на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Польской Г.Н. Тайны «монетного двора» (Очерки истории фальшивомонетничества с древнейших времен и до наших дней). Москва. «Финансы и статистика» 1996. - 256 с. ил.

  ДЕЛО ВИКТОРА БАРАНОВА

 

До начала перестройки у нас, как известно, данные о преступности (а тем более о фальшивомонетничестве) были секретными и не публиковались. То, что иногда появлялось в прессе, не позволяло составить общее представление о криминальной обстановке в стране. Однако можно с достаточной долей объективности признать, что за исключением периода Гражданской войны и двух-трех лет после Великой Отечественной войны преступность в Советском Союзе находилась на сравнительно низком уровне. Это же относится и к фальшивомонетничеству. Иногда в обороте оказывались кустарно изготовленные банкноты и их быстро вылавливали. В Министерстве внутренних дел мне, например, показывали довольно хорошо нарисованные 25-рублевые банкноты, склеенные из двух половинок. Это плод работы матери и сына из Самары (тогда Куйбышева). Таким своеобразным методом они изготовили всего лишь чуть больше 10 склеенных банкнот. В музее ГУВД в Москве я видел чудо-изобретение: автомат для печатания денег, разработанный одним умельцем. Правда, как мне пояснили, этот автомат так и не произвел ни одной банкноты.

. . . Недавно в Перми группа школьников, используя цветной ксерокс в одном НИИ, «напечатала» несколько банкнот достоинством в 50000 рублей. Им, конечно, не дали

151

 

развернуться и сразу же поймали - «продукция» не отличалась высоким качеством. Теперь они долго будут помнить о своей затее.

Чуть раньше в Санкт-Петербурге был задержан какой-то кустарь-одиночка, изготавливавший на черно-белом ксероксе десятитысячные банкноты, а затем цветными карандашами он пытался «оживить» свои изделия. Преступника задержали как раз за работой. Такими сообщениями пестрят ныне средства массовой информации.

Этих уголовников по инерции называют фальшивомонетчиками, хотя фактически они просто мошенники. Кустари-копировальщики, хоть и получали вполне заслуженно большой срок, но фактически они не делали фальшивых денег. Смешно их называть фальшивомонетчиками и тем более невозможно сравнивать, например, с уже известным нам американцем Эммануэлем Нинджером, которой, как вы помните, в конце прошлого века навсегда вошел в историю криминалистики как гений фальшивомонетничества. Сидя по 16-18 часов каждый день за столом в своем маленьком кабинете на втором этаже двухэтажного домика, недалеко от Нью-Йорка, он рисовал доллары, да так это чисто делал, что они довольно долго ходили по финансовым каналам Америки.

Или вспомнить француза польского происхождения Чеслава Боярски, потрясающе талантливого человека, изготовившего в ужасных квартирных условиях не только идеальные клише французских франков, но и такую бумагу, которую даже эксперты Французского банка разглядывали с восхищением, приговаривая: «И как это ему удалось?». Хотя он делал бумажную пульпу, извините, в... унитазе. И ушло у него на все это грандиозное дело десятки лет. Конечно, Чеслав Боярски, как и Нинджер, получил большой срок. Но это были гении и на кнопку они не нажимали.

Я пишу о них не для того, чтобы хвалить уголовников или советовать умельцам, засучив рукава, взяться за это, немыслимое по своей сложности, дело. Нет, многих талантливых фальшивомонетчиков расстреляли и правильно сделали, а те, кто остались живы, отсидев 12-15 лет, проклинают тот день и час, когда они занялись этим делом.

Я хочу рассказать о русском умельце, мастере-золотые руки, которого, как говорится, черт попутал. Я не хвалю его, и отсидел он 12 лет за дело. Но он не нажимал на кнопку, а решился доказать, что ему, талантливому самоучке, под силу сделать невозможное.

152

 

... В начале января 1978 года я вышел из метро «Парк культуры» и погрузился в снежные сумерки московского зимнего дня. Мне предстояла встреча со следователем по особо важным делам МВД СССР Александром Анатольевичем (назовем его так), который занимался совершенно секретным, по тем временам, делом - поимкой фальшивомонетчиков. -

Вряд ли нужно напоминать читателям о том, что при Советской власти сведения о преступности в СССР появлялись редко, в строго дозированных (и не всегда соответствующих действительности) порциях. А уж о фальшивомонетничестве и вовсе не писали, чтобы «не будоражить советский народ». Только уж очень наблюдательные люди замечали, что в магазинах, на кассовых аппратах, часто приклеивались бумажки, на которых написаны номера и серии банкнот, подлежащих изъятию как фальшивые.

В ту пору л работал специальным корреспондентом одной из центральных газет и носился с совершенно идиотской по тем временам идеей - написать книгу по истории фальшивомонетничества. И если мое знание английского языка помогло бы собрать довольно богатый материал об этом «бизнесе» за рубежом, то сносное владение родным русским совершенно не гарантировало мне удачу в собирании фактов о фальшивомонетничестве в нашей стране, в условиях советской действительности, при которой, как известно, царили тишь и благодать. А тут еще какое-то фальшивомонетничество...

Тем не менее, созвонившись с ответственным лицом из МВД СССР, я намеревался пойти к нему на прием, имея в руках важную бумажку за подписью заместителя главного редактора газеты. Человек, подписавший письмо, взглянул затем на меня с определенной долей соболезнования и, вздохнув, произнес: «Сходи, конечно, но ни в нашей, ни в какой иной газете, а тем более в твоей будущей книге ничего о советских фальшивомонетчиках не появится. Но иди, я не возражаю. Рассматривай этот визит как своего рода развлечение, или, если угодно, для самообразования. Не более». И он протянул мне письмо.

Я пошел и не жалею об этом. Ибо из беседы со следователем узнал об уникальном нашем фальшивомонетчике, не уступавшем ни гениальному американцу Нинджеру, ни французу польского происхождения Чеславу Боярски. Конечно, тогда, в глухую пору застоя, я не мог рассказать об этом талантливейшем самоучке. Но сейчас другие времена.

153

 

Итак, перенесемся на юг России, в благодатный Ставропольский край. Здесь жил и работал шофером Виктор Иванович Баранов. Уже давно он заметил за собой способность что-то изобретать и совершенствовать. О таких людях у нас обычно говорят- мастер-золотые руки. И не случайно его пригласили на работу в автобазу Ставропольского крайкома КПСС. Здесь он стал возить ответственных работников крайкома и, в конце концов, первого секретаря. И здесь он что-то мастерил, изобретал, совершенствовал. Слава о его способностях быстро распространилась по всей округе. «А ты попроси Виктора Ивановича - он все может», -говаривали тогда. Виктор в самом деле все мог сделать. И вот настал момент, когда он и сам поверил, что может все, абсолютно все.

Однажды ему в руки попала самая крупная по тем временам 25-рублевая банкнота. Он долго ее рассматривал, любовался яркой красивой «картинкой», чудесным переплетением тончайших линий густой радужной сетки. «Господи, думал он, - до чего же все красиво сделано! Сколько людей ломало голову над тем, чтобы сделать ее такой необыкновенной, неповторимой!»

Неповторимой? Да неужели невозможно изготовить такое чудо какому-нибудь талантливому человеку, у которого светлая голова и золотые руки? Даже самоучке? Простому шоферу? И Виктор вдруг представил себе, как он в один прекрасный день подходит к своим друзьям-шоферам и, небрежно протягивая новую двадцатипятирублевку, бросит: «Любуйтесь! Вот эту штуку я сделал сам. Вот этими руками... И они раскроют рты от изумления!»

... В тот вечер он долго сидел в своей 11-метровой комнатушке у окна, разглядывая все ту же банкноту. Конечно, сейчас он говорит, что тогда в нем проснулось только самолюбие: неужели я не смогу? Неужели я не докажу, что даже такое мне под силу? И своими руками изготовлю вот такое чудесное произведение сложнейшей техники?

Я не верю ему, что только своеобразная спортивная злость руководила им в ту минуту. Не верю. Ни одному человеку не поверю, если он скажет мне, что несколько миллионов ему ни к чему.

Но я верю, что на первом месте у него действительно было все же не вульгарное чувство наживы, а желание доказать, что «я могу это сделать». В его ушах все еще не затухали восхищенные слова друзей и даже незнакомых

154

 

людей: «У этого парня золотые руки. Он все может...» Баранов даже представил себе, что, завершив работу по созданию этой красивой банкноты (а он ни на секунду не сомневался в успехе), пошлет в Госбанк две 25-рублевки: свою и «их». Определите, мол, какая ваша, а какая моя! Но потом он отбросил эту дикую мысль.

Думал ли он, что затевает нечто страшное? Что за это по головке не погладят, даже восхищаясь творением его рук? Что он не попадется? Думал и отдавал себе отчет в этом. Но мысли о возмездии как-то отступали на второй план. Он, если верить тому, что Баранов говорил потом, и не предполагал завалить страну фальшивками. Так, рассчитаться с долгами (а это он отчетливо представлял себе), кое-что купить.

И вот, после долгих колебаний, приблизительно в конце 60-х годов Баранов засел за работу. Он отчетливо представлял себе, что простой шофер Ставропольского крайкома КПСС взвалил на свои плечи непосильную, чудовищно сложную задачу. Краски? Бумага? Клише? Печатная машина? Впрочем, о машине он думал уже мало - это я одолею, но краски? Клише? А портрет Ленина, весь состоящий из микроскопических черточек? Какое потребуется искусство, чтобы прорезать их на клише! И так, чтобы они абсолютно точно совпадали с оригиналом и не сливались друг с дружкой?

Впрочем, чем труднее рисовалось ему препятствие впереди, тем с большим подъемом он бросал себя на его преодоление. Особенно много возни было с красками. Что за краски продавали в Ставрополье? Да и в Москве? Достать такие, которые используются на фабриках Монетного двора, он и мечтать не мог. Подумать смешно...

И Баранов продолжал искать, экспериментировать. Это дело захватило его настолько, что, сидя за рулем, он иногда невпопад отвечал на редкие реплики молодого, энергичного первого секретаря крайкома КПСС Михаила Сергеевича Горбачева.

Все свободное время, как он сам говаривал, «гробил» на свою работу: какое там воскресенье, суббота, рыбалка, купание. Он все время копался в своем пыльном полутемном сарае. И именно в этот, самый напряженный, момент его вызывают в... милицию!

Однажды днем, когда Баранов в поте лица работал в своем сарае, раздался стук в дверь. Он замер. В наступившей тишине стал слышен далекий злобный лай собаки. Стук,

155

 

более настойчивый, вновь повторился. Виктор Иванович быстро накрыл дерюгой все свое «противозаконное имущество» и подошел к двери.

Кто? - тихо спросил он.

Чего это ты закрылся? Открывай...

Голос какой-то незнакомый... Кто бы это мог быть? Баранов снял щеколду и приоткрыл дверь. Перед ним стоял милиционер, круглолицый с лихо сдвинутой на бок фуражкой.

Что случилось? - дрожащим голосом спросил Баранов.

Ты лучше скажи - чего это ты закрылся?

А потому, что у нас все воруют, а милиция спит. Вот у меня позавчера мальчишки украли пилу. Я пошел в милицию, а там только на смех меня подняли... Вот я и закрываю дверь в сарай. Так что случилось?

Вызывают тебя в милицию.

Кто вызывает? Почему?

Полковник Самойленко вызывает. А почему - спроси у него сам. Понятно? Сегодня будь в Управлении до 17.00, как штык, - добавил он и, повернувшись, медленно пошел к воротам.

Баранов закрыл дверь и сел на стоящий рядом ящик.

Несмотря на то, что он работал один и никому никогда не говорил о своей безумной задумке, Виктор Иванович вдруг отчетливо представил себе, что его замкнутость, неразговорчивость, бесконечное уединение могли вызывать удивление, непонимание, настороженность. Могли подумать, что он тайком занимается, «чем-то не тем». Он перестал балагурить с товарищами, отвлекаться на пустопорожний треп. Каждую свободную минуту о чем-то сосредоточенно думал, не отвлекался даже, как это было раньше, на рыбалку. И вот -вызов в милицию! Кто-то, по-видимому, «стукнул». Так, мол, и так, шофер, который возит первого секретаря крайкома КПСС... Впрочем, «стучать» могли и не в милицию.

Короче говоря, Баранов пришел в Ставропольское УВД в далеко не в благодушном настроении. Оказалось, что его вызывал начальник отдела кадров. А всем было известно, кто является начальником отдела кадров на любом предприятии или в той же милиции.

Просидев в приемной минут 20, он, наконец, зашел в большой светлый кабинет с допотопными синими бархатными портьерами на окнах, не имея ни малейшего представления о причинах вызова.

156

 

Начальник принял его приветливо, хотя и не привстал, и даже руки не подал. Ему, персональному водителю первого секретаря крайкома! «Плохо дело», - пронеслось у него в голове. Он уселся на стул, рядом с маленьким столиком, приставленным к огромному, старинной работы, столу начальника. После минутной тяжелой паузы начальник отдела кадров принялся распрашивать Баранова о том, как ему работается в крайкоме. Виктор Иванович отвечал неспеша, как-то уж очень скованно, боясь что-нибудь не ляпнуть: работается, мол, хорошо. Иногда возит первого секретаря крайкома Михаила Сергеевича Горбачева. Вроде бы к его работе никаких замечаний нет.

«Так, хорошо», - медленно проговорил полковник и, глядя в упор, спросил: «А как вы смотрите, если мы вам предложим должность водителя машины нашего генерала, начальника УВД Ставропольского края?»

Все ожидал Баранов, но такого... У него ведь в голове вертелась одна и та же мысль - о его «хобби». А тут вдруг... Он опешил. Во-первых, с материальной точки зрения он бы ничего фактически не выиграл, и работа в крайкоме его устраивала. С другой стороны, возить главного милицейского начальника, учитывая, чем Баранов занимался, было неудобно и даже как-то страшновато. Но, быть водителем генерала МВД может быть и придет ему на пользу - не дай бог он когда-нибудь попадется, предстанет перед суровой Фемидой и тогда суду вроде бы будет как-то неудобно сажать водителя генерала. Куда, мол, смотрел отдел кадров, да и сам генерал со своей папахой? Но вдруг все пойдет прахом и, наоборот, генерал возмутится, швырнет в него эту самую папаху...

Виктор Иванович, после довольно долгого молчания, наконец, раскрыл рот и робким голосом сказал «Разрешите подумать» и нетвердым шагом вышел из кабинета.

«Ну и дела» - думал он, двигаясь по дороге в крайком. Надо там доложить об этом предложении. Или, наоборот, не стоит? Хотя в милиции, конечно, заранее согласовали это предложение. На всякий случай он доложил руководству автобазы о разговоре с начальником отдела кадров и о том, что он все же решил отказаться от предложения. «Ну и правильно сделал», - услышал он в ответ. - «От добра добра не ищут».

На другой день он уже смело прошел в кабинет начальника отдела кадров и спокойно сказал, что не считает себя готовым возить генерала. Полковник как-то невнимательно

157

 

его выслушал и небрежно бросил «Хорошо. Можете идти». И Баранов спокойно вышел из кабинета. На всякий случай он про себя подумал, что надо поблагодарить Бога за то, что он над ним смилостивился и сюда, в милицию, он больше не попадет. Да, видимо, не очень уж старательно Баранов поблагодарил Всевышнего...

И он опять принялся за свою «внештатную» работу. Баранов настолько втянулся в это дело, что даже не заметил, f что уже около 10(!) лет он, не разгибаясь, преодолевая одно препятствие за другим, двигается по избранному пути, хотя вслед за одной проблемой возникала другая, и он снова бросался на преодоление очередного препятствия. И сколько раз, ложась спать, отгонял от себя мысль о том, что взялся за совершенно невыполнимую каторжную и опасную работу. А не бросить ли все к чертовой матери? Но на другой день он опять, после работы шел в свой захламленный сарай...

Визит в милицию позволил ему все же сделать вывод - надо как можно быстрее отказаться от замкнутого образа жизни, чтобы его коллеги не приняли за малахольного или свихнувшегося. Виктор Иванович стал чаще контактировать с ними, вести пустопорожние разговоры в курилках. Он все время помнил, что работает в крайкоме, где за каждым шагом следили «в четыре глаза». Да и, скажем прямо, он настолько стал уставать, что даже появилась потребность как-то отвлечься, отключиться, поболтать о том, о сем.

Но вот уже сделаны два клише - над их созданием он бился очень долго. Проще было с печатной машиной, она вроде бы готова, но брак... Он идет непрерывно. Как добиться, чтобы эта проклятая краска тонко ложилась на бумагу (не очень высокого качества - в этой сфере ему было далеко до Чеслава Боярски)? И как сделать так, чтобы один цвет муаровой сетки переходил в другой плавно, абсолютно незаметно, без клякс и помарок. Возня с этой отвратительной краской потом, через много лет напомнит о себе совсем с другой стороны. Но сейчас...

Вот уже машина работает, банкноты выскакивают и строгий Ленин смотрит на него, но все не то. Брак... И вновь Виктор Баранов берется за дело. Он, конечно, не раз чувствовал свою неподготовленность в химии, в частности металловедении. Но уже не в силах все бросить - за плечами «угробленные» 15 лет беспрерывной, чудовищной по своей нагрузке и сложности, работы, а впереди... Может быть и 15 лет тюрьмы, а то и вышка. Наконец, в начале

158

 

1977 года впервые вышла приличная банкнота. Но Баранов тщательно сравнил ее с настоящей и пришел в уныние. Может быть какого-нибудь кустаря эта банкнота и удовлетворила бы, но не Баранова. И вот опять он неделями возится, то с красками, то с совмещением оборотной и лицевой стороны, то еще с чем-то.

Наконец, он получил то, к чему стремился. Взял две банкноты: свою и настоящую, смешал их, не глядя, и посмотрел: отличить невозможно. Невозможно! Победа!! Победа??

Представьте себе, того чувства радости и удовлетворения, которые он должен быть ощущать после многих лет изнурительного или, как он любил говорить, титанического труда, Баранов не чувствовал. Нет, конечно, он был рад, что пришел конец его ежедневным мучениям на протяжении многих лет. Но... это же фальшивка! Талантливо сделанная фальшивка! Он не может свободно пойти в универмаг или в сберкассу, потому что это фальшивка, хоть и гениальная.

Рано или поздно наступит неминуемая расплата. Раньше он об этом как-то не думал, а сейчас, перебирая свою продукцию, он вдруг понял это. Нет, все же, конечно, победа, но...

Виктор Баранов осторожно сбывал свои «деньги» - ему надо было расплатиться с большими долгами, которыми он оброс за время своей «внештатной» деятельности. Затем что-то купил себе. Несмотря на всю уверенность в качестве своей «продукции», он ясно понимал - бумага не та и вообще. Поэтому он сбывал их в основном на рынке, в сумерки, или в заштатных ларьках.

В конце 1977 года наступила развязка. Арест. Следствие. Суд. И тут произошло нечто невероятное: учитывая исключительные способности Баранова, непродолжительность его фальшивомонетнической деятельности - он распространял свою продукцию всего несколько месяцев - и надежду на то, что он в дальнейшем сможет принести большую пользу Родине своим незаурядным талантом, Министерство внутренних дел СССР сочло возможным ходатайствовать перед судом о смягчении наказания. Баранова не расстреляли, а приговорили к 12 годам, которые он отсидел «от звонка до звонка».

Итак, почти 30 лет вычеркнуты из его жизни: 17 лет титанической работы, 12 лет тюрьмы и... несколько месяцев сомнительной свободы. Почти 30 лет! По собственной вине.

159

 

Сколько полезного он мог бы принести и Родине, и себе. И все, как говориться, коту под хвост... А теперь он не устает говорить - хорошо бы если бы об этом подумали те, кому придет в голову столь идиотская мысль. Все равно карающий меч Фемиды достанет самого гениального.

И, в заключение, о дальнейшей судьбе Виктора Ивановича Баранова. Он вернулся к себе в Ставрополь и стал работать в одном кооперативе. И уже есть весьма ощутимые результаты его работы. Будучи теперь хорошо подкованным в химии, он взялся за решение двух сложнейших, в техническом отношении, задач.

Во-первых, он обратил внимание на то, что иностранные автомашины довольно долго сохраняют в первозданном состоянии свою блестящую поверхность - лак очень медленно тускнеет. Наши же быстро теряют блеск своего лака и даже новые очень скоро кажутся совсем «старушками». И Баранов изобрел новый и недорогой, но очень стойкий лак. Теперь ему предстоит не менее трудная задача - пробить нашу «рассейскую» стену бюрократии и взяточничества. Лично я ему не очень завидую.

И во-вторых, его заинтересовала проблема сохранения запаха духов. Они у нас не отличаются стойкостью, и потому наша парфюмерная промышленность не может закрепиться на внешнем рынке. А что придает стойкость заграничным духам лучших марок? Особое воскоподобное вещество, именуемое амброй. Оно образуется в пищеварительно тракте кашалота. Но китобойный промысел ныне крайне ограничен, а то и вовсе запрещен на некоторые виды китообразных. Отсюда и удорожание амбры, а следовательно, и духов.

Что же делать? И вот Виктор Иванович решил сократить огромные валютные расходы нашего государства на приобретение этой самой амбры и изобрел, опытным путем, такое химическое вещество, которое было бы способно не хуже амбры закреплять аромат духов, изобретенных нашими парфюмерами. А они это умеют делать...

Осталось только «немногое» - доказать важность и огромную экономичность своего изобретения и необходимость вложить деньги в его реализацию в промышленности. Нам остается только надеяться на пробивную силу Виктора Ивановича Баранова, на его упорство в достижении этой цели. А мы уже знаем, что он этими качествами обладает.

Память об этом самородке не умрет - специальный стенд, посвященный его противоправной деятельности, открыт в музее Министерства внутренних дел Российской Федерации

160

 

в Москве. Посетители получили возможность увидеть совершенно уникальную «установку» - стоматологическую бормашину, которую талантливый фальшивомонетчик приспособил для изготовления клише; оборудование, с помощью которого он выдавливал довольно-таки удачно водяные знаки на своих двадцатипятирублевках, и многое другое, наглядно иллюстрирующее из ряда вон выходящие способности Виктора Ивановича Баранова.

 

ЗОЛОТАЯ ЛИХОРАДКА

 

В конце 70-х годов была раскрыта шайка фальшивомонетчиков, изготавливавшая царские золотые 5- и 10-рублевые монеты. Обосновалась она на Дулевском фарфоровом заводе (город Ликино-Дулево) в Московской области. Золото они «добывали» из так называемого жидкого золота, поступавшего на завод для покрытия изделий из фарфора. Мастера это жидкое золото экономили в результате нарушения технологии производства и затем с помощью кустарно изготовленной установки для гальванопластики делали копии золотых монет. Любопытно, что эту методику один из фальшивомонетчиков изучил, находясь в тюрьме по совсем другому делу. Будучи активным читателем тюремной библиотеки, он однажды наткнулся в журнале «Техника - молодежи» на описание установки для гальванопластики и принципа ее работы. Впоследствии конспект этой статьи ему очень помог...

Одним из самых поразительных феноменов в истории фальшивомонетничества является возрождение давно забытого «бизнеса» - подделывания монет.

Золотые монеты привлекают фальшивомонетчиков не только из-за их высокой стоимости, но и потому, что многие из них являются произведениями искусства, памятниками истории и культуры. Именно как предмет для коллекционирования они могут приобрести еще большую стоимость, чем просто как «предмет, изготовленный из золота».

Да это и неудивительно - очень много золотых монет погибло в плавильных тиглях, на дне морей, в кладах. Поэтому некоторые старые монеты сохранились в считанном числе экземпляров и имеют огромную нумизматическую ценность. В американском каталоге золотых монет, в котором собраны подробнейшие данные о всех золотых монетах, отчеканенных аж с 600 года н.э., имеются оценки,

161

 

исчисляемые десятками тысяч долларов. Не забудьте - речь идет о каталоге, изданном в 1977 году. Ныне уже можно говорить о стоимости таких монет в сотнях тысяч долларов.

Например, английская монета в один соверен, чеканившаяся при короле Генрихе VII в 1485-1509 годах, оценивалась в 1977 г. в 20000 долларов. По мнению некоторых экспертов ныне она стоит около 100000 долларов. Более того, в каталоге есть монеты, цена на которые отсутствует и они обозначены как «уникальные». В их числе английские монеты, которые чеканились в VIIIIX веках, т.е. до нор-манского завоевания. Так же обозначена русская монета Ивана III (XV век) с золотым содержанием, равным знаменитому дукату. Она известна только по экземпляру, который хранится ныне в Эрмитаже...

Вот почему фальшивомонетчикам выгоднее подделывать эти уникальные монеты.

Было время, когда металлические денежные знаки являлись главным объектом внимания фальшивомонетчиков. Кстати, и само название этого противоправного деяния как в русском, так и в некоторых других языках означает именно подделку металлической монеты. Некоторые «мастера» этого дела достигали невиданных высот. К их числу в первую очередь относят немца Беккера. Американский искусствовед и археолог Соня Коул, копаясь в архивах, обнаружила столько свидетельств его безупречной работы, что причислила Карла Вильгельма Беккера к гениям XIX века.

Беккер был прежде всего очень толковым историком и знатоком нумизматики. Именно поэтому он подделывал только старые, а еще более точно, в основном древнеримские и древнегреческие монеты. Но поскольку большинство этих монет были золотые, Беккер чрезвычайно ловко покрывал фальшивки тонкой позолотой.

С повсеместным введением бумажных денег подделка металлических монет потеряла смысл, и только на рынке нумизматики еще кое-где подвизались кустари, изготавливавшие, например, «дублоны» Филиппа II с изображением шведского короля Карла XII.

Однако в XX веке и в этой сфере противоправной деятельности произошли значительные изменения в связи с ростом дороговизны и инфляции. Неустойчивость финансовой системы Запада привела к тому, что обыватель бросился скупать то, что в этой кутерьме не только не теряет свою цену, но, наоборот, с каждым днем все больше и больше дорожает.

162

 

Так возникла, в частности, знаменитая «золотая лихорадка». В короткий срок цена на золото возросла приблизительно в 30 раз! И, естественно, еще больше подскочили в цене золотые монеты. А раз так, то открылась новая исключительно впечатляющая страница в истории изготовления фальшивых денег.

Это была по-настоящему новая страница. «Современный фальшивомонетчик, - писал известный английский знаток нумизматики Джозеф Эдмондсон в газете «Дейли Телеграф», - уже не имеет ничего общего с тем малообразованным уголовником с кустарно изготовленным штампом, кое-как чеканящим жалкую подделку где-то в подвале, к тому же еще из случайно попавшего ему под руку металла. Нынешний же, как правило, выпускник престижного высшего учебного заведения, опытный инженер-металлург, занятый своим бизнесом в мастерской, напичканной всякого рода новейшим электронным оборудованием. Здесь он чеканит золотые монеты из настоящего золота и редчайшие монеты «древних из того же точно металла, из которого они чеканили их».

Да, отныне изготовление фальшивых металлических денежных знаков стало исключительно прибыльным делом. Но те, кто занят этим бизнесом, как правило, блестяще знают все об особенностях древних монет и делают их на современном оборудовании почти безукоризненно.

Как сказал корреспонденту английского еженедельника «Санди Тайме» представитель королевского монетного двора, «вы можете увеличить изображение монеты в 50 раз и тем не менее все равно никаких дефектов не увидите». Ну, а когда, наконец, обнаруживают подделку, то чаще всего это происходит уже после того, как сотни их, а может быть, и десятки тысяч разошлись по рукам нумизматов. Так произошло, например, с английским золотым совереном.

Эти соверены чеканились на Королевском монетном дворе в Лондоне с 1816 года. С тех пор их постоянно чеканили до 1914 года. Эпизодические выпуски осуществлялись затем в 1925 и 1937 годах. А монетные дворы в Оттаве (Канада), Мельбурне, Перте и Сиднее (Австралия), Бомбее (Индия) и Претории (ЮАР) чеканили их до 1932 года. Затем, хотя соверен уже не являлся денежной единицей Великобритании, королевский монетный двор тем не менее вновь стал чеканить золотые соверены. Например, в 1962 году их выпустили на сумму 40 миллионов фунтов стерлингов. Это

163

 

были соверены с изображением Эдуарда VII, датированные 1912 годом, и соверены с изображением нынешней королевы Великобритании Елизаветы II, датированные 1957 годом.

Продажа соверенов, в основном за рубежом, приносила довольно большой доход Английскому банку. Монеты достоинством в один фунт продавались за 30 фунтов стерлингов. В числе главных покупателей обычно выступала Швейцария, а в начале 70-х годов почти вровень с ней шла Федеративная Республика Германии. Само собой разумеется, британская казна была крайне заинтересована в том, чтобы всячески оградить свою столь ходовую продукцию от подделок, так как это лишило бы ее довольно прибыльного рынка. Но вот в начале ноября 1977 года грянул гром.

В тот день в Цюрихе стояла удивительная погода. Дожди, шедшие два предыдущих дня, прекратились, небо очистилось от туч, выглянуло солнце. Поздняя осень в этих краях никогда не бывает холодной, как, впрочем, и зима, но в этот день все скорее напоминало весну. И даже большие бело-синие двухсекционные трамваи как-то особенно празднично сверкали своими идеально чистыми окнами, в которых отражалось голубое небо.

Вот почему эксперт солидного Банка Лео, уже немолодой Жан-Поль Диво, вопреки протестам жены пошел на работу в костюме, прихватив с собой зонтик. Банк был рядом, и Диво никогда не пользовался машиной. В этот день из Лондона должен был поступить контейнер с золотыми соверенами. Как и обычно при поступлении контейнера, его получали и доставляли в подвал банка надежные проверенные люди во главе с основательным Карлом Бреннером. Уж они-то знают, что в первую очередь следует проверить сохранность пломб и печатей на контейнере. Это был не контейнер, а скорее довольно большой темного цвета металлический ящик, с внешней стороны ничем особенным не выделяющийся.

В подвале банка в присутствии заместителя директора, заведующего хранилищем и кассира были осмотрены печати и пломбы. Все оказалось целым. Вскрыли контейнер, после чего монеты загрузили в счетную машину, и она на светящемся табло «отчиталась» в том, что в контейнере находится именно столько золотых монет, сколько должно быть. Их упаковка и внутренность контейнера (подстилки из пенопласта кремового цвета) - все было как обычно.

164

 

Подписав акт о приемке монет со знакомым профилем британской королевы Елизаветы комиссия приступила к следующей операции - проверке на выборку качества монет, нет ли среди них фальшивых. Нужно прямо сказать, что эта стадия проверки, как правило, настраивала членов комиссии на несерьезный лад. В самом деле, если установлено, что контейнер в целости и сохранности поступил из Английского банка, то о каких фальшивках может идти речь? Правда, монеты, поступающие в этот банк, идут не только с монетного двора.

Пока члены комиссии беззаботно пили кофе и обменивались последними новостями, Жан-Поль Диво сел за довольно большой оптический прибор, чем-то напоминающий и микроскоп, и проектор. В нем при довольно большом увеличении автоматически сверяются параметры монеты и ее детали с исходным образцом. В случае малейшего несовпадения, если в это время проверяющий чем-то отвлечется, раздается звук хриплого зуммера. Прибор позволяет довольно быстро проверить большое число монет. И вот, чуть ли не сразу после того как началась проверка, Жан-Поль заметил на экране, что зазубрины на боках монеты не совпадают с образцом. Тут же раздался звук зуммера. К тому же прибор дал знать, что монета несколько отличается от образца по весу. Внимательно присмотревшись к изображению монеты, можно было заметить, что все ее детали не так четки, как на оригинале. Так бывает на фотографии, когда снимающий чуть-чуть не доведет резкость до идеальной.

Отсюда, из подвала Банка Лео в Цюрихе, распространилась паника, имевшая своим итогом весьма печальные последствия для авторитета британского соверена. Жан-Поль Диво выловил добрую сотню подделок, оказавшихся в контейнере. Мы не станем приводить подробности телефонных переговоров Цюриха и Лондона, обмена телетайпными сообщениями - суть не в этом. Там, в Лондоне, получив паническое сообщение из Швейцарии, бросили экспертов Английского банка на тщательную проверку имеющихся в банке золотых соверенов. В относительно короткий срок было выявлено несколько тысяч поддельных монет. Все эксперты сходились на том, что это самая блестящая подделка за всю историю Англии. Как авторитетно констатировал представитель королевского монетного двора «это, возможно, наиболее опасная подделка, с которой мы когда-либо сталкивались».

165

 

«Всемирная репутация британского золотого соверена, -меланхолично констатировала английская «Санди Тайме», оказалась сильно подорванной из-за потока блестящих подделок». Лихорадочная проверка в других банках, а также на лондонских рынках золота (а их в столице насчитывается пять) позволила обнаружить еще несколько сот подделок. Многие частные лица, в том числе и нумизматы, поспешили сдать в банк на проверку свои монеты, большинство из которых также оказались фальшивыми. Дирекция лондонских рынков золота обратилась в Международное бюро по борьбе с подделывателями монет (оно находится в столице Англии) с просьбой помочь в обнаружении фальшивок. Во главе бюро, как сообщила газета «Тайме», стоял опытный и энергичный эксперт, проработавший много лет в этой же должности на Королевском монетном дворе. Это бюро издает соответствующий бюллетень и тесно связано с английским Скотланд-Ярдом и Интерполом.

Цена на некогда весьма устойчивый соверен начала падать. Уже в феврале 1978 года он стоил 27 фунтов, в апреле - 25. Дело дошло до того, что все пять лондонских рынков золота отказались принимать соверены. Но в чем же заключалось отличие поддельных соверенов от настоящих? Неужели они сделаны из какого-то дешевого сплава? Или, что еще хуже, были всего лишь позолочены?

Ни в коем случае. Нынешние подделки практически не отличаются от настоящих золотых монет. Достаточно сказать, что в поддельных соверенах содержание золота фактически полностью соответствовало подлинной монете. Колебания в весе были настолько незначительными, что их можно было обнаружить только на специальных приборах. Тогда возникает вопрос: какой же был смысл подделывать монету? Дело в том, что в начале 1978 года, например, монета из золота стоила, как правило, в 9-10 раз дороже содержащегося в ней благородного металла. Если же учесть поразительный скачок в цене на золото в конце 70-х годов, то легко понять, насколько выгодно фальшивомонетчикам чеканить золотые монеты. Что же касается точного соответствия их золотого содержания подлинному, то и это легко объяснимо: ведь если вес монеты будет меньше, ее нельзя реализовать, а всякого рода примеси сейчас обнаруживают мгновенно.

Впрочем, как легко понять, дело не ограничивалось только одним английским совереном. Чаще всего подделывали другие английские монеты, а также американские и

166

 

некоторых других стран. Так, в их числе можно назвать пятифунтовые монеты выпуска 1887 и 1902 годов. Кстати, по нумизматическому каталогу 1970 года они стоили соответственно 125 и 140 фунтов стерлингов. Далее идет соверен с королем Георгом V, восседающим на коне. Как раз под копытом задней ноги лощади стоят буквы: либо «S» либо «SA». Это значит, что в первом случае соверен был чеканен на Сиднейском монетном дворе (Австралия), а во втором -на монетном дворе Претории (ЮАР). Затем идут полусоверен (чаще всего выпуска 1887, 1902, 1913 годов), американские монеты - 20 долларов (выпуска 1982 года) и доллар (1853 года).

И в еще больших масштабах подделывают, естественно, монеты, изготовленные из серебра, так как и этот металл быстро дорожает, а также из других металлов, если монеты из них являются нумизматической редкостью.

Здесь уместно напомнить и о том, что в дореволюционной России также было немало любителей заработать деньги на сбыте фальшивых «древних» монет. Этот бизнес без преувеличения процветал на юге страны - в Керчи, Одессе, Николаеве, Херсоне, где археологи находили множество древних монет в местах заселения колонистов из Древней Греции. Известна была даже мастерская (в деревне Парутино), где беспардонно изготавливались предметы «старины», в том числе и монеты.

Однако в историю фальшивомонетничества вошли не эти «фабриканты», а бывший ротмистр Керченской пограничной стражи М. Сазонов.

В середине прошлого века он всерьез занялся этим бизнесом. Изучил всю литературу по нумизматике, съездил в центр России и воочию разглядел в музеях и у коллекционеров, как выглядят старинные монеты, затем занялся металлургией, постиг искусство чеканки...

В 1868 году он изготовил первую золотую «древнегреческую» монету. Потом, чтобы превратить ее в старую, несколько стер поверхность, нанес щербинки и превратил ее таким образом в «ископаемую». Четко обозначил место, где она была «найдена» (а именно здесь недавно археологи раскапывали курган). Короче говоря, настолько тщательно все продумал, что найдя покупателя в Одессе он без всяких затруднений продал ее за очень хорошую цену.

Так он начал изготавливать монеты, которые вошли в историю нумизматики как знаменитые «сазоновские». Чтобы не вызвать подозрений и не сбить цену он чеканил всего по

167

 

3-4 экземпляра каждой монеты и за два года - 1868-1869 -изготовил до 50 золотых и отчасти серебряных «древних» монет. Скопив весьма значительный капитал, он резко сократил объем своей деятельности и только иногда возвращался к чеканке монет. Качество этих подделок было настолько высокое, что очень долгое время они не вызывали ни малейшего сомнения в их подлинности. И только через несколько десятилетий после кончины М. Сазонова впервые было установлено, что его монеты фальшивые...

Возвращаясь к нашим временам, следует признать, что в связи с ростом цены на золото стало весьма выгодным подделывать имеющиеся в ходу золотые, а также памятные юбилейные и подобные монеты.

Если обратиться к статистическим данным, опубликованным в зарубежной прессе, то картина получается впечатляющая. Уже в 1968 году ощущалась весьма серьезная тревога в связи с многочисленными фактами подделки золотых монет. В этом году экспертам Британского монетного двора и Международного бюро по борьбе с поддельными монетами было направлено на проверку 1284 золотые монеты разных номиналов. И что же? Только 689 из них оказались подлинными, т.е. немного больше половины. Остальные - поддельными. В следующем, 1969 году предоставлены для проверки 2120 монет; из них только 640 оказались подлинными! Иными словами, более двух третей монет фальшивые. В период с января 1970 года по март 1971 года цифры приобрели прямо-таки угрожающий характер: из 4186 оказались фальшивыми... сколько бы вы думали? 3830 монет! То есть около 90 %.

В последующие годы, правда, отмечен определенный спад в этом, с позволения сказать, бизнесе. Дело в том, что к золотым монетам стали относиться очень настороженно и тщательно их проверять. И еще - цена золота к середине 80-х годов упала чуть ли не вдвое, по сравнению с 70-ми годами, и впредь так высоко не поднималась, поэтому стали не всегда оправданными усилия по изготовлению абсолютно точных подделок золотых монет. И все же число фальшивых подделок из благородных металлов остается весьма высоким.

Погоня за желтым металлом подтолкнула многие государства к мысли о чеканке своих золотых монет для продажи на свободном рынке. Южно-Африканская Республика, одна из первых среди других капиталистических стран, приступила в

168

 

1971 году к чеканке такой экономически выгодной монеты. Да это и неудивительно: здесь добывается около 2/3 всего золота капиталистического мира. Новая золотая монета называется «крюгерренд» и содержит в себе одну унцию практически чистого золота.

Свое название эти монеты получили потому, что на аверсе вычеканен портрет Стефаниуса И.П. Крюгера, президента Трансваальской республики, существовавшей на юге Африки в конце XIX - начале XX века. А на реверсе надпись: «Крюгерренд» и барельеф антилопы, год чеканки, а также надпись, удостоверяющая, что монета содержит ровно тройскую унцию.

Панама также принялась в 1974 году за чеканку золотых монет в 100 бальбоа (на них изображен знаменитый конкистадор Васко Нуньес де Бальбоа). Монеты эти чеканят в Филадельфии (США) на известном монетном дворе имени Франклина. Только за один день 31 декабря 1974 года их было продано, в основном нумизматам, 3000 штук, хотя стоили они немало: 140 долларов каждая монета. К чеканке своих золотых монет приступили Ямайка, Багамы, Сингапур, Австрия.

Само собой разумеется, эти новые монеты не остались без внимания фальшивомонетчиков. В особенности их заинтересовали крюгерренды из Южно-Африканской Республики, поскольку они пользовались особым спросом у покупателей. Причем, конечно, их приобретали не столько нумизматы, сколько любители вложения капитала в устойчивую валюту, падение которой в цене почти невозможно в условиях современного кризиса всей финансовой системы капиталистического мира. С появлением крюгеррендов почти сразу же появились и подделки. Если монеты эти впервые стали продаваться в 1971 году, то уже в 1972 году отмечено появление первой фальшивки, а в 1974 году, как свидетельствует английская газета «Тайме», их уже «выловили» несколько тысяч. По данным этой газеты, эксперты полагают, что в 1975 году всего циркулировало более 40000 поддельных крюгеррендов.

По сообщениям западногерманского журнала «Вирт-шафтсвохе», спрос на эти золотые монеты тем не менее продолжал устойчиво расти, и в 1983 году их было продано 3,5 миллиона штук - 927900 штук больше, чем в 1981 году. Правда, меланхолично замечает автор статьи в журнале, сейчас «трудно сказать, сколько из них было отчеканено в ЮАР...»

169

 

Стремясь расширить круг желающих купить эти монеты, власти ЮАР с 1980 года начали продажу крюгеррендов, содержащих 1/2, 1/4 и даже 1/10 унции чистого золота. Эти монеты нашли особенно большой спрос в Японии. Кроме относительной дешевизны, их выгодно здесь покупать еще и потому, что они не облагаются налогом. А золотые слитки или монеты с более высоким содержанием золота (от одной унции и выше) облагаются налогом. Почему там установлен такой порядок, неизвестно.

Ежегодно до начала 1980-х годов в среднем число обнаруженных поддельных монет возрастает на 40-50 %. Согласно обзору, опубликованному в официальном «Бюллетене Интерпола», в 1973 году поддельные монеты 16 стран были обнаружены в 9 государствах. Особенно часто подделывались юбилейные золотые монеты: японские 1000 иен, финские 500 марок, панамские 20 бальбоа. Чаще всего их обнаруживали в ФРГ, Австрии, Италии. Как указывается в «Бюллетене Интерпола», поддельные японские и панамские юбилейные монеты были изготовлены в Ливане по заказу одного австрийца, арестованного в Вене в июле 1972 года.

В 1974 году, по данным Интерпола, фальшивые монеты 21 государства были обнаружены в 10 странах. Чаще всего подделывались финские золотые юбилейные монеты номиналом в 500 марок, выпущенные в связи с проведением Олимпийских игр в 1952 году, а также канадские юбилейные золотые монеты, отчеканенные в ознаменование Олимпийских игр в Монреале.

За период с 1969 по 1977 год наиболее часто подделывали американские монеты - 21 процент от общего числа. Затем шли монеты ФРГ, Гонконга, Австрии. Как указывал один из экспертов Интерпола, центр изготовления поддельных монет (в особенности золотых) до начала 80-х годов находился в Бейруте (Ливан). С начала 80-х годов эта тенденция изменилась. Мы уже отмечали, что к этому периоду Ливан полностью перестал фигурировать в качестве одного из центров фальшивомонетничества.

Затем интерес владельцев подпольных монетных дворов переместился от крюгеррендов и американских десяти- и двадцатидолларовых золотых монет («орел» и «двойной орел») к панамским бальбоа, канадскому «кленовому листу», массивному австралийскому «коала» (который содержит десять граммов чистого золота), мексиканским 50 песо и австрийским золотым монетам в 100 крон.

170

 

Этот отход от американских и южноафриканских монет легко объяснить. Дело в том, что ЮАР и Канада добывают свое золото и располагают большими ресурсами этого металла. Поэтому они могут годами чеканить золотые монеты большими тиражами. А Мексика и Австрия покупают золото и из него изготавливают свои монеты по образцу их прототипов, появившихся на свет впервые в XIX веке. Сегодня у них золото есть, а завтра его не будет, и чеканка прекратится, может быть навсегда. И поэтому такого рода монеты приобретут (или уже приобретают) все большую коллекционную ценность. Именно поэтому интерес фальшивомонетчиков к этим монетам возрос за последнее время. Хотя они не обходят своим вниманием и золотые монеты других стран.

Среди подделок встречаются довольно любопытные. Так, попадались английские соверены, на одной стороне которых изображен бюст короля Эдуарда VI, а на другой - дата коронации... Георга V. Как свидетельствуют английские эксперты, эти уникальные монеты изготовлены какими-то рассеянными уголовниками в Италии или в Китае сразу же после окончания второй мировой войны. В Китае же, по-видимому, изготовляли очень хорошие копии гонконгских монет.

Встречаются по-настоящему оригинальные фальшивки. Весьма искусные шутники умудрились пустить в оборот английский соверен, датированный 1957 годом, на обеих сторонах которого имеется одно и то же изображение королевы Елизаветы II. Если верить английской газете «Дейли миррор», когда об этой странной монете доложили королеве Елизавете II, та якобы сказала, что «таких джентльменов теперь очень мало», имея в виду, по-видимому, их уважение к венценосной представительнице прекрасного пола.

Но то была, само собой разумеется, шутка. А вот этот случай уже с полным основанием можно отнести к уникальным.

Некоторое время тому назад в Международное бюро по борьбе с поддельными монетами, расположенное в Лондоне, явился один английский нумизмат и, показав эксперту небольшую золотую монету достоинством в четверть соверена, сказал:

-   Я купил эту монету в Бейруте и уплатил за нее крупную сумму денег...

-   Сколько?

171

 

-        Неважно... Дело не в этом. Продавец предупредил меня, что я не найду этой монеты в каталоге, так как ее отчеканили всего лишь в четырех экземплярах. Именно поэтому он запросил за нее огромную сумму. Я не очень опытный нумизмат, и мне показалось странным, что этой монеты нет в каталоге, но желание приобрести уникальный экземпляр было столь велико, что я забыл об осторожности. Теперь я начал сомневаться.

Эксперт внимательно осмотрел золотую монету, затем вставил ее в прибор, увеличивающий изображение во много раз, и с удивлением произнес:

-        Случай прямо-таки фантастический. Прежде всего, сэр, позвольте вам заметить, что монета эта отчеканена с исключительным искусством, но самое интересное заключается в другом: в Англии за всю ее многовековую историю никогда не было в обороте золотой монеты в четверть соверена. Это даже не подделка, ибо таковой она была бы в том случае, если бы имелся оригинал, отчеканенный на монетных дворах Британской империи. И хотя вы уплатили большую сумму, но прогадали не очень много: вряд ли еще у кого-нибудь найдется в коллекции монета, которой никогда не существовало. К тому же, и это тоже говорит в вашу пользу, вы приобрели монету, которую «сконструировали» в полном соответствии с принятыми в нашей стране стандартами. И сделали это настолько талантливо и правдоподобно, что нашим граверам не мешало бы ее внимательно изучить хотя бы для того, чтобы знать, что где-то за пределами нашей страны есть мастера, которые могут с ними потягаться.

Эта необычная история, естественно, стала известна широкой публике и дала дополнительную пищу для разговоров о том, что в нынешнее время поток всякого рода подделок настолько заполонил рынок, что коллекционеры стали с опаской приобретать старинные монеты. Истории известны имена весьма талантливых фальшивомонетчиков итальянцев Дальковино, Лигорио, Бассиано. Это были очень опытные металлурги, блестящие знатоки нумизматики, в особенности древних монет. Они умудрились сбыть за огромные деньги коллекционерам «древнеримские сестерции» на большую сумму. Американец Сэмюэль Кэйси специализировался на старинных мексиканских монетах, а грек Кристодомус достиг такого совершенства, что с поразительной наглостью продавал «древние серебряные монеты

172

 

из Коринфа» Национальному музею Греции! Причем этот блестяще образованный человек, владевший четырьмя языками, являлся туда небритым, одетым в рваную крестьянскую одежду, с треснутым глиняным кувшином в грязных руках. Коверкая язык, он просил посмотреть содержимое кувшина. Как правило, он долго торговался, уходил, опять возвращался...

Рис. 13. Типичная современная подделка римского динария времен императора Траяна. Бросается в глаза несоответствие написания легенды принятым в то время типичным шрифтовым стандартам

Много всяких - и трагических и курьезных - историй связано с фальшивомонетчиками.

... Однажды мюнхенский дантист Карл Шредер примчался в полицейский участок и заявил, что один из его пациентов расплатился с ним фальшивыми марками и просил немедленно задержать этого негодяя, столь коварно его обманувшего. Полиция энергично взялась за розыски и вскоре некий Франк Шафф предстал перед судом по обвинению в фальшивомонетничестве. На вопрос судьи о причинах

173

 

столь наглого обмана дантиста Шафф с возмущением заявил: «Я знал, что так называемые «золотые зубы», которые господин Шредер мне вставил, только весьма условно можно было назвать золотыми. Вот я и расплатился с ним марками, которые тоже весьма условно можно было назвать настоящими...»

Как известно, на многих денежных знаках различных государств печатают портреты видных государственных деятелей, просветителей, исторических личностей и т.д. Случалось, что преступники забудут нарисовать усы там, где они должны быть, или, наоборот, нарисуют очки, хотя на подлинных банкнотах портрет изображен без очков, и т.д. Иногда бывают случаи, когда особо честолюбивые фальшивомонетчики изображают на поддельных банкнотах свою собственную персону. Так было недавно в Кении. Глубокой ночью полиция оцепила одиноко стоящий дом на окраине Найроби - столицы Кении, и во время обыска изъяла большое количество денег, которые печатались тут же, в подпольной типографии. На след нелегального «монетного двора» напали не случайно - владелец соседнего магазина однажды пригляделся к портрету на банкноте, только что полученной за купленный товар, и чуть не упал в обморок. Вместо Джомо Кенниата, основателя государства, на денежном знаке - шиллинге - был изображен владелец соседнего дома, который иногда покупал у него товар. Правда, внешне он был, действительно, немного похож на оригинал...

Как известно, Шерлок Холмс не очень высоко ценил таланты полицейских сыщиков, как правило, не замечавших очевиднейших вещей. В особенности он любил подшучивать над попадавшим довольно часто впросак инспектором Лэстредом. Вот уж повеселился бы знаменитый герой романов Конан-Дойля, если бы мог узнать о последнем «достижении» детективов из английского города Ланкастер.

Жители этого славного города неожиданно обнаружили, что к ним стали попадать уж очень легковесные 50-пенсовые монеты с не очень четким оттиском на обеих ее сторонах - аверсе и реверсе. Полиция, естественно, была встревожена этими сообщениями и занялась поисками фальшивомонетчиков.

Искали, искали и все безрезультатно. Прошло уже полгода, а преступники продолжали свое черное дело, не чувствуя угрызения совести. И так бы все продолжалось,

174

 

если бы не помог случай. Оказалось, что фальшивомонетчики наладили производство поддельных монет... где бы вы думали? В тюрьме! Местная мастерская, где преступники должны были дружно перековываться в добропорядочных граждан, имела в наличии ряд инструментов, которые, при определенной доле мастерства и избытке желания, можно было бы использовать для изготовления фальшивых монет. Что и было сделано.

Как показало следствие, первую партию «продукции» заключенные реализовали через тюремную лавочку. Впоследствии, когда производство наладилось, 50-пенсовики незаметно передавались родственникам и знакомым при посещении. Желающих проведать обитателей тюрьмы становилось все больше и больше. Некоторые дальние родственники, о существовании которых заключенные даже не знали, поспешили посетить тюрьму и выразить свое сострадание ужасным условиям жизни, в которых пребывают несчастные заключенные. Это насторожило тюремное начальство. В конце концов разговор двух посетителей, которые, покинув тюрьму, уж очень громко болтали в рейсовом автобусе, позволил их задержать и изъять «тюремные сувениры».

Так закончилась эта странная история. Полиция установила, что за полгода «работы» заключенные изготовили монеты на общую сумму 675 фунтов стерлингов.

Но, по свидетельству английской газеты «Тайме», врагом номер один всех нумизматов за последние годы был, безусловно, Гарри Стоукс. С 1972 года, когда впервые обнаружили его «продукцию», и до 1977 года, когда его поймали, европейские нумизматы потеряли покой. От некоторых монет бежали, как от чумы. Впрочем, все по порядку.

Американец Гарри Стоукс вступил в самостоятельную жизнь в форме солдата американской армии. Участвовал в войне в Корее. Там он набрался всяких отвратительных впечатлений и в течение долгого времени ни к чему не испытывал влечения. Перебиваясь с хлеба на воду, он даже не пытался «выйти в люди». Из США Стоукс вскоре выехал в Европу, оттуда - на Ближний Восток. В Бейруте он случайно познакомился с опытным фальшивомонетчиком Саидом Джаллубом.

Этот человек уже один раз сидел в тюрьме, но, выйдя на свободу, задумал все начать сначала. В этом нет ничего удивительного, ибо, в полном соответствии со статистическими данными, карманники и фальшивомонетчики почти никогда не отказываются от своей «профессии», оказавшись

175

 

на свободе. Джаллуб не мог работать один. Лицо у него было обезображено шрамом, говорил он на ломаном английском языке, да и манеры не отличались утонченностью. Но это был талантливый золотых дел мастер, он неплохо знал нумизматику. Ему нужен был толковый представительный коллега, который мог бы успешно справляться с довольно сложными обязанностями сбытчика фальшивок.

Стоуксу надоело скитаться по ночлежкам, и он, совершенно неожиданно для себя, заинтересовался предложением Джаллуба. С головой углубился в изучение каталога книг по нумизматике. На деньги Джаллуба (настоящие? поддельные?) он хорошо оделся и стал посещать те магазины в Бейруте, где продавали монеты для коллекционеров.

Настало время для действий. И они выбрали ряд монет, которые были не так уж редки, но тем не менее хорошо «шли». Например, они остановились на английской монете достоинством в две гинеи, отчеканенной в 1738 году. Джаллуб знал дело, и вот они уже в Бейрутском аэропорту садятся на самолет, вылетающий в Рабат. Это было в августе 1973 года.

В Рабате Стоукс сбыл несколько монет. Все прошло тихо, без всяких эксцессов. Качество монет было настолько высокое, что Стоукс рискнул затем продать часть из них специализированном магазине в Риме. С этой минуты, как писал известный английский нумизмат Флеминг в газет «Тайме», начался «кошмарный период для нумизматов который длился пять лет».

«Фирма Стоукс - Джаллуб» работала очень осторожно. Во-первых, в случае, если изготавливались золотые монеты, содержание благородного металла в них почти полностью соответствовало тому, которое было в подлинной монете. Так, пятифунтовая монета, датированная 1839 годом, выходила в свет из «монетного двора Стоукса - Джаллуба», имел только на 2-3 % меньше золота, а золотые соверены, датированные 1822 и 1832 годами, имели абсолютно такое же содержание золота, как и подлинные!

Затем «фирма» выпускала не более 20 монет в одной серии. Этого было вполне достаточно, если учесть, что только одна упомянутая ранее гинея 1738 года стоила не менее 700 фунтов стерлингов. За короткий срок фальшивомонетчики заработали достаточное количество настоящих денег, купили вполне приличный особняк в фешенебельной части Бейрута и получили возможность печатать объявления

176

 

о продаже той или иной редкой монеты и приглашать покупателей в респектабельный дом. Само собой разумеется, это был куда более солидный метод торговли, чем хождение по магазинам для нумизматов. Со вкусом обставленный особняк, вежливые, молчаливые слуги - все это производило сильное впечатление и создавало условия . большого доверия и к владельцам дома, и к коллекции. Наконец, Стоукс со своим американским произношением и экстравагантным видом, а также умением расположить к  себе покупателей очень способствовал тому, что о нем вскоре заговорили в Бейруте как о богатом, хотя и немного  эксцентричном, коллекционере.

В 1975 году «фирма Стоукс-Джаллуб» изготовила очень редкую золотую крону, датированную 1847 годом. Стоукс поехал с ней в Швейцарию, к известному торговцу-нумизмату, с которым незадолго до этого вступил в переписку. И вот в один прекрасный день к магазину, расположенному в самом фешенебельном районе Берна, подъехал роскошный кадиллак, из которого вышел расслабленной походкой высокий небрежно одетый мужчина в темных очках с золотой оправой и пышной шевелюрой с красивой проседью. Он секунду постоял у огромных сверкающих необыкновенной чистотой витрин и затем, позвякивая ключами от автомашины, зашел в магазин. Хозяин его уже ждал и любезно попросил пройти к нему в кабинет. Здесь Стоукс предложил купить крону, уверяя, что она из коллекции бывшего египетского короля Фарука.

Эта «легенда» была им заранее отработана. К тому же он знал, что монета отчеканена всего лишь в нескольких экземплярах. Поэтому он заломил за нее огромную сумму. Надо же было такому случиться, что именно этой монетой торговец интересовался несколько лет тому назад. Он установил, сколько таких монет было отчеканено, и разыскал всех их владельцев. Поэтому когда Стоукс «по секрету» сообщил ему, что эта монета из коллекции короля Фарука, у которого ее никогда не было, тот сразу понял, что перед ним - фальшивка.

К своему удивлению, Стоукс услышал, что у торговца плохо идут дела, денег сейчас нет, он недавно купил коллекцию у одного американского нефтепромышленника и поэтому, к огромному сожалению, вынужден отказаться от приобретения столь редкой монеты. В другое время Стоукс повернулся бы и срочно вылетел в Бейрут: любому человеку

177

 

стало бы совершенно ясно, что торговец не купил монету именно потому, что его что-то насторожило. Он даже не пытался торговаться! Но Стоукс почти пять лет благополучно обходил все опасные рифы, «продукция» его фирмы имела такой авторитет, что его бдительность притупилась. К тому же он так рассчитывал на большой куш, ему не хотелось возвращаться с пустыми руками.

Он поехал в Цюрих на своем «кадиллаке», взятом в Берне напрокат. Ехал не оглядываясь, так как не привык к тому, что за ним следят. Но за ним неотступно следовали, меняясь, машины швейцарской полиции: владелец магазина немедленно известил о визите Стоукса местных блюстителей порядка. И вот в Цюрихе при попытке продать все ту же злосчастную крону другому торговцу-нумизмату его задержали. Однако Стоукс только на секунду замешкался, так как арест, конечно, был для него неожиданностью. Затем он спокойно заявил полиции, что не встречался в Берне с торговцем-нумизматом, хотя и был там (кадиллак-то оттуда!). Представился полиции как американский бизнесмен, торгующий с... Советским Союзом, где недавно побывал для заключения крупного контракта. В качестве подтверждения своих слов он, к величайшему удивлению полицейских, достал из кошелька «советский сувенир» - наш обычный металлический рубль, неизвестно каким образом попавший к нему. И хотя он любезно вручил этот рубль в качестве презента офицеру полиции, тот все же препроводил Стоукса в участок, продолжая по дороге туда многократно перед ним извиняться: служба есть служба. Пока Стоукс в участке давал показания, многие полицейские окружили счастливого обладателя столь редкой монеты и с большим интересом ее изучали.

Стоукс, конечно, попал в тюрьму, но как характерна его ссылка на «участие» в торговле с нашей страной! Бизнесмен, торгующий с Советским Союзом, - это выглядело так солидно...

Как уже упоминалось в самом начале этой главы, в наше время наблюдается поразительное явление - возрождается давно забытый бизнес на подделывании монет. Судя по всему, начинают сказываться меры, направленные на крайнее усложнение рисунка банкнот, применение других защитных мер (см. главу «Чудеса Фемиды»), затрудняющих подделку. Кроме того, если крупные банкноты люди еще как-то осматривают, то на обыкновенные не золотые и даже

178

 

не серебряные монеты никто не обращает особого внимания. И еще - подделка коллекционных монет (в первую очередь античных) не прекращалась, и, вообще, они все больше и больше привлекают внимание фальшивомонетчиков. Наконец, изготовить необходимый сплав, хотя бы приблизительно напоминающий настоящий, при нынешнем развитии техники не составляет особого труда.

Именно поэтому все чаще и чаще стали появляться в обращении фальшивые монеты. Вот характерный пример.

... Первый тревожный сигнал поступил в полицию французского города Марселя 2 апреля 1984 года: в городе появились первые поддельные 10-франковые монеты. Затем полиция установила, что каждую неделю в марсельские кассы поступает около четырех тысяч фальшивых десяти-франковых монет. В течение трех месяцев полиция находилась в состоянии повышенной бдительности. Наконец, опираясь на агентурные данные, полиция резко усилила внимание к транзитному автотранспорту, проходящему через приграничный городок Вентимилья на франко-итальянской границе.

Рано утром 12 июля 1984 года, когда восходящее солнце позолотило верхушки гор, обступивших еще спящий город, французскую границу пересек большой крытый грузовик итальянского производства «Ланчиа». За рулем машины сидел бородатый 42-летний Марк Гэй, уроженец Марселя. Когда французские пограничники увидели приближающуюся со стороны итальянской границы ярко окрашенную в бело-голубую краску кабину грузовика, они немедленно разбудили начальника таможни Гастона Руссо. Не умывшись, поеживаясь от утренней прохлады, он встретил машину первым. Разбудили и двух пограничников, недавно сменившихся с поста. Схватив автоматы, они встали в стороне, держа на изготовке оружие. Даже слепой мог бы прочитать на их лицах возмущение по поводу того, что им пришлось поспать всего лишь полтора часа.

- Ну, как дела, Марк? - спросил любезным тоном начальник таможни, рассеянным взглядом окинув машину. Этого водителя он не один раз видел на пограничном пункте и, конечно же, не стал бы вскакивать столь рано только для того, чтобы поприветствовать шофера грузовика.

Дело в том, что французская полиция уже давно держала на подозрении Марка Гэя, полагая, что он является посредником между французскими бандами уголовников и

179

 

итальянской мафией. Он работал в марсельской фирме «Этьен» (торговля недвижимостью) и по роду своей деятельности часто ездил в Италию. Весной 1983 года в Марселе вспыхнула междоусобица - гангстеры разных банд не могли поделить между собой один из районов города. За период с апреля по октябрь в столкновениях погибло 19 гангстеров.

Знал об этой междоусобице, таможенники были удивлены, увидев Марка Гэя целым и невредимым - он был, как подозревали, одним из важных сторонников банды «карлика» Жака Шампуйе.

Итак, грузовик остановился, и шофера приветствовал любезным тоном начальник таможни. Это, конечно, было неспроста. К тому же, когда Марк Гэй открыл дверцу грузовика с документами, он краем глаза заметил стоящих в тени палисадника двух автоматчиков.

Хмурый, не отвечая на приветствия Гастона Руссо, он спустился на землю и подал начальнику таможни документы. В больших зеленого цвета ящиках, если им верить, находились дверные и оконные ручки, шпингалеты. Но когда открыли первый же ящик, таможенники увидели аккуратно упакованные в полиэтиленовые мешочки 10-франковые монеты. Новенькие, как будто бы только что из монетного двора. Впрочем, так оно и было.

Ну, а как же водитель? Он, увидев монеты, схватился за голову.

-    Месье! Месье! - бросился он к начальнику таможни. - Клянусь, я понятия не имел, что в этих ящиках! Поверьте, даже и в мыслях не было. Как меня подвели эти негодяи! Если..

-    Заткнись! - перебил его Руссо. - Мы уже давно замечали, что твои рейсы связаны с появлением фальшивых монет. Вот, видишь, подтверждение наших подозрений налицо.

Подсчитали улов. Оказалось, что груз составлял 500 тысяч монет общим весом 4 тонны на сумму 5 миллионов франков.

Улучив минуту, шофер бросился бежать. Ему вслед полетели пули из автоматов недоспавших пограничников. Марк Гэй скрылся, но к концу дня его все же поймали...

Следствие быстро установило, кто был замешан в этом необычном деле. Оказалось, что итальянские фальшивомонетчики, тайно перебравшись через югославскую границу, организовали в глухой деревушке своего рода микрометаллургический завод и рядом с ним - монетный двор. Завод выпускал ломы, топоры и между прочим - металл для денег.

180

 

- Затем, также тайком, продукция переправлялась в Италию. Здесь за соответствующую плату их брали французы, переправляли в Авиньон, где в специально оборудованной мастерской их «старили», после чего каждую 10-франковую монету продавали распространителям за 5 франков, но уже настоящих.

Арестовали и судили 17 человек, в том числе главаря тулонской банды Жака Шампуйе. Но подлинного организатора этой операции поймать не удалось. Почуяв опасность, он из Тулона бежал на быстроходном катере в Италию. Так закончилась эта история...

И еще несколько слов о поддельных монетах. Коллекционеры - народ особый. Им только и подавай какой-нибудь раритет, что-то особенное. Вот и готовят им мошенники это «необычное»: появляются «рубли» царевны Софьи и «рубли» Емельяна Пугачева. Но, создавая эти произведения «искусства», злоумышленники отлично знали - их нечестное мастерство и неправедный труд будут хорошо оплачены. Конечно, в конце концов, коллекционеры разберутся с тем «товаром», который им подсовывают умельцы, но из этого бизнеса последние извлекают немалый доход.

Иногда они очень осторожно спиливают одну из сторон монеты, а потом пайкой соединяют ее с другой. Так возникает уникальный денежный знак. А. Щелоков в своей книге «Свидетели истории» приводит любопытный факт появления на свет «фантастической монеты». Неподалеку от западного побережья Англии, в устье Бристольского залива, есть маленький островок Ланди. По названию он обозначен только на подробных картах, так как остров маленький и ничем не примечательный.

В 20-х годах этот клочок земли в океане купил за 25 тысяч долларов богатый английский коммерсант - Мартин Хартман. В 1929 году он заказал на Лондонском монетном дворе 50000 монет острова Ланди. Но не для того, чтобы они «ходили» на острове, где жителей-то раз-два и обчелся, а для того, чтобы сбывать эти «монеты» коллекционерам.

Однако в дело вмешалось английское правительство: оно расценило этот акт как посягательство на суверенные права Великобритании и эмиссии денег. И хотя юристы продолжали твердить, что остров - собственность Хартмана и он может на нем делать все, что угодно, но Ланди не является самостоятельным государством, а является частью владения британской короны. Английский суд оштрафовал Хартмана и предписал уничтожить весь выпуск «монет».

181

 

Но эпопея с монетами острова Ланди на этом не кончилась. В 1965 году Хартман повторил выпуск, но уже с юридическим обоснованием своего права на него. Дело в том, что в Англии частным лицам не запрещается выпускать жетоны и памятные медали с нейтральными изображениями. Вот Хартман и воспользовался этим правом. На его монетах изображена морская птица тупик, по-английски - «паффин», и надпись под ней: «один паффин», что соответствует действительности, ибо на самом деле изображен один, а не два или сто паффинов на монете. А на маленькой монете изображен паффин не целиком, а только голова и шея этой птицы. В результате на монете, вполне логично, появилась новая надпись «полпаффина». А на другой стороне обеих монет помещен профиль самого Хартмана и надпись, удостоверяющая, что это именно он... Таким образом удалось обойти суровый закон Великобритании.

Среди советских монет объектом фальсификации чаще всего становятся 2 копейки 1927 года и 20 копеек 1934 года. Как делаются подделки? Умелец берет любую подлинную двушку, датированную двадцатыми годами и переделывает последнюю цифру в семерку. Известны случаи, когда эту, в общем-то, не очень простую работу выполняют настолько чисто, что даже под лупой трудно обнаружить подделку.

Что же все-таки делать, если вам предлагают купить эту очень дорогую монету? Прежде всего не спешить. Посоветоваться с опытным нумизматом и попросить его сравнить признаки лицевой стороны монеты, характерные для двушки 1927 года, с лицевой стороной предлагаемой к покупке монеты. Заключение опытного нумизмата позволит избежать ошибки.

Наконец, перечислим наиболее характерные признаки фальшивых монет.

Для монет, изготовленных путем отливки.

1.       Несколько меньший, чем у подлинных монет этого типа, диаметр в связи с уменьшением глиняной формы при сушке и обжиге, а также самой отлитой монеты при остывании.

2.     Литая монета при равных размерах с чеканенной всегда легче.

3.     Изображения и легенды на отлитой монете всегда менее четки, чем на чеканной.

4.     При отливке монеты, которая в подлиннике имеет рубчатый гурт, рисунок или надпись на нем, воспроизвести их почти невозможно. Рубцы же гурта, сделанные резцом или напильником, отличаются обычно неравномерностью их нанесения.

182

 

5.   Поверхность отлитых монет, как правило, кажется жирной на ощупь.

6.   Отлитые и чеканенные монеты имеют разную микроструктуру металла.

Для монет, изготовленных иными способами.

1.Старые штемпели изготовлялись из бронзы или из более мягкой стали, чем современные. В наше же время фальшивомонетчики пользуются штемпелями из стали новейших марок, в результате на монетах получаются более четкий и резкий рисунок и надпись.

2.Так как гальванопластическим способом могут быть воспроизведены только отдельные стороны монеты, на подделках такого рода легко обнаружить соединительный шов.

 

3.  При спайке лицевой и оборотной сторон подлинных монет (или подлинной монеты и подделки) на гурте обычно можно заметить линию спайки. Таким образом, при определении подлинности монеты надо обращать особое внимание на ее гурт.

4.Для подлинных монет, измененных с помощью гравировки или перебивки пунсонами, обычны некоторые различия в написании старой и новой части легенды. Кроме того, изменения в рисунках и надписях иногда скрывают путем нанесения на поверхность монеты с помощью кислоты точек, создающих видимость следов естественного окисления, коррозии.

Следует обратить внимание на такие чисто внешние факторы:

цвет металла и патины (в сравнении с другими однотипными монетами);

цвет стертых и поврежденных мест, ибо может проглядывать инородный металл;

характер блеска металла. Излишний блеск - признак недавнего изготовления или применения полировки; матовость - позолоты поддельных золотых монет. Жирный блеск появляется при амальгамировании подделок или при наличии в сплаве монеты значительного количества цинка;

внешний вид чеканки, ее четкость;

если монета литая или имеет литой монетный кружок, следует обратить внимание на сглаженные очертания, тупой гурт, зернистую поверхность (признак значительной примеси неблагородных металлов), на остатки пузырьков, образовавшихся при литье, которые изготовитель подделок старается заполировать.

183

 

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России