Боны Оренбургского Отделения Государственного банка
в 1917—1918 гг.

         Гражданская война 1918—1920 годов продолжает оставаться одним из важнейших событий отечественной истории. Страшная трагедия государства, и еще более страшная смерть миллионов наших соотечественников оставила неизгладимый след в памяти народов России. Последствия ее и сегодня ощущаются в политической, экономической и духовной сферах жизни нашего общества. Ограничиться в отношении трагического периода российской истории банальным тезисом о приоритете политики над экономикой — значит, ничего не сказать. Паралич российской экономики в годы революции в значительной степени был обусловлен серьезнейшей травмой ее "позвоночника" — сломом денежного хозяйства, беспрецедентное разрушение которого превосходит все европейские аналоги, в том числе инфляцию в Веймарской Германии.
         Появление в годы гражданской войны местных денежных знаков в финансовом обращении России явилось вполне объективным следствием денежного дефицита, вызванного финансовой политикой предшествующих лет. Не менее важной причиной становится и разрыв связей между центром и отдельными регионами.
         Многие события эпохи ярко отражены в многообразии денежных суррогатов, а различные выпуски связаны, зачастую, и с известными именами исторических лиц. Эпоха войн и революций — каскад судьбоносных событий и громких имен. Крылатая фраза о том, что "история хочет видеть людей", на примере
Оренбургской эмиссии бон 1917-1918 годов зримо отражается именем лидера белого движения на Урале казачьего атамана А.И. Дутова — одного из известных и влиятельных командиров Белого движения.
        ... Осень 1918 года. В охваченной войною, расколотой на враждующие части стране жизнь обычного человека, и без того до крайности нелегкая, усложнилась еще более благодаря тому, что деньги — те самые кредитки, привычные и столь необходимые, стали еще одним из средств политической борьбы.
         Изматывающее каждодневное балансирование на грани между жизнью и смертью не исчерпывало содержания будней уральских обитателей. Жизнь продолжалась. В Оренбурге, откуда большевики были изгнаны летом 1918 года, жители постепенно начинали приходить в себя после большевистского владычества. Появляются продукты, от которых все уже успели отвыкнуть, налаживается торговля. Однако и здесь поджидали обывателя отголоски свирепой войны.
         Мирный учитель Лапин, получив, наконец, из Орска долгожданное свое жалованье в тысячу рублей, отложив несколько сотенных про запас, поспешил на базар. Но первый же торговец с ужасом вернул сторублевку — "666-я"! Разглядев серию на местной, выпущенной Оренбургским Госбанком боне, учитель в ужасе — в лучшем случае потеря всей суммы, а в худшем — арест. И дело даже не в мистическом "числе зверя", а в том, что серии эти, с 601-й по 700-ю, украдены были большевиками при бегстве из города. Ну так и есть, вместо подписи кассира на знаках — автограф бывшего комиссара Здобнова, которого атаман Дутов объявил вне закона за эту проделку.
         Деньги учителю вернуть так и не удалось — из Орска пришла официальная бумага, что "деньги могут быть высланы или тогда, когда будет разрешен обмен кредиток за №№ 600, или теперь, но не иначе, как теми-же кредитками". Случай с Лапиным не столь уж редок — многие поплатились большим. Ведь терять свои деньги, заработанные тяжким трудом мало кто согласится без попытки сохранить их. Вот и пробовали по своему. Автору доводилось встречать сохранившиеся знаки, на которых первая циферка в номере аккуратно соскабливалась, чтобы не привлекать внимания к тому, что дензнак подпадает под объявление Оренбургского Отделения Государственного Банка о неплатежеспособности вывезенных и заполненных большевиками бланков местных бон. Подделывателей и распространителей ловили и сажали. Газеты того времени сообщали об этом регулярно.
         Спустя семь месяцев, весной 1919 года большевики отыгрались. Конечно же, одним из первых распоряжений Губисполкома стало признание "самопальных" сторублевок с "шестисотыми" номерами. А вскоре на риторический вопрос "Можем ли мы позволять врагам нашим подрывать устои нашего хозяйственного благополучия?" дан был категорический ответ: "Упраздняются без всякого обмена на государственные знаки, все денежные знаки, изготовленные Дутовым. … Пусть знают все враги трудового народа, что рабоче-крестьянская власть не признает за белогвардейскими бандами права на выпуск фабрикуемых ими "денежных знаков".
         Так закончилась, в свое время, история самостоятельной эмиссии временных денежных знаков Оренбургского Отделения Государственного банка, которое более года обеспечивало местный, да и соседний оборот денежными знаками. В истории этой, как в зеркале, отразилась и судьба всей страны и ее финансового хозяйства и те люди, чьи имена известны нам по учебникам истории.
         А начиналось все в конце 1917 года: "В силу прекращения сообщения и связи с Центральной Государственной Властью и принимая во внимание чрезвычайные обстоятельства, — указывалось в Приказе по Оренбургскому Казачьему Войску от 26 октября 1917 года, — Войсковое Правительство, ради блага Родины и поддержания порядка, временно впредь до восстановления власти Временного Правительства и телеграфной связи, с 20 часов 26 сего октября, приняло власть в Войске". Рост цен вызывал недостаток денег в обращении. Сильнее всего нехватка денег в мелких купюрах ощущалась на окраинах страны. Получаемые из Петрограда средства тотчас расходятся и перед населением встал грозный вопрос о денежном голоде.Одним из первых вставшее на борьбу с большевиками, Оренбургское казачество испытывало нужду во всем. Необходимо было предпринимать решительные меры. Вскоре Управляющему Оренбургским Отделением Государственного Банка было направлено следующее открытое письмо, подписанное членами Оренбургского "Комитета спасения Родины и революции": "1917 года, ноября 30 дня, мы, нижеподписавшиеся, представители местной государственной и общественной власти, при обсуждении на совместном совещании тяжелого положения края в виду прекращения связи с центральной государственной властью и полного отсутствия денежных знаков в местных банках и на рынке, постановили: предложить Вам, как управляющему отделением Государственного банка в г. Оренбурге, выпустить местные временные денежные знаки от Государственного банка, которые должны приниматься во всех правительственных, общественных учреждениях и частными лицами наравне с общегосударственными денежными знаками и подлежать своевременному обмену на общегосударственные кредитные билеты. ...".
        Так было положено начало самостоятельной эмиссии
местных бон , которые остались в памяти жителей края под названием "дутовок"… Истории их выпуска и посвящена эта книга.

К а т а л о г - и с с л е д о в а н и е К а т а л о г - и с с л е д о в а н и е К а т а л о г - и с с л е д о в а н и е К а т а л о г - и с с л е д о в а н и е

Автор — Парамонов О.В.
Москва, 2005.
ISBN 5-902689-03-1
Формат 60х90 1/16
Объем: 25,0 усл. печ. листов
(400 стр). Тираж 300 экз.

        Каталог-исследование является результатом многолетнего кропотливого труда. Изучение десятков коллекций и сотен сохранившихся денежных знаков, успешный поиск ранее неопубликованных архивных материалов, позволили пролить свет на многие ранее неизвестные обстоятельства этой эпопеи. Первое издание подобного рода, в котором кроме каталога с детальным описанием и оценкой бон, большой раздел посвящен истории выпуска и обращения "дутовок" на основе архивных документов и материалов из коллекций. Данный труд послужит немаловажным подспорьем в практическом собирательстве для коллекционеров -бонистов, а так же будет полезен работникам музеев и целому ряду читателей, интересующихся отечественной историей.
по вопросам приобретения -

К а т а л о г - и с с л е д о в а н и е К а т а л о г - и с с л е д о в а н и е К а т а л о г - и с с л е д о в а н и е К а т а л о г - и с с л е д о в а н и е

"General Dutov's banknotes". The emergency notes of Orenburg Branch of State Bank in 1917-1918.

This catalogue is devoted to the insufficiently known questions of the emission the emergency notes of Orenburg Branch of State Bank in 1917-1918. The survey is based on the archival material, and materials from the collections of paper money.

- На главную страницу