на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Нумизматика. 2005. Ноябрь №9. С.48-49.

  Воспоминания старых коллекционеров

В.К. Рахилин

 

Кок составлялся каталог бон Ф.Г.Чучина

На эту тему с Геннадием Николаевичем Лихачевым мне довелось разговаривать в гостинице в Ашхабаде на одной из Всесоюзных орнитологических конференций. С его биографией можно познакомиться в книге «Московские орнитологи», издания МГУ 1999 года. Сын крупнейшего отечественного историка Николая Петровича Лихачева, он всю жизнь до конца своих дней оставался Коллекционером: собирая... чайные этикетки и миниатюрные фигурки животных, продолжал пополнять коллекцию отца, оставшуюся после его смерти, лубочными рисунками и монетами. Собрание своих «зверей» Геннадий Николаевич впоследствии подарил Зоологическому музею Московского университета, с которым был в большой дружбе. В революционное лихолетье на одной из петроградских улиц ему встретился старьевщик с тачкой, в которой оказалась коллекция бон одного из крупных коллекционеров начала XX века. Геннадий Николаевич не удержался от соблазна и приобрел коллекцию, приобщившись еще и к бонистике.

48

 

После окончания в 1927 году курсов охотоведения при Лесном институте Г. Н. Лихачев уехал работать в Вятку, где впоследствии входил в редколлегию журнала «Северный коллекционер» уже как бонист. Хранитель нумизматического отдела Эрмитажа уговорил его продать основную часть собрания в музей. Этим было положено начало эрмитажной коллекции бон. Дублетные экземпляры крупных номиналов ассигнаций от Г. Н.Лихачева в дальнейшем попали в коллекцию Вигилевых, а в конце 1950-х годов — к Савинову в Ленинград.

Мало кто знает, что Ф.Г. Чучин был только редактором каталога бон, составляла его целая комиссия, в которую входили Г.Н.Лихачев, Л.М. Иольсон (он в 1924 году в книге «Спутник филателиста и бониста» опубликовал список местных эмиссий 1923 года) и другие. Эта комиссия представляла Всероссийское общество филателистов. Она была допущена в подвалы Государственного банка площадью в несколько сот квадратных метров, на треть заваленных бонами обязательных и необязательных выпусков, изъятыми из обращения согласно соответствующим Инструкциям и Распоряжениям различных уровней власти. Комиссии разрешили отобрать по 10 экземпляров каждого образца бон. Поэтому-то в каталог и попали только те эмиссии, образцы которых находились в то время на складе. Многие же другие, особенно боны необязательного обращения, не вошли в первое издание каталога Ф. Г. Чучина (и в каталог Соколова), так как не все аннулированные боны были высланы в свое время согласно Распоряжениям об изъятии в адрес Центробанка и не попали на его склад.

 

Деньги батьки Махно

 

Анатолий Вульфович Тункель был театральным режиссером. Пристрастился к коллекционированию он в 1924 году, когда начал собирать боны на своей родине — Украине. Любимыми разделами его коллекции были: Юг России, Украина, Сибирь и Дальний Восток. В ней было довольно много редкостей, в том числе— 12 бон Российско-Американской компании. Кроме бон у него была в свое время большая коллекция талеров, далеко неординарных. До конца жизни Тункель собирал награды Белой Армии и первые ордена Советских республик. Такого собрания не имел ни один из государственных музеев СССР. Лет за десять до своей кончины Анатолий Вульфович увлекся собиранием металлических денежных жетонов и на собственные средства опубликовал каталог по ним в количестве 100 экземпляров, позднее переизданный с добавлениями в Донецке.

До сих пор среди собирателей ходят легенды о деньгах батьки Махно. Существуют их фантастические «выпуски», «надпечатки» на донских деньгах, новее— это фабрикации 1950-1960-х годов. Старейшие коллекционеры — М.Д. Неронов и другие — считали, что если и были такие деньги, то только те, что демонстрировались в кинофильме «Красные дьяволята» и изготовленные в качестве реквизита. По мнению А. В. Тункеля, повстанческая армия Махно по своей численности и организации вполне могла иметь свои деньги (как утверждают «знатоки» их печатали на тачанке); но махновцам по идейным соображениям они были не нужны. Среди этого народа ходили любые деньги, попадавшие в их руки — от государственных царских и советских до местных и частных выпусков. Предпочтение отдавалось царским золотым червонцам и нечего было утруждать себя выпуском собственной валюты.

Точку в этом вопросе мог бы поставить бывший начальник махновской контрразведки Лева Задов, который до Великой Отечественной войны под другой фамилией работал в Харькове, а во время войны имел даже отношение к партизанскому движению на Украине. Но... никто не догадался задать ему этот вопрос, и нам остались лишь легенды и часть грубых современных подделок якобы «махновских» денег.

 

Коллекционные фальшивомонетчики

 

Василий Михайлович Квитков до Октябрьской революции работал на коньячном заводе Шустова. Жил он всю жизнь на 2-ой Тверской-Ямской улице. Умер в преклонном возрасте на девятом десятке. Русские монеты он знал прекрасно, практически на ощупь, в полном смысле этого слова. Был оценщиком дореволюционного общества нумизматов, а после революции — Советской Филателистической Ассоциации до ее ликвидации в 1939 году — «за связь с шпионажем», но и имел свою коллекцию. Одно время он выпускал собственные боны, вошедшие впоследствии в каталог частных бон Соколова.

Еще в 1950-х годах Василий Михайлович торговал наиболее распространенными русскими монетами на Коптевском рынке. В то время 5 копеек Екатерины II в отличном состоянии стоили 50 тогдашних копеек. Имел он и постоянных клиентов с самыми разными денежными возможностями, даже безденежных студентов, подбирая каждому монеты по его средствам. Рассказал он мне такую историю. Жил до революции в Москве большой умелец, который делал копии монет. Но основной доход он получал от продажи «неизвестных» античных монет. Этот умелец умудрялся распиливать античные монеты на две половинки и делать из двух разных монет две «новые» — с неизвестными до того сочетаниями аверса и реверса. В конце концов он на чем-то незаконном попался и его выслали в Иркутск. А тамошний губернатор оказался страстным коллекционером-нумизматом! В местном музее были древние монеты, которые он давно мечтал заполучить. Вот тут-то и пригодился московский умелец. Губернатор попросил пустить того в музей для снятия копий с интересующих его монет. Пустили. Копии были сделаны и... остались в музее вместо подлинников! Поэтому задумайтесь над буквами КФ в каталогах — как появились в природе означенные раритеты?

49

  

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России