на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Комаров Дмитрий Жетоны Ларина (Возвращаясь к напечатанному) // Лавка коллекционера 2002. №6(32) С.4.

  Жетоны Ларина

Дмитрий КОМАРОВ

Можно предположить, что Ларин выпустил свои одноименные жетоны не ранее 80-х годов XIX века (но не позднее 1905 года, когда борьба рабочих стала более организованной, "в особенности в период перед революцией 1905 года", которая "заставила капиталистов избегать выпуска бон от своего имени"). А вот продолжительность их применения могла затянуться вплоть до 1917 года и позже, даже уже в период первых лет правления Советской власти. Их, по всей вероятности, применяли как расчетные квитанции во время нехватки денежных знаков в обращении. ("В первые годы советского периода еще имело место обращение металлических бон, выпущенных в досоветский период" - А.В. Тункель, Металлические боны России и СССР").

Территория, на которой они применялись, наверняка включает в себя все прииски, которые разрабатывались всей семьей Ларина.

Коллекционер А. Костин указал, что у него есть сведения о хождении в обращении на предприятиях золотодобычи Забайкалья этих жетонов (Миниатюра, 1999 г., N 1 (41). Что вполне могло быть, если связать этот факт с родством К. Ларина и Глебом Петровичем. Близость двух территорий (Северная часть Амурской области, район прииска Соловъевский, где находились прииски, разрабатываемые Лариным) тоже может объяснить факт, указанный А. Костиным, а также вполне могло быть, что Г.П. Ларин арендовал ряд приисков и в Забайкалье. Ларин был одним из крупнейших золотопромышленников Амурской области (сам внешний вид его жетонов говорит об этом, т.к. мелкие фирмы пользовались "безымянными, стандартными, заранее заготовленными бонами", а "крупные фирмы заказывали боны с полным или частичным наименованием фирмы. На таких бонах на одной стороне помещалось наименование, а на другой номинал..." и если предположить, что : его жетоны кроме внутреннего назначения имели хождение вне приисков Глеба Петровича, то они могли попасть и в Забайкалье -v время засылки туда золотопромышленниками своих агентов по найму рабочей силы. А.В. Тункель пишет: "Население довольно охотно брало частные боны, так как фирмы были заинтересованы в "стабильности их курса" и всегда отпускали на них продукты и товары, тем самым создав авторитет выпущенным бонам".

Согласно статье А. Шишкина в "Советском коллекционере" за 1975 года N 13 эти суррогаты (т.е. жетоны Ларина) кроме как на Зейских приисках, применялись "в качеств разменной монеты при покупке пресной воды на прииск Первомайском в Джалиндо-Украинском золотопромышленном районе". Какую-либо информацию о том, что семь Ларина разрабатывала прииск "Первомайский" и о существовании данного прииска до 1917 года, я не нашел. Если существовал этот прииск до 1917 года, то, по всей вероятности, по понятным причинам он носил другое название. Праздник 1 Мая в российской империи праздновался впервые в 1890 году в Варшаве, а в 1891 году в С. Петербурге. Впервые в Aмypcкoй области название "Первомайское" получило село Тындинского района, расположенное в 10 км от города Тынды, в 1929 году (на районном собрании кочевого населения было принято решение о создании артели, которое состоялось 1 мая).

В 1936 году существовал колхоз "Первое мая", расположенный в селе Усть-Уркиме Тындинского района. В 1939 году название "Майский" получил поселок городского типа Мазановского района в 106 км к северо-востоку от районного центра, который был основан в 1910 году как участок Некля, где население составляли рабочие золотодобывающего прииска. Другие пункты, получившие название, связанное с международным праздником трудящихся, относятся к более позднему времени ("Первое мая" - совхоз -1976 г., "Первомайский" -совхоз - 1960 год, "Майский" -1974 год). Информацию о прииске "Первомайский" я нашел датированную лишь 1963 годом как участок N 111, на котором разрабатывалась дражная добыча золота (с 1963-го по 1992 годы).

Из вышеперечисленного следует, что моя версия о том, что эти жетоны применялись в первые годы правления Советской власти в качестве расчетных квитанций, имеет право на существование, да и сам А. Шишкин ссылается на ката лог выставки Государственно-исторического музея "Монеты и медали СССР", изданный в Москве в 1961 году, страница 22 (Данный каталог я не смог найти, поэтому буду благодарен всем, кто окажет мне помощь в его приобретении)

Со своей стороны достоверно могу сообщить, что жетоны Ларина имели применение на территории прииска Соловьевский, который в наше время охватывает Тындинский и Сковородинский районы (включая в себя все прииски до 1917 года, которые арендовали Ларины по системам рек Джалинда, Янкан, Уркан И другим, прииски Глебовский, Воскресенский, Неожиданный и многие другие, а также район станции Большой Невер, который раньше носил название "Разъезд Ларинский"). На содержание почтово-телеграфной конторы ларинского поселка в 1915 году было выделено 330 рублей, поселок Стрелка - когда-то был центром (началом) золотодобычи в Амурской области, но оказался заброшенным в настоящее время. Да, кстати, тот caмый прииск Первомайский также входит в систему прииска Соловьевский.

Что побудило Ларина выпустить свои жетоны? Я долго думал над этим вопросом, прочитал ряд книг на эту тему, просмотрел большое количество документов того времени об экономических и бытовых проблемах в золотопромышленности.

Вот что пишет по этому поводу А.В.Тункель: "Марки с натуральным или товарным обозначением "обед", "завтрак", "1 фунт мяса" и т.п. выпускались различными предприятиями как своеобразный кредит для своих служащих и клиентов". Что ж хороший ответ на поставленный мною вопрос. Но я все же хотел бы привести ряд причин, которые мог-ли подтолкнуть Ларина произвести на свет свое произведение на маленьких металлический кружках. Появление этих жетонов могло защитить прииски от "хищников" и "спиртоносов", которые были настоящим бичом для золотопромышленников (ежегодно в Китай уходило до 50 пудов золота). Выдавая своим рабочим данные жетоны, а не наличные, Ларин тем самым перекрывал дорогу "спиртоносам", т.к. рабочие могли рассчитаться с ними только жетонами, а не наличными, а "хищники" не могли купить за наличные продукты в приисковых лавках Глеба Петровича (коммерческую сторону этого вопроса пока рассматривать не будем). Так же эти жетоны могли выполнять роль расчетных квитанций для получения пайков, а натурально-товарное обозначение на них облегчало этот процесс. Вот нормы бесплатного пайка для рабочих:

в месяц: хлеба - от 2 п 10 ф до З п (от 90 ф до 120 ф); мяса - от 30 ф до 1 п 5 ф (от 30 ф до 45 ф) в день: хлеба печеного - 4 ф; муки 0,2 ф; мяса - от 1 ф до 2 ф; 1 пуд=40 фунтов.

Как видно из этих примеров, даже цифровой номинал выбран не случайно (смотрите таблицу N 1).

Ну и последняя версия, которая была так горячо любима в недалеком прошлом нашей страны - "нажива" на страданиях рабочего класса (т.е. рабочих и старателях). Ее я бы даже не стал рассматривать, чтоб не осквернять добрую память об этом человеке. Но чтобы быть объективным, давайте рассмотрим и этот вариант. Конечно, положение рабочих на золотых приисках (да и в других отраслях промышленности) было не из лучших. Рабочий день на приисках начинался в 5 часов утра и заканчивался в часов вечера (с тремя часовыми перерывами), за многое взимался штраф (в размере 3 рублей).

Заболел, а кому-то это показалось "притворным" - штраф, не прошел определенное количество верст пешком (25 верст в сутки) - штраф, и т.д.

Казармы, в которых проживали рабочие, были из расчета 5 кубометров воздуха на одного человека.

Цены в приисковых лавках были выше, чем, например, в самом Благовещенске. Но это и понятно. Продовольственные и промышленные товары нужно было завезти на прииски. В то время доставка осуществлялась по Амуру на пароходах, далее по тайге (по бездорожью) на верблюдах (завоз грузов осуществлялся из Забайкалья). А это все транспортные расходы, включите сюда же затраты на содержание приисковых лавок и другие факторы, которые влияют на стоимость товара. Ну и, конечно же, должен быть и доход, как от любой другой коммерческой деятельности. Завоз осуществлялся только зимой, что влияло на качество продуктов, и лишь когда была построена колесная дорога, груз доставляли в любое время года (вследствие чего снизились цены на товары и естественно, улучшилось качество продовольственных товаров).

В. Семевский пишет: "Расчет рабочих производился на приисках, но деньги получали в Благовещенске или на Джалиндинской пристани по ордерам, выдаваемым приисковыми конторами". Г. Оранский объясняет это тем, "что перевозить большие суммы по тайге на прииски опасно, да и на приисках рабочие могут спустить значительную часть заработка спиртоносам" (факт о "спиртоносах" подтверждает одну из моих версий о причинах, побудивших Ларина выпустить свои жетоны). Из вышеперечисленных документов следует, что рабочие на приисках наличные не получали. Я думаю, что теперь теории об экономической зависимости, о попадании "в кабалу к хозяину", о "сверхдоходах", об "огромных барышах" и об "утолении жажды обогащения" можно: окончательно отбросить, хотя бы от имени Глеба Петровича. Ларин для тех же рабочих и самой Амурской области в целом сделал намного больше.

Для того чтобы отвлечь рабочих от продукции "спиртоносов", на приисках организовывались кружки (типа наших самодеятельных), а также устраивали показ спектаклей...

О тираже выпущенных жетонов говорить очень тяжело без документально подтвержденных фактов. Но если произвести подсчеты на основе пайков и того, что в 1891 году у Ларина было 150 рабочих, можно приблизительно подсчитать количество, выраженное в фунтах (в общем тираже), мяса и хлеба, нужное для обращения жетонов в месяц. Итого получается: "хлеба" на 13500 ф (или 18000 ф по другим нормам) нужно было выпустить жетонов в обращение на 150 рабочих в месяц; "мяса" на 4500 ф (или 6750 ф по другим нормам) нужно было выпустить в обращение в месяц. Может, такие большие цифры и объясняют тот факт, что в практике коллекционирования жетонов с большими номиналами (20 ф) встречается намного больше, чем жетонов с наименьшим номиналом (1 ф, 2 ф, 4 ф, 5 ф).

Где же чеканились жетоны? На этот вопрос А. Тункель отвечает так: "По внешним признакам металлических бон можно установить несколько типов. Зачастую один и тот же встречался в различных городах, территориально далеко расположенных друг от друга... Это дает повод предположить, что изготовлением металлических бон занимались несколько фирм, которые широко снабжали своей продукцией клиентов по всей России".

О месте выпуска жетонов Глеба Петровича Ларина хочу предложить свою версию. Если учесть тот факт, что ряд наградных знаков Белых Армий Востока России изготавливали в Чите (Военный орден "За Великий Сибирский Поход", установленный в 1920 году Верховным правителем А.В.Колчаком незадолго до своей гибели. Крест "За храбрость" Особого Маньчжурского отряда, который установил атаман Амурского Уссурийского и Забайкальского казачьих войск Г.М.Семенов в 1920-году также в Чите. Медаль "За храбрость" ОМО, также могла быть изготовлена в городе Чите. Мне известен тот факт, что эта медаль была найдена в Чите и хранилась в коллекции уважаемого коллекционера города Читы Дорожкова Анатолия Михайловича. Сейчас остались лишь два слепка обеих сторон медали, а сама медаль ушла в центр. Из-за внешнего сходства с крестом "За храбрость" ОМО, который был изготовлен из белого металла, можно предположить, что и Солдатские Георгиевские кресты без знака степени и номера (мне известны два креста, один из белого металла со следами серебрения и другой в серебре) и со знаком степени, но без номера (у меня хранится крест из белого металла с выбитым знаком четвертой степени), которые довольно редко, но все же встречаются в практике коллекционирования в моем регионе, также были изготовлены в городе Чите. И еще об одном кресте хотелось бы сказать. В.А.Дуров в своей книге в своей книге "Русские награды XVIII — начала XX в" на 158 странице поместил фотографию Солдатского серебряного

Георгиевского креста без знака степени, присланный А.Ф.Керенскому от солдат и офицеров 8-го Заамурского пехотного пограничного полка с выгравированной на нем надписью, который А.Ф.Керенский "не признал возможным его принять" . Так вот, судя по одной из сторон креста (очень жаль, что Валерий Александрович дал в своей книге только изображение одной стороны креста), видно также сходство с Солдатским Георгиевским крестом, о которых я писал выше. (а этот факт говорит о том, что существовала фирма, занимающаяся изготовлением мелких изделий из металла ), можно предположить, с учетом факта близости территорий, что Ларин сделал свой заказ (на изготовление жетонов) именно в городе Чите. Есть еще один момент, который правда можно было бы и не рассматривать, отвечая на вопрос: "Где мог Ларин изготовить свои жетоны?" На жетонах, выраженных в «фунтах мяса", которые кстати также чеканились на кружках из белого металла, часто встречается дефект - щели (местами металл лопался на большинстве жетонов из белого металла, по-видимому при штамповке изделия или из-за свойств самого металла). Этот дефект на жетонах идентичен дефекту на кресте из белого металла без номера, см.выше. Металл, который был использован при изготовлении жетонов из белого металла, внешне очень сильно похож на металл Солдатского Георгиевского креста со знаком степени и без номера. И так, вот если теперь сложить близость территорий города Читы с Амурской областью, особенно северной части, где находились прииски Глеба Петровича, с тем, что оба изделия возможно изготовлены из одного и того же металла, да еще имеют один и тот же дефект и с учетом того, что Солдатские Георгиевские кресты, найденные на территории Амурской области имеют внешнее сходство с крестом "За храбрость" ОМО, который как нам известно был установлен в Чите, где возможно и был выпущен т.к. там существовала фирма, занимающаяся изготовлением мелких изделий из металла, об этом говорит тот факт, что знаки Военного ордена "За Великий Сибирский Поход" в начале изготавливали в городе Чите, то с большой вероятностью можно предположить, что в Чите Ларину отчеканили жетоны по его заказу (кстати и этим можно объяснить их появление в Забайкалье). Стороны жетонов с легендой "Г.П.Ларин" из белого и желтого металла совершенно одинаковы (есть правда небольшие сдвиги легенды в разные стороны). Из чего следует, что оба вида жетонов штамповались в одном и том же месте (хотя стороны с натурально-товарным обозначением имеют значительные расхождения в общих деталях. См. описание жетонов Г.П.Ларина). Конечно, можно возразить и отбросить все мои доводы о месте чеканки жетонов Ларина. Но мне кажется, что пока не найдено документов, касающихся этого вопроса, моя версия имеет право на существование (это касается и других вопросов). А вдруг именно она поможет найти их (документы). Каких-либо сведений о том, что на территории Амурской области была фирма, занимающаяся изготовлением мелких изделий из металла, я не нашел.

Глеб Петрович Ларин умер около 1916 года (по одним данным"), передав по духовному завещанию 200 тыс. рублей на устройство сельскохозяйственной школы. По другим данным, Ларин продолжал арендовать прииски вплоть до 1917 года.

Заслуживает во многом доброй памяти у амурчан благотворительная деятельность почетного потомственного гражданина города Благовещенска Ларина Глеба Петровича.

Сколько еще интересного может сообщить жетон, этот маленький немой свидетель истории нашей страны. Не торопитесь откладывать его в темный угол своей коллекции, где он будет сиротливо смотреть на вас, постарайтесь услышать его рассказ. И вы поймете, что не так уж скупа информация, оставленная на нем для потомков теми лицами, благодаря которым, он появился на свет. И в знак своей признательности он постарается рассказать вам все, что он знает, делая вас духовно богаче и мудрее.

  

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России