на главную страницу

 
 

  Таганский бонист

quantum scimus, gutta est, ignoramus mare

Август 1997 Выпуск 31 (53)

Денежные знаки Эстонской республики (1918-1940)

Продолжение. Начало в №30

 

Как свидетельствуют документы, чеки Расчетной палаты, снабженные соответствующими подписями и печатями, выпускались до конца 1922 г., но основная доля эмиссии приходится, разумеется, на 1919 – начало 1920 г.

В конце февраля 1919 г. в оборот были пущены первые 20000 марок, напечатанных специально в качестве платежных средств. Они эмитировались двумя номинальными стоимостями: серия “А” – 100 марок, серия “В” – 50 марок. Прочие номиналы и серии этого выпуска, занесенные в ряд каталогов, остаются, к сожалению, плодами фантазии их авторов, введенных в заблуждение опубликованным в Государственном вестнике постановление Временного правительства и тем обстоятельством, что 100- и 50-марковые платежные знаки относятся к разным сериям.

Третья эмиссия платежных знаков началась осенью 1920 года. 11 октября Банковский совет обратился к министру финансов с меморандумом, в котором указывалось, что из-за отсутствия денежных знаков предприятия не получают кредита, что тормозит развитие экономики. Поэтому Банковский совет пришел к необходимости возобновить разрешенный в январе 1919 г. таллиннской Расчетной палате выпуск платежных знаков. Новые платежные знаки предполагалось выпустить достоинством в 5000, 10 000 и 25 000 марок на общую сумму до 75 млн. марок в трехмесячный срок, начиная с 1 ноября. Хотя ответ министерства финансов был, фактически, отрицательным, Банковский совет истолковал его в свою пользу и начал эмиссию, хотя и не имел соответствующего распоряжения. Архивные данные подтверждают, что и эта серия ценных бумаг имела хождение в качестве денег.

Таллиннская Расчетная палата закончила свою деятельность 4 июля 1923 г. К этому времени в обращении находились еще ее платежные знаки на сумму в 1 225 400 марок, из них 10 400 марок в качестве чеков, 210 000 марок в качестве купюр достоинством в 50 и 100 марок и 1 00 5 000 марок в качестве крупных купюр третьей эмиссии. На покрытие этой суммы Расчетная палата депонировала в Банк Эстонии на свой текущий счет "1 225 400 марок, на которые Банк Эстонии впоследствии обменял ей чеки и платежные знаки. К 1935 г. невыкупленными оставались еще 309 200 марок (3092 кроны).

Для первых лет существования Эстонской Республики характерна хроническая нехватка денежных знаков. В платежных средствах были крайне заинтересованы руководители предприятий, которые испытывали острую необходимость в мелких купюрах. Еще в годы немецкой оккупации собственные деньги стали выпускать цементная фабрика “Порт-Кунда” и Нарвская суконная фабрика. В 1919 г. выпуск таких денег стал распространенным занятием. Еще в период Освободительной войны этим занялась Синдиская суконная фабрика. Весной 1919 г. с разрешения нарвского коменданта Э. Фрейденштейна выпустили свои платежные средства суконная и льнопрядильная фабрики в Нарве. Однако чиновники Главного управления государственного казначейства нашли эту деятельность противозаконной и подлежащей компетенции прокурора республики. Осенью 1919 г. фабричные деньги были изъяты из оборота.

Что касается имеющихся в некоторых каталогах долговых обязательств Сааремааского уезда от января 1919 г., то они выпускались только в качестве заемных свидетельств и не имели хождения в качестве платежных средств. Они не были официально признаны даже в качестве ценных бумаг, и в марте 1919 г. министерство финансов объявило их недействительными.

Бесконтрольно выпускавшиеся прежними властями денежные знаки и добавившиеся к ним различные ценные бумаги и чужая валюта могли удовлетворить потребности молодого независимого государства в денежном обращении. Поэтому в Эстонии велись приготовления к эмиссии своей настоящей” валюты.

30 ноября 1918 г. Временное правительство приняло решение ввести в качестве государственной валюты эстонскую марку. Но так как создание банка требовало времени, а Государственное казначейство уже существовало, правительство решило поначалу выпускать деньги как государственные казначейские билеты. 9 декабря 1818 г. Временное правительство предоставило министерству финансов право выпуска государственных казначейских билетов. Предполагалось отпечатать купюры достоинством в 5, 10, 20 и 50 пенни и 1, 3, 5, 10, 20, 50, 100 и 500 марок. Величину эмиссии должно было определять Временное правительство. По курсу эстонская марка приравнивалась к 1 остмарке или 1 рейхсмарке или к 50 “восточным” копейкам.

Выбор марки в качестве номинала был не случаен. Обычно это объясняется тем, что в первые месяцы существования Эстонской Республики в ней имели хождение финские марки. Но финская марка стала законным платежным средством в Эстонии начиная с 14 декабря, т. е. через две недели после постановления правительства о выпуске собственных денег. Эстонское финансовое хозяйство в то время опиралось на немецкие оккупационные законы, вводившие здесь в обращение марки. Временное правительство не могло и не собиралось что-то изменить в этом отношении. Вопрос состоял только в выпуске своих денег, соответствовавших имевшей хождение валюте. Отсюда и марка.

Еще до выхода соответствующего постановления в Эстонии начались поиски возможности печатать деньги, но они не увенчались успехом. Вновь пришлось обращаться за помощью к финнам. 17 марта 1919 г. в литографии Тилгманна в Хельсинки началось печатание эстонских государственных казначейских билетов. Первыми были выпущены З-марковые купюры. Затем – дензнаки достоинством в 5, 10, 25 и 100 марок.

Первоначально предлагалось завершить печатание к 1 апрелю 1920 г., но работа затянулась. Судя по бухгалтерским книгам Тилгманна, последний тираж был передан Государственному казначейству 15 июня 1920 г. Всего эмиссия составила 513 348 000 марок, почти в четыре раза больше, чем планировалось вначале.

Одновременно с печатанием денег в Финляндии продолжался поиск соответствующих возможностей и в Эстонии. Для решения практических вопросов эмиссии был образован Государственный отдел изготовления ценных бумаг, деятельность которого документально прослеживается с февраля 1919 г. Вскоре выяснилось, что ограниченность местного технического потенциала позволяет печатать только разменные деньги.

Поначалу для этой цели были выбраны две частные типографии. Предприятие И. и А. Паальманнов в Таллинне взяло на себя печатание казначейских знаков в 50 пенни и 1 марку. Начали 22 марта 1919 г., с дензнаков в 1 марку. Другая типография Э. Бергманна в Тарту – выпустить незначительное количество знаков в 10 пенни.

Плохо оснащенные частные типографии не могли удовлетворить растущие потребности молодого государства. 26 апреля 1919 г. Т. Уссисоо предложил сосредоточить изготовление всех ценных бумаг в одной типографии и оснастить ее современным оборудованием. 10 мая 1919 г. типография Паальманнов была секвестрована и подчинена министерству финансов. 15 июля последнему были переданы и помещения Государственной типографии на Тоомпеа. Машины для печатания денег были приобретены, в основном, в Германии. Установить их в помещениях Государственной типографии оказалось невозможным, и пришлось построить новые, специально спроектированные, корпуса. Участок земли под них был приобретен в 1922 г., а в весной 1924 г. строители сдали здание типографии. Управляющим ее был назначен Т. Кяэрик. Типография представляла собой современное по тогдашним понятиям предприятие, способное изготовлять все нужные Эстонии ценные бумаги. В этих помещениях на ул. Нийне 11 типография находилась до 9 марта 1944 г., когда ее существование прекратил налет советской авиации.

В ситуации, когда дефицит государственного бюджета стал хроническим, его пытались как-то смягчить растущей эмиссией бумажных денег. В 1920–21 гг. особое внимание уделялось выпуску крупных купюр –в 500 и 1000 марок.

Для первого этапа эмиссии эстонских денег характерно то, что государство, пытаясь пополнить казну, выпускало большое количество бумажных денег без покрытия. Это привело к стремительному падению курса эстонской марки. Если в сентябре 1919 г. доллар США был равен 52, то через год – уже 400 маркам. Начиная с 1922 г., финансовое положение несколько стабилизировалось. Введя монополию на алкоголь и реформировав таможенные тарифы, Государственное казначейство впервые свело годовой баланс с превышением доходов над расходами. Отпала необходимость дополнительной эмиссии, напротив, деньги стали понемногу изыматься из обращения. В 20-е гг. были дополнительно отпечатаны только 50- и 100-марковые купюры в 1923 г., да еще новый тираж 100-марковых купюр серии “А” в 1927 г.

24 февраля 1919 г. Временное правительство приняло постановление обосновании Банка Эстонии. В его задачи вошли организация денежного обращения, упрощение фискальной деятельности и полезная инвестиция иностранного капитала. Эстонский банк задумывался как акционерное предприятие, во главе которого стояли правление и президент. 30 апреля 1919 г. правительство предоставило Банку Эстонии исключительное право печатания банкнотов.

В 1919 г. Банк Эстонии отпечатал в Хельсинки, в литографии Тилгманна, миллион 50-марковых банковских билетов, которые в конце года были пущены в обращение все же в качестве казначейских билетов. В 1921 г. в той же литографии были изготовлены банкноты в 100 и 500 марок.

Эстонские банкноты печатались и в типографии Отто Эльснера в Берлине. В 1922–24 гг. там был выполнен заказ на изготовление 100-, 1000- и 5000-марковых купюр.

Последняя серия банковских билетов в 1000 марок была отпечатана в 1927 г. в Государственной типографии.

 

Продолжение в №32