На главную страницу  
 

Нумизматический альманах, 1998, №2, С.29-31;№3, С.25-27;№4, С.38-42.

Первые российские государственные лотереи

 В.К. Рахилин

По словам князя А.Ф.Куракина, впервые в российских деловых бумагах слово "лотерея" было употреблено Петром I в письме из Голландии в 1713 году. После этого оно вошло в обиход императорского двора.

Первая государственная российская лотерея была учреждена "по высочайшему соизволению и Указу Ея Императорского Величества" дочери Петра Елизаветы "на содержание отставных и раненых обер-и унтер-офицеров и рядовых".

Уважение к ратнику, воину, солдату, забота о нем, почитание его за тяжкий ратный труд во имя Родины были всегда отличительными чертами русского народа и его передовых людей. Впервые русские солдаты были награждены серебряными медалями за Полтавскую битву, затем, в 1714 г. солдаты и матросы - за Гангутское сражение. После перерыва эту традицию восстановила и продолжила дочь великого Императора — за победу под Кунерсдорфом было награждено медалями 31 тысяча человек.

Лотерея должна была продолжить эту монаршую благодарность участникам и творцам громких побед во славу России.

Был опубликован специальный "план" лотереи - условия ее проведения. Лотерея состояла из 50000 билетов стоимостью в 11 рублей, разделенных на четыре класса "по приложенному семъ расписанию", из которых 37500 были выигрышными. Они печатались на голубоватой бумаге с водяными знаками, размером 14,5x20,5 см. Текст был отпечатан типографским способом на трех языках: русском, немецком и французском - "а чтобы всякий билеты разуметь смог." Номер билета цифрами и текстом и подпись подавшего его лица также на трех языках вписывались от руки. Лотерейные билеты "раздавались" в Санкт-Петербурге, Москве, Риге, Ревеле, Кенигсберге, "где равномерно конторы для того учреждены". Поскольку место уплаты денег за билет указывалось типографским способом, то должны быть соответствующие их разновидности. Под рамкой текста билета было своеобразное примечание опять же на упомянутых языках - "каждому напоминается, чтоб бумаги у сего билета не обрезывать". Кроме всего, билеты каждого класса подразделялись тоже на две разновидности - на те, которые могли выиграть деньги в своем разряде, и те, которые после всего разыгрывались в четвертом разряде. Среди них были билеты, имевшие возможность разыгрываться и выигрывать во всех четырех разрядах. Все эти билеты, в отличие от основной массы лотерейных билетов, назывались не лотами, а "ассигнациями в четвертый и последний класс".

Каждый из четырех классов разыгрывался отдельно в свой срок. В первых трех классах разыгрывалось 25 000 выигрышей, а остальные 125 000 - в четвертом классе. Все билеты четвертого класса были выигрышными. Право на участие в розыгрыше четвертого класса имели те, кто в первых трех классах выигрывал ассигнации. Причем те, кто их выигрывал в первом классе, обладали правом участия в розыгрышах всех последующих классов вне зависимости от того, пал ли на их номер выигрыш в том или ином классе, т.е. на один билет могли выиграть четыре раза. Каждый номер мог во всех трех классах одновременно выиграть две или три ассигнации. При разыгрывании их в четвертом классе они разыгрывались "особливо", и каждый такой номер считался двойным или тройным и, разумеется, получал двойной или тройной выигрыш. По условиям розыгрыша эта лотерея была чем-то средним между простой и процентной лотереями.

Все разыгрываемые лоты - простые и ассигнационные - закладывались в каждом из трех классов в одно лотерейное колесо. Если участвовали все билеты с простыми номерами этого класса, то билеты ассигнации распределялись в каждом из трех первых тиражей следующим образом: в первом классе их было на "семь тысяч четыреста" простых 4000 ассигнационных, в последующих - втором и третьем - на "осьм тысяч пятисот двенадцать" - 4500.

После разыгрывания из колеса вынимались все оставшиеся в нем билеты "для доказательства, что вышеупомянутые пятьдесят тысяч билетов в оное колесо исправно и без малейшая ошибки все вложены, как то усмотреть из печатных росписей" (положения о лотерее). Подлинные "росписи" были "сочиняемы" и в книгу "записываемы быть имеют" четырьмя специальными секретарями в присутствии "определенных" от "Правительствующего Сената" комиссаров.

После розыгрышей билетов трех первых классов выигранные в них ассигнационные билеты 12 500 шт. разыгрывались в тираже четвертого класса. Чтобы ободрить неудачников, сообщалось: "те, которые при первом разыгрывании не имели счастия, ласкаться могут надежды выиграть во втором и третьем классе".

Из каждого выигрыша 10% удерживалось в пользу лотереи. После тиража выигрыши выдавались сразу "немедленно без всякого задержания" наличными деньгами "выигравшему или подателю билета" в Санкт-Петербурге в главной лотерейной конторе и в последующие "две недели после каждого разыгрывания".

Было предусмотрено распространение билетов этой лотереи и за границей. Кто в "чужих краях не имел удобного случая получить билетов — адресоваться к послам, посланникам и поверенным в делах Российского Императорского двора, которые им в том помогать имеют". Таким образом, в распространении и добросовестном разыгрывании лотереи гарантом выступало правительство и сама императрица.

"Казна сей лотереи поручена определенному от Правительствующего Сената Казначею, как билеты принимать, так и деньги выдавать". Денежное обеспечение лотереи хранилось в сейфе главной лотерейной конторы под присмотром обер-комиссара, казначея и кассира. Каждый из них имел особый ключ, т.е. открыть сейф могли только все вместе. До сведения публики доводилось, что они "во всей им поверенной публичной сумме ручаются" эти деньги ни под каким видом не тратить, никому не выдавать, ни на какое другое дело не употреблять, а использовать только на оплату выигрышей. Если же они нарушат данное положение, то "Правительствующий Сенат их к исправному исполнению должен подлежащим способом принуждать будет."

О дне розыгрыша лотерей первого класса было объявлено в июле 1760 г., "то же учинено было и для прочих трех классов". Розыгрыш лотереи проводился в присутствии "определенным Ея Императорским Величеством главного директора" в избранном зале. На розыгрыш тиража доступ был открыт всякому, "дабы под его смотрением все то настоящим добрым порядком наблюдаемо было, чем бы поверенной у публики наивяще заслужить можно."


 

Вторая "казенная" лотерея, "учрежденная в С.-Петербурге и состоящая в наличных деньгах по 1 рублю за билет", план которой опубликован в 1760 г., была посвящена не менее благородной цели - содержанию инвалидов. Сострадание к больным, увечным, раненным - одна из черт русского характера, проходящая красной нитью через всю историю великого народа. И то, что это нашло отражение во вновь заводимом в стране новшестве, вполне закономерно, но самое важное - позиция правительства. Свидетельством тому и служит эта лотерея.

Она состояла из 66 264 билетов, из них 16 566 были выигрышными на общую сумму 74 810 "рублев". На один выигрыш приходилось четыре проигрыша. Эта лотерея была связана с предыдущей и разыгрывалась раньше ее в июне 1760 г. Вся сумма выигрышей была "на лицо для немедленного платежа" в лотерейной конторе, находившейся на Адмиралтейской стороне Набережной линии в доме "Его превосходительства господина адмирала и кавалера Ал. Ив. Головина" (опять дом Головина, но уже в С.-Петербурге! -ВР.). Во время розыгрыша и выдачи выигрышей "кантора каждый день отворена будет по утру с начала десятого до первого, а по полудни с третьего до седьмого часа". "Лотерейное колесо всякой день содержаться будет за разными ключами и печатями Комиссара, Казначея и Контролера". Билеты из лотерейного колеса вынимал мальчик. Специально оговаривалось, что билеты "В долг никому дано не будет".

Сумма выигрыша на каждом билете "означена на Российском и Французском языках, а для предупреждения обману все билеты, как выигрышные, так и пустые, нумерованы будут". Можно было и заочно принимать участие в розыгрыше. "Отсутствующие персоны или те, которые сами в кантору притти не похотят, могут присылать деньги, запечатав с именем или девизом, за что получать имеют печатную и котролером подписанную цидульку, на которой означен будет номер билета равно как и лота; и таким образом отсутствующия персоны надежно в том участие иметь могут".

Поскольку розыгрыш лотереи с такими большими выигрышами был заметным событием и привлек к себе внимание множества людей разных сословий и звания, были приняты меры для предупреждения возможных беспорядков. В объявлении о ней указывалось, что "солдаты, драгуны, матросы, лакеи и другой подлый народ", в помещение, где проходил розыгрыш, "впускаемы не будут".

31.06.1821 в С.-Петербурге была "высочайше учреждена для распоряжения лотерея", в состав лотерейной комиссии которой были включены высшие сановники государства - управляющий министерством внутренних дел граф В.Кочубей, министр финансов граф Д.Гурьев, сенатор А.Столыпин и директор санкт-петербургских почт К.Булгаков.

На одном листе печаталось по три лотерейных билета, объединенных водяным знаком в виде сплошной рамки с украшениями по краю листа и гербом в центре. Для билетов использовалась тряпичная бумага типа "верже" с водяным рисунком из частных горизонтальных линий. Листы разрезали на отдельные билеты, которые брошюровались в книжки. Билеты размером 250x130 мм помимо линий имели части водяного знака-рамки из фигурно-цветочного орнамента (в центре водяной знак выпуска "1821") и букв-марок бумажной фабрики (А.Б.Ф.). В зависимости от места на листе каждый билет имел свое расположение водяных знаков. Различия в размерах отдельных билетов и в выдавленных на них медальонах указывали на то, что их печатали с разных матриц. Так на одном из билетов значилось два медальона овальной формы с изображением в одном случае якоря и ветви, в другом — ветви с листьями. На втором билете медальон дан в виде неправильного овального круга с мечом на фоне ветви. Об этом же свидетельствуют и подписи, удостоверяющие подлинность билета: в первом варианте - правитель дел, помощник; во втором - казначей, помощник; в третьем - бухгалтер, помощник.

Всего было выпущено 170 000 билетов достоинством в 50 руб. каждый. Но так как из-за высокой стоимости билета* лотерея была труднодоступна, сделали дополнительный выпуск более дешевых талонов, дававших право на получение 1/2 и 1/5 части выигрыша. Стоимость билета проставлялась типографски в его правом углу с добавлением букв "Б.А." - банковскими ассигнациями. Это уточнялось и в самом тексте билета. Такая оговорка не случайна. Курс ассигнаций к этому времени резко упал, и за 1 серебряный рубль платили 374 коп. ассигнациями.

Большая разница между их курсами была связана с огромным выпуском ассигнаций (в 1817 г. - 761 млн руб.), не имевших достаточного обеспечения, и большого числа (на 70 млн руб.) фальшивых, пущенных в оборот Наполеоном I для подрыва финансов России в период войны 1812 г. (один из его станков, на которых печатались фальшивые ассигнации, находится в Вологодском краеведческом музее).

В левом углу билетов в медальоне от руки вписывался порядковый номер, и он же проставлялся на корешке книжки. После подписания билета двумя членами комиссии его зигзагообразно отрезали от корешка, и он поступал в продажу. Такой срез гарантировал проверку подлинности рукописных номеров в случае предъявления билета к оплате.

Билеты лотереи продавались в конторах Государственного коммерческого банка во всех городах России, а где таких контор не было - у губернаторов и вице-губернаторов. При их продаже "всякому покупщику предоставляются на волю такие номера, какие рассудит, не следуя порядку их". Текст билета (на лицевой стороне - на русском языке, а на оборотной - на французском) гласил "Билет для лотереи, в коей разыгрывается в 4 выигрыша недвижимое имение, состоящее в Нижегородской, Орловской и Тульской губерниях (возможно, отличие в билетах соответствует розыгрышу имения в той или иной губернии - BJ3.), приносящие годового дохода в 365 000 рублей, и сверх того 1 322 000 рублей банковскими ассигнациями в 6009 выигрышах денежных сумм от 200 000, в 50 000 и 25 000, и 10 000 и так постепенно до 50 рублей и 17 премий от 5000 до 10 000 рублей. Само разыгрывание начинается с 15 ноября 1822 года или прежде смотря по успеху в раздаче билетов. Выигрыши выдаются немедленно по предъявлению Оригинального билета из особ на сию лотерею учрежденной комиссии, состоящей в Санкт-Петербурге.

Выигравший обязан предъявить билет в комиссию в течение одного года со дня разыгрывания лотерей".

 


 

Выигрыш... крепостные

Прибавление 3 к газете "Санкт-Петербургские ведомости" за 1822 год давало подробное описание выигрышей. "Первый выигрыш состоит Нижегородской губернии Васильевской округи из сел: Воротынца, Семьяна, Белавки и деревень - Ахапаевки, Березовки, Шепырижи, а Макарьевской округи из сел: Бармино, Просека, Воробьиха, и деревень — Вица, Кременка, Ушаковка, Окишени и Коноплянки с отхожею пашнею внутри дачи деревни Ежавашки и землею при Старочугунской пристани. В оных земли и лесу 34 000 десятин (37 000 га). Местоположение земли ровное и почва хлебородная, так что одного хлеба собирается 20 тысяч четвертей.

...В селе Воротынце богатый господский дом, три фруктовых сада, весьма значительная оранжерея, солодовный завод, столярная, кузница, конная молотильня превосходного механизма и житный двор, а в прочих деревнях - две молотильни, 10 риг, 105 овинов, 8 половен, 65 анбаров, лобазов и магазейнов. Есть также бортные угодья и рыбная ловля по рекам Волге и Суре и в озерах к имению принадлежащих."

Далее идет подробное описание остальных трех разыгрываемых имений. Но главная доходность имений, попавших в розыгрыш, определялась числом крепостных, выполнявших в них все работы и рассматриваемых наравне с различным инвентарем и скотом, как, впрочем, и святые храмы. Подробные сведения об их числе сообщает в своей книге Е.П. Карпович. В селах и деревнях имения Воротынец было 4108 душ крепостных крестьян и из неупомянутого имущества - питейный дом - кабак.

Второй розыгрыш - село Сергеевское "Орловской губернии и уезда, расстоянием от города Орла в 45, а от Кром в 25 верстах имело 1406 десятин земли с 886 крепостных душ, давая 20000 руб. годового дохода". Третий розыгрыш - "сел Васильевское и деревня Павшинский Починок, Нижегородской губернии Макарьевской округи от города Макарьева в 60 верстах, имели 173 человека крепостных при 1391 десятинах земли с годовым доходом до 7000 руб. и дом в Нижнем Новгороде".

И последний розыгрыш — "имение в Тульской губернии Белявского уезда — село Давыдовка с 800 десятинами земли и "ревизскими душами", приносящие до 8000 рублей в год".

Эта лотерея была настолько знаменитой, что нашла отражение даже в произведениях русских писателей. Н.С. Лесков в "Захудалом роде" приводит диалог между княжной Протазановой и приехавшим из Петербурга графом Функендорфом:

- "Говорят, будто правнук Головина хочет имение Воротынец в лотерею разыгрывать?

- Это верно.

- Господи боже мой! Этакого срама на Руси еще не было. Пять тысяч живых людей в лотерею пустить!".

А в "Бабушкиных рассказах" П.И. Мельникова-Печерского читаем: "В последние годы жизни своей бабушка каждый день до обмороков замаливалась. Сотни по полторы, по две земных поклонов по вечерам на сон грядущий клала... Разыгрывалось тогда в лотерею головинское имение, бабушка взяла три билета, и ей очень хотелось выиграть Воротынец. Об этом она и молилась, да так усердно, что каждый день бывало без чувств в постель уложат. Лотерея была разыграна, бабушке вынулись пустые, но она верить тому не хотела и по-прежнему молилась о богатом Воротынце, об его садах, пристанях, картинных галереях и богатствах диковенного имения".

В чем же дело? К первой четверти XIX в. крупные землевладения при роскошном образе жизни своих хозяев стали приходить в упадок. Имения закладывались, продавались с торгов, о чем давались объявления в газетах. Не миновала такая судьба и имений знатных фамилий государства Российского. Одним из них и был Воротынец. Правнук сподвижника Петра I графа Ф.А. Головина получил в наследство от отца недвижимое имущество в виде Воротынца и прочих перечисленных земель, оцененных в 3 млн рублей. Перешли к нему и отцовские долги, превышавшие вдвое эту сумму. Для их погашения кредиторы могли потребовать распродажи имущества с торгов. Такого позора для одной из именитейших фамилий русского дворянства царь не захотел. Поэтому и была учреждена высочайшим указом столь солидная лотерейная комиссия для погашения долгов и "спасения" имения.

Что это — рок, игра случая, гримаса истории? Первая лотерея в России в доме И.И. Головина, первая государственная Российская лотерея в доме А. И. Головина и розыгрыш в лотерею имений Головина спустя столетие.

Назначенный на 15 ноября розыгрыш 7 ноября был отложен по распоряжению лотерейной комиссии "по неразобрании полного числа билетов" на 15 мая 1823 г. После этого розыгрыш переносился еще два раза и начался лишь 12 июня, а продолжался до 30 июня. На розыгрыше присутствовали члены комиссии, гражданский губернатор, обер-полицмейстер, городской голова, члены городского магистрата, приказа общественного призрения. Допускались и все желающие.

Для розыгрыша были установлены два колеса в "большой биржевой зале". Здесь же на возвышении несколько столов для членов лотерейной комиссии и депутатов, избранных участниками лотереи. Розыгрыш начался в 7 часов. В большое колесо высыпали 170 000 простых номеров, а в малое - 6014 номеров выигрышных билетов. После нескольких оборотов "малолетние дети вынимали обнаженными руками" по одному билету. Это были 12 питомцев Императорского гатчинского воспитательного дома, в пользу которых каждый выигравший жертвовал до 1/100 части своего выигрыша. Дети отдавали вынутые билеты господам полицмейстерам - один из одного, другой из второго колеса. Номера на них были напечатаны крупными цифрами так, что были видны всем. Билеты нанизывались на специальные шпильки. Номера с выигрышами объявлялись публике. На большой черной доске выписывались размером в 1/2 аршина номер билета и выпавший на него выигрыш. Затем доску поворачивали во все стороны для ведома всех присутствующих. Члены комиссии заносили их в реестр в специальную книгу. После розыгрыша был составлен протокол, подписанный всеми присутствующими официальными лицами.

В первый день было вынуто 80 билетов на один из которых выпал выигрыш в 25 000 руб.; второй день - 130; третий - 140, из них билет № 72488 выиграл Сергеевское имение Орловской губернии с пахотой, сенокосами и 1406 десятинами леса, домом с садом, мельницей и пр. с годовым доходом в 200 000 тысяч. Лишь только 15 июня в 9 часов вечера был вытащен билет, на который выпал Воротынец - № 96997.

Известия о выигрышах публиковались каждый день. Лотерейная таблица была напечатана в газете "Санкт-Петербургские ведомости", но отличалась от современных таблиц своим построением. Выигрыши в ней располагались по степени убывания, а если он падал на несколько билетов, то их номера печатались в возрастающем порядке. Таким образом, заинтересованные лица должны были внимательно просматривать все таблицы. До 9 августа были получены главные выигрыши "большой лотереи", all августа стала продаваться книжка стоимостью 5 руб. "в коей показаны выигрывшие нумера по порядку, для скорейшего их отыскания".

Имение Воротынец выпало на билет, разделенный на 5 частей. Владельцами их оказались шесть человек, у которых казна откупила имение за 1 млн руб. по 200 000 за билет, и оно перешло в Удельное ведомство. Кто же получил выигрыш в этой лотерее?

Жители Одессы - доктор Федор Штуббе, дворянин Игнатий Закревский, купцы Сарато и Вераки, купеческая вдова Елизавета Трим-ни, унтер-офицер Николай Кириллов - выиграли Воротынец; вдова коллежского секретаря Ольга Гаврилова Баратова из Твери - Сергиевское; советник Тамбовского губернского правления, коллежский советник Филиппов — Васильевское; жена московского мещанина Александра Ширяева — село Давыдково; ярославский мещанин Анд-риан Иванов - 200 тысяч; чиновник хозяйственного департамента Министерства внутренних дел Смирнов, Абрам фон Сассен, Федор Штавеманн, одесский мещанин Иван Григорьев - все по 100 тыс., прапорщик Ростовцев - 50 тыс.

По 25 тыс. - за майора Доменкова, отставной гвардии прапорщик Анненков, Иван Никепелов, крестьянин (сам крепостной!) графа Шереметьева, Андрей Яковлев Климов, Николай Саблуков.

По 12,5 тыс. - титулярный советник Александр Стаханов, за еванге-листического пастора в Финляндии Фома Мае, Николай Авдулевьев.

Жена придворного кучера Козьмы Карпова, Гумфельдт, князя Ивана Алексеевича Енгалычева поверенный служитель Николай Воронков - по 10 тыс.

Мичман второго флотского экипажа Шаевич - 7,5 тыс. Здешние купцы Гусев и Потов - 6 тыс. Африкан Свистунов по доверенности действительного статского советника Лубяновского, титулярный советник Николай Заварицкий, Степан Борисов, Александр Родул, артельщик из конторы Мейера, Брюкснера и К0, лейб-гвардии прапорщик Прибытков, кишельский мещанин Алексей Иванов Прибытков - по 5 тыс. рублей.

Детям было пожертвовано 6762 рубля. Николай Саблуков, поверенный служитель Воронков, титулярный советник Заварицкий и лейб-гвардии прапорщик Прибытков отказались жертвовать на детей. Поступок в комментариях не нуждается.

Небольшая деталь: "ревизские души", судьбу которых решали обороты лотерейного колеса и клочок бумажки с номером, были теми крестьянами, чьи предки вместе с Мининым и Пожарским входили в ополчение для освобождения России от интервентов, а сами они вынесли на своих плечах всю тяжесть войны 1812 года, уничтожали отступающих французов на старой смоленской дороге. Только нижегородская губерния выставила в ту войну два полка ратников-ополченцев в 30 тысяч человек.

И их же пустили в лотерею, уравняв с кабаками, амбарами, церквами, скотом, домашней птицей и прочим имуществом. Не об этом ли писал К.Ф. Рылеев в конце 1823 г. в стихотворении "ах, тошно мне...": Долго ль русский народ

Будет рухлядью господ,

И ЛЮДЬМИ,

Как скотами,

Долго ль будут торговать?

Розыгрыши двуногого "скота" бывали еще не раз. Так, в 1860 г. многие губернские ведомости опубликовали объявление о "необыкновенной" "Высочайше разрешенной лотерее" на розыгрыш имений экономии Шиманов и Сероки в Львическом уезде Варшавской губернии. Эта лотерея состояла из пяти отделов, каждый из которых был разделен на три класса. В четвертом отделе, разыгравшемся в течение первых шести месяцев, среди выигрышей третьего класса был главный в 425 700 руб. серебром. Из этого выигрыша полагалось 40 000 пожертвовать на инвалидов и 4300 руб. благотворительному обществу.

Кроме того, из каждого выигрыша вычиталось 14% на покрытие расходов по лотерее.

Процесс распада крупнейших патриархальных земельных владений продолжался. Наследники проигрывали их в карты, закладывали, они продавались за долги с молотка целиком и в розницу, а вместе с ними разделяли участь и крестьяне, из поколения в поколение трудившиеся на этой земле.

 

Примечания:

 * Приведем для справки* цены 1780 г.: 2 хрустальных стакана - 6 коп., сосновый шкаф — 25 коп., мерин - 2 руб., овца — 40 коп., свинья - 20 коп., гусь — 25 коп., курица — 2,5 коп. В то же время семья крепостных: Ефим Осипов, 23 года - 40 руб., его жена, 30 лет - 8 руб., сын, 4 года - 5 руб., дочь, 9 лет - 3 руб. дочь, 1 год - 50 коп. (всего в 2 раза дороже гуся!); девка, 17 лет — 9 руб.

Нумизматический альманах, 1998, №2, С.29-31;№3, С.25-27;№4, С.38-42.

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России