На главную страницу  
 

Коллекционер, 1993. С.100-105.

 ВЫПУСКИ ДЕНЕЖНЫХ ЗНАКОВ СОВЕТСКОЙ АРМИИ В СЕВЕРО-ВОСТОЧНОМ КИТАЕ И КОРЕЕ

Б. Сенилов

 

Согласно достигнутой на Крымской (Ялтинской) конференции трех союзных держав в 1945 г. договоренности о вступлении Советского Союза после капитуляции Германии и окончания войны в Европе в войну против Японии, подтвержденной затем на конференции в Потсдаме, советские вооруженные силы в ночь на 9 августа 1945 г. начали стремительное наступление на всем протяжении границы с Маньчжоу-Го, а также на побережье Северной Кореи. За десять дней наступления были разгромлены основные силы Квантунской Армии, освобождены важнейшие промышленные центры Маньчжурия, началась массовая капитуляция японских войск. К концу августа вся территория Северо-Восточного Китая была освобождена от японских милитаристов.

Провозгласив целью своего освободительного похода интернациональную помощь китайскому народу, воинские части Красной Армии сразу же по завершении боевых действий приняли участие в восстановлении производства, коммуникаций, уборке урожая, налаживании продовольственного снабжения населения и т. п. Советские военные комендатуры, созданные в городах и крупных населенных пунктах Маньчжурии, явились там первыми органами новой представительной власти.

Одним из актуальных был вопрос о снабжении советских войск денежными средствами. Командование Красной Армии встретилось здесь с большими трудностями.

Непомерные военные расходы и другие непроизводительные затраты Китая обусловили огромную дефицитность его бюджетов, вызвали глубокую инфляцию и неудержимое обесценивание бумажных денег — фаби, а также многочисленных денежных знаков Маньчжоу-Го и различных правительств в самом Китае, которые подлежали безусловному аннулированию. В отдельных освобожденных вооруженными силами Компартии Китая районах стали выпускаться местные деньги. Эти районы являлись преимущественно деревенскими, со слабо развитыми рыночными отношениями; обращавшиеся там деньги с неустойчивой покупательной силой имели ограниченную взаимообратимость. Процесс слияния и укрупнения освобожденных районов (многие из них оставались блокированными гоминьдановскими войсками), а следовательно и объединения их денег, только начинался и мог стать путем перехода к единой валюте Народного Китая лишь в будущем.

Сообразуясь со всем этим, командование советских вооруженных сил разрешило выпуск в обращение на территории Маньчжурии денежных знаков для оплат закупок товаров и услуг для обеспечения воинских частей, размещенных там по Договору о дружбе и союзе между СССР и Китайской Республикой, заключенному 14 августа 1945 г., а также и по последующим соглашениям с правительством Китая, которое по собственной инициативе просило по окончании военных действий задержать вывод советских войск из пределов Маньчжурии [ 1 ].

От имени командования Красной Армии были выпущены денежные знаки достоинством в 1,5, 10 и 100 юаней. Печатались они в СССР. На 100

 Рис. 1.

билетах с цветным орнаментом надписи китайскими иероглифами, но читаются они, в отличие от принятого в то время правила, слева направо нумерация — латинскими буквами и цифрами, без указания даты выпуска (рис. 1).

Эмиссия советским военным командованием денежных знаков в Маньчжурии производилась до мая 1946 г. и была прекращена ввиду вывода оттуда наших войск. Выпускавшиеся позже денежные билеты купюрами в 10 и 100 юаней, но уже с наклеенными марками подтверждения применялись в обращении по справочным сведениям одних каталогов только в районе Дайрена и Порт-Артура, по другим — ив районах собственно Китая, но уже как национальные выпуски (рис. 2) [2].

К этому времени политическое и экономическое положение в Маньчжурии значительно укрепилось. Был создан эмиссионный Дунбейбанк, выпускавший банковские билеты в новых юанях (билеты первого выпуска датированы 1945 г.). Билеты Дунбейбанка находились в обращении до начала 1951 г., когда они были обменены на банкноты Народного банка Китая (учрежден в октябре 1948 г.), уже Ставшие единой общенациональной валютой — юань жень-миньби КНР (рис. 3).

* * *

По соглашению, заключенному с Верховным командованием союзных вооруженных сил на Тихоокеанском театре военных действий, на территории освобожденной Кореи были установлены две зоны ответственности за осуществление капитуляции и разоружение японских войск: советской — севернее 38-й параллели, и американской — южнее ее.

Денежное обращение в Северной Корее ко времени освобождения, как и во всей стране, находилось в состоянии глубокого инфляционного расстройства. Рынок был переполнен банкнотами Чосон-банка колониального периода, приток которых из Южной Кореи все возрастал.

Командование Красной Армии при вступлении войск на территорию Северной Кореи прибегло к непродолжительному выпуску военных денежных знаков для покрытия некоторых неотложных затрат, связанных, главным образом, со снабжением продовольствием личного состава военнослужащих армии и флота. Необходимость выпуска этих знаков вызывалась и тем осложняющим обстоятельством, что советское командование не могло получить средств в национальной валюте от Чосон-банка, так как данный банк, находился в г. Сеуле (в американской зоне ответственности за капитуляцию японских войск).

От имени Штаба Красной Армии были выпущены на территории Северной Кореи осенью 1945 г. денежные билеты с отличительными цветными геометрическими рисунками достоинством в 1, 5, 10 и 100 вон. На билетах указан год — 1945. Надписи выполнены корейскими иероглифами, а цифры японскими и корейскими обозначениями (рис. 4).

Выпуск военных билетов был регламентирован и обращение их, в основном, ограничено месторасположением советских воинских частей.

В денежном обороте на территории Северной Кореи до денежной реформы 1947 г., положившей начало перехода к твердой валюте, преобладавшее место занимали обесценивающиеся банкноты Чосон-банка. Обращение японской валюты было запрещено.

В декабре 1947 г. Центральный банк Северной Кореи (учрежден в октябре 1946 г.), наделенный монопольным правом эмиссии, приступил к выпуску билетов в новой денежной единице — в вонах (1 воиа-100 чон), на которые и производился обмен изымавшихся из оборота банкнот Чосон-банка. Военные боны некоторые время оставались там еще в обращении.

В дополнение сообщим, что правительству КНДР и Центральному банку (с февраля 1959 г.— Центральный банк КНДР) пришлось в 1959 г. снова проводить денежную реформу, выпустив тогда в обращение новые билеты и производя обмен старых на новые в соотношении 100:1.

В Южной Корее с сентября 1945 г. до начала 1950 г. продолжался усиленный выпуск в обращение банковских билетов Чосон-банка. Преобладающее место в выпуске принадлежало банкнотам образца 1932—1945 гг., несколько видоизмененным по сравнению с прежними, но также сохранявшими свойственные для корейских денежных знаков стилизованный символ, цветок и изображение человека с бородой (это, как значится, министр просвещения династии Юи). Банкноты имеют надпечатки 7, 10, 12 и 14 иероглифов. Купюры — от 10 иен до 100 иен (рис. 5).

Выпуск этих банкнот мы относим в определенной, если не в большей их части, к числу военных эмиссий. При этом сошлемся и на сведения справочников, где сообщается, что