на главную страницу

 
 

  Таганский бонист

quantum scimus, gutta est, ignoramus mare

Январь 1997 Выпуск 1 (23)

Кредитные билеты “образца 1918 года”

В 1917 году российским посольствам в Париже, Лондоне и Вашингтоне была направлена специальная директива. Министерство иностранных дел предписывало своим сотрудникам найти возможности на размещение заграницей специального заказа на изготовление новых российских денежных знаков. В результате удалось заказать изготовление кредитных билетов номиналами от 50 копеек до 1000 рублей, а также облигации нескольких займов в США, фирме American Bank Note Company. Эта компания, организованная в семидесятых годах прошлого века, являлась самой крупной фирмой в стране, специализировавшейся на изготовлении ценных бумаг.

Для подготовки "русских" билетов компанией были использованы клише, разработанные ранее для различных денежных знаков. К примеру, представленная на лицевой стороне билетов в 100 рублей фигура женщины с пучком колосьев в руке, украшенная венком и сидящая в окружении щедрых даров природы. Эта гравюра, изображающая Цереру (в каталоге Браиловского расшифрована как Флора), была подготовлена задолго до заказа из России и впервые украсила билет колумбийского Banco Hipotecario в 50 песо, выпущенный в 1881 году (Каталог А. Пика, седьмое издание, том 1. № S514). Позднее этот же рисунок помещался на денежных знаках различных национальных и провинциальных банков Колумбии (т.1, № S796), Гватемалы (т.1, № S205), Венесуэлы (т.1, № S101), Мексики (т.1, № S400). После рассматриваемых нами событий это клише использовалось для изготовления национальной валюты Эквадора - на билете в 5 сукре образца 1928 года (т.2, № 84).

Забегая вперед, следует отметить, что и готовившиеся к выпуску кредитные билеты в 50, 250, 500 и 1000 рублей образца 1919 года, так же скомпилированы из различных ранее использовавшихся клише. Вряд ли стоит превратно толковать изображенную на билете в 250 рублей фигуру женщины, властно держащую руку на глобусе, как некий намек на глобальные претензии России. Этот рисунок был подготовлен для созданного в 1895 году Banco Agricola Comercial в Сальвадоре и помещен на билете в 100 песо, выпущенном в конце прошлого века (т.1, № S107). Таким образом, становится понятен и аллегорический смысл композиции, где изобилие товаров, олицетворяющее продукты мирного труда, соседствует с персонификацией всемирной торговли.

Не более оригинальной была и гравюра для кредитного билета в 1000 рублей. Изображенная на нем женщина в античном одеянии, восседающая на массивном троне, держит в левой руке сияющий глобус, более всего напоминающий державу в монарших руках. Этот рисунок использовался в 1912 году для билета в 25 песо, выпущенного в Доминиканской республике Banco Hacional de Santo Domingo (т. 1, № S155).

Пожалуй единственный сюжет, отображающий национальный характер этой серии денежных знаков, помещался на 25-рублевом билете. По всей видимости, в его создании участвовали и русские художники. Фигура женщины, сидящей опираясь на щит с изображением русского двуглавого орла, показана на фоне купола Исаакиевского собора и многочисленных кораблей в гавани Северной столицы. Еще одной композиционной деталью, подготовленной для этой серии билетов, было изображение государственного герба России.

На билетах, образцы которых были утверждены Министерством финансов, вместо старого императорского герба был помещен, так называемый, “герб Временного правительства”. Символ новой России, лишенный монархических эмблем по решению, принятому в апреле 1917 года на Юридическом совещании, был разработан известным художником И.Я. Билибиным. Новый вариант орла с измененным рисунком и без многих прежних атрибутов, кроме всего прочего, изменил и цвет: в отличие от старого орла он изображался белым цветом. Однако на денежных знаках эта геральдическая тонкость не была отражена. В варианте государственного герба, подготовленном для кредиток, под орлом помещалось изображение Таврического дворца, как символа парламентаризма в России, в обрамлении дубовой и пальмовой ветвей.

Князь Львов выехал за новыми денежными знаками в Америку в сентябре 1917 года, но не успел получить их. Позднее их намеревалось использовать правительство Колчака, считая себя преемником законной власти. В декабре 1918 года князем Львовым из Вашингтона в Омск была послана телеграмма: “Высылаем Вам ... на 10 миллионов облигаций выигрышного займа 1917 г. и на 3 1/2 миллиарда напечатанных здесь кредитных билетов ...”

Омское правительство

23 декабря 1918 года во Владивосток на американском военном корабле “Шеридан” прибыла партия и облигаций займов и бумажных полтинников. Но кредитные билеты в обращение не попали. Как стало известно из документов Министерства иностранных дел, они подлежали задержанию до официального признания Омского правительства союзниками. Однако вскоре удалось добиться их согласия на получение денежных знаков. В телеграмме от 26 марта 1919 года министр иностранных дел И. Сукин сообщал: “В скором времени прибывают во Владивосток американские банкноты. При вскрытии ящиков с 25 и 100 рублевыми банкнотами будет присутствовать представитель американской банкнотной компании...”. В докладной записке Министра Финансов Омского правительства на имя Верховного правителя - адмирала Колчака, датированной 30 октября 1919 года, имеется указание, что всего указанных знаков было заказано в Америке на сумму 12,3 миллиарда рублей и к 1 апреля 1920 года ожидалось к получению на сумму в 6,5 миллиардов рублей. Фактически к 1 ноября 1919 г. было получено во Владивостоке этих знаков всего на 3,9 миллиона рублей. Еще в 1919 году было переотправлено их из Владивостока в Омск на сумму 228.795.00 рублей - большая часть которых и была впоследствии использована в Верхнеудинске Временной Земской властью. В том же году была отправлена в Харбин для переотправки в Омск, партия этих знаков на сумму 160 мил. рублей, так и не дошедшая до адресата.

Однако, когда кредитные билеты дошли до Министерства финансов, “...острый кризис в денежных знаках правительство устранило собственными усилиями”.

 

Поставки кредитных билетов из США были оплачены валютой, которую Колчак получил от продажи золотого запаса. В телеграмме директора иностранного отделения Особенной канцелярии по кредитной части А. Никольского, указывалось: “Российское посольство. Вашингтон. Получено распоряжение из Омска перевести Вам доллары уплаты в течение ноября за билеты, облигации и полтинники ...” .

По-видимому, подтвердив заказ на изготовление кредитных билетов, администрация Колчака отправила образцы подписей в Америку позже и часть изготовленных уже билетов успела уйти в Россию без допечатки подписей. Однако на большинстве кредитных билетов проставлены факсимиле подписей должностных лиц Омского правительства: Управляющего банком Рожкова (рис. 1) и кассира А. Толстовца. (рис. 2). Кредитные билеты достоинством 100 рублей встречаются с другим вариантом подписи кассира (рис. 3), установить которую на данный момент не удалось.

Продолжение статьи в № 24.

 

 


; Цены на деньги России