на главную страницу

 
 

  Статьи из "Таганского бониста" за 1996 г.

2 Региональные денежные знаки периода Гражданской войны

Владикавказская железная дорога.

Статья опубликована в июльском выпуске № 2

Владикавказская железная дорога была одной из крупнейших железных дорог в Российской империи. Проходила по территории Кубанской, Терской, Дагестанской обл., Области войска Донского, Черноморской, Ставропольской, Астраханской, Саратовской, Бакинской губерний. Дорога принадлежала акционерному обществу В.Ж.Д., устав которого был утвержден в 1872 году. Обществу В.Ж.Д. принадлежали также нефтепромыслы, нефтеналивной флот, пароход - ледокол, нефтеперегонный завод в Грозном. В первую мировую были построены линии Георгиевск - Святой Крест, Беслан - Владикавказ и другие.

Заемные билеты Владикавказской железной дороги.

18 сентября 1918 года Большой Войсковой Круг Всевеликого Войска Донского разрешил Обществу Владикавказской жел. дор. выпустить заем в 60 млн. рублей в виде заемных билетов, сроком на 2 года из 5,4 % и утвердил положение о займе и наказ Особому Комитету по выпуску займа. Гарантию по займу, согласно заключенной 23 сентября 1918 г. конвенции, приняли на себя правительства Кубанского края и Всевеликого Войска Донского.

В состав Особого Комитета вошли: управляющий Ростовской н/Д. конторой Госбанка - Гульбин, представители от Всевел. Войска Донского: от отдела финансов - Племянников, отдела путей сообщения - Чурилов, и войскового контроля - Сыровяткин, представители от Кубанского краевого правительства - Синеев и Квитченко и от Общества Владикавказской ж. д. - Осипов.

1-го сентября положение о займе было утверждено высшим командованием Добровольческой армии для введение в действие в пределах Черноморской и Ставропольской губерний, и в состав Комитета введен представитель - Цакони.

Затем, по приказу главнокомандующего вооруженными силами на Юге России ген. Деникина от 8 февраля 1919 г. за № 18, положение о займе распространено на территорию Терско-Дагестанского края.

С января 1919 г., по соглашению банков с железной дорогой, заемные билеты введены в обращение и в Бакинско-Петровском районе жел. дороги.

Таким образом, область хождения заемных билетов захватывала весь Северный Кавказ и побережье Каспийского моря до Баку, фактически же билеты принимались в уплату и в Тифлисе, и в Батуме.

Согласно положению о займе, билеты изготовлялись экспедицией при Ростовской конторе Гос. банка “по рисункам, доставленным администрацией дороги, достоинством в 50 руб., 100 руб., 500 руб. и 100 руб. в следующих размерах: 50 руб. билеты - на 10 млн. руб., 100 руб. билеты - 15 млн. руб., 500 руб. - 15 млн. руб. и 1000 руб. - 20 млн. руб. ... Билеты каждого достоинства имеют литеры и порядковые номера от 1 до 50 000 в каждой литере”. Эскизы для билетов были изготовлены художником Евгением Николаевичем Шуром. Купюры разных достоинств имеют различные цвета мягких оттенков и различные рисунки на лицевой стороне.

50 руб. - Зеленого, фиолетового и синего цветов. С правой стороны паровоз и фигура женщины с пальмовой ветвью и лавровым венком, с левой - эмблематическое изображение.

100 руб. - Коричневатый и синий цвет в разных оттенках. С левой стороны - идущий поезд.

500 руб. - Синего, фиолетового и зеленоватого цветов. С правой стороны - железнодорожный мост через Дон в Ростове, с опущенной подъемной частью.

1000 руб. - Синего, лилового и серого цветов. Слева - здание гостиницы “Ривьера” в Сочи.

“Образцов” изготовлено по 5 026 шт. каждой купюры, из которых 4 532 шт. разосланы по Краю и по 494 шт. оставлены в Ростове.

Весь остаток на сумму в 17 314 050 руб., как равно и клише, гравюры и переводы на камнях уничтожены 5 октября 1919 г. в присутствии Войскового контроля. Всего было уничтожено 27 камней, и оставлены, в связи с выпуском 2-го займа дороги, гравюры на камне: карта, паровоз, горы и подпись Войновского-Кригера.

18 августа 1919 г. Особым совещанием при главнокомандующем В.С.Ю.Р. постановлено разрешить Обществу Владикавказской ж. д. выпуск 2-го краткосрочного (5,4%) займа на 200 000 000 рублей, сроком на два года, считая с 1-го сентября 1919 г., обеспеченного имуществом дороги, в виде заемных билетов достоинством в 1 000 рублей, 5 000 руб. и 10 000 руб., четырьмя сериями по 50 млн. рублей в каждой. Это постановление сообщено правительствам: Главного командования В.С.Ю.Р., Всевеликого Войска Донского, Кубанского Края и Терского казачьего войска, и последними в августе - сентябре утверждено.

Надлежало отпечатать 25000 билетов по 1 тысяче рублей, 15000 билетов по 5 тысяч рублей и 10000 билетов по 10 тысяч рублей. Первый выпуск купюр в 5 000 рублей и 10 000 рублей произведен в ноябре 1919 года.

Более подробных архивных сведений о выпуске 2-го займа найти не удалось, но, видимо, в обращение были выпущены лишь купюры в 5 и 10 тысяч рублей, билеты же в 1000 рублей не выпускались и известны только в односторонних образцах.

Билеты Владикавказской железной дороги имели широкое распространение. Им верили, не столько из-за гарантии четырех правительств, а потому, что акционерный капитал дороги в большей части был иностранным, а “англичане заплатят”.

Билеты имели хождение по март 1920 года, когда по обязательному постановлению Реввоенсовета Кавфронта “О хождении денежных знаков на территориях Донской области, областей Кубанской, Терской и Дагестанской и губерний Ставропольской и Черноморской” были аннулированы во всех купюрах без права обмена. Об этом постановлении на всех станциях жел. дороги была вывешена телеграмма за подписью “Н” - Соколова и “Н-ком” Нацаренуса.

Имевшиеся в станционных кассах заемные билеты были сконцентрированы в главной кассе дороги. Судьба их, а также и бывших в конторе Госбанка, неизвестна. На руках у населения осталось довольно большое количество билетов 1-го займа и очень малое - купюр в 5 и 10 тысяч рублей; купюры в 1 тысячу рублей 2-го займа (сентябрь 1919 г.) известны в образцах в единичных экземплярах.

Печатный текст на всех купюрах обоих займов одинаков, а именно:

“Заемный билет Общества Владикавказской жел. дор., выпущенный из 5,4 % сроком на два года в ... рублей. 1 сентября 1918 г. (во втором займе - 1919 г.). Председатель Правления - Кригер-Войновский. Начальник Главного Счетоводства - Бертгольд (во втором займе - за Главного Бухгалтера - Клиссанич). Подделка преследуется законом. Выпуск билетов контролируется Правительством”.

На всех купюрах в медальоне с георгиевским крестом помещены гербы Дона и Кубани. По краям медальона идет надпись:

“ Ростово - Владикавказская жел. дор.”

На оборотной стороне помещена географическая карта района Владикавказской железной дороги - весь Северный Кавказ, а также Закавказье, и текст, состоящий из 4-х параграфов Положения о займе.

5000 руб. - Синего, коричневого и коричневатого с белым. Справа - железнодорожный мост в Ростове-на-Дону, подъемная часть поднята.

10000 руб. - Коричневатая с черным и синим. Внизу - идущий мимо наливных баков товарный поезд из цистерн.

По материалам статьи В. Соколова в журнале

“Советский коллекционер” №1 за 1928 год.

 

Русско-Азиатский Банк. КВЖД.

Статья опубликована в июльском выпуске № 3

Зародившаяся в недрах Русско-Азиатского Банка идея выпуска бон совместно с К.В.ж.д. не была оставлена Банком.

После Харбинских и Пекинских совещаний 1917 года Банк неоднократно обсуждал возможность выпуска своих банкнот.

Проезжавший в начале 1918 года через Харбин председатель Правления Банка - А. И. Путилов отнесся к предложенному выпуску вполне положительно и по приезде в Шанхай совместно с дирекцией азиатских отделений Русско-Азиатского Банка окончательно разрешил вопрос о выпуске Банком своих бон.

По согласовании вопроса о выпуске с Управлением КВЖД, в середине 1918 года Русско-Азиатским Банком было заказано в Америке у известной фирмы по изготовлению банкнот “American Bank Note Company“ бон на сумму 20 миллионов рублей. Из них достоинством в 100 рублей - на сумму 12.000.000 рублей, 50 копеек - на сумму 500.000 руб., билетов в 1, 3 и 10 рублей - на сумму 7.500.000 рублей.

Техника выпуска была поручена Харбинскому Отделению Банка, куда заготовленные боны и поступили к концу 1918 г. Помимо помещенных на бонах в 1, 3, 10 и 100 рублей подписей Председателя Правления Банка - А. И. Путилова и Управляющего КВЖД - генерала Хорвата, боны, уже в самом Харбине штемпелевались, литографским способом, подписью Управляющего Харбинским Отделением Банка - И. К. Пименова, с каковой целью в помещении самого Банка были установлены две машины. Не грифовались этой подписью лишь боны в 50 копеек.

Боны достоинством в 100 рублей, помимо указанных трех подписей, снабжались еще собственноручной подписью, чернилами, одного из доверенных Р.- Азиатского Банка: гг. С.О. Волкова, Н.Н.Павлова, Б.М. Попова, М.Ф.Матеуса, С.А. Тюленева, В.В. Химикуса.

Этим лицам пришлось собственноручно подписать 120 тысяч экземпляров бон достоинством в 100 рублей. Работа потребовала более двух месяцев времени.

Лишь между 15 - 20 декабря 1918 года первые боны были заприходованы в кассу Банка и были зачислены на особый счет.

Боны всех достоинств занумерованы особым для каждой купюры номером.

Получившие широкое распространение и охотно принимавшиеся рынком, новые знаки получили на рынке название “хорватовских”.

Постановление Китайской - Восточной жел. дор. о выпуске Банком, по соглашению с дорогой, своих бон последовало в январе 1919 г. Управлением дороги был опубликован нижеследующий приказ:

Приказ № 7.

Января 13-го дня 1919 года.

По Китайской Восточной железной дороге о выпуске Русско - Азиатским Банком бон.

Недостаток мелких кредитных билетов в полосе отчуждения Китайской Восточной железной дороги, ставивший банки, Управление дороги, торговые предприятия и проч. учреждения, а также и все население в затруднительное положение при денежных расчетах, привел к необходимости Русско - Азиатский Банк, по соглашению с Управлением дороги, выпустить разменные боны - - 50 к., 1 р., 3 р., 10 р. и 100 р. достоинства.

Означенные боны предназначены к обращению в пределах полосы отчуждения К.В.ж.д. наравне с государственными кредитными билетами образцов, выпущенных до 1917 г. включительно.

Прием платежей этими бонами, обмен и размен их на государственные кредитные билеты производится беспрепятственно в отделениях Русско-Азиатского Банка в Харбине, Маньчжурии, Хайларе и Куаньченцзы.

Об' являя об этом, предлагаю:

1) Принимать означенные боны в кассы дороги беспрепятственно и без ограничения суммы в уплату сборов дороги и проч. взносов.

2) Производить, по возможности, беспрепятственный размен бон при производстве платежей на государственные кредитные билеты и обратно. ...

Вр. Управляющий дорогою В. Лачинов

Главный Бухгалтер Н. Астахов

Исполнены боны очень тщательно и качество их вполне гарантировало от подделки. На лицевой стороне, помимо приведенных выше подписей, значится указание о достоинстве билета и номер, а также надпись: “Русско - Азиатский Банк. Харбин. Настоящий бон принимается во всех кассах К.В. жел. дороги, равно как в отделениях Р.- Азиатского Банка в Харбине, Хайларе и Куаньченцзы, наравне с государственными кредитными билетами образцов, находящихся в обращении до 1917 года включительно. Подделка преследуется законом”. На оборотной стороне цифрами и прописью указано достоинство билета и напечатано: “Русско - Азиатский Банк. Харбин.” и изображен поезд с паровозом и дымящейся трубою.

На билетах в 50 копеек подписи Хорвата и Путилова напечатаны на обратной стороне.

Спрос на боны был большой, выпускались они Банком крайне осторожно, небольшими партиями, а под конец - в течение второй половины 1919 года - Банк выпускал их лишь по особому, каждый раз, разрешению лиц высшей администрации Банка.

Надлежит обратить внимание, что понимая, что выпуск бон может быть истолкован как нарушение устава Банка, его руководители пожелали внешне, как бы, устранить признаки кредитной операции от своего мероприятия по выпуску бон.

Последние не были обеспечены в требуемой пропорции металлом и не являлись обязательными к приему, но вместе с тем на них отсутствовала и надпись - обязательство Банка производить размен их на какие-либо другие денежные знаки. Приведенная выше надпись на билете говорит лишь о том, что “настоящий бон принимается кассами отделений Банка и жел. дороги наравне с государственными кредитными билетами ...”

Как видим, текст самих бон отнюдь не соответствует обещанию приказа № 7 об “обмене и размене бон на государственные кредитные билеты”. Банк оказался осторожнее железной дороги, хотя тот же приказ № 7 тоже достаточно осторожно предлагал кассам дороги “производить по возможности, беспрепятственный размен бон”.

На практике обмен своих бон Банк производил только на зеленые - “керенские” ден. знаки и лишь разницу - рубли, не умещавшиеся в керенские кредитные в 1000 или 250, выдавал мелкими романовскими.

Курс на “хорватовские” денежные знаки был установлен рынком почти тождественный с “романовскими”. За 1920 г. средний курс 1 золотого рубля на “романовские” равен был 10 руб., а на “хорватовские” - 11 рублям.

Возникший еще в 1919 году вопрос о дополнительном выпуске “хорватовских” отпал сам собою, после того как к концу года выяснился постепенный перевод жел. дороги своих расчетов на валюту. Начиная с 1920 г. “хорватовские” постепенно стягиваются дорогой в свою кассу и вновь не выпускаются на рынок. Все это производится в естественном порядке, постепенно и без каких-либо особых объявлений дороги или Банка.

Одновременно дорога устанавливает обязательный курс на эти денежные знаки по отношению к золотому рублю и постепенно без шума и протестов отучает смотреть на них, как на действительное платежное средство.

К середине 1920 г. “хорватовскими” денежными знаками рынок перестает интересоваться.

Майский 1920 г. приказ № 170 Управляющего К.В. жел. дороги ограничивает прием в кассы дороги кредитных билетов, не делая исключения и для своих бон.

Впоследствии, на протяжении нескольких лет, курс “хорватовских” хотя и фиксировался еще некоторое время биржей, но являлся номинальным, так как сделок на них не происходило.

Наблюдалось иное явление - случайные обстоятельства: слух о том или ином событии, связанном с КВЖД, немедленно вызывал охотников поставить ставку на “хорватовки”, так, например, в январе 1924 года в связи с муссировавшимися слухами о возврате на дорогу генерала Хорвата, началась усиленная скупка бон - в чаянии обмена их на валюту.

Позднее, в марте 1924 г. некие владельцы этих бон сделали попытку предъявить в китайском Окружном Суде Особого Района Восточной Провинции Китайской Республики, иск к Русско-Азиатскому Банку, требуя оплаты имеющихся у них “хорватовок” из расчета - 1 рубль золотом за 5 руб. хорватовскими.

“Истцы в своем исковом прошении указывают, что они не могут признать за Русско-Азиатским Банком, как за частным кредитным установлением и при том для Китая - иностранном, права выпуска в обращение в Китае денежных знаков. Боны Банка могут рассматриваться лишь, как частные обязательства Банка, выпущенные в русских денежных знаках. Истцы считают, что держатели бонов, выпущенных Русско-Азиатским Банком, имеют право требовать возврата им банком денежных знаков той же ценности, которую имели бумажные русские рубли в период выпуска в обращение бонов Банка”. (Газ. “Новости Жизни” № 52 от 7 марта 1924 г., г. Харбин.)

Сам факт этого иска поднял интерес к “хорватовским” и держатели не проявляли желания расставаться с ними.

Не располагая точными сведениями о количестве возвращенных обратно бон Русско-Азиатского Банка, можно все же полагать, что “эмиссия” дала Банку возможность содержать в течение полутора лет весь свой аппарат и, кроме того, помогла ему сохранить свою валютную наличность, сохранить которую, при иных обстоятельствах, ему вряд ли удалось бы.

По материалам книги А.И. Погребецкого

“Денежное обращение и денежные знаки Дальнего Востока

за период Войны и Революции (1914 - 1924).” Харбин 1924.

? ? ?

Сибирские Кредитные Билеты Центро-Сибири

Статья опубликована в августовском выпуске № 6

15 июля 1918 года Иркутск был занят чехами и войсками Временного Сибирского Правительства; несколько ранее - 20 июня во Владивостоке Земское и Городское самоуправление сменило власть Советов.

23 июля генерал Хорват на ст. Гродеково Уссурийской ж. д. объявил себя Верховным правителем России, в это же время атаман Семенов накапливал в районе ст. Борзя Забайкальской ж. д. свои силы и прекратил сообщение Забайкалья с Манчжурией.

Забайкалье, теснимое с запада, сохраняло связь лишь с Амурской областью.

О какой-либо денежной поддержке со стороны не приходилось и думать, а между тем эвакуация в Забайкалье центральных сибирских органов советского управления и красной армии вызвала громадное увеличение расходов.

Денежные знаки и знаки их заменявшие, выпущенные в Верхнеудинске и Чите на сумму свыше 10 миллионов рублей, не смогли утолить денежного голода; явилась необходимость выпуска одновременно большой партии денежных знаков.

Постановление 2-го Всесибирского Съезда Советов, происходившего в Сибири, в 1918 году предоставляло право выпуска денежных знаков местным Советам, за счет Центрального Сибирского Советского Управления. Это развязывало руки местным Исполкомам. Декрет Центро-Сибири - Центрального Исполнительного Комитета Советов Сибири от 4-го июля давал конкретные задания местным Исполкомам о выпуске денежных знаков.

С эвакуацией Центро-Сибири в Забайкалье, областной Комиссар Финансов - В. Леднев был назначен председателем Комиссии по изготовлению Сибирских денежных знаков.

В последних числах июля было издано следующее распоряжение:

“На основании постановления 2-го Всесибирского съезда Советов и декрета Центрального Исполнительного Комитета Советов Сибири от 4-го июля с.г., выпускаются в обращение Сибирские кредитные билеты 50-ти рублевого достоинства образца 1918 года.

Первое время выпуск этих билетов будет производиться из Читинского Отделения Народного (б. Гос.) Банка и подотчетных ему Казначейств, а затем, по мере изготовления достаточного количества этих билетов, и из других учреждений Банка и Казначейств Сибири.

Прием в платежи и к обмену обязателен на любую сумму всеми учреждениями и лицами по всей территории Сибири и Дальнего Востока, наравне с общегосударственными кредитными билетами.

Председатель Центро-Сибири - Яковлев

Председатель Ком. по изготовлению

Сибирских денежных знаков - В. Леднев

На основании этого постановления с 29 июля по 25 августа 1918 года Читинским Отделением Государственного Банка выпускались в обращение на простой бумаге “Сибирские кредитные билеты”, впоследствии получившие название “Кузнецы” или “Молотки”, все пятидесятирублевого достоинства. Рисунок для этих билетов был выполнен художником Верхотуровым.

Всего было выпущено билетов 407 тыс. штук на номинальную сумму 20.350.000 рублей. Серии с № 360001 по 360079 включительно выпущены по 1000 листов каждая с одинаковыми номерами (Разъяснения Читинского Отделения Госбанка от 10-го октября 1918 г. № 5423).

На лицевой стороне билета, на фоне перекрещивающихся горного молота, лопаты и кирки указано достоинство билета - “50”. Направо от рисунка напечатано: “пятьдесят рублей. Сибирский кредитный билет. Имеет хождение по всей Сибири и обеспечивается золотым запасом Сибирских Отделений Государственного Банка. Подделка преследуется законом. Предс. Эксп. Комиссии В. Леднев. Член Комиссии - В. Яковенко.” Рядом с этими подписями поставлен номер билета и буквами указана серия выпуска.

На лицевой стороне билета - на фоне фабричных зданий с дымящимися трубами изображен рабочий с засученными рукавами, сидящий возле наковальни, с молотом в левой руке. Правой рукой он показывает на изображенного налево от него двуглавого орла с распростертыми крыльями с разбитыми и падающими с лап оковами. Вокруг орла приведенная выше надпись об основаниях выпуска и дата - “4/VII 1918 г.”. В двух углах билета цифрами указано его достоинство - “50”.

Курс на эти билеты вначале соответствовал курсу керенских, но с появлением на рынке в конце 1918 г. омских “сибирских”, - курс “кузнецов” выровнялся по ним, после же произведенного в 1919 г. заштемпелевания курс “кузнецов” упал еще более.

Казалось бы, что низкий курс “молотков” страховал их от подделки, но, как видно, труд также пал в цене и на рынок были “выпущены” фальшивые знаки. Об этом осведомляла публикация Читинского Отделения Государственного Банка: “Доводится до всеобщего сведения, что в обращении появились фальшивые “сибирские кредитные билеты” 50 руб. достоинства со штемпелем и печатью Отделения за подписью кассира - “И. Соколов”. Особенность подделки билетов легко отличить на глаз, след.: на настоящих билетах надпись - “Читинское Отделение Государственного Банка” - набрана славянским шрифтом, а на фальшивых - гражданским, в государственном гербе значительная разница. Ободок в одну полосу, а на настоящих - в две.”

Помимо появления на рынке фальшивых “Сибирских кредитных билетов” - указание на что имеется исключительно в приведенном выше объявлении, - известно, что в обращении появились настоящие билеты, но с подложной нумерацией, а потом и с подложными штемпелями.

Дело в том, что типографией заготовлено было “Сибирских кредитных билетов” на сумму 50 миллионов рублей, выпущено же их в обращение на сумму 20.350 тысяч рублей, остальные билеты этого образца не были занумерованы и хранились в кладовых Читинского Отделения Государственного Банка.

При эвакуации из Читы в 1918 году органов советской власти, некоторое количество этих непронумерованных билетов было похищено и с поддельными номерами появились на рынке.

Позже - по истечении предельного срока для регистрирования и заштемпелевания “Сибирских кредитных билетов” - на рынке появились эти знаки с поддельными штемпелями регистрации.

По материалам книги А.И. Погребецкого

“Денежное обращение и денежные знаки Дальнего Востока

за период Войны и Революции (1914 - 1924).” Харбин 1924.

? ? ?

Денежные знаки Северо - Кавказского Эмирата

Статья опубликована в августовском выпуске № 8

В сентябре 1919 года в Нагорной Чечне, под лозунгами панисламизма было создано горское государство - “Северо - Кавказский эмират”. Возглавил его шейх Узун Хайр Хаджи Хан. Председателем образованного при нем правительства стал ротмистр Дышнинский-Арсанукаев (он же был главнокомандующим войсками и министром иностранных дел). Не имея, первое время, своей технической базы для эмиссии денег, правительство Узун-Хаджи осенью 1919 года осуществило свой первый выпуск, путем наложения на разменные знаки Терской республики достоинством в 100 рублей - перстневой печати Узун-Хаджи. Текст на ней гласил: “Слуга бедных Узун Хаир”. В монографии Пахомова приведен несколько другой вариант перевода: "Слуга бедных Узун Хаир Хаджи Хан".

Второй выпуск последовал в октябре - ноябре 1919 года (точнее с 2 октября до середины ноября). Для этой эмиссии были использованы денежные знаки Терской республики достоинством в 100 рублей и денежные знаки Краевого Исполнительного Комитета Советов Северного Кавказа выпуска 1918 г. в купюрах 100 и 500 рублей.

На оборотной стороне ставилась круглая печать Великого Визиря с проставлением от руки подписи Великого Визиря ( Магомета Киамиль Хана Арсанукаева - Дышнинского ) и даты. Текст на печати “Великого Визиря” - председателя совета министров, гласил: “Великий Визирь Эмира Северного Кавказа”.

Иногда встречаются экземпляры с двумя печатями, т.е. Великого Визиря и овальной перстневой печатью Узун-Хаджи ( первого выпуска ).

Третий выпуск был произведен уже в декабре 1919 года. Для него использовали: 10, 25, 50 и 100 рублей Терской республики, а также 50 и 100 рублей Краевого Исполнительного Комитета Советов Северного Кавказа. Следует отметить, что проштемпелевывались как подлинные так, порой, и фальшивые знаки. Весь третий выпуск штемпелевался только одной печатью Великого Визиря без подписи и даты. Для печати использовалась черная или фиолетовая краска.

Для трех своих выпусков правительство Узун-Хаджи использовало крупные купюры Терской республики и Краевого Исполнительного Комитета Советов Северного Кавказа, каковые были в наличии в его “казначействе”.

Фальшивая печать, с которой встречаются некоторые знаки, возможно была сделана позже, т.е. уже после аннулирования его денег. Общий объем этих выпусков установить не представляется возможным.

Этими эмиссиями заканчивается, так сказать, “кустарщина” в изготовлении и выпуске денег Узун-Хаджи.

В начале 1920 года был организован и заработал в ауле Ведено свой собственный монетный двор и “экспедиция” заготовления кредитных билетов. Литографское клише было изготовлено на камнях. Всего было произведено порядка сорока штампов. Бумага использовалась разных сортов, какая нашлась под рукой, даже частично из тетрадей - линованная. Водяных знаков не было. Текст на всех кредитных билетах печатался на арабском языке и частично на французском и русском. На всех кредитных билетах был помещен герб эмирата: весы, опирающиеся на винтовку и шашку, с зеленым знаменем газавата на одной чаше и раскрытым Кораном - на другой. Герб увенчанный короной с чалмой покоился на лежащем полумесяце с тремя звездами.

Номинал новых денежных знаков обозначался в рублях и туманах (10 рублей равнялись 1 туману). Выпущены они были номиналами в 250 и 500 рублей. Датированные 1338 годом хиджры (начавшимся 26 сентября 1919 года и закончившимся 14 сентября 1920-го), кредитные билеты имели текст на арабском языке: на лицевой стороне - “Повелитель правоверных на Северном Кавказе Хаджи Узун Хаир”, “Назир финансов Абдул Азим Абдулла”, на оборотной стороне - “Ходят наравне с другими бумажными деньгами. Чеканено (отпечатано) в Ведено. Да возвеличится победа его. Чеканка (печатание) подобных напечатанному карается за исключением тех кому законно разрешено правительством.”

Рисунок кредитных билетов 4-го выпуска выполнен германским офицером Паулем Маурах. Он бежал из русского плена и нашел приют в Чечне. По профессии он художником не был, но ему пришлось им стать.

Рисунок кредитных билетов 5-го выпуска, весьма вероятно был выполнен им же, так как характер исполнения их был весьма близок. Пятый выпуск денежных знаков имел номиналы в 5, 25, 50, 100, 250 рублей. Кроме того, предполагалось произвести выпуск купюр в 500 рублей (другого типа) и в 1000 рублей, но таковой не состоялся. Были отпечатаны только пробные экземпляры лицевой стороны.

Все купюры четвертого и пятого выпусков имеют варианты по сортам бумаги, по оттенкам краски. Для изготовления своих денег Узун-Хаджи привлекал специалистов - фальшивомонетчиков, работавших в этой области еще до войны.

В начале 1920 г. Узун-Хаджи организовал эмиссию звонкой (медной) монеты в своей временной столице - ауле Ведено. Чеканку монет в 25, 50 и 100 рублей (10 туманов) производил оружейный мастер - самоучка из аула Дарго.

Перечисленные деньги Северо - Кавказского Эмирата имели хождение около 7 - 8 месяцев на незначительной территории Эмирата, который не имел точных границ. После смерти Узун-Хаджи и распада Эмирата - эти знаки потеряли платежеспособность.

По материалам книг Н.Кардакова “Каталог денежных знаков России и Балтийских стран” Берлин 1953, и Ю. Пахомова “Денежное обращение и денежные знаки Северо - Кавказского Эмирата в 1919 - 1920 гг.” Тбилиси. 1965 г.

? ? ?

“Всевеликое Войско Донское” - О совещании 26 декабря на ст. Торговая

Статья опубликована в ноябрьском выпуске № 16

“... Точно также и относительно финансов Атаман идет впереди желаний генерала Деникина. Так, по его распоряжению особые Донские облигации на ассигнациях заменены обще - русскими и новые сторублевки, несмотря на популярность старых на Дону, прозванных “Ермаками”, печатаются уже не с портретом Ермака Тимофеевича, а с общерусскими эмблемами, пятисотрублевые ассигнации будут отпечатаны на бумаге сине - бело - красных тонов, цветов Русского флага, ни на одном знаке не говорится о том, что он выпущен Донским войском, по всюду говорится о том, что они выпущены Ростовскою конторою Государственного (Российского) Банка.

Атаман ничего не имеет против того, чтобы и дальше идти по этому пути, и финансовые совещания представителей Добровольческой Армии с управляющим отделом финансов Донского войска, г. Корженевским и директором Ростовского отделения Государственного банка окончились совершенным согласием ...”

“Архив Русской революции” том 5, Берлин 1922 г. стр. 285.

? ? ?

Ростовская-на-Дону Контора Госбанка

Статья опубликована в октябрьском выпуске № 13

После ухода немецких войск с Дона, перед командованием Добровольческой Армии встал вопрос о снабжении занятых мест денежными знаками.

“Перед Югом России остро встал вопрос о единой денежной системе. На только что закончившемся Ростовском Совещании представителей государственных образований Юга России поставлен был вопрос о правильном, равномерном и более интенсивном снабжении денежными знаками Ростовского образца касс Государственного Банка на Дону, Кубани, в Терской области и т.д. По мере того как налаживается гражданская власть на Юге России, а также в связи с расширением территории, занимаемой Добровольческой Армией, денежные знаки, выпускаемые Ростовской Экспедицией, перестают быть только Донским знаком и являются всеобщей валютой для всего Юга России.” (“Кубанская кооперация” № 2 за 1919 г.) Исходя из этого, Ростовское Совещание разрешило ряд вопросов, связанных с расширением Ростовской Экспедиции. Для этого решено использовать все технические средства, как Дона и Кубани, так и Добровольческой Армии. Денежные знаки будут печататься как Ростовской, так и Кубанской, а в будущем и Новороссийской Экспедицией, но выпускаться будут только от имени Ростовской Конторы Государственного Банка.

“Только этим путем может быть достигнуто хотя бы относительное единство денежного обращения; исключение ( мелкий разменный знак - 50 коп., который по прежнему будет выпускаться Екатеринодарской Конторой Гос. Банка от ее собственного имени). Достигнуто соглашение по вопросу о создании органа для более правильного и целесообразного распределения знаков между отдельными государственными образованиями. ...”

В обращении было уже весьма достаточное количество обязательств Всевеликого Войска Донского и Кубанских; при проведении же единой денежной системы, естественно необходимым было провести выкуп местными самоуправлениями своих дензнаков; но на местах сразу приняли эту попытку крайне недоброжелательно и вовсе не собирались начать выкупать свои эмиссии. Все эти разговоры лишь порождали новых противников главного командования и еще более запутывали и обостряли положение в белом лагере, следствием чего явилась в дальнейшем расправа Главного командования с Кубанской Радой.

В результате упомянутое соглашение, как равно и еще ряд совещаний по этому вопросу, ни к чему конкретному не привело.

Между главным командованием Добровольческой Армии и “государственными образованиями” шли серьезные политические разногласия, как по вопросу о “верховном управлении” Юга, так и по остальным вопросам. В отличие от Деникина, стремившегося к возрождению “единой, великой и неделимой России”, донской атаман генерал Краснов рвался к созданию самостоятельного Донского государства, независимого не только от Советской России, но и от Добровольческой армии. В своих стремлениях он ориентировался на прогерманскую политику. Сепаратистские стремления Краснова привели к разногласиям между ним и Деникиным по вопросу о подчинении донского войска добровольческому командованию. В итоге восторжествовал Деникин, сумевший провести на место Краснова своего единомышленника генерала Богаевского, при котором Донское войско стало составной частью Добрармии.

Это обстоятельство сказалось на оформлении денег, выпущенных в то время. Если в 1918 году донские знаки имели “нейтральный” характер, то после подчинения донского войска добровольческому командованию на деньгах появились соответствующие признаки.

Некоторые официальные документы о выпуске в обращение кредитных билетов Ростовской-на-Дону конторы Госбанка, были опубликованы в стенной газете “Северо-Кавказский коллекционер”.

Постановление Совета Упр. Отделами В.В.Д. за № 165 от 2 июня 1918 г., Утвержденное донским атаманом ген. майор. Красновым в Новочеркасске:

“Острый недостаток денежных знаков, вызванный событиями переживаемого времени, вносит сильные затруднения в нормальное течение торгово - промышленной жизни В.В.Д., а равно в повседневные расчеты между частными лицами, отражаясь особенно отрицательно на беднейшем классе населения, живущем исключительно на заработную плату.

В целях устранения этих затруднений и установления в Донском Крае нормального денежного обращения, Ростовская Контора Государственного Банка имеет приступить немедленно к выпуску, по утвержденным ранее образцам денежных знаков 50 коп. и 100 руб. достоинства. Названные денежные знаки обязательны к приему в платежи во всех правительственных и частных учреждениях и расчетах между частными лицами наравне с общероссийскими кредитными билетами.

Описание 50 коп. разменного билета, выпускаемого Ростовской Конторой Госуд. Банка на основании приказа Донск. Атамана по Отделу финансов от 10 мая 1918 г. ...

Постановление Совета Упр. Отделами В.В.Д. за № 340 от 28 июня 1918 г., Утвержденное донским атаманом ген. Красновым в Новочеркасске, о выпуске 5 р. Донских денежных знаков.

“В целях дальнейшего облегчения денежного обращения в Донском Крае, Ростовская Контора Государственного Банка имеет приступить немедленно к выпуску, по утвержденным ранее образцам денежных знаков 5 руб. достоинства.

Названные денежные знаки обязательны к приему в платежи во всех правительственных и частных учреждениях и расчетах между частными лицами наравне с общероссийскими кредитными билетами.

Описание денежного знака 5 р. достоинства образца 1918 г., выпускаемого на основании приказа Дон. Атамана по отделу финансов от 10 мая 1918 г. ...

Председатель Совета Упр.Отд.А. Богаевский.

Упр. Отд. Фин. М. Корженевский.

Войсковой секретарь Н. Решетовский.

Постановление Совета Управляющих Отделами Правительства В.В.Д. за № 798 от 22 августа 1918 г.

“В целях дальнейшего облегчения денежного обращения в Донском Крае, Ростовская Контора Государственного Банка имеет приступить немедленно к выпуску, по утвержденным ранее образцам денежных знаков 250 руб. достоинства. Названные денежные знаки обязательны к приему в платежи во всех правительственных и частных учреждениях и расчетах между частными лицами наравне с общероссийскими кредитными билетами.

Описание денежного знака 250 р. достоинства образца 1918 г., выпускаемого Ростовск. Конторой Госуд. Банка на основании приказа Дон. Атамана от 12 мая 1918 г. за № 1. ...

Председатель Совета Упр. Отд. А. Богаевский.

Упр. Отд. Фин. М. Корженевский.

Войсковой секретарь Н. Решетовский.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА УПР. ОТД. ПРАВИТЕЛЬСТВА В.В.Д. ЗА № 163 ОТ 23 ИЮНЯ 1919 Г. В Г. НОВОЧЕРКАССКЕ, УТВЕРЖДЕННОЕ 23 ИЮНЯ 1919 ГОДА ДОН. АТАМАНОМ ГЕН. ЛЕЙТ.

БОГАЕВСКИМ.

“В целях дальнейшего облегчения денежного обращения в Донском Крае Ростовская Контора Государственного Банка имеет приступить немедленно к выпуску, по утвержденным ранее образцам денежных знаков 1000 руб. достоинства.

Названные денежные знаки обязательны к приему в платежи во всех правительственных и частных учреждениях и расчетах между частными лицами наравне с общероссийскими кредитными билетами. ...

Председатель Совета Упр.Отд.П. Попов.

За Упр. Отд. Фин.А. Калашников.

Войсковой секретарьН. Решетовский

Небезынтересно отметить, что в 1920 г., когда Донская область была уже полностью занята советскими войсками, донские деньги продолжали печататься в Крыму, в Феодосийской экспедиции и почти все время ценились дороже врангелевских, временами разница доходила до 70%. Объяснялось это ходившими слухами о том, что Советская Россия якобы намерена признать независимость Дона.

По материалам статей, опубликованных в стенной газете “Северо-Кавказский коллекционер” в 1930-31 гг.

? ? ?

Неосуществленная эмиссия расчетных знаков РСФСР 1921 года

Статья опубликована в августовском выпуске № 7

Среди множества неосуществленных эмиссий общегосударственных денежных знаков, хотелось бы упомянуть еще об одном выпуске расчетных знаков РСФСР, так и не попавших в обращение. Сведения о них были опубликованы в Декрете СНК от 5 сентября 1921 г. - “О расчетных знаках достоинством в 5 и 10 тысяч рублей” :

Совет Народных Комиссаров постановил:

1. Расчетные знаки достоинством в 5 тысяч и 10 тысяч рублей выпуска 1921 года (декрет Совета Народных Комиссаров от 16-го июня 1921 г. - СУ. 1921 г. №51, ст. 286 ) изготовляются впредь по образцу расчетных знаков достоинством в 25 тысяч, 50 тысяч и 100 тысяч рублей выпуска 1921 года (декрет Совета Народных Комиссаров от 16-го июня 1921 г. - СУ. 1921 г. №51, ст. 381).

2. Расчетные знаки достоинством в 5 тысяч и 10 тысяч рублей выпуска 1921 года первоначального образца продолжают иметь хождение на прежних основаниях.

3. Поврежденный расчетный знак достоинством в 5 тысяч и 10 тысяч рублей выпуска 1921 года не принимается в платежи, когда он не составляет трех четвертей целого знака, когда он разорван пополам или внутри, пробит или прожжен, а также, когда на нем отсутствует или номер, или серия, или одна из подписей.

Председатель Совета Народных Комиссаров В. Ульянов (Ленин).

Ни в одном из ранее выпущенных каталогов общегосударственных денежных знаков сведений об этом выпуске не опубликовано. Приведенный выше документ не дает возможности судить о том, на какой стадии была остановлена работа по выпуску этих денежных знаков и сохранились ли эскизы, образцы или пробные оттиски знаков.

? ? ?

Денежные суррогаты

Документы о выпуске и изъятии из обращения облигаций “Займа Свободы” в качестве денежных знаков

Документы опубликованы в июльском выпуске № 4

Декрет СНК о выпуске в обращение облигаций “Займа Свободы” в качестве денежных знаков

30 января (12 февраля) 1918 года.

Извлечение

1. Облигации “Займа свободы” достоинством не свыше 100 руб. выпускаются по номинальной стоимости Государственным банком и имеют хождение в пределах Российской Советской Федеративной Республики наравне с кредитными билетами.

2. Купоны, начиная со срочных купонов марта 1918 г., согласно декрету об аннулировании займов, не оплачиваются. Купонные листы при выпуске облигаций в обращение отрезываются.

Председатель Совета Народных Комиссаров В. Ульянов (Ленин).

Секретарь Совета Н. Горбунов.

“Декреты Советской власти”, т. 1, стр. 449-450.

Декрет СНК об установлении однородности денежного обращения

8 сентября 1922 г.

Извлечение

В целях окончательного установления однородности денежного обращения и в дополнение и развитие постановлений Совета Народных Комиссаров от 28 июня ... и 19 июля 1922 года ... об изъятии из обращения советских денежных знаков, выпущенных до 1922 г. ( а также и обязательств образца 1922 г. в 5.000 рублей), Совет Народных Комиссаров постановил:

1. Воспретить всем кассам Народного Комиссариата Финансов и Государственного Банка выпускать в обращение всякого рода денежные знаки прежних до 1922 года выпусков, а именно:

а) серии (билеты) государственного казначейства;

б) обязательства государственного казначейства;

в) купоны государственных процентных бумаг по срок 1-е декабря 1917 года и

г) облигации займа свободы до 100 рублей включительно (мелкие купюры).

2. Прием кассами Народного Комиссариата Финансов и Государственного Банка указанных в п. 1-м кредитных билетов, казначейских знаков и суррогатов в платежи и к обмену на денежные знаки образца 1922 года по установленному расчету производить до 1-го октября 1922 года.

3. После означенного в п. 2 срока кредитные билеты, казначейские знаки и суррогаты, указанные в п. 1-м, утрачивают свою платежную силу и не принимаются ни в платежи, ни к обмену.

СУ, 1922, № 59, ст. 738.

? ? ?

Об одной редкой разновидности облигаций “Займа Свободы”

Статья опубликована в октябрьском выпуске № 14

В любой коллекции бон обязательно представлены облигации “Займа Свободы”. Среди многочисленных выпусков облигаций российских займов лишь облигации “Займа Свободы” мелких номиналов были приняты декретом СНК от 16 февраля 1918 г. к обращению в качестве денежных знаков. Таким образом, облигации “Займа Свободы” мелких номиналов (до 100 рублей) занимают законное место в коллекциях денежных знаков обязательного обращения.

Общеизвестно существование двух выпусков “Займа Свободы” - так называемые, облигации “с упоминанием 20 и 40 рублей” в тексте на обороте и “без упоминания”. Эти выпуски всем хорошо известны и безусловно представлены в коллекциях, тем более, что встречаемость тех и других практически одинакова. Здесь же хотелось бы упомянуть об однойй редкой разновидностиразновидности, которая имеет место быть встречающейся среди упомянутых облигаций.

Среди выпусков государственных бумаг императорского и Временного правительств, разновидностей обнаружить не представляется возможным, что объясняется жестким контролем в Экспедиции Заготовления Государственных бумаг и отбраковкой купюр не отвечающих техническим условиям “государственных бумаг”.

Однако, заготовленные Экспедицией бланки бумаг по мере надобности в них далее доставлялись в Отдел кредитных билетов Государственного банка, где в грифовальном отделении на специальных машинах бланки нумеровались и огрифовывались.

Здесь На данном этапе и появилась разновидность в облигациях “Займа Свободы”.

Дело в том, что в образце номер на облигациях - шестизначный для всех номиналов, кроме 100-рублевого. На облигациях сторублевого достоинства проставлялся семизначный номер. Однако, в разновидности на некоторых экземплярах облигаций номер оказался “плавающим”. Так, если в “образцовой” облигации номер шестизначный, то у разновидности он 7-ми или 5-значный. У 100-рублевой “эталоннойобразцовой” облигации - номер 7-значный, у разновидности номер 6-значный. Кроме этого “плавающий” номер набран другим шрифтом, отличающимся от образцового. Номер, как правило, более тусклый по цвету и стоит зачастую немного косо. Фальшивыми считать эти облигации нельзя, так как фальсификаторы никогда не стремятся обратить внимание на свою продукцию: при дефиците краски и невозможности подобрать необходимый шрифт,а количество цифр в номере можно сосчитать достаточно точно. Здесь же мы явно имеем дело со вполне официальным законный выпуском облигаций. специально акцентирован

В апреле 1918 года Центральное управление Государственного банка было эвакуировано в Москву в связи с приближением линии фронта к Петрограду. Частично был эвакуирован и Кребиль (отдел кредитных билетов). Можно было бы предположить, что “плавающие” номера появились именно в этот период. Однако эту версию опровергли опрокинули обнаруженные номиналы в 1000 и 5000 рублей с таким же “плавающим” номером - нумеровать их в этот период не имело смысла, так как к обращению они приняты не были.

В настоящее время автор занят выяснением происхождения “плавающих” номеров. В заключение хотелось Не лишним будет упомянуть отметить степень редкости указанной разновидности: по предварительным оценкам, на каждые 100 облигаций “Займа Свободы” одна попадается с “плавающими” номерами.

Одной из целей настоящей статьи является обращение к бонистам за помощью в систематизации этой информации: обладатели редкой разновидности очень помогут автору, предоставив информацию по схеме: “номинал - серия - номер облигации". Одним из аспектов данного вопроса является и выяснение возможности существования двойников. Например, № 123456 и № 0123456 формально, как говорят в Одессе “это две большие разницы”. Возможно ли существование таких облигаций?

20 руб

40 руб

50 руб

100руб

500 руб

1 тыс

5 тыс

10 тыс

25 тыс

5-значн

 

 

 

 

 

?

?

 

 

6-значн

?

?

?

?

?

?

?

?

?

7-значн

 

 

?

?

 

 

 

 

 

 

?

-“образцовые” облигации.

?

- обнаруженные до настоящего времени разновидности с “плавающими” номерами.

В заключение хотелось бы выразить благодарность зеленоградскому коллекционеру Александру Дубакину за предоставление материалов для работы над монографией “Заем Свободы”

© Чураков Ю.