на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Нумизматический альманах №4, 1999. С.44-49

Монеты и банкноты с изображением выпускников медицинского факультета Московского университета

Э.Д. Грибанов, профессор, доктор мед. наук, Москва

 

На протяжении 65 лет я собирал коллекцию по теме «Медицина мира в  отражении на предметах малых форм изобразительного искусства» нa марках, открытках, экслибрисах, медалях, жетонах, а также на монетах и банкнотах.

На определенном этапе коллекционирования возникла необходимость обобщения материала, а также его систематизации и классификации. В частности, раздел «персоналия» был подразделен на две части, так как медицинские работники, представляющие интерес для данной темы, прославились своими заслугами как в области медицины, так и в других областях человеческой деятельности. Но есть большая группа представителей не медицинской профессии, внесшая огромный вклад в дело развития мировой медицины*.

Среди лиц, прославившихся кроме медицины в других областях деятельности, есть два человека, окончившие медицинский факультет Московского университета в XIX в. Они были подданными Российской Империи из ее западных регионов, ставших теперь независимыми государствами - Польшей и Литвой.

Один из них - Людвик Заменгоф (1859-1917), окончив медицинский факультет Московского Императорского университета, работал врачом в Херсоне, Гродно и Варшаве. Ничем особенным в своей специальности - офтальмологии скромный польский окулист себя не проявил. Но он вошел в историю мировой культуры тем, что 1887 году предложил международный искусственный язык и подписал свой труд псевдонимом «доктор Эсперанто», что означает - «надеющийся».

Отсюда и пошло название языка, основанного на романских, германских и славянских корнях. Л. Заменгоф опубликовал первые словари и хрестоматии эсперанто, а также свои переводы на эсперанто отдельных произведений классиков мировой художественной литературы. Надежда скромного врача оправдывалась. В 1987 г. эсперантисты всего мира широко отметили 100-летие возникновения языка. В истории известно более 500 попыток создания универсальных средств общения, но все они не были осуществлены по различным причинам.

Язык эсперанто прост и логичен, особенно важно то, что в нем нет исключений из правил. На его изучение требуется в 10 раз меньше времени, чем на любой другой язык. Им свободно владели М. Горький, С. Обручев, Ж. Верн, А. Эйнштейн и многие другие. К. Циолковский даже написал учебник эсперанто, ему принадлежит патент на пишущую машинку со шрифтом этого языка. Л.Н. Толстой отмечал, что времени на изучение этого языка надо так мало, а польза от него так велика, что нельзя не сделать такой попытки, ознакомившись со словарем и грамматикой эсперанто. К сожалению, 30-е гг. XX в. в СССР принесли тяжкие репрессии всем эсперантистам страны: их периодическая печать была закрыта и очень многие эсперантисты попали в места «не столь

См. Э.Д. Грибанов. Медицина в необычном. М., Советская Россия, 1988, 174 стр.

отдаленные», как «иностранные шпионы» и «враги народа». Только в 1979 г. в нашей стране была вновь создана Ассоциация эсперантистов при Союзе обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами. При ней медицинские работники, составлявшие десятую часть всех эсперантистов, организовывали свою секцию. Ведь в эсперанто 60% латинских корней, поэтому язык этот дается медикам легче, чем представителям многих других профессий.

Портрет Заменгофа помещался на почтовых марках ряда стран: СССР, Польши, Болгарии и многих других. А в 1912 г., в память 25-летия со дня создания эсперанто, была впервые отчеканена серия интернациональных монет, в единицах названных «спесмило». Монеты были признаны многими банками, понимающими интересы эсперантистов всего мира.

«Спесмило» в качестве международной единицы денежного оборота возникла по инициативе известного швейцарского ученого Рене де Соссюра (М. Rene de Saussure). На 36-й сессии Объединения усовершенствования знаний в 1907 г. (Франция) «спесмило» было признано основной денежной единицей международного оборота.

Как указывает название, «спесмило» (сокращено "Sm") состоит из 1000 «спесо». 1 "спесо" равнялся 0,0006 доллара США. «Спесмило» делился также на «спесценто» (100 «спесо») и «спесдеко» (10 «спесо»). Теоретически «спесмило» приравнивался к 8 гр. чистого золота. Для практических целей было принято считать монету в «спесмило» равной 50 центам США, 2 маркам Германии, 1 рублю России, 1 песо Мексики, 1 иене Японии (по журналу "The Numismatist", май, 1916 г.).

В те же годы Союз Банков Швейцарии в качестве эксперимента ввел в обращение международные чеки в единицах «спесмило»,. надписи на которых были сделаны на языке эсперанто. Эти чеки обращались наравне с чеками лондонских банков, ими владели многие клиенты - эсперантисты во всех частях света.

Монеты номиналом в 1 и 2 «спесмило» были отчеканены в августе 1912 г. в Берне швейцарской фирмой "Holly of St. I Jmier" по заказу Международного Конгpecca эсперантистов. Монеты в 50 «спемило» известны только в виде графического проекта и не были изготовлены.

На одной стороне всех монет помещено профильное (влево) изображение головы Л. Заменгофа и надпись по окружности на эсперанто: «Доктор Л.Л. Заменгоф» (вверху), «Автор эсперанто» (внизу). На другой стороне монет - изображение геральдического щитка, разделенного горизонтальной линией на две равных части, в верхней части - изображение пятиконечной звезды (символ пяти континентов), над щитком изображена чаша с языками пламени, под щитком - две перекрещенные пальмовые ветви. По бокам от щитка - цифры номинала монет (1, 2 или 50 «спесмило»), а по окружности надпись: «Юбилей эсперанто» (вверху), «1887-1912» (внизу).

С началом I мировой войны (1914) усилия, направленные на утверждение международной единицы денежного обращения, были заторможены, а после ее окончания (1918) деловые сделки стали осуществляться уже на принципе кредита. «Дорожные чеки» ликвидировали потребность обмена денег, и тем самым была ликвидирована необходимость международных чеков.

Однако об этом событии в истории вспомнили позже: в 1959 г. в Голландии накануне 100-летия со дня рождения Л. Заменгофа был осуществлен выпуск новой серии монет с наименованием денежной единицы - «стело». Известно три номинала этих новых эсперантских монет: 1 «стело» (медь), 5 «стело» (бронза) и 10 «стело» (никель).

На одной стороне всех номиналов монет помещена символическая пятиконечная звезда, на которой наложена цифра номинала монеты. По бокам от    "1 звезды - изображение маленькой рыбки (слева) и жезла Гермеса-Меркурия (справа). Надпись вверху: "Universal Ligo", внизу - дата: «1959».» Другая сторона у всех номиналов монет разная. На 1 «стело» - изображение треугольного щитка со звездой в его центре: на 5 «стело» - зеленый шар; на 10 «стело» - потрет  Л. Заменгофа (в профиль влево) и надпись по окружности на эсперанто: «Л. Заменгоф создатель эсперанто» (вверху), даты - «1859-1917» (внизу).

К сожалению, до настоящего времени не удалось выяснить, каков был эквивалент «стело», кто выпустил эти монеты и сколько экземпляров их было выпущено. Неизвестен автор рисунков на этих монетах. Обращение к нумизматам мира с просьбой сообщить какие-либо сведения об этих монетах* - осталось без ответа до настоящего времени.

В 1979 году Польша отметила 120-летие со дня рождения Людвика Заменгофа выпуском полированной 100-злотовой монеты из никеля. На Варшавском монетном дворе было отчеканено 30 тыс. монет с изображением профильного (влево) портрета и надписью по окружности (вверху): «Людвик Заменгоф. 1859-1917».

В СССР единственным врачом, чей портрет был помещен как на монетах, так и на банкнотах, стал известный общественный деятель, литовец по национальности, Йонас Басанавичюс (1851-1927). В 1874 году он приехал в Москву, где поступил учиться на историко-филологический факультет университета, однако вскоре увлекся естественными науками. В 60-70-е годы XIX в. в России, особенно у учащейся молодежи к этим наукам проявилась особая тяга.

К.А. Тимирязев писал по этому поводу: «Не пробудись наше общество вообще к новой кипучей деятельности, может быть, Менделеев и Циолковский скоротали бы свой век учителями, правовед Ковалевский был бы прокурором, а сапер Сеченов рыл бы траншеи по всем правилам искусства»**.

* Biuletyn Numizmatyczny, Warszawa, 1966, № 15, pp. 255-257, статья Э.Д. Грибанова - "Monety esperanckie" («Монеты эсперантистов»).

 ** К.А. Тимирязев, Сочинения. Т. VIII, М., 1939, С. 144.

 

Эти слова могут быть полностью отнесены и к Й. Басанавичюсу: он перешел на медицинский факультет Московского университета и успешно окончил его в 1879 г. по специальности - хирургия. К тому времени закончилась победой русско-турецкая война 1877-1878 гг., принесшая свободу братскому славянскому народу - болгарам. Россия помогала молодой стране Болгарии во всех областях хозяйства, в том числе и в охране здоровья. В Болгарию поехало много русских врачей, в их числе находился и молодой Й. Басанавичюс*. Он прожил там 25 лет (1880-1905), вступил в демократическую партию Болгарии и стал одним из ее лидеров. Но даже занимаясь партийной работой, врач Й. Басанавичюс, подписавший «факультетское обещание» при получении диплома «лекаря», помнил о своем медицинском долге. Поэтому именно им была составлена часть политической программы партии, касающаяся вопросов здоровья народа. Ему же принадлежит одно из самых полных медико-санитарных описаний Болгарии.

Во время общественного подъема 1905 г. в России Й. Басанавичюс вернулся на родину, в Литву, а в 1907 г. он организовал Литовское научное общество. Когда в 1919 г. образовалась первая Литовская республика, он принял активное участие в ее культурном строительстве. Перу Й. Басанавичюса принадлежат свыше 300 работ по медицине, истории, археологии, краеведению Болгарии и Литвы.

За период с 1880 по 1980 гг. было выпущено более 50 посвященных ему статей на болгарском, сербском, польском, немецком и литовском языках.

Когда же автор этих строк опубликовал сведения о Й. Басанавичюсе**, в ЦК КПСС пришло письмо из Литвы от коммуниста-интернационалиста В.Г. Мицельмахериса, потерявшего ногу во время войны в Испании в рядах республиканцев, в котором профессор истории медицины из Вильнюса выражал негодование по поводу того, что я проявил по меньшей мере политическую близорукость, написав о «враче - яром буржуазном националисте». Дело принимало скверный для меня оборот, и только последовавшая вскоре публикация в материалах Болгарской Академии наук в Софии статьи историка медицины В. Бакрджиева [ разрядила обстановку.

Изображение профильного (влево) портрета Й. Басанавичюса впервые было помещено на оборотной стороне серебряной (весом в 9 гр.) монете Литвы, достоинством в 5 литов, отчеканенной на Брюссельском (Бельгия) монетном дворе в 1936 г. тиражом в 2612 тыс. экз. На лицевой стороне этой монеты - старинный герб - всадник в рыцарских доспехах и с мечом в поднятой руке. На боковой стороне монеты (гурте) -надпись по-литовски: «Благо народа - твое благо».

* В Болгарии он известен как Иван Басанович - авт.

** Сборник «Из истории медицины», Рига, 1967, т. 8, ее. 93-110, статья «Тема медицины, в отображении на денежных знаках».

 

Профильное (вправо) портретное изображение Й. Басанавичюса было напечатано слева на лицевой стороне 50-литовой банкноты Литвы, синего цвета, а справа — такое же изображение дано водяным знаком в овале. Денежные знаки этого типа были в обращении с 31 марта 1928 года до включения республики в состав СССР. Затем их аннулировали.

Накануне начала II мировой войны Литва готовилась ввести новые купюры достоинством в 10 литов. По некоторым сведениям их заказали печатать в Англии. На лицевой стороне этих банкнот зеленого цвета был помещен портрет президента А. Сметоны (слева), а ша оборотной стороне была изображена в два ряда группа (наиболее именитых Представителей Литовской республики, подписавших хартию независимости страны. В самом центре этого ряда изображен сидящий «патриарх Литвы» - Й. Басанавичюс Купюры этого типа по каким-то причинам не были выпущены в обращение. Они известны только в «образцах». По сведениям некоторых авторов только одна пачка банкнот (~ 100 экземпляров) была получена Минфином Литвы из Англии. После вхождения Красной Армии в Литву эти знаки стали достоянием собирателей. Сегодня они представляют большую коллекционную редкость. На купюрах этого номинала стоит предполагаемая дата их введения в оборот - 16 февраля 1938 г. После распада СССР, в 1991 г. Литва вернулась к своей национальной денежной системе, исчисляемой в литах. На лицевой стороне 50-литовой (желто-коричневого цвета), датируемой 1991 г., а фактически введенной в оборот в 1993 г., вновь появилось профильное (влево) изображение Й. Басанавичюса с правой стороны знаков.

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России