на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Нумизматический альманах. № 1. 2001. С. 42-44.

Фармация и фармацевты на денежных знаках

Э.Д. Грибанов, д.мед.н., профессор

 

Путь развития медицины и фармации - это путь героической борьбы за жизнь и здоровье человека, столкновений с невежеством, суевериями и предрассудками, самопоржертвования во имя истины, стойкости перед лицом неудач и разочарований, все это часть удивительного, никогда не завершающегося шествия. Вот почему медицина и фармация, древнейшие из наук, нашли отражение во многих предметах и явлениях, окружающих людей на протяжении всех эпох развития человечества. В частности даже на таких предметах, как деньги.

С возникновением товарно-денежных отношений в рабовладельческом обществе на территории греческого малоазиатского государства Лидия (примерно в VII в. до н.э.) появились первые монеты, изготавливаемые вручную из сплава равных частей золота и серебра (электрум). Эта практика была воспринята и другими странами. Бумажные деньги появились намного позже - в XII в. н.э. на территории Китая, а в Европе - только в XVI в. (Швеция). Античные монеты служили не только средством обращения, так как уже тогда на них появились изображения и надписи, в том числе медицинского и фармацевтического содержания. Примером могут служить монеты с изображениями различных целебных растений и плодов (мака, олив, фиников и др.). Только по изображению на монетах греческих колоний — Кирены и Барка (VI в. до н.э.) на территории современной Ливии — историки фармации имеют возможность и сегодня судить о внешнем виде растения «сильфиум». Оно произрастало лишь в Северной Аф-

рике. Сок «сильфиума» употреблялся греками в качестве противоядия и стимулятора. О нем писали крупнейшие медики античности Гиппократ, Диоскерид, Гален и др. Использование большого количества этого растения способствовало его полному истреблению к началу нашей эры.

Со времен Древней Греции и Рима Европа почти 1500 лет не имела денег с изображением медико-фармацевтических сюжетов.

В период Средневековья многие предметы, далекие от медицины, служили якобы «защитой» от частых эпидемических заболеваний, опустошавших страны. Вплоть до XVII в. с этой целью выпускались серебряные монеты - так называемые «пест-талеры» (от лат. «пестис» - чума). В литературе описано около 250 типов монет, посвященных борьбе с чумой, носившихся на шее в качестве разных амулетов (рис. 1).

В XVI-XVII вв. в ряде стран Европы обращались серебряные монеты Флоренции и Эссена с изображением фигур Святых Косьмы и Дамиана (рис. 2) - покровителей врачей и аптекарей. Эти братья были реальными людьми из Сирии - врачевателями человеческих недугов. За свои христианские убеждения они подверглись римским императором Диоклетианом мученической смерти в 303 г. н.э. Позже церковь возвела их в ранг святых.

В VIII -XIX вв. многие врачи, владельцы аптек и аптекарских магазинов Северной Америки и Западной Европы стали прибегать к рекламе в виде монет и бумажных денег, на которых сообщались имя и адрес врача или аптекаря, а иногда помещался его портрет и указывалась стоимость лечения. Известно около 100 «визитных карточек» такого рода (рис. 3). На одной из денежных

купюр периода Веймарской республики Германии (50 пфеннигов) изображен врач и аптекарь в средневековом одеянии на высоком помосте рыночной площади с бутылью лекарства, а вокруг — толпа горожан (рис. 4). Это И.Айзенбарт (1663-1727) -странствующий врач и аптекарь, лечивший больных во время ярмарок в разных городах Германии. Им был предложен ряд собственно изобретенных лекарств. Стихи на денежном знаке в переводе с немецкого звучат примерно так: «Здесь доктор Айзенбарт когда-то жил. Ha собственный манер он всех людей лечил».

 

В середине XIX в. ловкий английский предприниматель Голловей наводнил международный рынок патентованными таблетками и мазями своего изготовления. Им приписывалась способность «очищать кровь, исправлять все нарушения печени, желудка, кишечника и почек». Они были названы «бесценными для всех жалующихся на нездоровье». Его продукция рекламировалась во многих странах мира, особенно англоязычных, как «величайшее чудо времени в лечении всех». В состав его таблеток и мазей входили многие наиболее модные тогда средства (имбирь, алоэ, какао, терпентин, ялапа и др.). Голловей именовал себя «профессором», не имея на это права, так как не преподавал и вообще не имел никакого научного образования. С целью рекламы он выпустил бронзовые монетовидные жетоны двух размеров — величиной с английские монеты пенни и полпенни. На лицевой стороне Голловей поместил свое изображение в профиль, а на обороте — изображение богини Гигеи, сидящей на троне (рис. 5). Используя недостаток разменной монеты в некоторых странах стерлинговой зоны (Канада, Новая Зеландия), он продал туда свои монетовидные жетоны, где они и находились в обращении как мелкие монеты во второй половине XIX в. почти 20 лет. В последние годы жизни Голловей стал филантропом: пожертвовал деньги на постройку санатория для душевнобольных на 400 мест и основал колледж для девушек при Лондонском университете на 250 мест. Только в XX в. портреты врачей и фармацевтов появились на деньгах во многих странах мира.

Изображение аптекаря и алхимика И.Ф. Беттгера (1682-1719), первым в Европе открывшего способ изготовления фарфора из бурокрасной мейскинской (вблизи Дрездена) глины, помещено на бумажном денежном знаке 50 пфеннигов периода Веймарской республики Германии.

На 50-злотовой польской монете из никеля 1983 г. (рис. 6) помещен анфас портрет аптекаря И.Лукашевича (1822-1882), а столетие его смерти до этого было отмечено в Польше выпуском почтовой марки (1982), на которой рядом с портретом аптекаря изображена керосиновая лампа, так как именно он изобрел ее - и настольную, и подвесную.

 

Шведский естествоиспытатель и врач К.Линней (1707-1778) впервые ввел точную терминологию в описание растений и животных. Особой любовью пользовалась у него ботаника: в молодости он заведовал ботаническим садом в Гарткампе (Голландия), читал лекции по ботанике и минералогии в Швеции. В Упсаде (Швеция) он привел в блестящее состояние ботанический сад. Наряду с основанием в Стокгольме (1739) Академии Наук (был ее первым президентом), К.Линней получил и титул «Королевского ботаника». Шведы настолько чтут память своего соотечественника, что первым, изображенным на современных банкнотах, был именно он. До этого бумажные купюры в Швеции украшались изображениями только королевских особ. Но в 1965 г. были выпущены в обращение банкноты нового типа и на 50-кро-новой купюре, наряду с портретом короля Густава III (на лицевой стороне), на оборотной стороне было помещено изображение К.Линнея (рис. 7). А с 1987 г. его погрудное изображение (анфас) украшает уже лицевую сторону 100-кроновой банкноты Швеции.

В 1927 г. была присуждена Нобелевская премия австрийскому психиатру Ю.Вагнер-Яуреггу (1857-1940) за формулирование и обоснование теоретического положения пиротерапии. Он предложил лечение прогрессивного сифилитического паралича методом прививок малярии.

Кроме того, он много работал над изучением препаратов, содержащих железо и малые дозы йода. Австрийцы увековечили образ ученого на лицевой стороне одной из самых крупных денежных купюр того периода — 500 шиллингов, имевших обращение с 1953 по 1965 гг. (рис. 8), а на оборотной стороне этого знака помещено изображение Венского университета, который Ю.Вагнер-Яурегг закончил и кафедру которого он возглавлял.

Английский микробиолог Г.Флори (1898-1968), родившийся в Австралии и окончивший там же университет, совместно с. Э. Чейном исследовал терапевтические свойства пенициллина, открытого А.Флемингом. Г.Флори первым получил высокоочищенный препарат этого антибиотика из культуры плесневого гриба и установил его химическую структуру. Совместно с Э.Чейном он впервые применил пенициллин для лечения человека и животных. В 1945 г. Г.Флори (совместно с А.Флемингом и Э.Чейном) был удостоен Нобелевской премии по медицине и физиологии. Портрет сэра Г.Флори (анфас) украшает лицевую сторону современной 50-долларовой банкноты Австралии, имеющей обращение с 1973 г. (рис. 9).

На территории нашей страны, к сожалению, не было в обращении денег (ни монет, ни банкнот) с изображениями представителей отечественной фармакологии и фармации. Но многие аптеки, аптекарские магазины, аптекарские кооперативы, товарищества, общества и заводы выпускали свои бумажные деньги. Это было вызвано тем, что в годы I мировой войны (1914-1918) и сразу же после нее в стране наблюдалась глубокая инфляция; монеты исчезли из обращения, но и бумажных денежных знаков не хватало, особенно на местах. Появились деньги-суррогаты, так называемые «внутренние деньги» не только на отдельных территориях (краев, областей, городов), но также в организациях и учреждениях.

На сегодня удалось выявить, что свои деньги имели аптеки в следующих городах: Владивосток - аптека (рис. 10) В.Боргест и К0 (1 р., 3 р., 10 р., 1919 г.); Великокняжеск (Ростовская обл.) - аптека Гизбрехта (1 р., 2 р., 5 р., 10 р., 25 р., 100 р., 1919 г.); Гурзуф -Общественная аптека (10 р., 15р., без даты); Евпатория - Центральная аптека и лаборатория Якобсона (1 р., 5 р., без даты); Киев - аптека украинского Красного Креста (10 р., 1922 г.), аптека им. К.Маркса (1 р., 2 р., 3 р., 5 р., 10 р., 15 р., 25 р., 1923 г.), государственная Киево-Лыбедская аптека (5 р., 25 р., 1923 г.), государственная аптека им. Пирогова (20 коп., без даты), Университетская аптекаМарцинчака (2 р., 3 р., 10 р., без даты); Кременчуг - аптека провизора Качева (1 р.,3 p., 5 p., 10 p., без даты); Кривой Рог - аптека Рут-тера (3 р., 5 р., без даты); Липецк - советская аптека (5 р., без даты); Майкоп - аптека Розенбаума (3р., 5р., без даты), аптека Альтшулера (3 р., без даты); Одесса - аптека Гершуни (50 коп., 1 р., 2 р., 3 р., без даты); Севастополь – Нахимовская аптека (3 р., без даты); Симферополь - Екатерининская аптека (1 р., 3 р., 5 р., 10 р., без даты); Тифлис - аптека Гойи (25 коп., без даты); Умань - аптека Клиновского (1 р., без даты); Харьков - аптека Шавинского (1 р., 3 р., 4 р., 5 р., 1910-1920 гг.), аптека Плотичера (5 р., 1919 г.), аптека Альтшулера (3 р., без даты), Старо-Никольская аптека Таублера (1 р., 3 р., 1919 г.); Шаки (Литва) -аптека Дамского (5 коп., 1862 г.). На территории Харбина (КВЖД) имели свои деньги три русские аптеки: Сунгарийская аптека (1 р., 3 р., 5 р., 10 р., без даты), Центральная аптека (1 р., 3 р., 5 р., 10 р., 1919 г.), аптека Коташевича (1 р., 3 р., 5 р., 10 р., 1919 г.).

Имели свои деньги и аптекарские магазины в городах Александрополь (Армения) - аптекарский магазин Уневирсаль Казарянца (о р., 10, р., 15 р., 25 р., 50 р., 100 р., без даты); Евпатория - аптекарский магазин Топалова (3 р., без даты); Полтава - аптекарский магазин Барского (1 р., 2 р., 3 р., 5 р., 10 р., без даты); Ростов/Дон — санитарно-гигиенический магазин Мартулевича (1 р., 3 р., 5 р., 10 р., без даты); Севастополь - аптекарский магазин Миславского (1 р., 3 р., 5 р., без даты). А в Гайсине был склад аптекарских товаров провизора Лехта, имевший купюры в 5 р. и 10 р. (без даты выпуска).

Известны сегодня заводы, поставлявшие свою продукцию в аптекарские магазины и аптеки: в Екатеринославле - искусственных минеральных вод Шлиффера (1 р., без даты) и в Феодосии - минеральных вод (1 коп., 2 коп., 5 коп., 15 коп., 50 коп. и 1 р., без даты).

В некоторых городах страны создавались фармацевтические кооперативы, товарищества и общества, имевшие свои деньги: Каменец-Подольск - Кооператив торговли аптекарскими товарами (10 р., без даты); Симферополь - Товарищество торговли аптекарскими товарами Лютца и Герштейна (1 р., 3 р., 5 р., 10 р., без даты); Умань - Кооператив Садово-Аптекарского района (1 р., без даты); Харьков - Фармако-Химическое акционерное общество наследников И.И. Лапина (1 р., 3 р., 5 р., 10 р., 1918 г.), Русское Общество торговли аптекарскими товарами (3 р., 5 р., 1918 г.).

В 1922-1924 гг. Советское правительство провело денежную реформу. Был осуществлен выпуск так называемых «червонцев» - билетов государственного банка, обеспеченных золотом. Постепенно денежные суррогаты, в том числе и описанные выше, были изъяты из обращения и стали достоянием истории. Эти бумажные купюры сегодня являются зачастую единственными документами, подтверждающими существование вышеуказанных фармацевтических организаций и учреждений.

Особый интерес представляют бумажные денежные знаки «главной аптеки» Москвы, известной ныне под №1 (на бывшей ул. 25 Октября, а ныне - Никольской). История этой аптеки имеет глубокие корни и далекое прошлое.

А.П. Чехов в рассказе «В аптеке» (1885 г.) так описывал ее: «Словно к богатой содержанке идешь, - думал он (персонаж рассказа - учитель Е.А. Свойкин - Э.Г.), взбираясь по аптечной лестнице, лоснящейся и устланной дорогими коврами, - ступить страшно!» И сегодня эта широкая мраморная лестница аптеки, описанная молодым Антошей Чехонте (так подписывал тогда свои ранние произведения автор), украшена массивными старинными чугунными светильниками. До революции это была крупнейшая не только в России, но и во всем мире аптека, которой владело «Товарищество В.К. Феррейн». Правление этого «аптекарского товарищества» выпустило в обращение свои внутренние деньги, назвав их контр-марками, достоинством в 10, 15, 50 коп. (без литера и номера знака) и 1, 3, 5 руб. (с литером и номером.) Все купюры имели две подписи на лицевой стороне, первой из которых была подпись Ф.Феррейна. Напечатаны они были на бумаге с водяными знаками различных цветов, в зависимости от номинала, указанного на лицевой стороне (рис. 11). А на обороте всех знаков - в центре - расположен герб товарищества: стилизованный якорь (символ надежды), являющийся основой буквы «Ф». Крупными буквами в три строки на всех знаках напечатано: «Правлете Т-ва В.К. Феррейнъ въ Москв'Ь», а мелкими также в три строки: «Контръ-марка имгЬетъ обязательное хождеше во всЬхъ классахъ Т-ва В.К.Феррейнъ и въ лавкахъ кооператива сотрудниковъ Т-ва наравнЬ съ деньгами» (рис. 12). История аптеки тесно связана с историей фармации в России. Так называемые «домашние аптеки» появились на Руси еще в XVI веке (о них говорится, например, в «Никоновской летописи»). В 1581 г. при дворе Ивана Грозного была создана первая аптека для царя и его приближенных. Во время правления Алексея Михайловича в 1672 г. на новом  гостином  дворе открылась вторая аптека, которая, по идее, должна была обслуживать лекарствами жителей Москвы любого сословия. Царские аптекари-иноземцы получали высокое жалование, поэтому работать в «варварской» стране было достаточно выгодно. Иноземцы высоко оценивали обе аптеки. Так, в XVI в. путешественник и писатель Шлейзинг писал о том, что царь имел две прекрасные аптеки, где находились всякие средства, какие только можно пожелать. Он отмечал, что ему нигде не приходилось встречать подобные аптеки, хотя он и объехал почти все страны Европы.

Наряду с аптеками в Москве существовали и лавки «зеленого ряда», торговавшие различными лекарственными растениями. В 1699 г. от какого-то лекарства, купленного в такой лавке, умер именитый боярин Салтыков. После этого в 1701 г. Петр I издал указ о закрытии всех зеленных лавок, а вместо них утвердил открытие восьми «вольных» аптек, подчинив их Посольскому приказу (прообразу будущего Министерства иностранных дел). Всякая продажа аптекарских товаров, кроме как в аптеках, была запрещена. Но все восемь аптек создавались более десяти лет.

Честь организации первой такой аптеки принадлежит Даниилу Гурчину. Еще в 1700 г. он построил на свои средства аптеку за Никольскими воротами в Белом городе на Мясницкой улице. Год спустя он «бил челом» царю о пожаловании ему царской грамоты на содержание своей аптеки, так как без нее «чинятся у него всяким вещам от работников его пропажа великая». 28 декабря 1707 г. Петр I выдал ему грамоту. Так родилась «главная аптека» Москвы. В последующем, с переменой хозяев, аптека меняла и места своего нахождения.

В 1882 г. аптеку приобрел «аптекарь первого класса» Карл Феррейн. Точно не установлено, помещалась ли она тогда в доме на Никольской, где сейчас расположена аптека №1, или она разместилась там позже. По архивным данным первые сведения об этом доме относятся к 1802 г., когда им владела коллежская асессорша Прасковья Мильбах. Только в 1862 г. часть дома была куплена «потомственным гражданином» - аптекарем Карлом Феррейном. Он стал перестраивать дом под аптеку. Позже, став полным хозяином всего здания, аптекарь арендовал для аптеки и смежные помещения. «Днем рождения» аптеки на Никольской стало 5 марта 1862 г., когда К.Феррейну разрешили существенно исправить отделку фасада всего строения. Руководил реконструкцией выдающийся архитектор России XIX века А.Э. Эрихсон. Именно по его проекту с 1893 по 1904 гг. было построено новое четырехэтажное здание аптеки Феррейна, дошедшее до наший дней почти без изменений. Достаточно взглянуть на сигнатуру (бумажный ярлык, прикрепляемый к склянкам с лекарствами в аптеках - Э.Д.) аптеки начала XX в. с ее изображением, чтобы это понять. Кстати, умевший подмечать любую мелочь, А.П. Чехов в вышеназванном рассказе не случайно фиксирует внимание читателей на сигнатуре аптеки Феррейна: "Провизор, взяв склянку в руки, поболтал ее перед глазами. Засим он написал сигнатуру, привязав ее к горлышку склянки» (рис. 13).

«Товарищество В.К. Феррейна» накануне I мировой войны содержало штат свыше тысячи человек. Кроме аптеки, ему принадлежали аптекарские лавки на улицах Тверской, Арбате, Никольской и Серпу-

 

ховской площади. Их обслуживали несколько лабораторий «Товарищества», стеклодувная мастерская, плантация лекарственных растений, а также фабрика химических продуктов. Фирма готовила и продавала кроме лекарств мыло, косметические и парфюмерные товары. В день одна только аптека обслуживала до трех тысяч человек. Капитал «Товарищества составлял 6 млн золотых рублей. На Всероссийской выставке-ярмарке в Нижнем Новгороде в 1896 г. продукция «Товарищества В.К. Феррейна» была удостоена золотой медали (рис. 14).

Интересно отметить, что уже в советское время (1919 г.) после национализации аптек глава «Товарищества» продолжал работать в аптеке на добровольных началах в качестве заведующего складом аптекоуправления.

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России