на главную страницу

 
 

  Рецензия на Книгу В.К. Рахилина "Деньги России" (Неопубликованное обращение к издательству "Слово").

Валерий Анатольевич Лазарев.

"Здравствуйте, уважаемые господа!

Я недавно приобрёл только что вышедшую в издательстве "Слово" 48-страничную книжку "Деньги России" из так называемой суперсерии для юных энциклопедистов "Что есть что". Автор - широко известный в узких кругах доктор географических наук В. К. Рахилин.

Прочитал я эту книжку и подумал - верно говорится, что пироги должен печь пирожник, а сапоги тачать сапожник. А географ Рахилин, хоть он и председатель секции московских бонистов, должен заниматься своей географией, т.к. в вопросах, касающихся истории денег России (особенно бумажных) он явно не силён! Книжка, хоть и имеет прекрасное полиграфическое исполнение, но написана в характерном для советской эпохи претенциозно-поверхностном духе. Ошибок и откровенных глупостей в ней больше, чем полезной информации.

Я не буду касаться той части книжки, в которой автор описывает историю русских монет, так как монеты - не моя стихия, а сразу перейду к истории банкнот. В этой части всё переврано просто до невозможности. Так автор на стр. 30 пишет: "Дочь Петра I императрица Елизавета Петровна подняла вопрос о том, чтобы последовать примеру других стран, уже наладивших выпуск бумажных денег". На самом же деле Елизавета Петровна была категорической противницей бумажных денег. На проекте фельдмаршала Миниха она написала: "Предосудительно будет, что вместо денег будут ходить бумажки, да и опасно, чтобы впредь не подать причину худым рассуждениям". Далее, на стр. 31, автор пишет: "...в 1769 г. при Екатерине II в обращение были выпущены ассигнации на сумму 1 млн. рублей. К этой мере правительство России прибегло главным образом из-за войны с Турцией". На самом же деле не ассигнаций было выпущено в 1769 году на 1 миллион рублей, а капитал двух Променных банков, которые были созданы в 1769 году для обмена ассигнаций на медную монету, первоначально составлял 1 миллион рублей (500000 - для московского и 500000 - для петербургского банка). А на какую сумму конкретно в 1769 году было выпущено в обращение ассигнаций, сейчас не сможет сказать никто, таких сведений не сохранилось. А вот изготовлено ассигнаций к 1769 году было на два миллиона рублей: один миллион - в подписанных ассигнациях и один миллион - в неподписанных, так сказать, про запас. И война с Турцией здесь тоже ни при чём. Единственная причина выпуска ассигнаций в том, что в XVIII веке в денежном обращении России преобладали медные монеты и расчёты медяками в конце концов стали невыносимы как для плательщиков, так и для получателей платежей. Так, например, в 1748 году Елизавета Петровна наградила Ломоносова за написанную им оду двумя тысячами рублей, а в казне на тот момент были только медные деньги, каковые и были Ломоносову отправлены на двух возах, так как каждые десять рублей медяками весили ровно пуд! А каково было Ломоносову их тратить?!

Ниже автор пишет: "Односторонние, напечатанные на белой бумаге плохого качества..." Во-первых, бумага у ассигнаций вовсе не плохого, а совсем даже наоборот - отличного качества! Иначе как бы они сохранились до наших дней? Сразу видно, что В. К. Рахилин просто никогда не держал в руках ассигнаций. Мне неоднократно доводилось заниматься реставрацией ассигнаций разных годов и номиналов, и я каждый раз поражался эластичности и износоустойчивости бумаги, на которой они напечатаны! Во-вторых, ассигнации не всегда были односторонними. С 1786 года у них на обороте появилась подпись Советника Правления Банка. А с 1818 года на обороте ассигнаций печатался их номинал прописью (т.е. словами).

На стр. 33 автор пишет: "Начиная с ассигнаций 1769 г. до купюр 1961 г. русские деньги различного номинала выпускали одного и того же цвета. Рубль был жёлтым, 3 рубля - зелёными, 5 рублей - синими, 10 рублей - красными". Интересно, где это В. К. Рахилин видел 1, 3, 5 и 10 рублей выпуска 1769 года? Самые мелкие ассигнации в 5 и 10 рублей появились только в 1786 году. А ассигнаций в 1 и 3 рубля вообще никогда не существовало! Бумажные 3 рубля (билет депозитной кассы) впервые выпущены в 1840 году, а 1 рубль (государственный кредитный билет) - в феврале 1844 года! И почему это только "до купюр 1961 г."? В серии 1991 года 1 рубль тоже был жёлтый, 3 рубля - зелёные, 5 рублей - синие, а 10 рублей - красные. Почему автор о них забыл? Ведь это было совсем недавно! Да и в период, рассматриваемый В.К. Рахилиным, не всегда 1, 3, 5 и 10 рублей имели указанные цвета. Так, например, 1 рубль 1923 года был не жёлтым, а коричневым; 5 рублей 1923 года были зелёными; 10 рублей 1923 года были коричневыми. Да и 10 рублей 1947 года были вовсе не красные! Я уже молчу о червонцах 1922 - 1937 годов.

На стр. 34 В. К. Рахилин называет боны Российско-Американской Компании (которую он почему-то обозвал Русско-Американской) первыми частными деньгами России. На самом же деле частными они ни в коем случае считаться не могут. Российско-Американская Компания была создана "подъ высочайшимъ ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА покровительствомъ" и частной лавочкой никогда не была. Земли Аляски, занятые Российско-Американской Компанией, официально назывались "Российскими Северо-Американскими владениями". На печати Компании изображался Государственный герб Российской империи, что в те годы дозволялось только официальным учреждениям. Таким образом, боны Российско-Американской Компании следует рассматривать как денежные знаки специального назначения, а вовсе не как частные! А история их выпуска такова.

Первоначально для расчётов с местными аборигенами, а позже и для оплаты труда своих рабочих, Компанией на Аляску были завезены русские медные монеты сибирского образца. Очень быстро все монеты куда-то из обращения исчезли. Была завезена ещё одна партия таких же монет, но вскоре и она куда-то "рассосалась". Завозили ещё и ещё, но и эти монеты сразу из оборота исчезали. Оказалось, что индейцы используют сибирские монеты в качестве украшений, а также для изготовления наконечников для стрел и спрос на них среди индейского населения просто бешеный! Встал вопрос: что делать с деньгами? Сколько их на Аляску ни завези, всё мало будет, обратно они уже не возвращаются! Это грозило полным параличом денежного обращения. Вот тут у кого-то из чиновников и появилась гениальная мысль - выпустить такие деньги, на которые индейцы не будут смотреть как на украшения. А чтобы увеличить их срок службы, было решено печатать эти банкноты не на бумаге, а на кусочках тюленьей кожи. Хотя известен экземпляр, отпечатанный на картоне...

Чуть ниже автор превозносит добродетели русских капиталистов: "...хозяева предприятий, фирм, заводов, фабрик, стремясь повысить уровень жизни работников, сами налаживали для этого своё снабжение продуктами питания и промышленными товарами, строили жилые дома, посёлки, открывали магазины, лавки, столовые. Оплата коммунальных услуг, обслуживание в магазинах производились только за деньги, выпущенные этими предприятиями...". Какая благостная и умильная картина представляется при чтении этих строк! Ну какие же заботливые были капиталисты! Просто ах! Только и думали о повышении уровня жизни пролетариев! Автор, видимо, никогда не слышал о знаменитом Ленском расстреле 1912 года, когда рабочие Ленских золотых приисков, протестуя против оплаты их труда приисковыми бонами, пошли бить стёкла в заводоуправлении и были за это расстреляны правительственными войсками?!

На стр. 37 В. К. Рахилин пишет по поводу разменных билетов 1915 года: "Поначалу 1, 2, 3, 5, 10, 15, 20, 50 копеек выпускались такого же хорошего качества, как и кредитные билеты". Но дело в том, что 10, 15 и 20 копеек никогда в обращение вообще не выпускались. То ли не было в них нужды, то ли чиновники боялись, что население начнёт путать одни номиналы с другими. Так или иначе, но они до 1918 года пролежали на складе Экспедиции Заготовления Государственных Бумаг и были сожжены большевиками в топках нижегородской электростанции. Только небольшое их количество сохранилось благодаря проворству некоторых работников электростанции, которые рассовали пачки этих бонов по карманам. На той же странице автор пишет: "...правительство А. Ф. Керенского продолжало печатать царские деньги - приходилось учитывать большое доверие к ним населения...". Во-первых, царские кредитные билеты печатались аж до 1919 года, т.е. даже при правительстве В. И. Ленина. Вот это правительство действительно печатало царские деньги, учитывая доверие к ним населения. А Временное правительство выпускало их чисто по инерции. Так же, как в 1992 году правительство Ельцина продолжало выпускать билеты Государственного банка СССР, других-то на тот момент просто не было! Во-вторых, А.Ф. Керенский стал председателем Временного правительства только 8 (21) июля 1917 г., а до этого дня председателем Временного правительства был князь Львов и называть Временное правительство "правительством Керенского" по меньшей мере некорректно!

Ниже автор рассуждает: "Но правительству, которое возглавлял А. Ф. Керенский, не хватало средств и на печатание этих денег - слишком больших расходов требовала война. С 23 августа 1917 г. начинается выпуск 20- и 40-рублёвых купюр. Внешне они почти не отличались от русских марок консульской (почтовой) пошлины (1916 г.) - правительство так спешило, что времени на разработку эскиза новых денег не оставалось". Во-первых, хочу отметить, что консульская пошлина к почте не имеет никакого отношения. Консульские марки и по сей день в некоторых странах (например, в ОАЭ) наклеиваются на документы. Скажем, на визовые бланки. Обозначают эти марки то, что пограничная или паспортная пошлина в пользу государства с иностранца взыскана. Во-вторых, само по себе печатание денег стоит относительно недорого и причина появления "керенок" вовсе не в дороговизне полиграфических услуг тогдашней Экспедиции Заготовления Государственных Бумаг. Расходы на войну здесь тоже ни при чём. Эти расходы были целиком безналичными. Правительство просто переводило деньги со своего счёта на счета производителей тех же патронов или снарядов и всё. Наличные здесь вовсе не нужны! Причина появления "керенок" в том, что Временное правительство было социалистическим и стремилось показать народу результаты революции немедленно. Рабочий день был в приказном порядке сокращён даже на оборонных предприятиях с двенадцати - четырнадцати до восьми часов. Зарплаты в то же время остались прежними. При этом низкооплачиваемым и многодетным работникам всех предприятий России, в том числе и частных, правительство начало выплачивать вспомоществование. Так, например, каждому почтальону правительство доплачивало к зарплате 60 рублей ежемесячно, независимо от качества его работы! Подобные выплаты стали производить и другим категориям граждан, включая неработающих. Всё это и потребовало увеличения наличной массы денег. Печатные машины ЭЗГБ при этом были очень старые, многие даже не ротационные. Они просто не могли справиться с такими гигантскими заказами, какие посыпались на ЭЗГБ. К тому же в апреле 1917 года в ЭЗГБ случилась забастовка, во время которой Государственному банку пришлось выпустить в обращение весь запас кредитных билетов. В связи с этим Временное правительство, с подачи управляющего Государственным банком И. П. Шипова, 9 (22) мая 1917 года издало Указ об изготовлении 5-рублёвых кредитных билетов образца 1909 года с упрощённой серийной нумерацией, аналогичной уже изготовлявшимся с 1915 года кредитным билетам в 1 рубль образца 1898 года. Серийная нумерация давала возможность значительно ускорить изготовление банкнот, т.к. не нужно было нумеровать каждую бумажку - они печатались по миллиону штук с одним серийным номером. Кроме того Временное правительство выпустило новые кредитные билеты - 250 и 1000 рублей. Эти меры на какое-то время помогли. Но выпуск крупнономинальных кредитных билетов создал новую проблему - разменный кризис. Новые 250 и 1000 рублей сразу стали считаться в народе не совсем надёжными. Население не хотело расставаться с "надёжными" царскими деньгами и из-за этого они из обращения начали быстро исчезать. Вернее сказать, торговцы говорили, что нет сдачи, но на самом деле просто не хотели отдавать "надёжные" деньги в обмен на "ненадёжные". Разменный кризис нарастал с каждым днём! Временное правительство обратилось в крупнейшую полиграфическую компанию Северной Америки American Bank Note Company, которая часто исполняла заказы правительства США. Там были заказаны новые очень солидно оформленные кредитные билеты с датой "1918" и 50-копеечный разменный билет. А в качестве временной меры в США были заказаны новейшие печатные машины. С помощью этих машин Временное правительство собиралось разрешить разменный кризис. Машины были загружены на русский пароход и отправлены во Владивосток (чтобы потом следовать по железной дороге в Петроград), но случилось непредвиденное - пароход был потоплен немецкой подводной лодкой! Кризис с наличностью к этому времени (к июлю 1917 г.) уже был такой, что правительство вынуждено было запустить в денежное обращение суррогаты денег - процентные бумаги, а также их купоны. Но помогло это ненадолго. Вот управляющий Государственным банком И. П. Шипов и предложил выпустить в обращение такую новинку - малоформатные 20 и 40 рублей. А для облегчения производства выпускать их неразрезанными - по 40 знаков в листе. Без подписей и без номеров, даже без серийных! Управляющий Шипов всю жизнь проработал с бухгалтерскими книгами и потому не понимал - какая разница между одной махонькой 20-рублёвкой и двумя большими красивыми десятками. Ведь в бухгалтерском отчёте или в сберкнижке записи будут совершенно одинаковы - 20 рублей. Правильней было бы назвать эти боны не "керенками", а "шиповками". Ведь Керенский к их выпуску совершенно не причастен, он бы до такого не додумался! И выпущены они были не с 23 августа 1917 г., как пишет В. К. Рахилин, а в сентябре 1917 года. 23 августа был всего лишь издан Указ о выпуске этих казначейских знаков.

Ещё ниже автор пишет и вовсе несусветное: "Фальшивомонетчики из царских 50 копеек изготовляли две керенские сороковки". Где В. К. Рахилин видел фальшивые "керенки", изготовленные из царских 50 копеек? Пусть покажет хоть одну! Возможно, он хотел сказать, что две керенки по размеру равны 50 копейкам? Но если он это хотел сказать, то почему не сказал, а вместо этого сморозил какую-то чушь про фальшивомонетчиков? Какими надо было быть идиотами тем фальшивомонетчикам, которые вздумали бы печатать "керенки" поверх 50 копеек. Ведь это ж надо сначала полностью смыть рисунок с полтинника, а попробуйте это сделать - фиг получится! Да и зачем? Ведь водяной знак у полтинника всё равно ни капельки не похож на тот, что на "керенках"! Гораздо проще сходить в любую сберкассу и купить там вексельной бумаги по 10 копеек за лист - и формат огромный, и водяной знак есть (правда, тоже не такой как надо, но ничуть не хуже, чем на полтиннике!).

Далее В. К. Рахилин вздумал посмеяться над Временным правительством: "Для придания солидности своей власти Временное правительство подготовило к выпуску бумажные деньги номиналом 25, 50, 100 и 500 рублей. Эти деньги, аляповато украшенные цветочками и ангелочками, были отпечатаны, но так и не успели увидеть свет, оставшись в бланках...". Во-первых, на этих кредитных билетах нет ни одного ангелочка. Есть две аллегорические фигуры - богиня Плодородия и бог Торговли. Но на ангелочков они явно не похожи! Во-вторых, Временное правительство к этому выпуску (а вернее сказать проекту) не имеет абсолютно никакого отношения. Ссылаясь на дефицит наличности и рассчитывая на податливость новой власти, Союз Российских Акционерных Коммерческих Банков предложил Временному правительству позволить ему, Союзу, самому изготавливать и выпускать в обращение кредитные билеты или чеки. Будучи уверенным в том, что правительство право эмиссии Союзу предоставит, его Правление заказало разработку и изготовление "новых денег" петроградскому художнику Чехонину, в мастерской которого они и были отпечатаны. Но Временное правительство в этом вопросе проявило твёрдость и проект категорически отвергло. Причём даже более мягкий его вариант - чеки Союза Российских Акционерных Коммерческих Банков с двухлетним сроком обращения.

На стр. 39 горе-автор показывает свою полнейшую несостоятельность в вопросах, касающихся выпуска советских денежных знаков: "Советское правительство первые свои деньги за подписью главного комиссара Народного банка Г.Пятакова номиналом 1, 3, 5, 10, 25, 50, 100, 250, 500, 1000, 5000 и 10 000 рублей выпустило в 1918 г.". Это уж и вовсе поразительно - председатель секции московских бонистов не знает, что первыми советскими деньгами были расчётные знаки 1-, 2- и 3-х рублёвого номинала (народные названия "ленинские деньги" и "мотыльки"), которые выпускались листами по 25 штук и не имели никаких подписей! Выпущены они были в марте 1919 года. А те кредитные билеты, образца 1918 года, на которых стоит подпись "Управляющiй Г. Пятаков" начали поступать в обращение в мае 1919 года. А последние два номинала - 5000 и 10000 рублей - выпущены аж в декабре 1919 года!" На их оборотной стороне был изображён герб Временного правительства (герба Российской республики ещё не было) - двуглавый орёл без регалий (короны, скипетра и державы). А на 5000- и 10 000-рублёвых купюрах, эскизы которых разрабатывались ещё при Временном правительстве, осталась свастика". Совершенно очевидно, что автор очень плохо разбирается в геральдике. Иначе он бы знал, что не бывает "герба правительства". Герб не может принадлежать правительству. Герб символизирует государство, а не правительство. В данном случае дело было так. В апреле 1917 года состоялось историческое заседание Юридического Совещания, созванного Временным правительством и состоявшего из крупнейших специалистов по русской геральдике, на котором в качестве Государственного герба Свободной России (а не Временного правительства) был принят эскиз герба, изготовленный знаменитым художником Билибиным. Он-то и изображён на "думских" 250 рублях, на "керенках", на советских кредитных билетах, а также на первой советской почтовой карточке. Что касается свастики на советских кредитных билетах в 5000 и 10000 рублей, то она на них оказалась не потому, что их эскизы разрабатывались при Временном правительстве, а потому, что для печатания этих денег советское правительство решило использовать уже готовые клише фоновых сеток 1000-рублёвого кредитного билета 1917 года. Кстати, В. К. Рахилин всё время упоминает эту свастику в единственном числе, что неверно, т.к. свастик на каждом из кредитных билетов имеется аж по три штуки! Но В. К. Рахилин наблюдательностью не отличается и поэтому заметил только одну.

На стр. 41 помещены фотографии бумажного и золотого червонцев. Фотографии снабжены пояснительными надписями: "Первый бумажный червонец 1923 г." и "Золотой советский червонец 1924 г.". Не знаю, кто писал эти пояснения, возможно, и не В. К. Рахилин, но бумажный червонец на самом деле не 1923, а 1922 года. А вот золотой - 1923, а вовсе не 1924 года! Тому, кто писал эти пояснения, следовало бы повнимательней читать даты на червонцах, о которых он вздумал писать. Бумажных червонцев с датой "1923" и золотых с датой "1924" никогда не существовало! На той же странице В. К. Рахилин пишет: "Тогда же правительство провело обмен старых денег из расчёта 1 рубль 1923 г. за 1 млрд. рублей прежних выпусков". В этом месте я был снова поражён некомпетентностью В. К. Рахилина. Если такой откровенно слабый коллекционер стоит во главе московских бонистов, то каковы же остальные московские бонисты?! Ведь на денежных знаках 1923 года ясно написано: "Один рубль 1923 года равен одному миллиону рублей...". Миллиону, а не миллиарду! Неужели так трудно правильно переписать текст с денежных знаков?

На стр. 42 автор пишет по поводу реформы 1947 года: "Появились деньги с новым названием - казначейские билеты СССР достоинством в 1, 3, 5 рублей и билеты Госбанка СССР...". С чего это В. К. Рахилин взял, что казначейские билеты СССР и билеты Госбанка СССР появились в 1947 году? Казначейские билеты СССР и билеты Госбанка СССР впервые появились ещё в 1924 году! И номиналы казначейских билетов были такие же, как в 1947 году - 1, 3 и 5 рублей. Так что ничего нового в 1947 году коммунисты-финансисты не придумали, господин Рахилин!

На той же странице автор пишет: "В 1991 г. распался СССР. Ещё не утверждён герб новой России, и на её деньгах появился двуглавый орёл - с царскими регалиями или без них". Пусть В. К. Рахилин покажет хоть одну российскую банкноту или монету 1990-х годов, на которой изображён Двуглавый Орёл с царскими регалиями (т.е. с тремя коронами, с державой, скипетром и со Св. Георгием на груди). Я ему сразу 100 долларов подарю! Ниже горе-автор пишет по поводу нынешних денег России: "На номиналах 50, 100 и 500 рублей изображены виды Москвы и Петербурга...". Но на 500-рублёвке нет ни Москвы, ни Петербурга, а имеются два вида Архангельска. Создаётся впечатление, что В. К. Рахилин никогда не держал в руках нынешнюю 500-рублёвку. Видимо, ему гонорар за эту книжку заплатили мелкими купюрами...

Короче говоря, не советовал бы я родителям покупать и читать эту книжонку своим детям, т.к. читая подобные книжки никто и никогда юным энциклопедистом не станет, а как был дураком, так им и останется. Уж лучше вовсе ничего не знать об истории денег России, чем забивать голову глупостями, которых насочинял В. К. Рахилин!

Большого косяка Вы упороли, господа издатели, когда поручили написание этого "тома" такому крайне некомпетентному человеку, а попросту говоря - жалкому дилетанту! Не знаю - сколько Вы ему заплатили, но сколько бы ни заплатили - деньги Вы потратили зря! Он посадил Вас в лужу и сидите Вы в ней очень глубоко - по самые уши!

С уважением, Валерий Анатольевич Лазарев.

Ростов-на-Дону

  

 


; Цены на деньги России