на главную страницу

 
 

  Советский коллекционер, 1930, №

 КАТАЛОГ БОН УРАЛЬСКОГО ОБЛАСТНОГО ОТДЕЛА ВОФ

Первая печатная работа Уральского областного отдела ВОФ обладает неоспоримыми достоинствами, давая наиболее полный из существующих перечень денежных суррогатов на избранной каталогом территории.

Достоинство каталога оценит всякий, кто будет им пользоваться. Мы поговорим здесь лишь о его недостатках, к сожалению, довольно с нашей точки зрения крупных. Дефекты эти следующие:

1) Об'ем каталога — Уральская область и бассейны рек Камы и Урала. Границы расплывчатые и каталогом не выдержанные (нет Гурьева, Усолья и др.). Помещены знаки Самарской директории, но не охвачена сфера ее влияния (Бузулук, Бугуруслан); приведены уфимки, но не указаны выпуски Уфимской губернии (Стерлитамак). Получилось разрезанное целое с приставными частями. Правильнее было дать каталог или только Уральской области в узких границах, но уже без самарских выпусков, или и районов Урала и Заволжья как цельной территории, характеризовавшейся продолжительностью гражданской войны, действиями учредиловцев и уральского казачества и долговременной обособленной жизнью горных округов. Надо было добавить Бузулук, Самару, Гурьев, Стерлитамак и др., исключить Котельнич, Уржум, Тобольск и др. Такой каталог имел бы под собой и политические, и экономические обоснования и носил бы характер единого целого, а не случайно об'единенных кусков.

2) Недостаточность критики материала. В каталоге без всяких оговорок помещены знаки (?) Чермоза, не то села, не то хутора — печати почтового отделения на купонах, о которых многие бонисты думают как о выпуске, никогда не имевшем денежного обращения, а сделанном специально для коллекционеров со спекулятивными целями. Знаки Сарапульского леспромхоза и Соликамского треста — не боны, а кредитные разовые документы чисто бухгалтерского характера, как вообще все талоны 1930 и 1931 гг. Не должны иметь места в каталоге боны периода революции и денежной. разрухи. Такие, с позволения сказать, “боны”, как квитанции Всеволожских, выпущенные в 1840—45 гг., — крепостнические вымогательные ордера на получение товаров. При том происхождение их и время выпуска совсем иные, так что стоять рядом с дензнаками периода революции они не имеют права.

  1. Пропуски. Не повторяя указанного в п. 1, отметим пропуск эмиссии Общества потребителей при Белорецких заводах и Мотовилихинском заводе. Боны эти указаны в каталоге В. Соколова и М. Иванова, а этим каталогом уральцы пользовались. Неполны сведения об облигациях с надпечатками. Так, например, не помещены: Камышлов — 100 руб., Котельнич — 40 руб., Златоуст — Б. I. К-ва, Челябинск — 500 руб., Тюмень—100 руб., Уфа — облигации Нарбанка (а не только Госбанка) и др.
  2. Недосмотры при печатании, как на стр. 21—“боны военной школы им. ВЦИК”, а в действительности “школы имени ЦИК Кирреспублики”.

5) Главный недостаток — расценки. Составители не об'яснили, чем они руководствовались при определении цен, почему у них, как и в каталоге СФА, есть и “сынки”, и “пасынки”. Погрешностей в этом отношении так много, что они делают весь каталог совершенно непригодным в качестве базы для обмена, что в сильной степени уменьшает его ценность для коллекционеров. Во 2-м издании цены должны быть пересмотрены, и указанные расценки подтверждены авторитетной комиссией из опытных бонистов. Приведенные каталогом цены позволяют думать о несерьезном отношении к этому делу со стороны издателей, о расценках “с потолка”, даже о малом знакомстве с редкостью или обыденностью бон своего района.

Чтобы не быть голословными, приведем из солидной массы несколько примеров: а) знаки Верхне-Исетских заводов имеются у большинства коллекционеров, а купоны Уральского казачьего войска — в единичных экземплярах у очень немногих коллекционеров (некоторые купоны в коллекциях совсем неизвестны),— оценены же купоны ниже исетских знаков: б) Ревда три года тому назад была редка, теперь это обычные боны, имеющиеся во все:-: . средних коллекциях, а между тем расценены в каталоге по 20—25 руб. за штуку. Наряду с этим знаки Сергинских заводов и Симские в 1 и 10 руб., имеющиеся едва ли у десятка крупных коллекционеров, оценены же в 5—8— 10 руб., в) надпечатки Прикамского уполномоченного или Воткинского казначейства, найденные уральцами в достаточном количестве, оценены от 5—8 до 15—30 руб. за штуку, а уральские обязательства высоких купюр, известные в единичных экземплярах или совсем неизвестные в коллекциях,—не выше 15 руб. за штуку; г) Ишим — у кого его нет — оценен по 4—8 руб., а Усть-Катавский завод, имеющийся у одного, много двух коллекционеров— в 5 руб.; д) уфимские законченные купоны — по 3-5 руб. за штуку, но до сих пор был известен лишь один единственный законченный купон, а Пашия, которую с Урала слали целыми посылками, по 1 р. 50 к. — 3 руб. за штуку; е) Ревда в 10, 25 и 50 руб. оценена по 25 руб. за штуку. Цена может быть и невысокая, но существуют ли эти боны, кто их видел и осязал,— это еще вопрос; ж) наконец, как курьез, бона Богословской жел. дор. в 3 руб. оценена тоже в 3 руб., хотя до сих пор эта бона коллекционерам не была известна. Сомнительно, чтобы уральцы имели ее в таком количестве, которое давало бы им право оценивать эту бону так низко. Мне думается, что этой боны совсем не существует. Зато известна бона Богословской жел. дор. в 10 руб., которую каталог не указывает, хотя пока что обнаружен только один ее экземпляр. Оценка ее, конечно, не 3 руб.

Все эти ляпсусы в расценках сводят роль каталога как пособия для обмена и покупки к нулю и сохраняют за ним значение простого перечня бон определенного района.

Первый блин часто бывает комом. Но на ошибках мы учимся и нашей работе они не должны мешать. Пусть наша критика не смущает Уральский областной отдел, а лишь укажет ему, где у него узкие места для изжития их, и пусть отдел этим первым шагом не ограничивается, а продолжает свою работу в очень интересной для бонистов области эмиссий Урала.

С нетерпением будем ждать 2-го издания каталога бон.

Советский коллекционер, 1930, №

 

 ©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России