на главную страницу

 
 

  Таганский бонист

quantum scimus, gutta est, ignoramus mare

Август 1997 Выпуск 30 (52)

Денежные знаки Эстонской республики (1918-1940)

Ivar Leimus "Eesti Vabariigi rahad 1918 - 1992"

Tallinn 1993. стр. 86-93.

Эстонская Республика была провозглашена 24 февраля 1918 г. Однако деятельность, направленная на построение национальной государственности, стала возможна только после капитуляции Германии 11 ноября 1918 г. В этот день вновь собралось Временное правительство Эстонии, которое, наряду с прочими вопросами, сразу же занялось созданием собственной финансовой системы.

Временное правительство приняло 19 ноября “Временные административные законы”, оставлявшие в силе законодательные акты, действовавшие до 24 октября 1917 г., а также законы, установленные немецкими военными властями в Эстляндии и Лифляндии. Тем самым денежное обращение по-прежнему регулировалось постановлением оккупационных властей от 15 сентября 1918 г., согласно которому денежной единицей в Эстонии была марка.

Наряду с германскими рейхсмарками и остмарками в Эстонии имели хождение и различные российские рубли. Чтобы упорядочить денежное обращение, Временное правительство ввело с 28 ноября 1918 г. твердый обменный курс. Согласно постановлению министра финансов Я. Кукка, опиравшегося на документы оккупационных властей, самый высокий курс имел выпущенный Германией для оккупированных территорий России “восточный рубль”, приравненный к 2 маркам. Царский рубль стоил 1,5 марок, думский рубль – 1,25 марки, “керенка” – 1 марку.

В это время на восточной границе Эстонии происходили важные события. 29 ноября Красная Армия взяла Нарву, где в этот же день была провозглашена социалистическая республика – Эстляндская Трудовая Коммуна. 2 декабря 1918 г. Коммуна издала декрет о финансах, согласно которому на территории, находившейся под советской властью, вводился рубль РСФСР, а царский, думский и керенский рубли уравнивались в стоимости.

Тем самым на территории обоих эстонских государств имели хождение одни и те же денежные знаки, но в рамках совершенно различных финансовых систем. Однако длилось это недолго, так как уже к середине февраля 1919 г., территория Эстонии была очищена от красных.

Государственное строительство и Освободительная война потребовали непредвиденных расходов. Эстония обратилась за займами к ряду европейских государств, но получила помощь только от Финляндии, доставившей в начале декабря 1918 г. в Эстонию 10 млн. марок. 14 декабря 1918 г. постановлением Временного правительства финская марка объявлялась на территории Эстонской Республики законным платежным средством. По курсу она соответствовала остмарке или 50 “восточным” копейкам.

Одновременно с попытками получить заем за границей, правительство решило раздобыть деньги и дома. Так как на руках у населения скопилось большое количество различных бумажных денег, правительство предложило выпустить краткосрочные государственные долговые обязательства, т.е. прибегнуть к внутреннему займу. Планировалась эмиссия суммарно в 30 млн. марок со сроками погашения долговых обязательств 1 мая, 1 июня и 1 июля 1919 г. Временному правительству предоставлялось право при необходимости позволить министерству финансов выпустить краткосрочные долговые обязательства еще на 2 млн. марок сериями, сроками и процентной нормой, определенными правительством.

24 декабря министр финансов подписал дополнительную инструкцию, добавлявшую к намеченным прежде купюрам еще 50- и 100-марковую. Но уже 4 декабря 1918 г. министр финансов Я. Кукк обратился в Хельсинки с просьбой отпечатать в типографии “В. Ховинг и Ко” долговые обязательства Эстонской Республики.

Почему было дано распоряжение печатать долговые обязательства в Финляндии? Причина – чисто технологическая. Изготовление ценных бумаг оказалось неожиданно сложным процессом, для которого в Эстонии не было ни оборудования, ни бумаги, ни специалистов. В Финляндии же все это было, так как она выпускала свои денежные знаки и другие ценные бумаги еще с начала XX в.

Тем не менее, договор с фирмой “В. Ховинг и Ко” по неустановленным причинам заключен не был, и заказ был передан литографии Лилиус и Херцберг”. 7 января 1919 г. там приступили к выполнению заказа, и в течение двух недель первая партия долговых обязательств была отпечатана.

Однако население, несмотря на активную пропаганду, не спешило приобретать долговые обязательства. Не помогла и принудительная подписка в уездах. К 16 января 1919 г. за счет долговых обязательств государство получило всего 8,9 млн. марок, то есть менее 30% от планируемой суммы. Немаловажную роль играло и то, что значительная часть территории Эстонии была в то время занята Красной Армией. Убедившись в провале внутреннего займа, государство вынуждено было 16 января объявить долговые обязательства законным платежным средством. 30 января министр финансов уточнил, что платежными средствами являются долговые обязательства номинальным достоинством от 50 до 1000 марок. Банкноты в 5000 и 10 000 марок оставались только долговыми обязательствами.

В марте – апреле 1919 г. в оборот были пущены ценные бумаги со сроком погашения 1 ноября и 1 декабря 1919 г. и 1 января 1920 г., причем продолжался притоки старых серий. В июне-июле добавились новые выпуски с датой 1 января 1920 г., и последняя серия со сроком погашения 1 мая 1920 г. Фактически же сроки погашения утратили смысл с того момента, как долговые обязательства были объявлены деньгами, особенно, если учесть, что одновременно заказывались и пускались в оборот купюры различных серий.

Последние долговые обязательства были переданы представителям Эстонии в начале сентября 1919 г. Всего долговых обязательств было выпущено на 214 млн. марок, а изготовлено - более чем на 250 млн. марок, что заметно превышало первоначально намеченную сумму в 30-50 млн.

5-процентные краткосрочные долговые обязательства были не единственными долговыми обязательствами Эстонской Республики, имевшими хождение в качестве заменителя денег. 19 января 1920 г. правительство приняло закон, согласно которому министру финансов было предоставлено право выпускать для пополнения казны краткосрочные кассовые векселя, общую сумму, сроки погашения и процентную ставку которых определяло правительство. На кассовых векселях должны были стоять подписи министра финансов, заведующего Государственным казначейством и заведующего Государственным учетным отделом. Ответственность за них принимало на себя государство.

Векселя Государственного казначейства печатались в Государственном отделе по выпуску ценных бумаг на Тоомпеа. 8-10 апреля там же они были разрезаны и переплетены в виде книжек, в каковом виде и выпущены.

Таким образом, правительство начинало осуществлять внутренний заем еще в пределах 250 млн. марок. Они были предназначены, главным образом, для поправления финансового состояния государства, но население, из-за отсутствия крупных купюр, начало использовать их и как портативные денежные знаки. К 1922 г. в обращении находилось, однако, уже достаточное количество 1000-марковых казначейских знаков. Поэтому 24 февраля 1922 г. Главное Управление государственного казначейства распорядилось об изъятии из обращения кассовых векселей меньшей номинальной стоимости (1000, 5000 и 10000 марок). Некоторые исследователи делают из этого вывод, что крупные векселя (в 25.000 и 100.000 марок) не имели хождения в качестве денег. Очевидно, однако, что данное распоряжение не дает основания таких выводов.

Статус находившихся в обращении векселей оставался несколько неопределенным. Официально они не были объявлены деньгами; порядок изъятия их из обращения представляется сомнительным. Распоряжение Главного управления Государственного казначейства об изъятии векселей было, откровенно говоря, незаконным. Это подтвердило и Государственное казначейство, признавая, что ни правительство, ни министр финансов не имели права определять сроки их изъятия. Руководствоваться тут следует общими законами, которые предусматривают 10-летний срок, по истечению которого казначейские векселя могут быть предъявлены в Государственное казначейство для уплаты по ним. К этому времени, однако, на руках у населения оставалось ничтожная доля всей эмиссии. Уже к 1 января 1925 г. оставалось невыкуплено только 520 000 марок. Последняя сумма более или менее стабильно сохранялась до 1935 г., когда при сведении баланса она была погашена.

Краткосрочные 5-процентные долговые обязательства Эстонской Республики, однако, были не первыми официальными платежными средствами периода независимости. За две недели до них в обращение были пущены платежные знаки таллиннской Учетной палаты.

Учетная палата – это место, где кредитные учреждения могут рассчитываться друг с другом путем перечисления. Это заметно экономит наличные, ускоряет и упрощает делопроизводство. Учетная палата была основана в конце 1918 г. по инициативе таллиннских кредитных учреждений.

С согласия Министерства Финансов образованная при Харьюском банке Расчетная палата уже в декабре 1918 г. выпустила различных чеков на сумму более 150000 марок. Чеки, разумеется, использовались только для взаимных расчетов. Однако, для смягчения острой нехватки дензнаков, Временное правительство в январе 1919 г. приняло закон, по которому Расчетной палате разрешалось выпускать платежные знаки достоинством в 50, 100, 200, 500, 1000, 5000, 10 000 и 25 000 остмарок. Для надзора за деятельностью Расчетной палаты был назначен государственный комиссар. Платежные знаки должны были быть обеспечены залоговым имуществом и иметь подписи выпустившего учреждения, правления Расчетной палаты и государственного комиссара. Они были повсеместно обязательны к приему. Однако выпуск платежных знаков разрешался только до основания государством собственного эмиссионного банка и начала эмиссии банковских билетов.

Продолжение в № 31

˜ & ™