на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Проблемы истории местного управления Сибири XVI-XX веков: Материалы III регион. науч. конф. Новосибирск, 1998. С. 78-83.

 

РОМАНОВСКОЕ ЗОЛОТО В ПЛЕНУ «БЕЛОЙ ИЛЛЮЗИИ»

Рынков В.М. (Новосибирск)

 

В последние годы на фоне публикаций по истории гражданской войны особенно резко выделяется несколько проблем, оказавшихся на волне не столько научного, сколько публицистического интереса, К их числу относится судьба российского золотого запаса1. Сегодня не только в сознании рядовых российских граждан, но и профессиональных историков прочно утвердилось мнение, что золотой запас стал материальной основой существования колчаковского режима. В научной и научно-популярной литературе это положение даже не ставится под сомнение, поэтому современные авторы акцентируют внимание прежде всего на истории с «украденным» золотом. Многие исследователи высказывают мнение, что документы о части золотого запаса, возвращенной из Иркутска большевиками, были сфальсифицированы колчаковскими

 

чиновниками и чекистами2. Они считают, что значительная часть золота незаконно перекочевала за рубеж. В. Сироткин, И. Латышев даже произвели подсчет процентов, которые успели за восемьдесят лет «задолжать» России иностранные банки, хранившие наше золото. Правда, большинство авторов, писавших в 1990-е гг. о романовском золоте, в архивах не работали и даже опубликованные документы читали невнимательно3. Достаточно убедительно им удалось проследить только историю 22 ящиков, вывезенных японцами из Забайкалья и еще 33 ящиков, переданных им «на временное хранение» атаманом С.Г. Семеновым. Еще 13 ящиков золота досталось либо чехословакам, либо русскому конвою. Но эти 68 ящиков составляли чуть более одного процента от всего попавшего к Колчаку золотого запаса. В погоне за сенсацией исследователи в действительности занимались сугубо периферийным сюжетом, уходя от научных проблем. Применительно к истории гражданской войны было бы существеннее проанализировать, какую роль золотой запас сыграл в экономической политике колчаковского режима и что помешало лидерам антибольшевистского движения эффективно его использовать.

Обстоятельства, при которых значительная часть золотого запаса оказалась в руках Колчака, хорошо известны. Захваченное в августе 1918 г. в Казани отрядами Каппеля золото составляло 651 млн. золотых рублей. В начале ноября оно было перевезено в Омск и после государственного переворота 18 ноября 1918 г. оказалось в распоряжении Российского правительства адмирала A.B. Колчака.

Осенью 1918 г. финансовое положение востока России было крайне тяжелым: хождение нескольких видов денежных знаков, низкий, постоянно -падающий курс рубля, дефицит наличных денег, который не успевал покрываться работой печатного станка. Романовское золото оказалось очень своевременным шансом стабилизировать финансовое положение. Недаром именно к началу осени 1918 г. от сибирских экономистов в Российское правительство поступило несколько проектов привлечения золотого запаса для укрепления рубля. Использование золота как гарантии денежного обеспечения, подкрепленное выпуском в обращение качественной денежной купюры, действительно сделало бы сибирский рубль самым авторитетным денежным знаком в России, это могло бы аккумулировать материальные ресурсы в руках Российского правительства.

Еще одной серьезной проблемой для антибольшевистской власти являлись и неплатежи, всегдашний спутник экономического кризиса. Являясь крупнейшим заготовителем продовольствия, мануфактуры, топлива и прочих товаров на внутреннем рынке, государство вынуждено было брать их в долг у кооперативов, заводов и копей. Те, в свою очередь, оказывались тоже неплатежеспособными. Так раскручивалась цепочка взаимных неплатежей, источником которых являлось прежде всего государство.

Использование золота для оплаты своего внутреннего долга и укрепления финансов могло благотворно повлиять на экономическую ситуацию. Но для этого нужна была политическая воля. Провозглашенный Верховным правителем России, адмирал Колчак ограничил задачи своего правительства только ведением вооруженной борьбы с большевиками и текущим гражданским управлением. «Непредрешение» основных вопросов политического устройства и экономической жизни было распространено и на золотой запас. Вопрос о его использовании должно было решать Национальное собрание, созыв которого откладывался до окончательной победы над большевиками. Пока же романовское золото было заперто в хранилищах Омского отделения Государственного банка, и «временная» государственная власть делала вид, что для нее этих ценностей не существует. Принцип непредрешения свидетельствовал о том, что намерение проявить политическое благородство у лидеров белого движения взяло верх над политическим реализмом.

Со взглядами Верховного правителя вполне согласовывалась позиция Министерства финансов и Министерства иностранных дел, руководство которых считало, что стабилизировать финансовое положение возможно и без использования золотого запаса. Основная ставка при этом делалась на получение помощи от союзников. Но для этого требовалось признание Российского; правительства иностранными державами. Колчаковский же переворот только ухудшил позиции антибольшевистского движения на международной арене, Готовые признать Директорию союзники с недоверием отнеслись к установлению колчаковской диктатуры. Более того, заявление Колчака о признании российского внешнего долга не было подкреплено реальными делами. Вопреки ожиданиям российской стороны, оно произвело на союзников скорее негативное впечатление. В конце 1918 г. Российское правительство отказалось от уплаты в срок очередных процентов по внешним долгам, хотя международному сообществу было известно, что романовское золото позволяло это сделать. Недоверие к финансовым обещаниям Российского правительства усугубило его дипломатическое непризнание. Правда, страны Согласия продолжали производить поставки некоторых видов оружия и снаряжения в счет кредитов, открытых еще царскому и Временному правительству, но от заключения новых договоров с Российским правительством воздерживались. Сложилась абсурдная ситуация, когда имевшие золото российские власти просили союзников о помощи в кредит, рискуя вообще остаться без союзной поддержки.

Чтобы сдвинуть с мертвой точки вопрос о военном снабжении, колчаковское Министерство финансов в марте 1919 г. согласилось на перевозку части золотого запаса во Владивосток. Это золото должно было стать не средст-

 

вом оплаты выполненных заказов, а всего лишь гарантией (но в действительности стало залогом) того, что Российское правительство выплатит свои долги. Согласие на перевозку части золота во Владивосток было своеобразным компромиссом между принципом непредрешения и необходимостью делать закупки за рубежом.

Корректировка намерений правительства относительно судьбы злотого запаса застала Государственный банк врасплох. С ноября 1918 г. золото так и продолжало лежать в кладовых банка, не осмотренное и не принятое на баланс. Поэтому 10 марта 1919 г. Российское правительство вынуждено было санкционировать отправку на восток более 273 млн. золотых рублей без пересчета, ограничившись их проверкой по банковским книгам. Только 3 апреля 1919 г. Совет министров постановил начать прием золота на баланс Государственного банка. Эта процедура была завершена 10 мая. 19 и 20 мая было отправлено во Владивосток еще 84 360 тыс. золотых рублей. Всего же до октября 1919 г. во Владивосток было отослано более 190 млн. золотых рублей.

До конца августа 1919 г. официальная позиция Омска в отношении отправленного во Владивосток золота не изменилась: оно лишь обеспечивало гарантию оплаты военных заказов, но не должно было переходить в руки иностранцев. При этом Российское правительство находилось совершенно в тяжелой внутренней обстановке. В течение лета 1919 г. экономическое положение Востока России стало катастрофическим, перед Омском маячило военное поражение. В этой ситуации союзная помощь явилась последней надеждой. И удивительно, что притязания Российского правительства к союзникам возросли. В июле 1919 г. оно попросило у стран Согласия крупный валютный кредит, очередную поставку оружия с отсрочкой платежа. Союзники тянули с ответом, но было понятно, что он будет отрицательным. Покупать же все необходимое за золото российские власти по-прежнему отказывались. Министерство финансов расценивало золото как последнюю надежду на спасение, которую оно не имело право потерять.

В конце августа 1919 г. молодого И.А. Михайлова на посту Министра финансов сменил член правления Русско-Азиатского банка Л.В. фон-Гойер. Он внес в политику Российского правительства дух практицизма. Видя, что официальные круги Европы и Америки отказали Омску в новых кредитах, он принял решение добиваться займов у частных финансовых структур. Кроме того, он рассчитался за сделанные ранее американскими компаниями поставки, произведенные с отсрочкой платежа на сентябрь 1919 г. Результат не замедлил сказаться - поставки оружия во Владивосток осенью 1919 г. возросли. В октябре 1919 г. Российскому правительству был предоставлен заем в 110 млн. золотых рублей. Предоставившие заем японские Иокогама-Спеши банк,

Човен банк и англо-американский синдикат получили в обеспечение займа золото, чуть больше суммы предоставленного кредита. Этот заем был частично использован Российским правительством и Приморской областной земской управой, частично переведен на счета российских дипломатических представителей за границей. Но осенью 1919 г. никакая самая энергичная деятельность колчаковского Министерства финансов не могла предотвратить военного поражения.

Не только у белоэмигрантских мемуаристов, но и у отечественных историков вызывал возмущение тот факт, что оружие, боеприпасы и военное снаряжение, поставленное союзниками Колчаку весной - летом 1919 г. большей частью осталось лежать на союзных складах во Владивостоке, небольшая же часть, поступившая в Сибирь, распределялась по приказам союзных представителей. Писавшие об этом авторы считали, что именно за эти неполученные товары Колчак заплатил российским золотом. В действительности, союзники придерживали неоплаченные «белыми» поставки. Винить за создавшееся положение можно только колчаковскую сторону.

К сожалению, баланс взаимных поставок и расчетов между Российским правительством и союзниками до сих пор никем не производился. Не исключен и такой вариант, что российская сторона не полностью рассчиталась за полученную материальную помощь. Однако скрупулезное исследование выявит скорее всего небольшие долги одной или другой стороны и не изменит общего вывода, который следует из вышеописанных событий. Активное использование золотого запаса Российским правительством могло бы существенно улучшить положение сибирского лагеря контрреволюции, облегчить всю вооруженную борьбу с большевиками. Этому помешали прежде всего соображения идеологического характера, в соответствии с которыми лидеры белого движения воздерживались от использования российских материальных ценностей в интересах антибольшевистской борьбы. Сыграла свою роль и некомпетентность омских внешнеполитического и финансового ведомств. В октябре 1919 г. Верховный правитель говорил: «Моя цель, первая и основная - стереть большевизм и все связанное с ним с лица России. Все остальное, что я делаю подчиняется этому положению». В действительности А.В. Колчак и его окружение не понимали специфики гражданской войны, не знали, что требуется для победы в ней и не готовы были идти на серьезные экономические жертвы ради борьбы с большевизмом.

Совершенно противоположные качества демонстрировали большевистские лидеры, у которых идейный фанатизм сочетался с весьма практическим использованием оказавшихся в их руках материальных ценностей. Та часть золотого запаса, которая осталась в центральной России, была использована советской властью для оплаты контрибуции Германии за Брестский мир. Это помогло большевикам выиграть гражданскую войну и, в конечном итоге, вернуть из Иркутска основную часть золота, захваченную «белыми» в Казани.

Диалектика российской истории такова, что лидеры борьбы с большевизмом, адмирал Колчак и его министры, «уберегли» романовское золото от союзников, от нуждавшегося в нем антибольшевистского движения, и сохранили его тем самым для большевиков. На это золото в 20-е годы финансировать деятельность Коминтерна, направленная на подготовку мировой революции.

Примечания

1.       Сироткин В.Г. Вернет ли Япония 22 ящика российского золота? // Известия, 1991. С. 7; Он же. Вернется ли на родину российское золото? // Знамя, 1992. № 8. С. 187 -

2. Овчаренко Е., Цветков К, Дроздов С. Теперь понятно, почему японцы такие богатые // Комсомольская правда, 2.10.1991; Дроздов С. След колчаковского золота ведет в Прагу // Комсомольская правда, 22.10.1991; Он же. Два ведра золота остались в России // Комсомольская правда, 11. 11.1991; Черных Е. В Японии тоже интересуются золотом Колчака // Комсомольская правда, 1991; Он же. Злата Прага с русской позолотой // Комсомольская правда, 4.2.1992; Гак A.M. О судьбе золотого запаса России // Новая и новейшая история, 1993. № 6. С. 133 - 155; Латышев И. Япония похитила российское золото. М., 1996.

2.       Из документов, опубликованных А.П. Кладтом и В.А. Кондратьевым (Исторический Инин. 1961, № 1) видно, что из 651 532 117 руб. общего объема золота, доставленного в Омск, |ио 899 651 руб. было отправлено во Владивосток, 43 557 744 руб. перехвачено в Чите атаманом М Семеновым, 409 068 103 руб. попало в руки большевиков в Иркутске. Наше личное знакомство с документами из фондов Госбанка Российского правительства и Народного банка РСФСР (ГА НКФ. 143 и РГАЭ. Ф. 2324) не позволяет усомниться ни в подлинности опубликованных ранее документов, ни в том, что при пересчете золота колчаковские или советские чиновники допускали неточность.

3.       Так, один из немногих профессиональных историков, активно публикующих статьи о золотом запасе России, доктор исторических наук В.Сироткин со ссылкой на документальную публикацию А.П. Кладта и В.А. Кондратьева суммировал все «следы» колчаковской части золотого запаса и пришел к выводу, что бесследно исчезло 36 млн. зол. руб. (В.Сироткин. Вернется ли на Родину... // Знамя. 1992, № 8. С. 199) Видимо, по небрежности исследователь учел только золотую монету, возвращенную в Казань, забыв посчитать золото в слитках, полосах и ювелирных изделиях. При правильном расчете недостает 7 986 619 золотых рублей.

 

 

 

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России