На основную страницу

 
 

Коллекционер, 1997(33), С.271-294

Военные деньги Мировой войны 1914 -1918 г.г.

 Б. В. Сенилов

Многочисленные и разнотипные военные денежные знаки и боны мировых и локальных войн нынешнего столетия, хранящиеся в собраниях музеев и в частных коллекциях бонистов и нумизматов, служат одним из неопровержимых свидетельств и документальных подтверждений переложения воюющими государствами непомерного бремени военного финансирования на плечи народов завоеванных и аннексированных ими стран.

До первой мировой войны выпуски денег воевавшими государствами на завоеванных территориях других стран были эпизодическими, сравнительно ограниченными и не оказывали значительного воздействия на экономику и состояние денежных систем этих стран.

Напомним хотя бы о двух исторических прецедентах выпуска денежных знаков в периоды войн непосредственно предшествовавших первой мировой войне — во франко-прусской 1870—1871 г. г. и русско-японской 1904—1905 г.г.

Правительством Бисмарка и прусским военным командованием в захваченных северных департаментах Франции, в дополнение к взимаемым контрибуциям была учреждена и ссудная (заемная) касса, выпускавшая в обращение отпечатанные в Германии оккупационные марки для Франции с целью взимания эмиссионного дохода с нещадно разоряемого местного населения.

Явно подрывное и диверсионное значение имела и фабрикация японским императорским правительством во время русско — японской войны 1904—1905 г. г. поддельных русских государственных кредитных билетов а также и выпуск неразменных на металл военных иен для покрытия расходов японских войск, воюющих в Маньчжурии и в Корее.

Новую страницу в истории военных денег открывают мировая война 1914 — 1918 г. г. и последовавшая вслед за ней иностранная военная интервенция в

России, которым сопутствовал форсированный выпуск в большом количестве

военных денежных знаков и бон разных наименований и видов. С них собственно и начинают свой отсчет все последовавшие крупномасштабные и, открыто легализованные эмиссии военных денег многих государств в войнах ныне подходящих к концу века.

В финансовых словарях и каталогах военные деньги определяются как особые специфические денежные знаки (в подавляющей части — бумажные, в отдельных случаях — металлические), выпускаемые в военное время государством (коалицией государств) на территории другой страны (группы стран) с целью финансирования своих чрезвычайных военных и оккупационных расходов1.

Такое определение военных денег представляется верным, но далеко неполным, нуждающимся в существенных дополнениях и уточнениях.

При характеристике военных денег следует выделять такие их отличительные признаки: принудительный характер внедрения в денежный оборот в качестве обязательных покупательных и платежных средств; ограниченное использование лишь на захваченных и оккупированных территориях; установление твердого, в большинстве случаев завышенного курса по отношению к национальной валюте, сохраняющейся в обороте; выпуск под заведомо фиктивное обеспечение (казначейские векселя, облигации государственных займов со сроками погашения после окончания войны и т. п.); относительно непродолжительный период обращения с расчетом в последующем замены на тот или иной вид регулярной для данной страны валюты. Эмитироваться военные денежные знаки могут как в названиях местных (национальных) денежных единиц оккупированных стран, так и в валютах оккупирующих стран.

Для понимания военно — политического и финансового аспекта военных денег полагаю, что уместно напомнить лаконичную оценку, данную В. И. Лениным бумажно — денежным эмиссиям царского и временного правительств в России в годы мировой войны как "прямо или косвенно связанного с военными поставками систематического, узаконенного казнокрадства", с тем, конечно, дополнением, что казнокрадства совершаемого уже не только в национальном, но и в международном масштабе 2.

История первой мировой войны и интервенции в России позволяет составить достаточно полное представление о побудительных мотивах выпусков военных денег как во многих отношениях предпочтительного способа финансирования военных и оккупационных расходов, к тому же производимых за счет внешних источников, т. е. средств чужих стран и народов. Сразу же скажу, что разорительный для широких слоев трудового населения захваченных и оккупированных стран характер военных денежных эмиссий неотделим от их инфляционной сущности. Военные деньги — это деньги кратковременного назначения, неустойчивые, подверженные обесцениванию, с эмиссией которых всегда связаны злоупотребления, хищения, безвозмездное принудительное присвоение завоевателями национального дохода и национального богатства народов других стран.

О побудительных причинах форсированных выпусков военных денег из достоверных германских источников известно следующее.

Насильственные захваты трофейных и других запасов товарно — материальных ценностей, золота, денежных фондов при вторжении иностранных войск на территорию чужой страны позволяли только "с успехом" решать первоочередные задачи, связанные с ее завоеванием и оккупацией. Последующие же задачи, вызываемые продолжением оккупации, требовали перехода от прямых военных методов ограбления захваченной страны к "мирному", более приемлемому и гарантированному ее подчинению. Без этого трудно было полагаться на возможности дальнейшего поступления и выкачивания из этой страны тех продовольственных и сырьевых ресурсов, которыми она потенциально владела. Недопустим бьиги наблюдавшийся на первых порах открытый грабеж военнослужащими вторгшихся воинских частей противника населения путем конфискаций и реквизиций продовольственных и иных товаров и имущества, поскольку это бы неминуемо вызвало с его стороны возмущение и сопротивление, грозившее для оккупантов многими осложнениями. Даже агрессивно настроенные немецкие экономисты (Зюсс и др.), писавшие о снабжении своих войск на территории чужой страны, настаивали на переходе к "торговым взаимоотношениям армейских служащих с местным населением" и. к закупкам у него продовольствия за наличный расчет. Но для этого были необходимы платежные средства, так как рассчитывать на доверие к иностранной валюте, поступавшей в обращение, со стороны враждебно настроенного к оккупантам населения захваченных стран не приходилось. Требовался выпуск пользовавшихся бы большим доверием новых денежных знаков. Кстати, их выпуск в обращение позволял военным и гражданским властям оккупантов приступить к выкупу реквизиционных расписок у местного населения. Реквизиция с уплатой деньгами были для населения намного предпочтительнее, чем реквизиция под расписки, подлежащие оплате в неопределенном и мало вероятном будущем.

Эмиссии военных денег должны были подкрепить также и контрибуции, налагавшиеся оккупантами на население захваченных ими стран. Местные власти чаще всего испытывали большие трудности в поиске требовавшихся для уплаты контрибуции своих национальных денежных знаков и остро нуждались в появлении платежных средств военного времени. Поэтому для них допустимым выходом из положения был осуществляемый оккупантами выпуск военных денежных знаков и бон как обязательных к приему и обращению платежных средств.

Германские имперские власти, начавшие первыми тотальные выпуски военных денежных знаков, первыми приступили и к выполнению больших и выгодных не только собственных, но и заграничных заказов по их изготовлению и печатанию.

Тогда же определился наиболее предпочтительный и надежный для германского командования выбор производимых на территории захваченных стран военных денежных эмиссий специально с этой целью учрежденными там ссудными (заемными) кассами. Выпускавшиеся ими кассовые свидетельства — Darlehns kassenchein объявлялись законными платежными средствами, обязательными к приему во всех расчетах. Одновременно попадала в хозяйственный оборот и завозимая военнослужащими и гражданскими лицами из Германии ее собственная имперская валюта. Во время первой мировой войны в воевавших странах прямых запретов и ограничений ввоза и вывоза национальных денежных знаков в другие страны, исключая вражеские, не было.

На территории оккупированных стран наряду с военными деньгами сохранялось обращение национальных бумажных знаков, а иногда и монет. Путем переоценки, в частности германской марки, оккупанты завышали покупательную способность последней и таким образом приобретали материальные ценности гораздо дешевле, чем они могли это сделать в своей или какой-либо другой стране.

Одним из сложных и менее разработанных вопросов в бонистике является вопрос о классификации военных денег, их надлежащей группировке и распределении по видам, разновидностям, вариантам и многочисленным отличиям, выявленными коллекционерами.

Скажем только о том, что к основным видам военных денег следует прежде всего относить денежные знаки, выпускавшиеся в обращение на территории захваченных стран иностранными правительствами и военными властями на основании объявленных официальных актов (декретов, постановлений, распоряжений и т. д.), регламентирующих порядок их выпуска и обращения. К ним же причисляем также и денежные знаки, выпускавшиеся уполномоченными на то военными властями, кредитными, финансовыми и др. органами. В первую очередь перешедшими в их руки Национальными банками и правительственными финансовыми учреждениями. Наделяли оккупанты эмиссионными правами и частные коммерческие банки, владельцы которых с ними тесно сотрудничали. Эмиссии билетов этих банков находились под их полным контролем и поступали в своей большей части в их распоряжение.

Кроме названных основных видов военных денежных знаков во время войны выпускались и наводняли денежное обращение воевавших стран и многочисленные дензнаки, преимущественно боны — бумажно-денежные знаки мелкого достоинства, используемые временно в обороте в качестве разменных денег — локального (местного) значения: воинских частей и комендатур, муниципалитетов и префектур, сельских общин, кооперативов, а также лагерные, госпитальные и др. Должен сразу же сделать ту оговорку, что рассмотрение упомянутых знаков и бон этого так называемого необязательного обращения требует самостоятельного анализа и освещения, которое выходит за рамки настоящей статьи.

 

1. Военные территориальные захваты германских и австрийских войск 1914 -1915 гг. Денежные эмиссии германских властей в Бельгии и северной Франции

 

История военных денег неотделима от важнейших событий мировой войны, начавшейся 1 августа 1914 года.3

Германская армия 2 августа вступила на территорию Люксембурга и захватила столицу этого небольшого государства. В ночь на 4 августа германские части перешли границу и без объявления войны вторглись в пределы Бельгии. Развернувшиеся сражения закончились поражением бельгийских войск, их отступлением к Антверпену, куда эвакуировалось бельгийское правительство. 20 августа немцами был занят Брюссель. Нанеся поражение малочисленной бельгийской армии, командование германских войск открыло дорогу для вторжения своих главных сил во Францию.

Два дня спустя развернулись пограничные сражения, в которых французы потерпели жестокое поражение. Наступавшим германским армиям потребовалось всего шесть суток, чтобы выйти на позиции французов на Марне. Упорнейшая и затяжная Марнская битва с большими потерями для обеих сторон позволила французам отстоять и спасти Париж. Но северные департаменты Франции оказались на долгое время оккупированными немцами, установившими там режим военной диктатуры. Размещавшимися немецкими воинскими частями, помимо захваченных трофейных запасов, изымались путем конфискаций, реквизиций и контрибуций материальные ценности у местного населения. Бесцеремонно вмешивались оккупанты, как покажем ниже, и в сферу рыночных и денежных отношений.

Тяжелое положение сложилось и на Восточном фронте. Предпринятое в августе русскими войсками наступление в Восточной Пруссии закончилось для них поражением.

Напряженно, с нанесением большого материального ущерба и с крупными территориальными потерями, в особенности на восточном фронте, сложилась для стран Антанты и военная компания, следующего, 1915 года.

К осени 1915 г. русскими армиями были оставлены западные районы: Польши, Литва, Лифляндия, Курляндия. Вытеснены были русские из пределов Галиции.

Роковым оказалась кампания этого года для двух Балканских стран — Сербии и Черногории. Осенью 1915 г. Центральные державы перенесли свои военные действия на Балканы с тем, чтобы разгромить Сербию, одна Австро-Венгрия без поддержки Германии не была в состоянии это сделать. В это же время вступила в войну и присоединившаяся к австро-германскому блоку Болгария.

В первых числах октября 1915 года австро — германские войска вторглись в Сербию, а в середине октября напала на нее Болгария. Большое превосходство противника принудило сербскую армию к отступлению с кровопролитными боями сначала в глубь страны, а потом в Черногорию и Албанию.

Сербия с конца 1915 года оказалась во власти австро — венгерской военщины. Начались тяжелые годы ее насильственного хозяйственного "освоения" захватчиками.

В начале 1916 года пала и Черногория, в военных операциях против которой участвовали все высвободившиеся на сербском фронте австро-венгерские войска. Сражавшиеся отряды черногорцев были покинуты бежавшими за границу королем и некоторыми членами правительства, а оставшимися в стране в феврале 1916 г. был подписан акт о безоговорочной капитуляции. Для черногорского народа начались трудные годы повстанческой борьбы за свое национальное освобождение и ликвидацию оккупационного режима.

В военную кампанию 1915 года произошло и усиление Антанты. После периода лавирования между германским и англо -франко- русским блоками Италия по Лондонскому договору от 13 апреля 1915 г. присоединялась к последнему. В мае 1915 г. итальянская армия начала наступление против австрийцев и районе реки Изонцо, отделявшей Италию от Истрии и Триеста. Но это наступление итальянцам успеха не принесло. Военные действия на итальянском фронте крупномасштабный характер приняли позднее, в 1916 — 1917 гг.

Эмиссии военных денежных знаков в оккупированной Бельгии

Бельгия — одна из стран, жестоко пострадавших от германской оккупации в первой мировой войне. Многолетняя оккупация привела страну к разорению и упадку всей хозяйственной жизни, отягченной глубоким инфляционным кризисом. Оккупанты, установив чрезмерную по размерам контрибуцию, вывозили из страны реквизированные ими сырье, оборудование, валютные ценности. Население страны бедствовало.

Кредитно — денежная система страны была дезорганизована. Национальный банк прежде, чем попал в руки оккупантов, успел свой золотой запас и часть напечатанных банкнот, клише и печати для их изготовления отправить в Лондон.

В Бельгии немцы при вторжении захватили не только все трофейные запасы, но и прибегли к грабежу местного населения — к насильственным реквизициям материальных ценностей, оплачиваемых реквизиционными квитанциями с обязательством в дальнейшем погашения последних наличными деньгами. Немецкие военные власти сразу же приступили в форсированному внедрению в оборот оккупационной валюты. Уже в первых числах октября 1914 г. ими было объявлено, что наряду с бельгийским франками, обязательным платежным средством будет и имперская марка, принимаемая по довоенному соотношению 1 марка = 1,25 бельгийского франка. Вскоре, однако, прибегли и к созданию новых платежных средств — военных денежных знаков в бельгийских франках с расчетом обеспечить бесперебойное взимание наложенной на Бельгию контрибуции.

Первоначально все расходы по оккупации должны были оплачиваться трофейными бельгийскими франками и насаждаемыми в обращение германскими марками, а позднее — все больше марками; в течение всей войны они преобладали в денежном обращении, поскольку запас захваченных бельгийских франков иссяк. И для того, чтобы обеспечить дальнейшее поступление денежных взносов по контрибуции, а равно и погашение других расходов немецкие власти поручили одному из -а крупных коммерческих банков  "Сосьете Женераль" выпустить банкноты в бельгийских франках. Предусматривалось, что обеспечением этих банкнот будут служить золото, банкноты Рейхсбанка, векселя германского казначейства и векселя бельгийских провинций (выпускавшиеся управлениями провинций в уплату своего долга по контрибуции — Б. С). В действительности же их обеспечением были казначейские векселя бельгийских провинций и вклад в сумме 1,6 млрд. марок, внесенный немцами в Рейхсбанк. Данный вклад, как и векселя провинций, имели явно фиктивный характер, поскольку банк "Сосьете Женераль" до конца войны не мог получить средства, числившиеся не его счете в Рейхсбанке.

Частным банком "Сосьете Женераль" были от своего имени выпущены в обращение билеты купюрами 1, 2, 5, 20, 100 и 1000 франков. На лицевой стороне билетов 1, 2, 5, 100 франков изображен портрет королевы Луизы — Марии, на билетах в 20 и 1000 франков — портрет Рубенса. На билетах различные даты выпуска, начиная с 1915 до 1920 года.

С наделением правом эмиссии банкнот банка "Сосьете Женераль" та часть казначейских векселей бельгийских провинций, которая не могла быть поглощена частными банками, теперь поступала в портфель "Сосьете Женераль" и служила основанием для дополнительной эмиссии этих банкнот. Инфляционное покрытие взимаемой денежной контрибуции было таким образом гарантировано новым выпуском военных денежных знаков. Это позволило уже в 1915 году выкупить все реквизиционные квитанции, выданные местному населению в начальный период оккупации.

По поводу выплаты контрибуции известно, что при том способе оплаты, когда банк "Сосьете Женераль" всю ее сумму обменивал на собственные билеты, а марки перевозил Рейхсбанку, Бельгия ежемесячно не только выплачивала 60 млн. франков на покрытие германских оккупационных расходов, но и отправляла такую же сумму в Германию в ее собственной валюте, т. е. уплачиваемая сумма в счет контрибуции фактически удваивалась. Всего за время войны Бельгия уплатила 2940 млн. франков контрибуции. Однако выкупить всю выпущенную в обращение немцами в годы войны валюту в обмен на военные франки ей так и не удалось. Проводя по окончании войны денежную реформу, бельгийское правительство изъяло из обращения германскую валюту на сумму 6,1 млрд. марок: из них 4 млрд. марок, выпущенных немцами, и 2,1 млрд. марок, завезенных нелегально из Голландии, Франции и Германии после заключения перемирия.4

Выпуски военных денежных знаков на территории северной Франции

Германское командование на первых порах не применяло единых методов снабжения своих войск дислоцированных во Франции платежными средствами. Было установлено, что расчеты военнослужащих и органов армейского казначейства с местным населением должны производиться французскими франками или же реквизиционными квитанциями.

По справочным сведениям известны следующие выпуски реквизиционных квитанций:

1-ой армии, первый выпуск, с надписью "Ettappen — Inspektion" номиналами 50 сантимов, 1, 2, 5 франков с указанием года (1915) и даты месяца (поставлены от руки), текст — по-французски; второй выпуск, с надписью "Etappen — Komendatun", номиналами 50 сантимов, 1, 2, 5 франков, с указанием года (1915), текст как и на первом выпуске.

2-ой армии, номиналами 5, 10, 20, 50, 100 франков, год 1914/1915, имеют номер и букву серии, текст — по-немецки; повторный выпуск, все то же, но у каждой купюры имеется купон на зубцовке, называли их "Deichmann — Bons".

3-ей армии с надписью "Etappen — inspektion" номиналами 1, 2, 3, 5, 10, 25, 50, 100 франков, год - 1915 г.

Немцы в проводимой ими военно-финансовой политике в захваченных странах главный упор сделали на получение денежных контрибуций. В северной Франции германское командование сразу же обязало муниципалитеты и сельские общины снабжать военнослужащих денежными средствами. Однако вскоре выявилось, что муниципалитеты и общины требуемых наличных платежных средств не имели. Поэтому им было разрешено прибегнуть к выпуску местных суррогатов денег — муниципальных бон, которыми и погашались расходы оккупантов. Помимо муниципальных бон денежное обращение в северной Франции засорялось также и "бонами майора Дейхмана", названными так по имени немецкого офицера, насаждавшего их в оборот. Это были не более чем квитанции на определенную сумму франков, которые использовались немецкими военнослужащими вместо обычных реквизионных расписок при их расчетах с местным населением за товары и услуги. На них не было указано, кто отвечает за их выпуск: германское казначейство, майор Дейхман или же муниципалитеты на оккупированной территории.

С 1916 года германское командование приступило к унификации денежного обращения на территории Франции путем выпуска муниципальных бон единого образца. Эти выпускавшиеся уже с ведома немецких военных властей боны были объявлены законным платежным средством на оккупированной части страны. Большая часть этих бон поступила в распоряжение немецких властей и использовалась ими для покрытия военных и оккупационных расходов.

В обмен на них немцы стали изымать из обращения свою собственную валюту и валюту других государств, Для этой цели во всех оккупированных департаментах северной Франции были открыты меняльные лавки, где за муниципальные боны приобретались не только национальная, но и иностранная валюта, в том числе рубли, привезенные с Восточного фронта.5

Коллекционерам-бонистам, собирающим денежные знаки и боны Франции, хорошо и известно и то, что со времени вторжения германских войск рад городов и общин стали выпускать из-за отсутствия разменной монеты и мелких денег самого примитивного вида собственные боны. Известны даже факты применения с этой целью этикеток от шампанского с надписями и подписями.

 

П. Захваты германских и австрийских войск на Балканах и на Восточном фронте в военной кампании 1916 года. Эмиссии оккупантов в Сербии, Черногории, Польше, в западных областях России

 

Военная кампания 1916 года началась для держав Антанты в крайне усложнившихся условиях глубокого прорыва противника на восточном фронте. Польские земли, западные губернии России были завоеваны и оккупированы германскими и австрийскими войсками.

На западном фронте военная кампания 1916 года сопровождалась наступательными операциями: немцев под Верденом и англо — французов на реке Сомме. Под Верденом германская армия потерпела поражение. Оборона под Верденом — одна из выдающихся страниц в военной истории Франции. Операция на Сомме, стоившая обеим сторонам больших потерь, не принесла англо — французам успехов и значительных территориальных перемен в линии фронта.

Перелом в военной кампании произошел позднее, к осени 1916 года; он ознаменовался крупным наступлением русских войск в Галиции и Буковине (брусиловский прорыв). Наступательная операция русских привела к невосполнимому поражению там австро — венгерских войск.

Одним из непосредственных результатов наступления на русском фронте явился отказ Румынии, от сохранявшегося в течение первых лет войны нейтралитета и присоединение к странам Тройственного Согласия (Антанте). 4 августа 1916 г. между ними и Румынией были подписаны политическая и военная конвенции; спустя десять дней Румыния объявила войну Австро-Венгрии. Со своей стороны вступили с ней в войну Германия и Турция, а вслед за ними и Болгария.

В середине августа румынские войска начали наступление на границе с Трансильванией в общем направлении на Будапешт. Подоспевшая на помощь австро — венграм германская армия Макензена сначала остановила продвижение румынских войск, а затем и перешла в наступление. В итоге четырехмесячных военных действий румынская армия была разбита и большая часть территории Румынии захвачена австро — венгерскими войсками. Результат операции в Румынии был не выгоден для России; появившийся новый румынский фронт удлинился на 500 километров.

На итальянском фронте в кампанию 1916 г. предпринимаемые военные Действия с обеих сторон не оказали заметного влияния на ход войны.

Денежные эмиссии австро - венгерских оккупантов в Сербии и Черногории.

Замыслы правящих и военных кругов дунайской империи единолично закрепиться на Балканах — в Сербии и Черногории — встретили сопротивление других стран Четвертого блока, главным образом Германии, не намеренной в ущерб своим интересам терять позиции в Сербии. Настроена против этого была и Болгария. Германско — австрийские противоречия привели к разграничению сфер влияния союзников в захваченных балканских странах. Было принято решение о разделе Сербии и Черногории на зоны оккупации. Первая была поделена на две оккупационные зоны — австро — венгерскую и болгарскую. К Австро — Венгрии отошли земли к западу от реки Моравы, а к Болгарии — от нее на восток.

Австро-венгерская оккупационная зона 7 января 1916 г. была объявлена военным генерал-губернаторством с главным городом Белградом.

Оккупанты проводили политику, направленную на полное подчинение национального производства и рынка диктату своих монополий. Много сербских крупных промышленных, торговых и финансовых предприятий и компаний уже вскоре перешло в их руки. В ряде концессий активное участие принимали австрийские, венгерские, хорватские и др. банки.6

Австро-Венгрия, в отличие от Германии, вначале воздерживалась от выпуска собственных военных денежных знаков на территории оккупированных стран, предпочитая внедрять в денежный оборот свою собственную валюту. Именно такую политику австрийские власти проводили в Сербии после насильственного захвата там запасов золота и банкнот Национального банка.

Указом генерал-губернатора о денежной реформе от 22 июня 1916 г. номинальная стоимость динара снижалась на 50 процентов. И это в то время, когда обесцененные австро-венгерские кроны обращались по старому курсу и их обмен на динары производился по новому завышенному паритету. Девальвация динара вызвала бедственное углубление инфляции.

Оккупационные власти прибегли к широкому использованию сербских денежных знаков, находившихся в обращении до войны, поставив на них круглый штемпель с наименованием разных городов, где они теперь выпускались. Использовались в основном две купюры: 10 динаров с датой выпуска 2.1.1893 г. и 100 динаров с датой 5.1.1905 г. Текст на штемпеле "императорское и королевское военное губернаторство в Сербии, окружное командование в          (название города)". По каталогам денежных знаков, известны кроме Белграда штемпеля еще десяти городов.

В Черногории в первые два месяца после ее захвата у власти оставалось еще национальное правительство Марко-Радуловича, но его компетенция была ограничена и касалась главным образом хозяйственной жизни (обеспечения продовольствием, сбором налогов, помощи оккупантам в проведении реквизиций и т. д.).

1 марта 1916 г. военная администрация ликвидировала правительство Радуловича, и Черногория была провозглашена военным генерал-губернаторством. Страна была поделена на семь округов, власть в которых полностью перешла в руки военных. К управлению привлекались коллаборационисты и неустойчивые элементы из зажиточных слоев населения. Аналогичную с сербской экономическую политику разорения страны проводили оккупанты и в Черногории.

Денежная реформа в Черногории, сходная с реформой в Сербии, была проведена 16 июня 1916 года. Производился обмен черногорских бумажных денег как на новые перперы, так и на австро — венгерские кроны из расчета за 1 крону 2 перпера. Оккупационные власти в местном обращении использовали и черногорские денежные знаки, но со своей круглой печатью и названием некоторых городов страны. В отличие от Сербии в обращении оставались многочисленные купюры двух (2-го и 3-го) довоенных выпусков, имевших однако одну и туже дату выпуска 25.7.1914. Номиналы купюр первоначального выпуска — 5, 10, 20, 50 и 100 перперов. Она однотипны и имеют одинаковый формат. На лицевой стороне — в середине Черногорский герб, по бокам от него цифры номинала. Номиналы купюр последовавшего выпуска — 1, 2, 5, 10, 20, 50 и 100 перпера. Все они имеют мелкоформатные узоры и рисунки разного размера. Круглые печати оккупационных властей на всех денежных знаках аналогичны штемпелям на дензнаках Сербии: "Императорское и королевское военное губернаторство в Черногории, окружное командование в (название города)". В печатях проставлены название, кроме Цетинье, еще шести городов.

В дополнение в двум приведенным выпускам оккупационных знаков в 1917 г. был проведен еще один специальный выпуск бон — ордеров, ассигновок (anweisung) с надписью "Императорская и королевская военная администрация в Черногории". Все купюры однотипны, цифры номинала в перперах проставлены по всем четырем углам боны, номиналы в монетных перперах и в кронах обозначены надписью на немецком языке, датированы 1917 годом.

В условиях все больше обострявшегося к концу войны товарного голода выпуск оккупационных дензнаков и бон повлекли за собой непомерное усиление инфляции.

Военные денежные эмиссии оккупантов в Польше

Военная кампания второго года мировой войны предрешила вопрос о судьбах польских земель, принадлежавших России, где проживало более 9,5 млн. поляков.

В самом начале войны стало очевидным, что фронт и ближайший тыл будут проходить по землям, населенным поляками. Уже летом 1915 г. произошел отход русских армий из Польши и захват ее германскими и австрийскими войсками. Варшава сдана 15 июня 1915 г.

Северная часть Польши, включая Варшаву, вошла в состав образованного немцами генерал — губернаторства, а южная часть управлялась австро — венгерскими властями. Прифронтовая полоса — территория Курляндии и городов Сувилки, Вильно, Гродно и Белостока была подчинена главному командованию германских вооруженных сил. Несколько позже сюда вошли Лифляндия и Эстляндия.

В августе 1916 года по настоянию германского правительства, с согласия Австрии, было образовано польское государство под протекторатом центральных держав. 5 ноября 1916 г. последовал манифест австро — германских властей об образовании "независимого" польского королевства на территории Царства Польского. Был сформирован Временный государственный совет — польский совещательный орган, функционировавший с 6.12.1916 г. по 26.8.1917 г. В сентябре 1917 г. образован Регентский совет, замещавший монарха. Оба эти органа находились под германской опекой и были крайне непопулярны в народе. В дальнейшем, 14 ноября 1918 года, Регентский совет передал диктаторскую власть над страной маршалу Пилсудскому и принял решение о самороспуске.

Обращаясь к вопросам военного финансирования укажу, что Польша, видимо, по пропагандистским политическим соображениям, в отличие от других оккупированных немецкими и австрийскими войсками стран, на была обременена обязательством уплаты денежных контрибуций. Отказ от взимания контрибуций компенсировался использованием эмиссионного способа ограбления населения страны.

С самого начала германское командование прибегло к внедрению в обращение на территории Польши германской марки, придав ей силу законного платежного средства с установленным твердым курсом.

В апреле 1916 г. в Варшаве по распоряжению германского генерал-губернатора была учреждена ссудная касса для Польши, предназначенная стать центральным органом по регулированию денежного обращения в Польском королевстве. В ближайшем будущем филиалы ссудной кассы подлежали открытию во всех крупных центрах страны. На кассу возлагался выпуск в обращение новых денежных знаков в польских марках равных германской марке. Предусматривалось, что все платежи в пределах Варшавского генерал-губернаторства могут совершаться либо в польских, либо в германских марках. Оплата выпускаемых новых денежных знаков в марках под обязательства имперского казначейства гарантировалось Германской империей. Со дня открытия операций кассам запрещалось производить платежи или заключать сделки в прежней валюте, в русских рублях.

Ссудной кассой для Польши были произведены два основных выпуска билетов:

1. BILET KRAJOWEJ POLSKIEJ KASY POZYCZKOWEJ с надписью "Zarzad ' jeneral-gubernatorstwa warszawskiego. Warszawa, dn. 9-go grudnia 1916 r."

Номиналы билетов 1/2. 1, 2, 20, 50 и 100 польских марок. Все купюры однотипны, на лицевой стороне изображен польский одноглавый орел белого цвета, на обороте — две женские головы. На билетах всех номиналов, кроме 100 марок, помещена дата 1917.

2. BILET POLSKIEJ KRAJOWEJ KASY POZYCZKOWEJ. с надписью "Zarzad General-Gubematorstwa warszawskiego. Warszawa, dn. 9-go grudnia 1916 r."

Номиналы билетов 1/2, 1, 2, 5, 10, 20, 100 и 1000 польских марок. Эти купюры однотипны с предыдущим выпуском. Билеты номиналами в 5 и 10 марок имеют две разновидности в помещенных на них текстах. На всех билетах, кроме 100 и 1000 марок одна и та же дата 1917.

В тексте билетов обоих выпусков на польском языке указано "Германская империя принимает ответственность за оплату билетов Польской краевой ссудной кассы в немецких марках по номинальной цене".

По словам очевидцев, несмотря на попытки польского правительства изъять из обращения ходившие русские рубли, последние там оставались, так как население зачастую уклонялось от расчетов в новых марках.

К концу войны было выпущено 880 млн. польских марок под ничего не стоящие Германии казначейские обязательства, что по котировке иностранной валюты на варшавской бирже (2 апреля 1919 г. 1 доллар равнялся 11,75 марки) составляло сумму порядка 75 млн. американских долларов 7.

О военных эмиссиях в оккупированной австрийцами части Польши известно следующее. Военным генерал-губернатором, занятых австро-венгерскими войсками районов Польши 1 апреля 1916 г. было издано постановление, три пункта, определяющих порядок денежных платежей приводим:

1. Австро-Венгерская валюта (крона) является законным средством денежных расчетов и поэтому при уплатах, совершаемых в австрийской валюте, крона должна приниматься по нарицательной стоимости. Соотношение между кроной и русским рублем устанавливается на основании утвержденного курса.

2. При расчетах, при которых была выговорена уплата в русской валюте, должник имеет право совершать платеж в кронах по установленному официальному курсу на день фактического платежа.

3.      Во всех публичных учреждениях, все платежи, в частности, уплата налогов и других общественных повинностей, может совершаться в австрийский и русской валюте по официально установленному курсу. По особому распоряжению военного генерал — губернатора при расчетах одна из обеих валют может быть устранена.8

В Польше в годы войны и оккупации во многих городах выпускались денежные знаки, преимущественно мелких купюр, так как недостаток их парализовал рынок. Известен, в частности, выпуск в годы войны местных бон в г. Лодзи: 20, 50 к. и 1 р.

Выпуски денежных знаков в захваченных областях России

С захватом в 1915 году Польши, районов Прибалтики и Белоруссии материально — техническая база стран центрального блока заметно расширилась. Экономика Германии уже в это время испытывала большое напряжение, надвигалась угроза голода. Оккупация дала ей возможность выкачивать продовольствие и сырье из захваченных областей России. Отсюда, и все возраставшее внимание немецких военных и гражданских властей к более полному использованию внешних источников финансирования войны и, в частности, к эмиссии военных денег. Выпуски их получали все больший размах.

Германские армии, вступившие в пределы России, не располагали для оплаты с местным населением за реквизируемые материальные ценности русскими деньгами. Безотлагательно, весной 1916 года, они основали от имени правительственной Ссудной кассы востока "Восточный банк для торговли и промышленности", которому и была поручена эмиссия денежных знаков в оккупированных областях России. Банком были проведены три выпуска: один в виде монет (монетовидных знаков из железа) в 1, 2 и 3 копейки 1916 г. и два — бумажных денег, первый в копейках и рублях 1916 г. и второй — в германских марках 1918 г.

1. Монеты германского командования Северо — Восточного фронта. Цифра номинала помещена в изображении железного германского креста и надпись на оборотной стороне Gebiet des Oberbefehlsahbers OST. Под текстом стоят буквы, означавшие место их чеканки: "А" — Берлин, и "J" — Гамбург. Количество начеканенных монет было большим: с буквой "А" — 1 копеечных 11,9 млн. штук; 2 коп. — 7 млн. штук; 3 коп, — 8,7 млн. штук, с буквой "J" — каждого номинала по 7 млн. штук.

2. Свидетельства ссудной кассы первого выпуска с надписью "Познань" и датой "17 апреля 1916 г.", купюры 20 и 50 копеек, 1, 3, 10, 25 и 100 рублей. Тексты на обратной стороне на польском, литовском и латышском языках. Свидетельства номиналами в 50 копеек, 1 и 3 рубля имеют разновидности в размерах шрифтов на обратной стороне, а также некоторую разницу в текстах на польском и латышском языках.

3. Свидетельства ссудной кассы второго выпуска с надписью "Ковно" и датой "4 апреля 1918", купюры 1/2, 1, 2, 5, 20, 50, 100 и 1000 марок. Тексты на обратной стороне на немецком, литовском и латышском языках. Купюра в 100 марок имеет разновидности по размерам рисунка, а купюра в 1000 марок — по цвету подписей на лицевой стороне, черном и зеленом. Купюры в 100 и 1000 марок отличаются от купюр остальных номиналов изображением на них аллегорических фигур. Купюры остальных номиналов также имеют разновидности в текстах и в размере шрифтов.

Обращает на себя внимание, что на билетах обоих выпусков (Познань и Ковно) тексты на языках: немецком, латышском и литовском, а на русском их нет.

Предпринятый немецкими властями форсированный выпуск в обращение описанных денежных знаков в отторгнутых от России областях был обусловлен, по-видимому, тем обстоятельством, что их первоначальные расчеты на скорое и беспрепятственное внедрение там собственной валюты — германской марки не оправдались. Уже в 1915 г. германское военное командование стало внедрять марку в оборот, придав ей силу законного платежного средства и установив принудительный курс в марте 1915 г.: 100 марок = 50 рублей, а в июле того же года: 100 марок = 60 рублей. Однако валюта оккупантов лишь под прямой угрозой наказания принималась населением, поскольку оно привыкло к русским деньгам и припрятывало товары, когда опасалось, что платежи будут производиться в марках.

Кроме названных нами правительственных выпусков военных денег, немецкие власти во время войны прибегли к выпуску здесь еще и местных дензнаков и бон.

Так, в Либаве выпускались разменные знаки в "Сор" (копейках) и "Рив" (рублях) без указания года (1915) номиналами 1, 3, 5, 10, 20 и 50 коп., 1, 2 и 3 руб. Все с многочисленными вариантами в цвете сетки, а 50 коп, 1, 2 и 3 руб. были односторонние и двухсторонние. Выпускались и долговые расписки с годом "1915", номиналами в 25 и 50 коп. и 1, 3, 5 и 10 руб. также со многими вариантами одно- и двухсторонние.

В Митаве в августе 1915 г. были выпущены долговые расписки на цветной бумаге (1 руб. на белой бумаге) с русскими и немецкими текстами, номиналами 1, 3, 5, 10, 15, 50 копеек, 1 и 3 рубля. Затем появились "Schuldschein" на немецком и латышском языках, номиналами 3, 6, 9, 15, 30 коп. и 1, 3 и 5 руб. Все номиналы в двух вариантах — "копеечные" и "рублевки". В октябре 1915 г. был произведен новый выпуск номиналами 1, 2, 3, 5,10, 15, 20, 30, 50 коп., 1, 3, 5, 20, 50 руб. Позднее рублевые купюры получили ручной штемпель: 2 mark = I Rb.

III. Военные действия в 1917 году. События на восточном фронте. Эмиссия денежных знаков в оккупированной Румынии

Военная кампания 1917 года начиналась в условиях, когда политическое положение обеих противоборствующих коалиций, особенно австро-германского блока, было уже сильно подорвано. Австро-Венгрия находилась в состоянии почти полного развала. Ее армии держались на фронтах в основном при поддержке германских войск. Вместе с тем, чем хуже становилось положение Центральных держав, тем беспощаднее осуществлялось ограбление ими народов захваченных и аннексированных стран.

Наиболее напряженная обстановка складывалась в России. Хозяйственная разруха и голод надвинулись на страну. Война продолжалась. Не приостановила ее, как известно, и Февральская революция. Временное правительство не собиралось отказываться от внешнеполитического курса царизма в вопросах войны и мира и продолжало вести ее до победы.

На Восточном фронте кампания 1917 года началась с неудавшейся операции русских войск в районе Риги. Затем ответ немцев — последняя операция первой мировой войны на русском фронте. Задумана она была немецким командованием с целью овладения Ригой — важнейшим политическим и административным центром Прибалтики, что уже вызывало опасения за участь Петрограда. Стойко обороняясь и избежав окружения русские и латышские части могли удержать Ригу, но во исполнение директивы генерала Корнилова (сменившего в этой должности генерала Брусилова) отступили намного дальше, к Вендену. 21 августа 1917 г. они оставили Ригу и Усть — Двинск.

На западном фронте в военную кампанию 1917 года велись жестокие сражения, не оказавшие существенного влияния на ход войны.

Важнейшим фактором, повлиявшим на все последующие развития военных событий явилось на стороне Антанты вступление в войну в апреле 1917 г. Соединенных Штатов, принесший ей явный перевес в силах над австро-германским блоком. В 1914 — 1916 гг. США оставались нейтральной страной, хотя и оказывавшей союзникам значительную материальную и финансовую помощью Поводом для их вступления в войну послужила объявленая Германией беспощадная подводная война с противником.

К переброске своих войск в Европу США приступили лишь летом 1917 года. Перевозка их шла медленно. К самостоятельным действиям на Западном фронте они прибегли только в кампанию 1918 года.

Крупные военные действия в 1917 г. развернулись на итальянском фронте. Проведенные итальянцами в мае и августе наступательные операции на реке Изонцо принести им некоторые успехи. Но совместными австро-германскими войсками был нанесен в октябре 1917 г. внезапный удар по позициям итальянцев у Тольмино. Позиции оказались прорванными и последовал беспорядочный отход итальянских частей на Капоретто, который вскоре пал, не удалось им задержать противника и на реке Тальяменто. Отступление продолжалось. Закрепиться итальянской армии при поддержке англо-французских войск удалось только в конце ноября, достигнув реки Пьяве. Фронт приблизился к Венеции. Северная часть страны оказалась во власти австро-германских оккупантов.

Выпуски германских денежных знаков в оккупированной Румынии

Румынской армии, разбитой под конец военной кампании 1916 года, пришлось потерять столицу и оставить две трети территории страны под пятой оккупантов.

По свидетельству историка В. И. Виноградова правящие круги тогдашней Румынии сделали все для того, чтобы передать страну оккупантам "в порядке": в каждом министерстве был оставлен управляющей и часть персонала, на первое время они были снабжены жалованьем. В распоряжение немецких властей поступили жандармы и полицейские. В Бухарест германские войска вступили без препятствий. Румынские консерваторы и либералы пошли на сотрудничество с немецкими военными властями. На гнет и лишения оккупации были обречены трудящиеся города и деревни.

Немецкие войска, вступив в Румынию, стали грабить все, что попадалось под руку. В приказе фельдмаршала Макензена от 17.XII.1916 г. признавалось, что войска и обозы "забирают бессмысленным образом у населения предметы, во много раз превосходящие потребности... Много оставшихся солдат бродят за линией фронта. Их бесчинства стали бичом страны..."

Упомянутый приказ Макензена был направлен на пресечение неупорядоченного грабежа и перехода к грабежу "организованному и систематическому". Уже в декабре к работе приступил "хозяйственный штаб" оккупантов. В городах — со складов и из магазинов — было сразу же конфисковано 3/4 имевшихся там товаров. Введено жесткое нормированное снабжение населения хлебом и другим продовольствием.

Сразу же перед оккупантами встал и вопрос военного финансирования. Насильственные конфискации и реквизии в городе и деревне грозили парализовать хозяйственную жизнь в стране. Германское командование решило оплачивать часть получаемых товаров и предписало военнослужащим приобретать продовольствие для личных целей за деньги. Для этого потребовались наличные денежные средства, а их в распоряжении немцев оказалось немного . Во время эвакуации румынское правительство смогло вывести из оккупированной зоны запас банкнот и ценных бумаг Национального банка. Полагаться на то, что удастся ограничиться платежами к этому времени уже явно обесценившимися германскими марками не приходилось. Выходом из положения был выпуск военных билетов перешедшего под полный контроль оккупантов Румынского национального банка, спешно напечатав их в Германии.

С эмиссией военных денег разрешался вопрос, связанный с взиманием контрибуции с оккупированной страны.

В первые месяцы после захвата румынской территории оккупационные расходы покрывались выдачей германской администрации авансов из средств Национального банка. В мае 1917 г. было наложена контрибуция в сумме 250 млн. лей, из них 215 млн. на население территории, подвластной германской администрации и 35 млн. лей на жителей территории, подчиненной австро — венгерскому командованию. "Новые леи", называвшиеся "леями Леманна" стали завозиться в Румынию с начала 1917 года (уже в январе их завезли до 200 млн. лей). Сумма контрибуций авансировалась Румынским национальным банком за счет выпуска "новых лей".

Эмиссия билетов Румынским национальным банком совершалась под обеспечение находившегося в его распоряжении "надежного" их покрытия: числившейся на счетах Рейхсбанка задолженности Румынскому национальному банку в сумме 278,2 млн. марок, находившегося в распоряжении немцев румынского золота на сумму 65,2 млн. марок, а поскольку данного обеспечения вскоре оказалось недостаточным для покрытия все возраставшей эмиссии банковских билетов, то были использованы "долговые обязательства округов, гарантированные Рейхсбанком". Видимость законности выпуска военных денежных знаков немцами таким образом соблюдалась.

Курс "новых лей" был установлен на довоенном уровне — лея приравнивалась к 0,8 германской марки.

Билеты, поступившие в обращение на оккупированной территории Румынии от имени Banca Generate Romana, без даты выпуска (1917 г.), были восьми номиналов: 25 и 50 бани, 1, 2, 5, 20, 100 и 1000 лей. На лицевой стороне билетов в 25 и 50 бань изображение головы женщины, а в 1, 2 и 5 лей изображение голов двух женщин, в 20, 100 и 1000 лей, но уже на их оборотной стороне, также изображение голов двух женщин.

По опубликованным сведениям на конец июня 1918 года общая сумма банковских билетов, выпущенных Румынским Национальным банком для покрытия оккупационных расходов, определялась по одним данным в 1668 млн. лей, а по другим — в 2115 млн. лей; из них 1485 млн. лей были израсходованы немецкими и 630 млн. лей австро-венгерскими военными властями.9

Военные деньги, выпускавшиеся оккупантами на территории Румынии, помогли им переложить тяготы содержания полумиллионной армии завоевателей и поставок в Германию и Австро-Венгрию в непомерном количестве нефти, леса, зерна, продовольствия, отняв их у румынского народа.

Историк В. Н. Виноградов, со ссылкой на подписанные 24 апреля (7 мая) 1918 г. в Бухаресте акты победителей с румынскими властями пишет, что немцы "разграбив Румынию, обязали ее не только отказаться от каких-либо прав на возмещение, но и дополнительно оплатить их "расходы", выкупив все оккупационные деньги (а таких банкнот было отпечатано на сумму в 1.300 млн. лей), компенсировать убытки кампаний и отдельных граждан держав Центра, понесенные в ходу войны, уплатить за содержание пленных (умиравших с голоду в лагерях). Весь этот грабеж был назван "миром контрибуций".

Румынские чиновники подсчитали, что стране придется в течение шести месяцев после ратификации договора (подписанные акты в совокупности составляли таковой — Б.С.) выплатить почти 3 млрд. лей." 10.

Денежное обращение страны в результате войны и оккупации было доведено до полного инфляционного хаоса.

 

IV. Военные действия в 1918 гаду. Выпуск оккупационных денежных знаков в Северной Италии

1918 год — год завершающих военных действий на всех фронтах мировой войны.

На западном фронте военная кампания этого года началась с предпринятого германским командованием весеннего наступления в Пикардии и во Фландрии, которое несмотря на первоначальный успех, потерпело неудачу. Второе наступление немцев на реке Эна, угрожавшее Парижу, тоже не привело к прорыву французской оборонительной системы и, ослабев, было приостановлено. Незначительными были результаты и наступательной операции против английских армий во Фландрии.

В то же время во Франции и Италии шла усиленная подготовка к наступлению союзнических армий для нанесения решающего удара противнику.

С лета 1918 г. стратегическая инициатива переходит к союзникам. Началось контрнаступление на Марне ("вторая Марна"), а затем последовали Амьенская и Сен-Миельская наступательные операции. К осени Антанте удалось достичь решительного превосходства в силах над Германией и начать в сентябре — октябре общее наступление на западном фронте. Положение Германии к этому времени резко ухудшилось, становилось все более тяжелым и состояние ее армии. Среди солдат и офицеров росли пораженческие настроения, падала дисциплина.

Военные денежные знаки австрийского и германского командования в северной Италии

Поражение итальянских войск у Копоретто и их поспешное отступление описанные выше, позволили австро-венгерской и германской армиям захватить северную часть Италии. На протяжении года хозяевами положения там были австро-германские оккупационные власти. Достаточно полно просматривается это и в проводившейся денежной политике. Не полагаясь на возможность использования в хозяйственном обороте своих валют — австро-венгерской кроны и германской марки из-за неприязни к ним местного населения, оккупанты, накопившие уже к этому времени немалый опыт эмиссионного военного финансирования, сразу же приступили к выпуску своих денежных знаков, выраженных в лирах.

По распоряжению австро-венгерского и германского командования от 3 марта 1918 года в г. Удине была образована Ссудная касса, на которую и был возложен выпуск денежных знаков. Выпускались они поспешно, о чем можно судить даже по их простому внешнему виду, купюрами в 5, 10 и 50 центезимо, 1, 2, 10, 20, 100 и 1000 лир. Разменные знаки в центезимо малоформатные, однотипные, рисунка не имеют. Знаки в лирах также однотипны, на их лицевой стороне изображение женщины в головном уборе. На всех денежных знаках единая надпись: Венецианская ссудная касса и дата выпуска 2 января 1918 г.

Прием лиры, по распоряжению командования, был обязателен при всех платежах по полной нарицательной стоимости. Установлен и курс: 100 лир = 95 крон = 63,27 марок. Выпускающиеся Ссудной кассой оккупационные лиры обеспечивались: поступавшими на счета в Австро — Венгерском центральном банке и Рейхсбанке кронами и марками, контрибуционными обязательствами итальянских городов и общин, средствами и имуществом Ссудной кассы, товарами и ценными бумагами, поступившими под выданные ею ссуды. При этом было оговорено, что кроны и марки гарантировали только ту часть эмиссии, которая предназначалась для покрытия расходов оккупационных войск и закупок товаров, вывозившихся в Австро — Венгрию и Германию. Что же касается обеспечения контрибуционными обязательствами, то таковое учитывалось лишь при выпуске лир, предназначенных для покрытия административных и других расходов в оккупированной части страны. Понятно, что оно было не более как чисто счетным, фиктивным.11

За период с 3 марта по 11 ноября 1918 г. австро-венгерские и германские военные власти выпустили 305,8 млн. лир, из них 289,4 млн. лир для покрытия австро-венгерских военных расходов и 16,4 млн. лир для нужд германской армии. 12

 

V. Прекращение эмиссий и обращения военных денег мировой войны

 

Наступление союзников осенью 1918 г., развернувшееся на всем фронте от Северного моря до Мааса нанесло последний сокрушительный удар германской армии. Начался ее отход с позиций Зигфрида с одного рубежа на другой. Фронт разваливался. В стране разразился политический кризис. Верховное командование заявило о необходимости заключения перемирия и создания нового правительства, с которым могла бы считаться Антанта.

3 октября было образовано новое правительство во главе с принцем Максом Баденским, которое обратилось к президенту США В. Вильсону с просьбой о перемирии и начале переговоров на основе объявленной им программы будущего мира, широко известной под названием "Четырнадцати пунктов". Во второй ноте, отправленной 12 октября, М. БаденскиЩзаявил, что Германия примет все предварительные условия, которые ей будут предъявлены.

На Балканах еще в сентябре началось наступление с Салоникского фронта французских, английских и освобождавших свою родину югославских дивизий. Оборонные позиции болгар были прорваны, началось их поспешное отступление.

Сербская армия, разбив у Ниша австро-германские части, пройдя за 45 дней с начала наступления 500 км 1 ноября 1918 г. вступила в Белград. Сербия и Черногория были освобождены от оккупантов и обрели национальную независимость.

В эти же дни французские и английские войска, направленные в Румынию, переправились через Дунай и устроили там предмостные укрепления. 10 ноября 1918 г. Румыния объявила о мобилизации и вновь выступила на стороне Антанты. Немецкие части, действовавшие в Румынии, начали отход через Тран-сильванию. Дальнейшее продвижение союзных войск, создав угрозу Константинополю, привело к капитуляции Турции и развалу Четверного союза.

Решающие сражения в военную кампанию 1918 года шли и на итальянском фронте. Развернутое после усиленной подготовки с конца октября наступление итальянских войск принесло им полный успех. Начался распад отступавшей австрийской армии.

В условиях приближающегося краха империи австро-венгерское правительство еще 5 октября направило Президенту США Вильсону предложение о перемирии.' 29 октября последовало обращение австрийцев и к странам Антанты с просьбой о заключении перемирия на любых условиях. 3 ноября перемирие было заключено, прекратились и боевые действия.

Военное поражение Австро-Венгрии сопровождалось ее распадом. Произошли народные выступления против монархии.

28 октября 1918 года Пражский национальный комитет объявил о создании самостоятельного Чехословацкого государства и о переходе власти в его руки.

30 октября Словацкий национальный совет принял декларацию о вхождении

Словакии в состав единого Чехословацкого государства. 14 ноября Чехословакия была провозглашена республикой.

Отделились от Австро — Венгрии и южные славяне. 5 октября 1918 года в Загребе было образовано Народное вече, которое 29 октября приняло решение о разрыве с монархией Габсбургов, образовании Государства словенцев, хорватов и сербов и переходе власти на югославских территориях к Народному вече.

28 октября от Австро — Венгрии отделились и польские земли. Созданная в Кракове польская Ликвидационная комиссия заявила о переходе власти в ее руки и присоединении к Польскому государству.

Распад империи завершился народным восстанием в Венгрии, начавшимся 31  октября 1918 года, потребовавшим создания независимой республики. Сформировалось новое революционное правительство. 16 ноября власть Габсбургов была низвергнута и Венгрия объявлена республикой. 12 ноября 1918 года Национальное собрание провозгласило Австрию республикой.

Непоправимое сокрушительное поражение немецких и австро-венгерских войск на Западном и других фронтах осенью 1918 года привело к общему и поспешному их отступлению. За короткое время военных действий ими были оставлены все территории захваченных и оккупированных стран. Вместе с отступавшими армиями бежали и их военные власти, распоряжавшиеся в этих странах. Оккупационный режим там рухнул. Окончилось и насильственное внедрение "завоевателями" собственных платежных средств — военных денег разного назначения и видов. Денежные эмиссии на территории освобожденных стран перешли в руки национальных военных и гражданских администраций.

Судьба военных денег была предрешена: они подлежали изъятию из оборота и аннулированию. Однако прибегнуть к этому без промедления многие из освобожденных стран из-за переживаемого ими хозяйственного и финансового упадка и разорения не смогли. Эти деньги не только не изымались из оборота, но продолжался на протяжении некоторого времени по окончании войны их выпуск и дальше, конечно, уже от своего имени как национальные выпуски. В Румынии денежные знаки Национального банка, печатавшиеся в Германии, продолжали циркулировать уже как румынские деньги, но подтвержденные проставленными на купюрах штемпелями различных финансовых и кредитных учреждений.

Заключительная черта под первой мировой войной была подведена подписанием в Версале мирного договора с Германией 28 июня 1919 года (вступил в силу после его ратификации с 10 января 1920 г.).

В Версальский мирный договор требование международного права возложить на Германию обязательство возместить в золоте стоимость оккупационных марок, оказавшихся у населения захваченных в войну стран, не было включено. Двумя странами — Бельгией и Румынией после заключения Версальского договора, в самостоятельном порядке, был поставлен перед Германией этот вопрос. После длившихся несколько лет переговоров Германия все-таки взяла на себя ответственность за выпуск военных денег на территории названных стран и согласилась частично возместить нанесенный их населению материальный ущерб.

По германо-бельгийскому соглашению, заключенному 13 июля 1929 г. Германия взяла на себя обязательство выплатить Бельгии в течение 37 лет 5284 млн. бельгийских франков в счет возмещения ей ущерба.13

По германо-румынскому соглашению, подписанному 10 ноября 1928 г., Германия также обязалась оплатить определенную сумму стоимости банковых билетов, выпущенных в Румынии во время моровой войны.14

 

Примечания:

1.  Финансово — кредитный словарь. Том I. M. Финансы и статистика. 1984. с, 233.

2.  В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 34, стр. 173 — 174

3. История первой мировой войны 1914 — 1918 вдвухтомах. Изд. "Наука". М. 1975.

М. Зайончковский. Мировая война 1914 — 1918 т. I и П. Госуд. военное изд. Наркомата обороны СССР. М. 1938.

4. А. М. Алексеев. Военная валюта. Госфиниздат. 1948. стр. 19 — 20.

5. А. М. Алексеев. Военная валюта, с. 15 — 16.

6. Ю. А. Писарев. Сербия и Черногория в первой мировой войне. Изд. "Наука". М. 1968. с. 192 — 197.

7. А. М. Алексеев. Военная валюта, с. 24.

8. Вестник финансов промышленности и торговли. Хроника. № 17.1917. с. 124.

9. А.М. Алексеев. Военная валюта, с.21-23.

10. 10 Виноградов В. Н. Румыния в годы первой мировой войны. Изд, "Наука". М. 1969. с. 227 — 229.

11. А. М. Алексеев. Военная валюта, с. 24 — 25.

12. А. М. Алексеев. Военная валюта, с. 25.

13. А. М. Алексеев. Военная валюта..с, 94 — 95.

14. Там же, с. 95

 

Коллекционер, 1997(33), С.271-294

 


; Цены на деньги России