В этом выпуске

1

Боны Московской Городской Управы (1915-16 гг.)

2

Планы выпуска бон для Московской области

(1918 г.)

Таганский бонист

quantum scimus, gutta est, ignoramus mare

IV-й год издания

Май 1999

Выпуск 1 (64)

Боны Московской Городской Управы

оны Московской Городской Управы были выпущены в 1915-16 гг. для нужд Московских городских железных дорог.

В 1915 году, когда в разгар русско-германской войны, когда колоссальное количество мелкой разменной монеты ушло на фронт, разменный голод остро почувствовался в Москве - в вагонах Московского трамвая. В то время ежедневно по всем линиям трамвая курсировало 800 вагонов, перевозивших ежедневно лишь несколько менее миллиона пассажиров, уплачивавших за проезд пятаки и гривенники. При расчетах за проезд между кондукторами и пассажирами зачастую возникали затруднения. Московская Городская Управа пошла навстречу назревшей потребности и в 1915 году выпустила свои боны. Установить точно время выпуска не удалось, но некоторые указания дает перфорация на них. Встречались боны со следующими датами: "IV-1915"; "XII-1915"; "I-1916" и "X-1916". Перфорация - месяц римскими цифрами, год - арабскими цифрами, причем перфорация: 1915 г. - узкие цифры высотой 11 мм, 1916 г. - широкие цифры высотой 9 мм.

Выпущенные боны не были популярны у населения, их встретили крайне враждебно, так как Городская Управа сделала существенную ошибку, выпустив их по форме очень сходными с трамвайными билетами. Вследствие такого сходства эти боны часто выбрасывались рассеянными пассажирами вместе с использованными билетами, поэтому во второй проезд каждый пассажир избегал получать сдачу указанными бонами. Это предрешило судьбу неудачных бон и уже к концу 1916 г. трамвайные боны исчезли. К этому времени через Москву с фронта устремились потоки раненых, которым Московское Городское Управление предоставило бесплатный проезд в вагонах трамвая. Раненых снабжали бесплатными билетами, роль которых сыграли аннулированные трамвайные боны, получившие для этой цели надпечатку: "для проезда раненых". Среди сохранившихся экземпляров бон встречались варианты надпечаток: "Для раненых нижних чинов" - красного цвета (80´ 2 мм) и "Для раненых солдат" - черная (77´ 3 мм).

Сами знаки имели несколько вариантов, отличающихся один от другого цветом бумаги и годом выпуска, пробитым на билете. В статье Мелешко приводится 4 варианта цветов (красный, бледно-красный и синий), однако вариантов квитанций было несколько больше (см. таблицу). Кроме того имелись отличия в тексте квитанций.

Рисунок бон: на затушеванном пунктиром фоне выделяются светлые буквы "МГУ" во всю величину рамки.

Размер (простая рамка в две линии) 75´ 40 мм, поля - 2-3 мм.

Текст: вверху и внизу во всю длину рамки по старой орфографии:

"Московские Городские железные дороги",

в середине:

Œ "квитанция № ___ / в приеме 10 коп. в уплату за / проезд по гор. жел. дор. / Годен на год, пробитый на билете.". (см. рис. 1.).

либо:

? "квитанция № ___ / в приеме 5 коп. за проезд / 1-й станции. / Годен на год, пробитый на билете.". (В статье Мелешко "Боны Московской Городской Управы" приведен только этот вариант текста).

Кроме того, текст на боне в 3 копейки:

Z "квитанция № ___ / в приеме 3 коп. за проезд добавочной / полстанции при тарифе 8 коп. за 11/2 станц. / Годен на год, пробитый на билете."

Литература:

Мелешко Е.А. "Боны Московской Городской Управы" // "Северо-Кавказский коллекционер" 1929. №6. С. 29-30.

˜ {

Боны Московской Гор. Управы

Номинал

Бумага

Текст

1.

3 копейки

фиолетовая*

-1-

2.

5 копеек

оранжевая

-1-

3.

5 копеек

светло-желтая

-1-

4.

10 копеек

розовая

-1-

5.

10 копеек

красная

-1-

6.

20 копеек

серая

-1-

7.

5 копеек

розовый

-2-

8.

3 копейки

голубовато-зел.

-3-

* по диагон. - полоса темно-серого цвета (ширин. 2 мм)

Планы выпуска бон для Московской области

В 1917 году, в числе прочих областных объединений была создана Московская область. Конституция РСФСР узаконила административно - территориальное деление. В отличие от современной Московской области, тогдашняя центральная промышленная область включала в себя территории Московской, Владимирской, Воронежской, Калужской, Костромской, Курской, Нижегородской, Орловской, Рязанской, Смоленской (до весны 1918 г.), Тамбовской, Тверской, Тульской и Ярославской губерний.

29-го марта в Совнаркоме обсуждался проект Президиума Московского Совета о выпуске местных бон с правительственной гарантией "ввиду чрезвычайной скудости денежных знаков в Московской области". По этому проекту предполагалось выпустить разменные денежные знаки сначала достоинством в 100 руб., а затем в 200 рублей. Эти знаки должны были свободно обмениваться на государственные кредитные билеты достоинством до 1000 рублей, а также на краткосрочные обязательства и билеты государственного казначейства. Государственные кредитные билеты, как и новые разменные знаки, должны были поступать "в распоряжение единого распределительного центра Московской области, руководимого областной советской властью".

Совнарком РСФСР отклонил это ходатайство, признав ненужным выпуск бон, так как к этому времени ЭЗГБ усилила выпуск денег и правительство ожидало достаточного пополнения запасов наличных денег. Поскольку в печати широко было распропагандировано предположение о выпуске бон, СНК постановил выработать обстоятельное сообщение для печати, объяснявшее причины, по которым этот проект не был осуществлен.

Таким образом в нижеследующем документе идет речь о большой части территории Центральной России.

Сообщение о постановлении 29 марта не выпускать местных денежных знаков в Москве и Московской области. 31.III.1918 г.

Извлечение.

При обсуждении в Совете Народных Комиссаров предложения Совета народных комиссаров Москвы и Московской области принять срочные меры к увеличению выпуска денежных знаков для удовлетворения нужд Московской области выяснилось, что в выпуске новых денежных знаков (бон или местных советских денег) нет необходимости. Недостаток денежных знаков является временным, в связи с частичной эвакуацией Экспедиции заготовления государственных бумаг. Решено поэтому местных денежных знаков не выпускать и вместо этого только ускорить расширение работы Государственной экспедиции; с этой целью Московский исполнительный комитет делегирует своих представителей в место эвакуации Экспедиции. (“Декреты Советской власти”, т.2, 1959, стр. 39).

Этим решением СНК во многом объясняется то, что количество денежных суррогатов, выпускавшихся в период после революции в центре страны, не идет ни в какое сравнение с подобными выпусками в других регионах.

Впрочем подготовка к выпуску московских денег велась основательно. Был организован специальный конкурс на оформление новых денежных знаков. “...Из протокола заседания жюри конкурса, объявленного в самом начале 1918 года комиссией Московского совета по выпуску денежных знаков... Премию под девизом “И так далее” получил художник А.В. Манганари...” Протокол подписан комиссаром имуществ Российской республики П.П. Малиновским и шестью крупнейшими художниками во главе с С.Т. Коненковым.

Несмотря на то, что выпуск не был осуществлен, эскизы знаков Моссовета пригодились впоследствии.

На Северном Кавказе готовилась эмиссия собственных разменных знаков. Разрешение на выпуск было получено от правительства РСФСР. Брать за образец знаки, которые печатались в то время в Пензе, не было возможности по некоторым техническим причинам. Было решено использовать эскизы московских денег, хранившиеся в Моссовете.

Вся операция с отправкой эскизов на Кавказ совершалась в строжайшей тайне, так как специфический груз нужно было везти через районы, находившиеся в непосредственной близости от налетов белой армии. Эскизы удалось благополучно перевезти через Саратов, Астрахань и калмыцкие степи, и скоро деньги стали печататься в пятигорской литографии, хорошо приспособленной для многокрасочной печати.

Вот так эскиз московских бон, подготовленный художником А.В. Манганари стал прообразом денежных знаков достоинством в 5 рублей, выпущенных Краевым исполнительным комитетом Советов Северного Кавказа.

˜ {