какая идеология господствовала в стране, какую политику проводило ее правительство. Вот и русский бумажный рубль его внешний вид в разные периоды — это своеобразная история России в картинках. О чем же расскажут они внимательному наблюдателю.

В блистательный век Екатерины чрезвычайно возрос авторитет просвещения. Гордившаяся своей дружбой с Вольтером Царица мечтала сделать Россию страной передовой мысли. Посему неудивительно, что первые российские бумажные ассигнации, выпущенные в 1769 г., напоминали титульный лист книги тот же вертикальный формат, изящные шрифты, одноцветная печать, ручного отлива белая бумага с филигранью — фигурными водяными знаками. Дизайн первого бумажного рубля соответствует канонам классицизма и в то же время близок к стилю печатных царских указов. Правда, государственный герб на ассигнациях отсутствовал — точнее, двуглавый орел был, но не коронованный. Общественное сознание, видимо, еще не привыкло считать "бумажки" полноценными деньгами.

Двуглавого орла «короновал» Александр I в 1802 — 1803 гг. К началу Отечественной войны роль ассигнаций в российской экономике возросла настолько, что Наполеон после вторжения в Россию наводнил ее поддельными банкнотами, тем самым невольно показав, что считает бумажный рубль более значимым, нежели серебряный.

Заметим, что именно Александр I обратил внимание на внешний вид новых денег. С тех пор политический и культурный факторы начали действовать одновременно рубль стал служить и кесарю, и Аполлону.

После наполеоновских войн во многих странах — в том числе в России — получил распространение художественный стиль "ампир", выражавший идею государственной независимости. На русских ассигнациях, теперь уже горизонтального формата, наряду с различными виньетками и бордюрами появились императорские регалии короны, скипетры, венцы, словно сошедшие с дворцовых фасадов.

В эпоху романтизма усилился интерес к отечественной истории, к национальной символике. Государственная идеология при Николае I (1830 — 1840-е гг.) покоилась на трех китах православие — самодержавие — народность. Что не могло не отразиться и на внешности денежных знаков выдержанные в псевдовизантийском духе, они несли изображения церковных закомар, арок и колонн (100 рублей образца 1851 г , 15 рублей 1856 г).

Правление Александра II, как известно, ознаменовалось многими реформами — в частности, финансовой. На новых бумажных деньгах, выпущенных взамен прежних, потерявших цену ассигнаций красовался вензель императора государь как бы лично гарантировал их надежность. Утверждению исторической преемственности и державной мощи служили впервые помещенные на банкнотах 1860-х гг. портреты государственных деятелей прошлого Дмитрия Донского, царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича, императрицы Екатерины II

После русско-турецкой войны 1877 — 1878 гг. облик бумажного рубля кардинально изменился. В искусстве утвердился так называемый псевдорусский стиль — и чутко реагировавший на эстетические веяния рубль стал подчеркнуто "народным". Царский вензель теперь соседствовал с изображениями древних палат, их парадных крылец, деталей резных деревянных иконостасов, архитектуры северной избы, орнаментов старинных рукописей. Новый стиль внедрял в общественное сознание идею защиты государем национальных интересов Родины, ее традиций и устоев. Рубль «псевдорусского» стиля явно был рассчитан на то, чтобы нравиться всем — дворянам, купцам, крестьянам, как бы сплачивая все общество, а не усугубляя его классовую и сословную неоднородность. Здесь, безусловно нашла отражение политика государственной поддержки новорожденного российского капитализма.

К началу XX в технология печатания денег переживала расцвет. С последним весьма удачно совпали неоклассические и модернистские тенденции в отечественной культуре. Бумажные деньги эпохи последнего российского самодержца органично сочетают элементы модерна — сплетение плавных волнистых линий, изысканный растительный орнамент отсутствие правильных геометрических фигур — и неоклассические мотивы силуэт античного воина, вазу и рог изобилия, женский образ.

"Николаевский" рубль отличался виртуозной сложностью исполнения: изображения на нем нередко превосходили по утонченности даже рисунки и гравюры лучших художников разных эпох. Дело здесь, конечно, не только в технологических ухищрениях. На рубеже XIX и XX вв. Экспедиция Заготовления Государственных Бумаг (нынешняя фабрика Гознак) привлекла к сотрудничеству знаменитых живописцев и граверов: Я.Рейхеля, А.Зауэрвейда, Ф.Лундина, П.Ксидиаса.

В итоге многолетних творческих поисков был найден образ "русской валюты" с преобладанием не виртуозно-технического, а эстетического начала. Художественное совершенство не только свидетельствовало о высоком престиже рубля, но и служило ему лучшей защитой. Ведь точно воспроизвести индивидуальную манеру автора портретов Екатерины II и Петра Великого на 100- и 500-рублевых банкнотах не смог бы даже самый виртуозный мастер! Конечно, любую гравюру или даже водяной знак можно перерисовать один к одному, но в данном случае грамотный эксперт без особого труда обнаружил бы подделку. Мнения всех специалистов сходятся на том, что 100- и 500-рублевые купюры начала XX века относятся к лучшим достижениям в истории валют.

Кстати, обращает на себя внимание, что для "николаевских" денег ни русско-японской войны, ни первой русской революции словно и не произошло. Рубль был тогда настолько устойчив; что "рухнул" только в результате общенациональной катастрофы 1917 г.

Короткий промежуток времени между двумя революциями оставил заметный след в истории рубля. Крушение монархии потребовало новой символики. С двуглавого орла "слетела" корона, а рядом с ним возникло изображение полуобнаженной женщины — традиционный для европейского искусства символ свободы Да и в целом рубль стал соответствовать общеевропейскому шаблону. Ярко выраженные национальные мотивы исчезли, зато впервые в новейшей европейской истории появилась свастика — чужеродный для России символ благоденствия и процветания. Правда, появилась не на всех купюрах, а только на 250-рублевой

"Керенкам" и "думским деньгам" пришли на смену большевистские "совзнаки", о которых как-то совестно говорить — настолько примитивен их дизайн. Причина не только в пресловутой разрухе, а еще и в новомодной идеологии утопистов-временщиков, намечавших отмену денег. Правда, Наркомфин все же пытался, по примеру царского правительства, привлечь к работе над оформлением "отмирающих" банкнот известных деятелей искусства. Но из затеи ничего не вышло — "совзнаки" так и остались практически безликими.

После реформ 1922-1923 гг на советском рубле впервые появились изображения фигур — автором их стал скульптор И. Шадр Выполняя социальный заказ, он отбросил всякую патетику и идеализацию На купюре в 25 000 руб (1923 г ) он нарисовал молодого красноармейца с открытым ртом, 15-тысячную украшал простоватый выходец из деревни, а на трехрублевке 1924 г прямо на земле лежали рядом крестьянин и рабочий ("").

"Творческие находки" Шадра вполне отвечали вкусам и требованиям большевистских вождей именно такими — немудреными, "своими в доску", готовыми идти хоть на смерть ради "правого" дела — хотели они видеть своих подданных.

Но в 1938 г с типажами, изображенными на деньгах, произошла любопытная метаморфоза «простота» исчезла, и появились словно из стали изваянные лица героев шахтера, воина, летчика. Идеализированные образы "сверхлюдей' первых пятилеток тиражировались на бумажных рублях (и не только на них) вплоть до реформы 1947 года.

А после нее идеологический канон опять изменился. На новых купюрах крупных номиналов красовался один и тот же "советский человек" — Владимир Ильич, с которым соседствовало изображение Московского Кремля. И что поразительно — по стилю денежная серия 1947 г воспроизводила поздние ассигнации Российской империи. Особенно явственно было сходство 5-рублевок с банкнотами 1909 — 1912 гг. того же достоинства по формату, цвету, рисунку шрифтов и композиции. А 50-рублевая купюра 1947 г в целом повторяла знаменитые "николаевские" 100 и 500 рублей.

Несомненно, в этом сознательном плагиате нашла отражение послевоенная сталинская идеология "исторической преемственности" Возможно, после победы антигитлеровской коалиции и создания восточного блока Сталин пытался внешним видом новых денег дополнительно обосновать свои геополитические интересы, распространявшиеся теперь на всю бывшую территорию царской России. Главное же, очевидно, в том, что и себя самого вождь считал уже не просто "генсеком", а очередным российским самодержцем — в чем, собственно, и состояла для него "историческая преемственность".

Принцип следования лучшим дореволюционным образцам поставил перед художниками и специалистами весьма непростые задачи, которые были успешно решены. Новая валюта довольно удачно символизировала возросшее после войны могущество СССР.

Новшества, внесенные в дизайн советских денег реформой 1961 г, логически завершают канонизацию идеи незыблемости и величия Советского Союза. Ленин на банкнотах лишился черт "самого человечного человека" и превратился в икону теперь его изображали в профиль, с медальным лицом и недвижным взором, устремленным "в будущее".

И, наконец, последние страницы нашей истории крах коммунизма, распад СССР и калейдоскоп экономических и прочих реформ Лавинообразный выпуск новых дензнаков — сначала советских, затем российских — все более крупного номинала и все более низкой фактической стоимости. Применительно к ним вряд ли уместно говорить об эстетической идее или идеологической основе дизайна — более того, вообще вряд ли уместно говорить о дизайне. Наспех сработанные в условиях нараставшей инфляции, они столь же быстро исчезли. Нынешние дензнаки России, пожалуй, немногим лучше этакие малоформатные политические плакаты, художественно не продуманные и оставляющие впечатление какой-то зыбкости ненадежности.

Впрочем, сейчас, наверное, и невозможно создать образ "солидных" денег, свидетельствующий о престиже страны и надежности ее денежной единицы. Остается лишь надеяться, что будущий российский рубль станет не только устойчивой, но и красивой валютой, облик которой воплотит как лучшие отечественные традиции, так и мировой опыт. Последний, кстати, говорит о почти повсеместной "гуманизации" внешнего вида купюр. Монархи, президенты и премьеры остались, пожалуй, лишь на американских долларах и английских фунтах, индустриальные ландшафты — на банкнотах некоторых развивающихся стран. А в наиболее развитых государствах теперь в моде портреты выдающихся деятелей культуры, пейзажи родной страны Словом, есть что выбрать, чему и у кого поучиться.

 

ИЗ ИСТОРИИ СОВЕТСКОГО РУБЛЯ

 

Известно, что прототипами скульптур И Д Шадра "Крестьянин" и "Сеятель", изображенных на купюрах 1923 — 1924 гг, были крестьяне из деревни Прыговой Екатеринбургской губернии Порфирий Калганов и Киприян Авдеев. Вот как Иван Дмитриевич описал свое знакомство с первым из них.

"На огороде, распластавшись на рыхлой земле, спит богатырь, лежа ничком. Храпит так, что земля сотрясаясь, взлетает из-под его лица, как от взрывов фугаса Однако чужие шаги услышал, вскинул голову, обросшую бородищей и волосами, напоминавшими шапку хунхуза

     Чего шаришь в чужом огороде?

Я предложил ему папиросу, он протянул заскорузлую жилистую руку. Не рука — лопата и грабли.

В глубоких, рельефно-крупных морщинах полно земли, как в свежевспаханной меже, а кожа столетнего голенища.

Выслушав меня, он запустил грабли в шевелюру, покрытую окаменелой корой, сдвинул брови, долго сопел носом, сплюнул сквозь зубы острым плевком на гряды и, не открывая полузакрытых глаз, спросил

А вреда мне от этого не будет?

Нет, не будет.

Помолчал, подумал.

— Все равно не пойду. Не чеши язык зря, я не маленький, не пойду и шабаш, мое слово — олово.

Шибко нравился мне этот мужик, но, как ни тужился я, не мог раскачать этот пень, вросший в землю"

Другой "натурщик" — будущий "сеятель" Авдеев — тоже поначалу отнекивался, а потом смекнул, что оказывает государству услугу, и согласился. Но взамен поставил условия во-первых, чтобы на деньги с его, Авдеева, портретом "не плевали", как тогда зачастую поступали с царскими, во-вторых, чтобы он и его потомки на несколько поколений были избавлены от продналогов и прочих натуральных повинностей, наконец, чтобы его младшую дочь взяли в Москву и там выучили за казенный счет.

Все три условия пришлось принять, и Киприян Кириллович заработал с полной отдачей. Впоследствии он с гордостью рассказывал "У других или лицо неподходящее, или руки не такие, а у меня — тютелька в тютельку Дело было перед самым покосом, жара несусветная. Я стою голый, средь ограды, на особой подставке. Рука на отлете затекает, а пошевелить нельзя. Пот градом, а он, Иванов (Шадр — В.К.), значит, вокруг меня танцует — и оттуда зайдет, и отсюда подойдет А то заставит меня насыпать в лукошко песку и ходить вдоль ограды, рассевать, значит. Народ, бывало, соберется "Пострадай, — кричат, — Киприан, во славу СССР" А я молчу, знаю, что им завидно "

  

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России