на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Польской Г.Н. Тайны «монетного двора» (Очерки истории фальшивомонетничества с древнейших времен и до наших дней). Москва. «Финансы и статистика» 1996. - 256 с. ил.

  Немецкие «червонцы»

 

5 апреля 1933 года в маленький тирольский городок Куфштейн въехал черный лимузин с берлинским номером. Недалеко от дома, где недавно поселился неизвестно откуда прибывший господин Георг Белл, машина остановилась. Из нее вышли двое, одетые в одинаковые коричневые костюмы и гольфы. Они прошли немного вперед, потом вернулись и, открыв калитку, пошли к дому, где жил Белл.

Зелень еще не появилась, но земля подсохла, и запахи весны носились в воздухе. Впрочем, шествуя по дорожке; сада, господа с подбритыми затылками вряд ли задумывались о том, что, наконец, природа проснулась от зимней спячки и долгожданное лето не за горами. Пробыв в доме совсем недолго, обратно к машине они шли уже значительно быстрее и, судя по всему, совсем не были расположены к философским размышлениям о неотвратимости сезонных перемен.

Как только хлопнули дверцы автомашины, водитель, ни минуты не мешкая, погнал ее с огромной скоростью. И только сизый дымок выхлопных газов еще некоторое время напоминал об этом визите, расползаясь в чистом горном воздухе. Однако через два дня о нем вспомнили: в местной газете появилась небольшая заметка, из которой жители Куфштейна с удивлением узнали, что господин Белл, которого никто толком не знал, найден экономкой мертвым. Газета сообщила, что, судя по всему, он покончил жизнь самоубийством. Конечно, никто из местных жителей не имел представления о том, что господин Белл примчался из Берлина в Куфштейн сразу же после знаменитого поджога рейхстага, к которому он имел прямое отношение. Никто из жителей этого маленького городка и не подумал подвергнуть сомнению версию о самоубийстве этого малоизвестного им человека. Хотя в Берлине многие усомнились в официальном сообщении о его смерти. А некоторые знали, но помалкивали: Белла убили из-за его слишком большой осведомленности об интимных сторонах жизни фашистских главарей. И что это преступление было совершено двумя эсэсовцами по личному указанию Гитлера.

96

 

Сын англичанина и немки, Белл самой судьбой предназначался на роль «посредника» между Германией и Англией. И неудивительно, что он, являясь агентом английской секретной службы, одновременно считался активным участником фашистского движения в Германии. Георг Белл принадлежал к немецкому центру так называемой Лиги Обера, о которой мы коротко расскажем ниже, а сейчас отметим, что у этого международного шпиона, несмотря на множество хозяев, была тем не менее одна цель в жизни -борьба против Советского Союза. Именно на антисоветской почве у него и произошло сближение с грузинскими белоэмигрантами. Впрочем, об этом позже. А сейчас вернемся снова к странному событию в Куфштейне. Безусловно, Белл знал слишком много. Но его ликвидировали не только из-за этого. Белл превратился в одиозную фигуру, и его связи с англичанами стали очень беспокоить гитлеровцев.

Самое интригующее и, если хотите, самое загадочное в этой криминальной истории заключалось в существовании прямой, хотя и невидимой, связи между деятельностью злосчастного господина Белла на территории Германии и странным происшествием, которое случилось в холодный ноябрьский день 1928 года в почтовом отделении немыслимо далекой, затерявшейся в сугробах железнодорожной станции Званка, что лежит на пути из Ленинграда в Мурманск.

Об этой странной связи не знали не только погрязшие в обывательской трясине жители Куфштейна, но и широко информированные правители Германии, которые горели желанием поскорее избавиться от тех, кто знал слишком много о слишком интимном. Что же касается отношения Белла к событиям на далекой станции Званка, то об этом даже они знали ровно столько же, сколько и жители маленького Куфштейна, т.е. ровно ничего1.

Но что же в конце концов случилось на этой самой Званке?

 

ФИРМА «КАРУМИДЗЕ И К0»

 

В этот памятный ноябрьский день гражданин Запалов, служащий почты на упомянутой нами станции, работал как обычно. И когда ему просунули в окошечко заполненный бланк перевода на 30 рублей, он оформил его без всяких

1 Существует другая версия убийства Белла - в отдельном кабинете маленького ресторана в Куфштейне. - Примеч. авт.

97

 

колебаний и выдал церковному старосте одной из церквей Волховского района гражданину Николаю Биткину соответствующую квитанцию. Деньги адресовались Госстраху в качестве очередного взноса за страхование церковного дома.

Гражданин Запалов принял три червонца и привычным движением положил их в соответствующее отделение своей кассы. Но что-то насторожило его в этих деньгах. Запалов вновь взял червонцы в руки и принялся их изучать. Вроде бы все правильно изображено на них, но сама бумага показалась ему необычно мягкой. «Новые червонцы должны быть более твердыми», — думал Запалов, направляясь в местное отделение Госбанка.

Там тоже долго изучали банкноты, но не пришли к единому мнению. Тогда кто-то предложил направить их на экспертизу. Прошло несколько дней, и из Ленинграда пришел запрос о том, кто платил этими деньгами. Запалов немедленно известил соответствующие органы о том, кто их принес, указал адрес. Вскоре гражданина Биткина арестовали. На его квартире обнаружили большую пачку новеньких фальшивых червонцев. С этого момента компетентные органы начали быстро распутывать клубок одной из наиболее зловещих экономических диверсий, подготовленных рядом империалистических держав против Советского Союза.

В июне 1924 года в Женеве была создана «Международная лига борьбы против III Интернационала» или «Лига Обера» по имени ярого антикоммуниста швейцарского адвоката Теодора Обера. Девизом этой лиги было: «Антикоммунизм превыше всего». Штаб-квартира лиги располагалась в Женеве, однако самую активную провокационную и террористическую деятельность осуществляли ее центры во Франции, Англии, Германии и ряде других стран.

Провокации, диверсии, открытый террор как внутри Советского Союза, так и за рубежом против советских учреждений и граждан не прекращались. В этот трудный для нашей страны период они пошли еще и на злостную экономическую диверсию - изготовление в невиданных масштабах фальшивых советских денег и засылку их в СССР.

В декабре 1925 года в дорогом парижском ресторане «Ля Рю» собралась компания, которая выделялась даже на фоне обычной для этого заведения «высокой» публики. Но выделялась она не столько своим видом - вполне респек-

98

 

табельным, сколько тем особо подчеркнутым вниманием, которое этой компании оказывали метрдотель и официанты. Ресторан «Ля Рю» удостоили своим вниманием шведский миллионер Нобель, германский генерал Гофман, известный фашист Белл, а также трое лиц грузинской национальности: Карумидзе, Садатерашвили и Кедия. Само собой разумеется, что переполох среди официантов вызвали две персоны, упомянутые первыми.

Поскольку читателю уже кое-что известно о Белле, мы скажем несколько слов и о других участниках встречи. Некто Кедия в тот период еще числился руководителем грузинской белоэмиграции, поскольку являлся председателем так называемого «Кавказского комитета», оказавшегося в результате некоторых исторических событий в Париже. Плюгавый Карумидзе был в царское время банкиром, а позже стал германским шпионом. Садатерашвили - сын бывшего крупного землевладельца, агент генерала Гофмана и белогвардейца Бермондта-Авалова.

Эта неожиданная по составу компания собралась для того, чтобы обсудить ряд вопросов, непосредственно относящихся к Советской России. Нобель, как известно, владел во времена царизма предприятиями на Кавказе. И хотел бы их как можно быстрее вернуть. Грузинские белоэмигранты стремились к одному: любой ценой заполучить побольше денег, даже торгуя тем, чего у них не было, в частности кавказской нефтью. Что же касается генерала Макса Гофмана, то о нем стоит сказать несколько подробнее. В сентябре 1916 года его назначили начальником штаба главнокомандующего Восточным фронтом. Как представитель германского верховного руководства Гофман принимал деятельное участие в брестских переговорах.

Когда военные авантюры Германии против молодого Советского государства потерпели полный провал, Гофман вернулся в Берлин и занялся подготовкой «похода» против нашей страны, призывая под свое знамя и своих бывших врагов из Антанты, и белоэмигрантов.

Итогом этой встречи следует считать, во-первых, создание «Комитета освобождения Грузии» и, во-вторых, рассмотрение вопросов, связанных с расширением политических связей (и не только в Германии) грузинских националистов. Затем на этой встрече впервые была высказана мысль о том, чтобы попытаться изготовить фальшивые червонцы и тем самым нанести коварный удар по финансовой системе

99

 

нашей страны. Эта идея принадлежала Карумидзе и Садатерашвили и была с восторгом принята остальными «высокими договаривающимися сторонами». И Нобель, и Гофман, и Белл отлично знали, что выдвинули это предложение люди опытные, знающие, не любители, а профессионалы. Ведь еще до революции и Карумидзе, и Садатерашвили «баловались» печатанием фальшивых рублей, попались на этом и были судимы. Причем Карумидзе был приговорен к смертной казни, а Садатерашвили к 12 годам каторги. Рассказ о фантастических перипетиях, в результате которых этим «шалунам» удалось избежать наказания, увел бы нас в сторону от основного направления повествования. Однако нельзя не отметить, что впоследствии эта судимость совершенно неожиданно пошла им на пользу.

Теперь стало известно, что главным инициатором этой встречи была «Лига Обера» и те могущественные силы, которые за ней стояли. Сам генерал Гофман, кстати, входил в руководящее звено мюнхенского филиала «Лиги Обера».

Итак, идея печатания фальшивых червонцев очень понравилась всем. И более того, ее одобрил человек, по инициативе которого, кстати, и была организована эта встреча. Речь идет о Генри Детердинге, миллиардере, стоявшем во главе одного из самых мощных по тем временам нефтяных концернов - концерна «Ройял Датч». Предварительная договоренность с Детердингом уже была. С ним тайно встретился генерал Гофман и обсудил в принципе суть этой финансовой диверсии. Поездку генерала в Гаагу организовал и субсидировал некий Шмидт. Судя по всему, он пользовался тем же источником, из которого впоследствии поступали настоящие деньги и для фальшивомонетчиков Карумидзе и Садатерашвили.

Итак, аферу «благословил» сам сэр Генри Детердинг. Уже мало кто помнил об этой «акуле» капиталистического мира, как его тогда называла наша пресса. Вот почему следует сказать о нем несколько слов. Нефтяной король Англии, сэр Детердинг имел в своем распоряжении сотни миллионов фунтов стерлингов. Но их было бы на миллиард больше, если бы не Октябрьская революция, которая привела к национализации принадлежащих тресту нефтяных концессий на Кавказе.

Даже в те годы разгула антисоветизма Детердинг выделялся своей лютой ненавистью к нашей стране. Он был одним из тех, кто не останавливался перед любыми расхо-

100

 

дами ради расширения подрывной деятельности, направленной против СССР. Детердинг был непосредственным организатором бандитского нападения на «Аркос» - советскую торговую контору в Лондоне в мае 1927 года, а в последовавшем за этим провокационном разрыве дипломатических отношений Англии с СССР имелся и его значительный «вклад».

Кстати, тут уместно отметить, что главным связником Детердинга с немецким центром Лиги, а также с германскими финансистами был уже знакомый нам Георг Белл. Имел Детердинг и очень тесные связи с белогвардейцами. В 1924 году он женился на дочери царского генерала Кудоя-рова, возведенной претендентом на престол Кириллом Романовым в ранг княгини Донской. Установлено, что нефтяной магнат еще до этого брака щедро финансировал белогвардейцев во Франции, а о «Лиге Обера» и говорить не приходится.

Ухватившись за идею завалить Советскую Россию фальшивыми банкнотами, миллиардер Детердинг пожелал встретиться с человеком, который эту идею выдвинул и готов был ее реализовать. И вот герцог Лейхтенбергский (подумать только, с кем водил знакомство уголовник Карумидзе!) представил его Детердингу. Георг Лейхтенбергский - правнук Евгения Богарнэ, пасынка Наполеона. Один из предков герцога, женившись на дочери Николая I, принял русское подданство. Что же касается Георга Лейхтенбергского, то этот полковник царской армии сразу же после революции бросил свое новое отечество и переехал в Германию, где поселился в уединенном замке. Однако эта его удаленность отнюдь не означала, что он забросил всякую политическую деятельность. Наоборот, герцог, с одной стороны, установил теснейшие связи с германскими реакционными кругами, а с другой - продолжал поддерживать контакты с белоэмигрантами, в частности являясь так называемым уполномоченным генерала Врангеля.

Легко понять, почему судьба свела одного проходимца с другим, а потом их двоих - с третьим, самим Генри Детердингом. Встреча состоялась на вилле Детердинга, близ Гааги, вскоре после совещания в парижском ресторане. Если судить по тому, как дальше развивались события, можно с уверенностью сказать, что Карумидзе удалось расположить к себе этого своенравного нефтяного магната. Более того, в начале июня 1926 года, уже в Лондоне, по

101

 

инициативе все того же Детердинга состоялась в глубокой тайне «историческая встреча» Карумидзе с Черчиллем, занимавшим в то время пост министра финансов. На этой встрече следует остановиться особо.

4 мая 1926 года в Англии началась первая в истории страны всеобщая стачка. Именно в этот драматический момент вновь, уже в который раз, ярко проявилась ненависть Черчилля к левому движению. Казалось бы, интересы министра финансов лежат немного в стороне от проблем, связанных с забастовочным движением. Но реакционный заряд министра был настолько силен, что, оттирая других членов кабинета, в первую очередь министра внутренних дел, он с засученными рукавами ринулся в бой. В конце концов ему удалось подавить стачку не без помощи руководителей тредюнионов.

После «трудов праведных» Черчилль уехал отдыхать в Египет и Грецию, где дал волю своему дилетантскому таланту художника, рисуя Сфинкса и Парфенон. Вернувшись в Англию, он вскоре же принял Детердинга и Карумидзе в своей квартире на Даунинг-стрит, 11. Совершенно точно известно, что в ходе этой встречи обсуждались детали финансовой диверсии против Советского Союза. Но, кроме того, весьма подробно рассматривались еще и возможность организации восстания в Грузии, финансирование его фальшивыми деньгами, а также вопрос об английских концессиях на Кавказе.

В глазах Уинстона Черчилля мошенник Шалва Карумидзе выглядел вполне порядочным человеком. Этому в значительной степени способствовало то, что у Карумидзе был официальный статус и в критическую минуту мог показать весьма солидный документ, удостоверяющий его личность. Дело в том, что у него имелось удостоверение, выданное управлением VII военного округа рейхсвера, подписанное самим командующим этим округом генералом Кресс фон Крессенштейном. Таким образом, этот уголовник еще с середины 1925 года являлся представителем германского рейхсвера! Неудивительно, что Детердинг, держа Карумидзе под руку, смело ввел его в кабинет будущего английского премьера.

Буквально через несколько дней после того, как окрыленный успехом своей миссии Карумидзе умчался в Германию, Детердинг решился на необычный шаг. 10 июня 1926 года он опубликовал в лондонских газетах заметку, полную злове-

102

 

щих предсказаний по поводу того, что в ближайшее время Советская Россия рухнет в результате «невиданной инфляции». Вслед за ним, 20 июня, Черчилль выступил с публичной речью, наполненной до краев антисоветскими инсинуациями, забывая о том, что он является официальным представителем правительства, Черчилль позволил себе прямо-таки политическое и дипломатическое хулиганство, заявив в адрес нашего посольства: «Я уверен, что я испытал бы большое удовлетворение, если бы они были вышвырнуты вон».

Тем временем в мюнхенской типографии Шнайдера шли последние приготовления к печатанию «новой специальной продукции». К этому моменту Карумидзе договорился с Баварской бумажной фабрикой о поставках 10000 листов бумаги с соответствующими водяными знаками.

Но как удалось оформить этот заказ? Ведь бумага с водяными знаками не предназначена для школьных тетрадок! И откуда у шустрых белоэмигрантов оказались деньги для этой авантюры? Судя по всему, вопрос с бумагой утрясли немецкие друзья Карумидзе, а их у него было много. Как удалось установить, главным «снабженцем» уголовников был отставной капитан германской армии Беденк. Что же касается денег, то документально известно: их предоставили немецкие национал-социалисты, а вручил 15000 марок Карумидзе капитан Эрхардт. Этот финансист-террорист был главарем банды, именовавшейся «Союзом Викинг», и к тому же входил в руководящее звено мюнхенского филиала «Лиги Обера». Мы знаем, что национал-социалисты на первых порах сами очень нуждались в средствах для осуществления своих бесчеловечных планов. И весьма возможно, что упомянутые 15000 марок были частью тех средств, которые поступали в фашистскую кассу из сейфов Детердинга. Может быть, тут приложил руку и генерал Гофман. Во всяком случае в настоящих деньгах рыцари фальшивых банкнот не испытывали нужды.

Как же Шалва Карумидзе оказался связанным с фашистом Эрхардтом? Их знакомство состоялось в начале февраля 1926 года в ателье одного из мюнхенских художников. Через некоторое время они встретились, но на этот раз еще и с лидерами украинской эмиграции. «В Берлине, - показал затем на суде капитан Эрхардт, - где велись разговоры о возможности свержения некоего правительства с помощью фальшивых денег, Карумидзе снова обратился ко мне. Наша

103

 

беседа состоялась в отеле «Сан-Суси», а затем в Берлине же произошла встреча с генералом Гофманом».

Короче говоря, дело пошло. С помощью фашиста доктора Белла (связного миллиардера Детердинга, немецкого филиала «Лиги Обера» и Гитлера - через капитана Эрхардта), а также надворного советника Ракете и «инженера» доктора Вебера (бывшего правой рукой Гитлера во время попытки фашистского переворота в 1923 году и одним из активнейших душителей баварской советской республики) печатание фальшивых червонцев началось. Вначале в Мюнхене, а затем - во Франкфурте-на-Майне. Склад «продукции» был организован в Берлине, на квартире бывшего русского офицера, к тому времени шофера, Трапезникова, проживавшего на Цигельштрассе, 24. Кстати, во внеслужебное время Трапезников был «директором» дешевого притона. Первая партия была отпечатана осенью 1926 года в количестве 15 тысяч фальшивых банкнот, купюрами в один, два и десять червонцев.

Итак, «монетный двор» заработал. Теперь возникли, естественно, вопросы: как переправлять «продукцию» в СССР? Кто возьмется за это опасное дело? Было решено: лучше всего с этим справятся офицеры-белоэмигранты.

 

КОРНЕТЫ, ШТАБ-РОТМИСТРЫ И ДРУГИЕ

 

Если представить себе карту Европы и Турции двадцатых годов, на которой помечены кружочками места, где осели русские эмигранты, то карта будет густо обсыпана этими кружочками. Куда только не занесло этих горемык после революции! Стамбул, София, Париж, Берлин. . . Сколько людей, опускающихся на дно и готовых за гроши на любую работу, лишь бы выбраться из этой засасывающей трясины эмиграции!

Но почему-то над картой палец того человека, который руководил этой грязной операцией, миновал без остановки наиболее населенные белоэмигрантами пункты и неожиданно остановился на городе Данциге. Здесь после революции обосновался белоэмигрантский «Союз офицеров армии и флота». Руководил им бывший царский генерал Лебедев, но фактическим вершителем всех его дел был генерал Глазенап. Как теперь установлено, возглавляемый им «Союз» представлял собою своеобразный разведывательный центр, из которого по указанию немецкой разведки

104

 

засылали шпионов на территорию СССР. Кроме шпионских и диверсионных заданий они еще перевозили через границу антисоветскую литературу, листовки с призывом к террору. Причем, как оказалось, через границу перебирались наиболее матерые враги нашей Родины. Достаточно назвать известного белобандита Балаховича, в свое время отличившегося кровавым террором в Псковской губернии, шпионов Латунина и Покровского. Сам же Глазенап поддерживал тесные контакты со многими видными воротилами финансово-промышленного мира Германии, не говоря уже о немецком генералитете. В числе его близких знакомых был и фельдмаршал Людендорф. Одновременно не прекращалась давно существовавшая связь Глазенапа с английской разведкой, а также непосредственно с Черчиллем. Глазенап состоял с ним в переписке, часто ездил в Лондон и не один раз получал от него крупные суммы на содержание его центра и на личные расходы.

Весной 1928 года в берлинском отеле «Эксцельсиор» по инициативе Арвида фон Сиверса, бывшего офицера царской армии, состоялась секретная встреча генерала Глазенапа с рядом видных представителей германского капитала и неким английским генералом. Обсуждались вопросы активизации антисоветской подрывной деятельности и, в частности, засылки в СССР своих агентов. Есть основания полагать, что этот английский генерал, знакомый Глазенапа по армии Юденича, был личным представителем Черчилля.

Вернувшись в Данциг в начале июня, Глазенап пригласил к себе штаб-ротмистра Шиллера. Поскольку этот человек имеет прямое отношение к дальнейшему повествованию, необходимо вкратце познакомить с ним читателя.

Альберт Христианович Шиллер (он же Гринберг, Дернов, Алексеев, Домбровский) происходил из семьи зажиточных крестьян и мировую войну начал рядовым. Трезвый ум, храбрость и смекалка позволили ему к моменту февральской революции стать офицером, кавалером четырех Георгиевских крестов. Конечно, это была незаурядная личность, и не случайно Глазенап, зная его по фронту, остановил свой выбор именно на нем.

Генерал поставил перед Шиллером следующие задачи: тайно пробраться через границу в Советский Союз и там собирать сведения об экономическом состоянии страны, боевой готовности Красной Армии, о настроениях различных групп населения, ходе строительства и состоянии военного

105

 

флота. Затем Шиллер должен был создавать контрреволюционные группы и организовывать массовый террор и восстания. Для финансирования поездки, привлечения на свою сторону «кадров» и проверки возможности распространения в СССР фальшивых денег ему выдали «на пробу» 100000 рублей в фальшивых червонцах, отпечатанных группой Карумидзе - Белл.

Вначале Шиллер занялся распространением поддельных червонцев в буржуазной Латвии. Там их появление прошло незамеченным, и это вдохновило организаторов диверсии. Было решено поручить Шиллеру проникнуть в СССР и попытаться распространить там фальшивые червонцы, используя их еще и для финансирования своей разведывательной деятельности.

В сентябре 1928 года, тайком пробираясь через советско-латвийскую границу, Шиллер убедился в том, что «окно» здесь надежное. Да это и неудивительно - переправочным пунктом в Риге заведовал такой «надежный человек», как монархист Покровский, не раз переходивший советскую границу со шпионскими заданиями, а в Двинске (Даугавпилсе) - не менее «надежный человек» Гребнев. У них был значительный штат опытных проводников, которые знали все тропы на псковских болотах. Вскоре Шиллер через это же «окно» вернулся в Данциг, доложив генералу Глазенапу, о том, что путь проверен и пребывание в СССР не представляло для него особых трудностей, а деньги он успешно «распространил». Правда, были затруднения с поисками бывших однополчан. В частности, ему не удалось связаться с одним бывшим офицером, на встрече с которым настаивал Глазенап. Но не по своей вине; органы ОГПУ этого офицера арестовали, и он был расстрелян. Однако Шиллер надеялся во второй свой переход через границу сделать все на высшем уровне: и деньги распространить, и все разведать, и диверсионные группы «сколотить».

Второй переход через границу он намерен был совершить в конце октября. Перед этим опасным путешествием Шиллер прошел инструктивное совещание у Глазенапа, который выдал ему задания немецкой разведки. Затем Шиллер встретился с офицерами 2-го отдела генштаба латвийской буржуазной армии - бароном Фирксом и Барби, представлявшим интересы французской разведки, а затем с неким Судаковым, помощником военного атташе Англии в Латвии, который уточнил ранее полученные Шиллером задания

106

 

английской разведки. Последнюю интересовало, кроме всего прочего, положение в Туркестане.

Почти одновременно с подготовкой Шиллера ко второму переходу через границу Белл по заданию немецкой разведки срочно выехал в Трапезунд, чтобы через Турцию установить связь с кавказскими националистами и подготовить восстание. Он должен был проникнуть на Кавказ, используя фальшивый советский паспорт, и одновременно заняться распространением поддельных советских денег. Нет никакого сомнения в том, что его чемоданы были забиты фальшивыми червонцами. Интересно, что почти в одно и то же время с Беллом в Турцию под видом инженеров и техников выехала большая группа офицеров рейхсвера с тем же заданием.

Но вернемся к бывшему георгиевскому кавалеру, а в то время тройному шпиону и диверсанту Шиллеру. Захватив фальшивые деньги на сумму 200000 рублей, Шиллер привычным «окном» прошел на территорию Советского Союза. Вскоре он появился в Ленинграде, где разыскал своего однополчанина по 20-му его величества драгунскому полку бывшего корнета Гайера Алексея Алексеевича, с которым когда-то служил. Бывший корнет без особого рвения работал в кожсиндикате. Встреча была необыкновенно теплая, и Шиллер без труда привлек специалиста по кожам к шпионской деятельности, снабдив его солидной суммой фальшивых червонцев.

Любопытно, что Гайер одно время был следователем транспортного трибунала, а потом - членом коллегии защитников. Так что он знал на что идет, занимаясь распространением фальшивых денег. Правда, первый же выход в магазин «защитника» Гайера чуть не кончился катастрофой. 11 декабря 1928 года при попытке купить коробку конфет его задержали, отобрали фальшивый червонец, записали фамилию и адрес. 30 января 1930 года Гайера вызвали в ГПУ, допросили, но бывшему корнету удалось убедить следователя в том, что он абсолютно не виноват, так как знать не знает и ведать не ведает, как поддельный червонец к нему попал.

Это был «первый звонок», но ни Гайер, а тем более Шиллер его не услышали. Последний, уже с помощью Гайера, разыскал другого своего бывшего однополчанина, Федотова Николая Васильевича, бывшего штаб-ротмистра, и он вместе с пачкой денег получил задание следить за производствен-

107

 

ной программой судостроительного завода, на котором работал. Вскоре к ним присоединился некто Карташов, тоже драгун в прошлом.

Вроде бы начало положено, думал Шиллер. Теперь неплохо перейти к выполнению следующих заданий. Но ему так и не удалось сделать следующий шаг.

Однажды Федотов, покупая пачку кофе, пытался дать кассирше магазина фальшивый червонец. Та, повертев его в руках, вернула со словами «грубая работа». Федотов улыбнулся, сделал ручкой и быстро затерялся в толпе, сжимая дрожащей рукой в кармане мягкую банкноту. После этого инцидента он решил временно прекратить «роскошную жизнь» и поделиться частью своих фальшивок с родственником Биткиным, проживавшим на станции Званка. Он небрежно вручил Биткину большую картонную коробку от ботинок обувной фабрики «Скороход», набитую до краев червонцами. Федотов предложил пустить в оборот немного денег, а остальные вместе с коробкой зарыть под полом в бане. Биткин, потрясенный таким количеством денег, глупо ответил своему родственнику «слушаюсь» и, прижимая коробку к груди, поехал в свою «дыру». Ну, а чем это закончилось, нам уже известно. . .

На допросе Биткин честно рассказал все о «господине из-за границы» с большими деньгами, который очень интересовался всякими разведывательными сведениями и платил за них крупными, но фальшивыми купюрами.

Следует отметить, что к этому времени соответствующие органы уже имели не один сигнал о появлении фальшивых червонцев. Вначале предполагали, что этим делом занимается какая-то шайка внутри страны. Но, по свидетельству эксперта Госбанка, качество денег было достаточно высоким и изготовили их не кустарным способом. Опираясь на свой 30-летний опыт, эксперт авторитетно удостоверил Верховный суд РСФСР, что фальшивые червонцы, привезенные из-за границы Шиллером, вполне тождественны тем поддельным денежным знакам, которые попадали в страну с Кавказа. Мы то знаем, что и те и другие были изготовлены в Германии одной и той же «фирмой», возглавляемой Карумидзе и прочими. Он авторитетно подтвердил их полную идентичность как в отношении бумаги с водяными знаками, так и по краскам и шрифтам. Более того, эксперт продемонстрировал суду абсолютное сходство дефектов изготовления « тех и других поддельных денежных знаков. Тем самым было доказано, что отпечатаны они в одном месте.

108

 

Правда, к тому времени стало известно, что есть еще и другая, не менее «солидная», фирма, находившаяся в Париже, которая также печатала червонцы. Ее, по-видимому, финансировали французская разведка и люди с большими планами относительно восстановления своих экономических позиций, утерянных в России после революции. Здесь, в Париже, этим грязным делом занимались бывший вице-губернатор города Сувалки Мясоедов, бывший секретарь Распутина Симанович, белогвардейцы Эристов и Литвинов. Есть сведения, что Шиллер имел контакты и с этой «фирмой».

Любопытно, в Париже, как впоследствии оказалось, белогвардейцы имели еще один подпольный «монетный двор», который, правда, печатал поддельные не советские червонцы, а британские фунты стерлингов. Видимо, хороших специалистов у них не было, ибо чуть ли не сразу же, еще в начале 1926 года, полиция задержала двух распространителей этой «продукции» - Заховадова и Колосовского, а затем и всех остальных членов этой шайки.

Но мы немного отвлеклись от событий, которые происходили позже и уже совсем в другой стране.

Итак, после ареста Биткина компетентные органы легко вышли на Федотова, Карташова, а затем - на Шиллера.

«16 ноября 1928 г. в Ленинграде был задержан неизвестный гражданин без документов, который назвался Гринбергом Александром Карповичем. При обыске у него были обнаружены револьвер и 222 червонца». Так начинались первые строки обвинительного заключения по делу Шиллера, Карташова, Гайера, Федотова и Биткина. Во время допроса 17 ноября Шиллер сказал: «В дополнение к моим предыдущим показаниям должен добавить - мне известно, что председатель монархического объединения в Данциге Глазенап посылал в СССР людей с разведывательной целью». Ну, а о себе Шиллер добавил 19 ноября следующее: «Цель моих переходов в СССР: 1) сбор сведений об экономическом состоянии СССР, о состоянии Красной Армии, о настроениях разных групп населения, о строительстве и о состоянии военного флота; 2) создание контрреволюционных кадров на территории СССР и организация массового террора (восстаний)». Он должен был, перейдя границу, в первую очередь убить кого-либо из советских граждан, завладеть его документами и таким путем легализоваться. После этого он должен был заняться сбором шпионских сведений, а затем поехать на Украину для организации повстанческих отрядов.

109

 

Вот какие задания выполнял георгиевский кавалер Шиллер у себя на Родине. Весной 1929 года рассмотрение этого дела Военной коллегией Верховного суда РСФСР было завершено. Учитывая особую социальную опасность совершенных Шиллером, Федотовым, Карташевым и Гайером преступлений, - указывалось в приговоре, - Верховный суд РСФСР приговорил их к расстрелу. Биткин, не знавший о замыслах Шиллера и дававший откровенные показания, был приговорен к 10 годам заключения. . .

 

«ЧУДЕСА» ФЕМИДЫ

 

И надо же было случиться такому совпадению, чтобы именно в это же время в Берлине проходил суд над уже известными нам Карумидзе, Садатерашвили, Беккером, Беллом, Ракете и Вебером. О, нет, их судили не за то, что они принимали участие в экономической диверсии против страны, с которой в то время Германия находилась в нормальных дипломатических отношениях. Дело в том, что уголовники, занятые в «фирме Карумидзе - Белл», никак не могли смириться с тем, что эти банкноты, которые можно пустить в ход в целях личного обогащения, почему-то исчезают в неизвестном направлении и не оседают в их карманах. Вот почему в германскую полицию стали поступать сообщения о появлении фальшивых червонцев вначале в самой Германии, а затем во Франции и Латвии. Впервые сигнал о появлении фальшивых червонцев поступил в ведомство, занятое борьбой с подделками, летом 1927 года. Их обнаруживали в разных городах Германии, но больше всего - в Берлине.

В начале августа 1927 года комиссар уголовной полиции фон Либерман в одном из берлинских банков арестовал Беккера, пытавшегося обменять фальшивые червонцы на марки. В данном случае действия германской полиции можно понять: фальшивые червонцы вредили не только Советскому Союзу, но и Германии, так как их меняли на марки. Страдала финансовая система Германии. А это уже другое дело.

От Беккера след привел к Садатерашвили, проживавшему тогда в Мюнхене. Полиция, появившаяся в доме, арестовала человека грузинской национальности. Однако в ходе допроса выяснилось, что это не Садатерашвили. Совершенно не догадываясь о том, что перед ними глава банды фальшиво-

110

 

монетчиков Карумидзе, они его отпустили. Тут же, из уличного автомата, Карумидзе известил всех, мюнхенских сообщников о налете полиции, а затем уже из квартиры Садатерашвили позвонил во Франкфурт-на-Майне, где хозяин квартиры спокойно печатал деньги, и передал условный сигнал тревоги. Все разбежались кто куда, а Садатерашвили, прихватив пять клише, пытался покинуть город, но опоздал. Вскоре его арестовали.

; Обыск во франкфуртской типографии привел в изумление даже видавших виды полицейских. Здесь было найдено 120000 полуготовых червонцев, необходимые для их изготовления краски и оборудование, а также огромное количество бумаги, которой хватило бы на печатание 1200000 фальшивых червонцев.

Однако следствие, получившее на старте большое ускорение, неожиданно стало затухать. После того как за мелкой сошкой вроде Садатерашвили, Ракете и Беккера неожиданно стали всплывать куда более крупные фигуры, у следователей опустились руки. Как по команде, прекратилась утечка информации в печать, весь процесс расследования полностью затормозился.

Прошло почти два года. Так бы и забыли все о «подвигах» шустрых грузинских эмигрантов и их национал-социалистических дружков, если бы не пронесся слух, что судебные акты берлинской прокуратуры по этому делу один за другим были сфотографированы и отправлены заинтересованным в этом деле английским учреждениям. Вскоре стало известно, что при перевозке этих документов из Берлина в Мюнхен их выкрали, а затем переправили в Лондон, в адрес английской секретной службы. «Роте Фане», газета германских коммунистов, назвала фамилию вора. Им оказался прокурор доктор Васмунд!

Поразительная история! Она приобретает особую окраску, если вспомнить, как германское правительство ответило на .законное требование Советского правительства, обеспокоенного появлением фальшивых червонцев, о том, чтобы советским представителям была предоставлена возможность ознакомиться с материалами расследования. Это естественное требование было отвергнуто.

Скандал стал разрастаться и вместе с ним росло возмущение простых людей по поводу бессилия органов правосудия и той нарочитой секретности, с которой велось следствие. Неудивительно, что государственный прокурор

111

 

потребовал быстрейшего завершения расследования дела и передачи его в суд.

И вот 6 января 1929 года в берлинском суде началось слушание этого дела. Не обошлось и здесь без скандала: за четыре дня до начала процесса совершенно неожиданно был уволен «по состоянию здоровья» прокурор, который не уставал до этого подталкивать «заснувших» следователей. Несмотря на то что шайка фальшивомонетчиков совершила уголовно наказуемое деяние, судебный процесс напоминал жалкий фарс: все было направлено на то, чтобы оправдать фальшивомонетчиков. А когда английский шпион Белл заявил на суде: «Мы вдохновлялись высокими германскими инстанциями», судья испугался, потребовал вывести публику, и дальше заседание шло при закрытых дверях.

Апофеозом этого балагана было, безусловно, выступление эксперта Дармштадского банка. Открытие, сделанное им, повергло в смущение даже видавших виды берлинских юристов. Суть его уникального выступления сводилась к следующему: так как по советским законам ввоз и вывоз червонцев запрещен, то на заграничных рынках деньги эти не должны быть. Но раз уж они появились усилиями этих достопочтенных господ, их нельзя принимать за валюту. А поэтому факт подделки червонцев не является уголовно наказуемым деянием, ибо речь идет не о подделке валюты, а о простой забаве, баловстве. Короче говоря, никого судить нельзя, поскольку нет никакого правонарушения.

Впрочем, «эксперт» пошел еще дальше. В связи с тем, утверждал он, что Карумидзе и Садатерашвили уже были однажды осуждены в царской России за фабрикацию фальшивых денег, то по германским законам их за одно и то же преступление наказывать второй раз нельзя. А посему всех обвиняемых надо выпустить и притом немедленно.

В феврале 1929 года издевательство над правосудием закончилось благополучно для фальшивомонетчиков: обвиняемых оправдали и выпустили на свободу. Рупор тогдашних властей газета «Правда» в номере от 9 февраля 1930 года писала: «Оправдательный приговор фальшивомонетчикам - это не только поощрение для всех врагов СССР. . . Это прежде всего - один из участившихся в последнее время симптомов перехода ответственных германских кругов на позиции явной враждебности по отношению к СССР».

112

 

Берлинский фарс поднял волну возмущения и в Германии. Ведь всем было ясно, что усилиями Карумидзе и его помощников готовилась экономическая диверсия против суверенного государства, с которым у Германии нормальные дипломатические отношения. Газета «Форвертс», например, писала 30 января 1929 года, что «подделка червонцев производилась с явной целью расшатать русскую валюту». С осуждением комедии, разыгранной в берлинском суде, выступили и некоторые видные промышленники и финансисты. Надвигающийся кризис всей финансовой системы Запада заставлял немецких капиталистов искать спасения от краха в заключении торговых договоров с СССР. История же с фальшивомонетчиками и их скандальное оправдание не могли создать атмосферу доверия в ходе торговых переговоров.

Вот почему летом 1930 года немецкий суд вновь извлек из архива уже начавшие покрываться пылью папки дела Карумидзе. Состоялся суд. Длился он более месяца. На столе перед судьей лежали 30 томов следственного материала. Среди вещественных доказательств были представлены и весьма громоздкие - 1146 килограммов превосходной бумаги с уже готовыми водяными знаками.

На скамье подсудимых находились: Садатерашвили, Беккер и его подручный Шмидт, Белл, Вебер. Отсутствовали Карумидзе и барон Штейнгель. Последний когда-то был личным секретарем Распутина и уже имел опыт в распространении фальшивых денег в России. Во время суда он находился во Франции и, по-видимому, с любопытством следил за всеми его перипетиями по газетам.

Суд привлек большое внимание немецкой общественности. На его заседания специально ходили представители рабочих коллективов крупнейших берлинских предприятий. Возмущенные антисоветскими инсинуациями некоторых подсудимых, в особенности Садатерашвили, рабочие не могли оставаться безучастными, и однажды после судебного заседания, когда Садатерашвили направлялся к выходу, они выразили ему свое мнение кулаками. С тех пор деятелей фирмы «Карумидзе и К0» стали усиленно охранять.

Итак, «суд правый» состоялся. Но фарс так и остался фарсом. Карумидзе получил два года десять месяцев тюрьмы, Садатерашвили два года, а Белл был приговорен к уплате незначительного штрафа. Остальных вообще оправдали. Более того, Карумидзе в то время, когда шел процесс,

113

 

жил в Швейцарии и о суде узнал из газет, а Садатерашвили зачли содержание под стражей во время следствия и поэтому сразу же выпустили на свободу. Кстати, оба грузинских эмигранта вновь появились в Германии после прихода фашистов к власти и «все горение своей души» отдали делу борьбы против Советского Союза. Есть сведения, что эти реабилитированные гитлеровцами уголовники принимали деятельное участие в «советском варианте» операции «Бернгард», о которой речь шла выше. А когда некоторые юристы письменно выразили сомнение в законности их реабилитации, министр иностранных дел фон Нейрат ответил так на их письмо: «Я придерживаюсь иного мнения и прошу не выдвигать возражений». Иными словами, закон одно, а мнение фашистского министра - другое. Вот вам и всесильная Фемида.

Так закончились судебные разбирательства по делу антисоветских фальшивомонетчиков.

Еще не один раз враги нашего народа пытались использовать это ядовитое оружие против СССР, но ни разу их усилия не увенчались каким-либо заметным успехом.

Тем не менее о некоторых из этих попыток стоит упомянуть. Как указывал в своей книге «Фальшивомонетчики» известный немецкий публицист Альберт Норден, совершенно неожиданно во время судебного процесса в Мюнхене в июне 1926 года, когда один реакционер - генерал Людендорф -обвинил уже упомянутого нами однажды герцога Лейхтенбергского в оскорблении, всплыло на поверхность еще одно грязное дело, которое было сфабриковано в недрах кайзеровской Германии. Во время суда сановный уголовник герцог Лейхтенбергский сделал сенсационное заявление: «Три миллиона рублей, предоставленные летом 1918 года для формирования русской добровольческой армии, состояли из банкнот, печатавшихся в Берлине». Таким образом, грузинским белоэмигрантам нетрудно было наладить дело: обученные кадры, специализировавшиеся на изготовлении поддельных денег в Германии, были, они помогали фирме «Карумидзе и К0», а затем и гитлеровцам в ходе знаменитой операции «Бернгард».

И еще об одной финансовой диверсии против нашего государства, предпринятой, если можно так сказать, с другого фланга.

Газета «Известия» в номере от 13 декабря 1928 года сообщила, что компетентным советским органам стало известно, будто в Шанхае создан подпольный монетный двор,

114

 

выпускающий «в свет» большими партиями советские денежные знаки. Главными организаторами этой диверсии были русские эмигранты, которые надеялись на помощь в своей «работе» со стороны других белогвардейцев, работавших в местной полиции. Предполагалось, что свои люди в полиции всегда подадут знак и можно будет скрыться. Но из этого ничего не получилось, и трех главных организаторов диверсии полиция арестовала в сентябре 1928 года. На месте преступления были конфискованы печатная машина, клише и т.д., а также уже отпечатанная «продукция» на сумму 1500000 рублей.

Дело этих фальшивомонетчиков рассматривал смешанный франко-китайский суд, поскольку белогвардейцы обосновались в порядке конспирации на территории французской концессии. Однако и здесь, как и в Берлине, судебное разбирательство превратилось в откровенный фарс. Хотя, судя по всему, к фальшивомонетчикам следовало применить параграф 280 китайского уголовного кодекса (подделка денежных знаков иностранного государства) и параграф 240 этого же кодекса (подделка денежных документов), тем не менее Фемида и на этот раз была использована в антисоветских целях. На основе неписаных статей неписаного «кодекса антикоммунизма» белоэмигрантских уголовников. . . погладили по головке. Двое из обвиняемых получили по два месяца, а трое - по одному месяцу тюрьмы. Но, поскольку им было зачтено предварительное заключение, обвиняемых отпустили на свободу. Белогвардейские газеты, не скрывая своего восторга по поводу этого решения, писали, что, когда уголовники покидали зал суда, «они не могли скрыть радостной улыбки».

 

Современные фальшивомонетчики

XX век принес человечеству огромное количество чудесных, порою фантастических, изобретений. Его называют веком космоса, атомным веком, веком электроники и т.д. Трудно найти такую отрасль науки и техники, где бы этот прогресс не принес ошеломляющих результатов. В числе таких отраслей мы можем назвать и полиграфию, где внедрение последних научно-технических достижений позволило чрезвычайно облегчить решение ряда важных проблем, в том числе и при изготовлении сложных по рисунку и цветовой гамме бумажных денежных знаков. Прогресс этот, естественно, коснулся и тех отраслей науки и техники, которые связаны с чеканкой металлической монеты.

Острейшая конкуренция в полиграфической промышленности Запада привела к тому, что проблема сбыта новейшего полиграфического оборудования превратилась для его производителей в проблему номер один. Они изо всех сил изощряются в попытках привлечь покупателей, придумывают все новые и все более экстравагантные приемы и методы торговли своей продукцией. Не так давно, например, изобретен новый способ сбыта полиграфического оборудования - «лизинг». Он означает приблизительно то же, что и провозглашенный ныне в крупных авиатранспортных предприятиях лозунг: «Лети сейчас, плати потом».

Принцип «лизинга» приблизительно такой же: получаешь типографское оборудование бесплатно, а расплачиваешься за него позже, когда начнешь с помощью этого оборудования получать прибыль. Правда, в этом случае за его приобретение придется платить немного дороже, чем если покупать это оборудование сразу за наличные. Но тут уж ничего не поделаешь - бизнес есть бизнес.

«Лизинг» с наценкой, даже с большой наценкой, для фальшивомонетчиков не имеет значения: платить-то будут все равно поддельными деньгами. Так что есть проценты, нет процентов - все равно. Ну, а как преступники используют этот принцип «лизинга» в своих противозаконных целях, мы расскажем позже.

116

 

Первой отличительной чертой современного фальшивомонетничества является широкое использование новейшей полиграфической техники. Но есть еще одна черта. Она заключается в том, что подделывание денежных знаков поставлено в наше время на исключительно высокую организационную основу.

Эпоха талантливых одиночек прошла. Но и теперь, хотя крайне редко, появляются этакие современные нинджеры или Маккартни, которые поражают своих современников прямо-таки неожиданными способностями. Мы расскажем о некоторых из них.

 

БИЗНЕС НА ПРЕСТУПЛЕНИИ

 

Еще в июне 1972 года в ФРГ «засекли» фальшивые банкноты достоинством в 1000 марок. Это были совершенно необычные деньги: их кто-то рисовал на самой обычной бумаге. Но как рисовал! Даже банковские специалисты с трудом обнаружили в этом листе обычной бумаги подделку. Яркие, сочные краски, абсолютно точно совпадающие с градацией цветов на настоящей банкноте, безукоризненная «сетка», составляющая фон банкноты. . .

Представитель полиции заявил журналистам, что человек, создавший эти необычные банкноты, обладает уникальными способностями. «Это редкий талант. В последний раз нам удалось столкнуться с подобным феноменом пятнадцать лет тому назад». Иными словами, нет-нет да появляются потомки Нинджера.

Но эта история является небольшим предисловием к рассказу о том, как гибнут талантливые люди, пытаясь ухватиться за последнюю соломинку. . .

. . .В хмурый декабрьский день 1964 года в кабинете директора Французского национального центра по борьбе с фальшивомонетчиками зазвонил белый телефон. Господин Эмиль Бенаму в эту минуту с мрачным видом стоял около окна и рассеянно барабанил по стеклу. Буквально несколько минут тому назад он положил трубку другого, красного, телефона, встал из-за стола и, подойдя к окну, посмотрел на улицу. Шел густой мокрый снег. Он быстро таял, и из-под колес автомашин разлетались в разные стороны грязные брызги. Секретарша Франсуаза, уже не очень молодая женщина, много лет работавшая с господином Бенаму, открыла было дверь, чтобы положить папку с документами,

117

 

но передумала. Она знала: если директор стоит около окна и барабанит пальцами по стеклу, значит, его лучше не тревожить.

И действительно, недавно у него состоялся крайне неприятный разговор с министром внутренних дел. Финансовые органы продолжают обнаруживать отлично сделанные фальшивые денежные знаки. Это длится давно - лет 12. За это время сменились три министра. И каждый из них тактично ждал, когда господину Бенаму удастся сдержать свое обещание разоблачить фальшивомонетчиков. И, не дождавшись, все трое оказались за бортом после очередной министерской перетряски. Только последний, четвертый, уже с первых дней своего пребывания в правительстве довольно бестактно сказал директору:

-        Я не могу ждать, пока вы раскачаетесь. Вот уже сколько лет, господин Бенаму, вы все обещаете, обещаете. . . Передо мной папка, первый документ здесь появился 12 лет тому назад. Это было ваше донесение о том, что обнаружены фальшивки. И с тех пор здесь появилось уже 9 донесений, подписанных вами. А воз и ныне там, как говорится. Я не буду таким терпеливым, как мои предшественники. Учтите это.

И вот сегодня, когда зазвонил красный телефон, господин Бенаму вновь выслушал крайне неприятные слова в свой адрес. «Нет, надо уходить», - подумал директор и, заложив руки за спину, принялся шагать по комнате - от сейфа, стоящего в углу, до окна. Он ходил до тех пор, пока не услышал визг автомобильных тормозов. Подошел к окну и остановился, глядя вниз, на улицу. Именно в эту минуту зазвонил белый телефон. Это оперативный аппарат, и директор, не мешкая, снял трубку. То, что он услышал, поразило его, как гром в ясную погоду:

-        Господин директор! Только что Брассэ доложил, что он и Груаз засекли наконец человека, который в банке обменял франки на ценные бумаги. Все франки фальшивые. Более того, они абсолютно новые, прямо-таки из-под станка. Видимо, этот человек спешил, так как такие новые, совершенно «теплые» подделки нам ранее не попадались. Брассэ и Груаз пошли за этим человеком. Как только от них поступит следующее донесение, я немедленно вам доложу.

Это звонил его помощник, Жорж ле Руа. Бенаму никак не мог понять, каким образом этот простой парень, сын провинциального столяра, ухитрился получить дворянскую

118

 

фамилию. Да еще Руа. Но не в этом дело. Главное, что паника, длившаяся 12 лет, закончилась. Теперь осталось самое простое - выследить этого человека, установить, кто он, где живет, найти его сообщников и захлопнуть западню.

Директор позвонил в полицию: аресты, обыски и прочие формальности - это их дело. Затем он снял трубку красного телефона и, услышав хриплый голос министра, спокойно, без всяких восторгов, как о чем-то обычном, будничном, сообщил, что его люди вышли на одного из участников банды фальшивомонетчиков, которая «давно портила всем нам кровь». Министр высказал сомнение в обоснованности оптимизма Бенаму, но на всякий случай поздравил его. «Что за человек, - подумал директор после того, как министр угрюмо буркнул на прощание. - Сухарь какой-то, честное слово».

Опять зазвонил белый телефон.

-Господин директор! - звонил Брассэ. - Подозрительный человек, обменявший фальшивые франки, скрылся в особняке на улице Гренель. За домом установлено усиленное наблюдение. Особняк принадлежит Чеславу Боярски. Кто хозяин дома и что за человек, который скрылся в нем, мы сейчас выясняем. Может быть, это одно и то же лицо. . .

Нет, это был не Чеслав Боярски. Хозяин находился дома и не знал, что его особняк попал под усиленное наблюдение. Но если бы ему об этом стало известно, первое, что он воскликнул бы в сердцах, было: «Я же предупреждал его! Предупреждал!!! Но что можно сделать с человеческой алчностью?»

Впрочем, все это будет потом, а пока нам предстоит оставить Боярски, еще пребывающего в неведении о том, какой смертельный удар нанес ему дальний родственник, от которого он долго скрывал источник своего материального благополучия, и перелистать назад страницы истории.

Так случилось, что Чеслав Боярски - молодой инженер-строитель из красивого польского города Ченстохова -оказался в немецком плену. Несколько концлагерей, а затем - неожиданный переезд во Францию, где ему и группе других военнопленных, имевших специальность строителя, предстояло работать по расширению и укреплению гитлеровских оборонительных сооружений на берегу Ла-Манша. По дороге их эшелон разбомбила американская авиация - это было как раз в дни открытия второго фронта. Чеслав с двумя товарищами-чехами сумел скрыться,

119

 

покинуть зону боев и после вступления союзников в Париж пробраться туда. Товарищи из Чехословакии поспешили вскоре к себе на родину и присоединились к партизанам, а Чеслав...

Война кончилась, он продолжал жить в Париже. Женился, жена работала, а он все пытался устроиться в какую-нибудь строительную фирму. Строители были нужны, но только такие, которые умели хотя бы как-то объясняться по-французски. А Боярски был крайне неспособным к изучению языков. Ему бы вернуться в Польшу, в родной Ченстохов, - вот где знания инженера-строителя пригодились бы: родина Чеслава Боярски вставала из руин. Люди недоедали, недосыпали, но, воодушевленные патриотическими чувствами, они строили новую Польшу.

Чеслав же решил попытать счастье здесь, на чужбине. И потерпел полное поражение. Когда жена заболела и все заработанные ею деньги (а их было совсем мало) ушли на врачей и лекарство, Чеслав понял, что осталось совсем немного и он достигнет дна. Из него не получился ни сапожник, ни певец, ни чертежник, ни изобретатель. Все эти профессии он безуспешно перепробовал. Его окружала стена полного безразличия и презрения. Нищета, голод. . .

Но Чеслав Боярски был способным человеком. К тому же он обладал терпением, целеустремленностью и поразительным упорством. В сочетании с неожиданно открывшимися качествами художника-копииста и химика Боярски был готов к тому, чтобы идти к благополучию прямым путем, минуя промежуточную стадию - работу. И он решил стать фальшивомонетчиком.

Надо прямо сказать: решение это было принято им не сразу. Потом, на суде, он скажет: «Я - порядочный человек Он очень долго колебался. Но, как говорится, голод не тетка, И Чеслав в конце концов решился.

Вначале он сутками самым тщательным образом, помощью мощной лупы изучал банкноты, которые избрал для «освоения». Временами казалось, что он поставил перед собой невыполнимую задачу. Вглядываясь в чудовищно сложную сеть переплетающихся тончайших разноцветных линий, Боярски чувствовал, что у него кружится голова. ОН объяснял это свое состояние недоеданием, старательна отгоняя мысль о тщетности всей затеи. В особенности он был поражен сложностью рисунков, изображающих на деньгах Мольера и Гюго. Но Боярски был упорным человеком. Изучив

120

 

банкноты, он взялся за освоение всех производственных процессов по изготовлению бумаги. С этой целью он с трудом устроился работать на бумажную фабрику. В конце концов в домашних условиях Боярски сумел создать бумагу именно такую, какую используют при печатании франков.

Вспомним, сколько трудов было положено гитлеровцами на изготовление бумаги для фальшивых фунтов стерлингов, сколько ученых, инженеров различных специальностей было привлечено для этого. И сколько времени ушло, пока удалось найти секрет бумаги и наладить ее производство. А в этом случае трудился один человек. . .

Около года ушло на изготовление клише. Впоследствии, уже в ходе судебного разбирательства, эксперты будут рассматривать это клише и молча качать головой: как человек смог в кустарных условиях создать такое? Но самое сложное препятствие оказалось там, где его никто не ждал, - краски. Добиться тонкого, незаметного перехода голубых линий в синие, а светло-коричневых в темно-коричневые было необычайно трудно. Боярски изобрел, построил и в конце концов довел до совершенства ряд миниатюрных приборов, с помощью которых он несколько механизировал процесс печатания. Но все равно он год и семь месяцев работал ежедневно по 10 - 12 часов в сутки, без всяких выходных и при крайне скудном рационе питания.

Когда, наконец, он получил свою первую «продукцию», ее нельзя было пускать в оборот: деньги выглядели слишком новыми. Пришлось разрабатывать особую методику «старения» денег. Впоследствии многочисленным экспертам удалось воссоздать 14 фаз его деятельности, чтобы шаг за шагом выявить весь процесс. Он один научился блестяще справляться с работой, которая в обычных условиях требовала усилий шести специалистов очень высокой квалификации.

Почти два года непрерывного изнурительного труда позволили Боярски и его жене сесть в декабре 1949 года за рождественский стол с традиционной индейкой. Изможденный «маэстро» тупо глядел на сверкающую аппетитной корочкой тушку и автоматически думал о том, как, с помощью каких красок можно получить на бумаге цвет поджаристой корочки индейки. . .

С тех пор он год за годом, не разгибая спины, «копал яму» французскому министерству финансов. Боярски понимал, что от качества работы зависит благополучие его семьи и

121

 

даже его жизнь. Это был тот редкий случай, когда без всякой подсказки или напоминания человек из кожи вон лез для того, чтобы добиться безупречного качества своей продукции.

Каждое утро жена покупала все парижские газеты и одну польскую. Она тщательно их просматривала: нет ли сообщения о появлении фальшивых франков. Но все было тихо. По вечерам усталый Боярски брал в руки «Жиче Варшавы» и читал вслух. Он потом признался, что боялся забыть родной язык. Из газеты он узнавал, как встает из руин его бывшая родина. Иногда он думал, о том, какую страшную, непоправимую ошибку совершил. И где-то в душе у него жила, втайне от жены, мысль: «Вот приду в себя, отдохну в Ницце, приоденусь, куплю кое-что ценное и поеду к себе, в родной Ченстохов. Как там мама, брат Здислав?» Но все это были мечты. Ни в какую Ниццу он не поедет - времени не будет. Он продолжал непрерывно работать, так как надо было купить дом. Жить в лачуге на окраине Парижа больше нельзя.

Три года, вплоть до середины 1952 года, «франки» Боярски полностью растворялись в огромной массе настоящих франков. Казалось, что деньги, им изготовленные, незаметно вливаются в этот многомиллионный поток и вместе с ним благополучно минуют узкие ущелья контроля в банках и других финансовых организациях.

И только 13 июня 1952 г. на стол директора национального центра по борьбе с фальшивомонетчиками легла первая фальшивая банкнота, изготовленная кустарем-одиночкой Боярски. Она была изъята экспертом из кассы национального банка и то после некоторого колебания. Все сомнения отпали только после специального исследования состава бумаги и красок. Кроме того, обнаружили, что на деньгах нет секретных меток. Но их отсутствие можно было обнаружить только при тщательном рассмотрении банкноты. И то это могли сделать лишь те немногие эксперты, которые знали о них.

По установившейся традиции факт появления фальшивых денег не разглашался. И, естественно, об этом ничего не сообщалось в прессе. Поэтому-то Боярски и заявит потом на суде: «Стоило бы им поднять шум, как я немедленно остановился бы. Но они молчали, и я решил, что никто не интересуется этим делом».

Но «они» интересовались. Однако месяц за месяцем, а затем год за годом проходили, и ничего, кроме новых фальшивых франков, в руки Бенаму не попадало. Тщетность

122

 

всех усилий по поимке фальшивомонетчиков породила мнение, что действует большая, отлично организованная шайка, в составе которой не только замечательные специалисты - бумажники, химики, инженеры, полиграфисты, но и отличные конспираторы. Ибо чем же объяснить, что годами они действовали настолько скрытно, что агенты Бенаму ничего не могли сделать?

А опыт у работников центра есть и немалый. Ведь смогли же они раскрыть в 1950 году подпольный «монетный двор», выпускавший отличные «американские доллары». Их качество было настолько высокое, что даже через 20 лет (!) эти двадцатидолларовые и стодолларовые банкноты продолжали беспрепятственно циркулировать в шести европейских странах! И там были толковые конспираторы, но они успели проработать всего три года. А тут уже столько лет прошло, и не было конца этой бесплодной невидимой охоте.

Больше всего Бенаму волновал один вопрос: в каком объеме фальшивые франки поступают на рынок? В правительстве при закрытых дверях не один раз обсуждалась эта тема, и с каждым разом обсуждение принимало все более панический характер. Французские финансы оказались под угрозой.

Но Бенаму отлично понимал, что прежде, чем развалится здание французских финансов, он слетит со своего поста. И поэтому легко понять его состояние, когда потомок столяра с дворянской фамилией известил его о том, что удалось ухватиться за ниточку, которая должна привести к поимке всей шайки.

Когда в доме Боярски появилась полиция, он понял, что настал конец. Правда, и он, и его жена держались спокойно. А когда Боярски сказали, что из его дома выносят фальшивые франки, он только пожал плечами. «Ищите эти франки, господа», - как бы сказал Чеслав. Полиция начала обыск. Он был в определенной степени затруднен, так как неизвестно, кто же «печатает» эти деньги, хотя у Бенаму и его агентов накопилось много данных, говорящих о том, что именно в особняке Боярски делают фальшивые франки.

Обыск длился девять часов. Перерыли буквально весь дом, передвинули всю мебель, заглянули во все шкафы и антресоли, подняли ковры и подстилки. Ничего. Абсолютно ничего! Офицер, руководивший обыском, был бледен: дело принимало дурной оборот. Если так ничего и не найдут, не оберешься неприятностей. А Боярски вправе дать интервью

123

 

корреспондентам и с возмущением рассказать о том, какие глупости делает полиция, как эти тупые стражи порядка облили грязью честного человека!

Итак, обыск заканчивался. И вот к 8 часам вечера все собрались в гостиной. Хозяин дома сидел в кресле, закрыв лицо руками. Казалось, его так измотала эта процедура, что он заснул. В гостиной царил полумрак - горел только один торшер. Офицер приказал зажечь верхний свет. Хозяин и хозяйка не шелохнулись. Тогда один из полицейских щелкнул выключателем, и комната залилась ярким светом.

Офицер оглядел своих подчиненных. Все были налицо. Можно объявлять об окончании обыска, и, конечно, придется принести извинения за причиненное беспокойство. Но он решил в последний раз поднять ковер в гостиной и вновь осмотреть пол: здесь обыск проводился в тот момент, когда начало уже темнеть, но свет зажигать было рано. Ковер подняли, и офицер вновь тщательно осмотрел пол. Прошелся туда и обратно, затем нагнулся и начал внимательно рассматривать паркет. В одном месте щель между паркетинами ему показалась шире обычной. Принесли лом. И вот перед удивленными полицейскими открылся лаз под пол, лестница в семь ступенек и довольно большое подвальное помещение. Нашли выключатель, зажгли свет, и перед радостно оживившимися полицейскими предстал подпольный «монетный двор» в прямом и переносном смысле.

Итак, за 15 лет упорной и фактически непрерывной работы Боярски изготовил на 1000000 франков хрустящих, многоцветных банкнот. За эти годы он настолько устал, что после долгих колебаний решил взять себе в помощники двух человек: своего дальнего родственника и друга. Но предупредил их: не выносить из дома банкноты до того, как они пройдут «старение». И ни в коем случае их не менять в государственном банке или сберкассе.

Но родственник был настолько рад своей столь крупной «зарплате», что сразу же помчался в банк. На этом работа «фирмы» закончилась. Чеслава отдали под суд. В начале июня 1966 года его приговорили к 20 годам тюрьмы.

Эмиль Бенаму торжествовал победу и решил «отыграться» сполна. По его указанию был снят документальный фильм, посвященный поимке и разоблачению «самого опасного фальшивомонетчика за всю историю Франции», - так гласили вступительные титры этого фильма.

124

 

Рис. 11. Банкнота в 1000 старых франков, изготовленная Чеславом Боярски в начале его деятельности, которая чуть не потрясла всю финансовую систему Франции

Рис. 12. Банкнота в 100 новых франков - последняя из тех, которые изготовил Чеслав Боярски

После того как приговор был объявлен и подсудимого увели, корреспонденты бросились к Эмилю Бенаму. «Квалификация Боярски как художника совершенно изумительна, - сказал директор центра по борьбе с фальшивомонетчиками о том человеке, который чуть не свел его в могилу. - Если бы он изготовлял доллары, мы никогда бы не поймали его». А вот что писал американский журнал «Тайм» о продукции

125

 

Боярски: «Это была настолько чистая работа, что, когда он был отдан под суд, все согласились с тем, что даже во; Франции, где производится 80 процентов всего объема фальшивых денег, Боярски может заслуженно рассчитывать на титул «Леонардо да Винчи».

Оставим на совести этого журнала странное утверждение: о том, что 80 процентов всего объема фальшивых денег производится во Франции. Общеизвестно, что именно в США производится около половины всех фальшивых денег, если не больше. Важно другое: ни один орган печати на Западе не обмолвился о том, что история Боярски - это наглядный пример страшной трагедии, постигшей человека, отказавшегося от своей родины.

Но и после прекращения «деятельности» Боярски во Франции время от времени обнаруживали искусно изготовленные банкноты. Правда, теперь они появлялись в результате деятельности целых корпораций. На «черных биржах» Парижа, Марселя, Лиона, Ниццы идет бойкая торговля поддельными деньгами.

В числе тех немногих гениальных фальшивомонетчиков-одиночек, которые иногда дают о себе знать, можно назвать американца Гэса Рэймера - худенького, невысокого роста человека, почти неграмотного, сумевшего в наш век сложнейшей и эффективнейшей техники кустарным путем изготовить из подсобных материалов поразительные по качеству клише. Но самое удивительное заключалось в том, что американский суд, известный своим «гуманным» отношением к простым людям, признал Гэса Реймера. . . невиновным.

Эта загадочная история началась необычно. Большой четырехмоторный самолет ДС-6, вылетевший из аэропорта перуанской столицы Лимы в Вашингтон 26 июня 1962 г., вскоре после взлета перестал отвечать на запросы по радио. Связались с аэропортом Каракаса, но оттуда сообщили, что они не только не приняли для посадки этот самолёт, но даже не установили с ним связь.

Начались поиски исчезнувшего самолета. Вскоре чилийский вертолет обнаружил обломки ДС-6 на склоне огромной заснеженной горы в отрогах Кордильер. В ту пору на самолетах еще не было известного ныне «черного ящика» с магнитофоном, который автоматически записывает все команды и доклады на борту самолета, что в значительной степени облегчает в случае аварии выяснение обстоятельств катастрофы.

126

 

Вместе с членами комиссии по расследованию причин аварии и врачами на ослепительно сверкающий плотный снег высадились и двое чилийских полицейских, они-то и обнаружили у одного из погибших 57000 долларов крупными купюрами. Их поразили два обстоятельства. Во-первых, все деньги были абсолютно новыми. Затем, если судить по паспорту, они принадлежали американцу, а у янки не принято носить с собой большие суммы. Они предпочитают пользоваться чековыми книжками. И наконец, паспорт был на имя Эрла Трейса, а его владелец очень смахивал на известного гангстера Рикардо Больцано по кличке «Бомба».

И деньги, и паспорт вместе с другими личными вещами Трейса-Больцано срочно отправили в США. В вашингтонской лаборатории президентской Секретной службы тысячедолларовые банкноты с изображением президента Кливленда были подвергнуты тщательному анализу. Они оказались фальшивыми. Тем временем ФБР, Секретная служба и полиция трех восточных штатов усиленно искали членов гангстерской шайки, к которой принадлежал Трейс-Больцано.

На этот раз успех был на стороне полиции. Шесть раз щелкнули наручники, были изъяты фальшивые банкноты на сумму около 750000 долларов, конфискованы искусно сделанные клише, краски, типографское оборудование, но самого мастера, изготовившего эти клише, полиция не нашла. А гангстеры упорно молчали. Это легко понять, так как они надеялись скоро оказаться на свободе и вновь прибегнуть к помощи «мастера-золотые руки».

И вот поздно вечером 30 июля 1962 года в полицейском участке небольшого городка со знакомым всем нам названием Одесса, но в штате Техас, появилась маленькая худая девочка лет одиннадцати-двенадцати. Убедившись в том, что в помещении никого, кроме дежурного, нет, она быстро проговорила: «Мистер, очень прошу вас, срочно пришлите патрульную машину по следующему адресу. . .».Дежурный записал адрес и, подняв голову, хотел спросить, что же случилось в доме по этому адресу, но за деревянным барьером уже никого не было - девочка исчезла. Тем не менее дежурный снял трубку радиотелефона и дал команду ближайшей патрульной машине подъехать по записанному адресу.

Каково же было удивление патрульных полицейских, когда хозяин квартиры Реймер, радушно встретив, провел их в небольшую темную комнату и показал два клише для изго-

127

 

товления фальшивых денег. Но полицейские совершенно растерялись после того, как Реймер, передавая им эти клише, сказал: «Я очень рад, что вы наконец меня разыскали сами. Я изготовил пять клише. Три из них, как мне известно, вы уже изъяли в Бостоне. Вот эти - последние».

Ничего не понимая, полицейские тем не менее привычным движением надели на этого странного человека наручники и повезли в участок. Когда в Вашингтоне стало известно об этом необычном случае, там началось ликование. Секретная служба праздновала победу, так как был арестован опаснейший фальшивомонетчик.

В ходе следствия установили, что в марте 1961 года на квартиру известного в городе гравера-самоучки Реймера пришли два человека и предложили ему изготовить клише для печатания фальшивых долларов. Реймер отказался. Тогда один из посетителей вынул пистолет и сказал, что Реймер не может теперь отказаться, так как ему открыли тайну, ему доверяют, и если он откажется, то его тут же пристрелят как собаку. Реймер вынужден был согласиться. От платы за свои труды он отказался, так как знал, что его скоро ждет тюрьма, а деньги все равно конфискуют. Несколько месяцев он упорно работал под неусыпным наблюдением двух верзил, которых Реймер представил своим соседям как «дальних родственников, прибывших к нему погостить из Аляски». Он изготовил два клише, которые, как ему показалось, были неудачными. Затем, набив руку, он сделал еще три клише. Эти были безупречны.

Суд решил, что Реймер невиновен, так как его принудили к совершению преступления под дулом пистолета, а затем он с помощью дочери сам отдал себя в руки полиции и передал клише. Так и закончилась эта странная история.

Для того чтобы завершить рассказ о гениальных одиночках, упомяну еще об одном талантливом человеке, судьба которого была драматической.

Аугусто Рамирес, известный инженер из Барселоны, был большим знатоком искусства. У него имелась отличная коллекция картин, предметов старины. Высший свет Барселоны, где он постоянно вращался, был поражен, когда по городу разнесся слух об аресте Рамиреса. Вскоре этот слух подтвердился. Оказалось, что инженер был в долгу, как в шелку, и в поисках выхода решил взяться за изготовление фальшивых денег. Часть оборудования он купил, остальное сконструировал и построил сам. В частности, он изобрел

128

 

чрезвычайно удобную, простую и очень компактную печатную машинку для глубокой печати и даже получил на нее патент.

Рамирес работал недолго. За это время он изготовил 41000 отличных банкнот по 1000 песет, но 30000 из них уничтожил, так как они показались ему недостаточно качественными. Он пустил в оборот всего лишь 600 банкнот по 1000 песет и остановился на этом, ибо покрыл долги и таким образом поправил свои дела. На суде он заявил, что намеревался использовать свой собственный «монетный двор» лишь в случае крайней необходимости. Качество его изделий было настолько высокое, что, как свидетельствовал глава специального отдела по борьбе с фальшивомонетчиками Банко де Эспанья Грегорио Гуихарро, эксперты испанского монетного двора затратили много часов, изучая и анализируя его песеты, прежде чем смогли вынести свой вердикт: деньги поддельные. Этот инженер, указывает Гуихарро в статье, опубликованной в одном из номеров «Бюллетеня Интерпола», страдал от стремления все делать основательно и на высшем уровне. Именно поэтому он не ограничился тем средним уровнем схожести своих изделий с настоящими банкнотами (чем обычно удовлетворяются рядовые фальшивомонетчики), а добивался такого их соответствия, что, как отметил Гуихарро, был даже готов повторить на своей продукции те дефекты настоящих песет, которые практически невозможно обнаружить без специальной аппаратуры.

Выступавшие на суде эксперты Банко де Эспанья сообщили, что Рамиресу удалось добиться в домашних условиях потрясающе точной передачи деталей фона и цветовой гаммы на своей продукции. Тем не менее эти достижения не избавили его от тюрьмы.

Таких одиноких «гениев» становится все меньше и меньше. Уже никто не хочет месяцами трудиться над изготовлением клише. Ныне на Западе настала пора, когда бездарному, но алчному человеку ничего не стоит, объединившись с себе подобными, организовать шайку, закупить (или получить бесплатно путем «лизинга») самую совершенную офсетную технику, автоматическую фотолабораторию и т.д., не говоря уже о цветных ксероксах.

Вот, например, как начали «зарабатывать» средства к существованию два американских уголовника Рейнголд Лангер и Джозеф Хорстел. Они довольно долго коротали время в тюрьме штата Иллинойс по обвинению в убийстве и

129

 

вооруженном ограблении. Покинув тюрьму в 1967 году, они I решили найти другие пути к безбедному существованию. В Чикаго купили краски и бумагу, необходимое типографское оборудование получили по «лизингу» в Питтсбурге. Фирма работала недолго: качество «продукции» было не очень высокое, и вскоре полиция напала на их след. В городе Оак Лоон (штат Иллинойс) Лангера пытались задержать за сбыт фальшивых долларов. Он начал отстреливаться. Вскоре поймали и Хорстела.

В Бостоне некий Фредерик Донателли создал в 1969 году свою «фирму». На этот раз все было организовано с размахом: сняли дом, установили совершеннейшее оборудование, пригласили опытных специалистов. Отпечатали 2 миллиона очень «чистых» долларов и на основе четко разработанной схемы сбыта приступили к их реализации. Как только в городе начал распространяться слух о том, что появились фальшивые 10- и 20-долларовые деньги, Донателли скомандовал изменить номера и перейти на другие купюры. Долго не могли обнаружить подпольный монетный двор. Это удалось сделать только после того, как агент Секретной: службы проник в крепко спаянную сеть распространителей.

Подобного рода шайки фальшивомонетчиков вылавливали, и без особого труда, во многих странах. Раньше они, как правило, специализировались на изготовлении поддельных долларов. Но с конца 60-х годов фальшивомонетчики стали все чаще изготавливать денежные знаки и других государств: ФРГ, Японии, Франции. В 1967 году в Париже была раскрыта шайка, изготовившая банкноты республики Заир на огромную сумму - 15 миллионов франков. Если опираться на данные, которые опубликовал Интерпол, то наиболее крупные и тщательно законспирированные корпорации международных фальшивомонетчиков находятся в США, Аргентине, Франции, Италии, а также в Колумбии, Гонконге и Таиланде. Они-то никак не попадают в поле зрения полиции. Известны, правда, некоторые из их главарей: в Латинской Америке действовали братья Рикардо и Тадео Шуманы, в Европе - испанец Освальдо Кокуччи и его сподвижница, международная авантюристка по кличке «Черный тюльпан». Ее настоящее имя - Анна Хоегорова. Она по национальности чешка.

Как правило, международные преступные концерны тайно существуют в недрах легальных и порою «вполне добропорядочных» фирм и компаний. Они служат не только

 

«крышей», но и весьма удобным пунктом для связи, столь необходимой международным преступным концернам.

В последнее время заявил о себе в полный голос и новый центр этого преступного бизнеса - Израиль. По сообщению иорданской газеты «Аш-Шааб», в 70-х годах «Израиль стал одним из центров по изготовлению фальшивых денег. После ареста видных полицейских чинов и хозяина одной из типографий в Тель-Авиве, у которого обнаружили сто тысяч американских долларов, израильское правительство уже не может скрывать этот факт. Фальшивая валюта переправляется в страны Европы, где используется при финансовых операциях».

Миллиарды долларов американских налогоплательщиков подпирают израильский режим. А тем временем иногда отсюда обратно течет ручеек фальшивых долларов в США, который, возможно, в некоторой степени способствует усилению финансовых трудностей Вашингтона.

Впрочем, эти «проделки» союзника находят поддержку и внутри США в лице собственно американских фальшивомонетчиков. И происходят иногда анекдотичные истории. Однажды израильские банки, по сообщению корреспондента агентства «Франс Пресс» из Тель-Авива, по недоразумению получили крупную сумму фальшивых американских долларов, которые были завезены в страну из-за границы. Шеф департамента по борьбе с фальшивомонетчиками заявил представителям прессы, что в обращении в Израиле находится масса поддельных американских купюр. Они изготовлены большей частью в США и настолько технически безупречны, что обнаружить их можно с огромным трудом и то лишь с помощью специальной аппаратуры.

Только случайная неосторожность преступников помогает полиции в разоблачении больших и очень продуманно специализированных шаек, занимающихся изготовлением и сбытом фальшивок. Иногда, напав на след, полиция его теряет, так как срабатывает система ограниченных связей между исполнителями разных уровней. Так было, например, в Италии.

Однажды кому-то из неаполитанской полиции пришла в голову мысль обратить внимание на чрезвычайную активность одного вполне солидного похоронного бюро. В особенности странными казались весьма частые поездки катафалков не только в черте города, но даже по дороге Неаполь -Рим. Дважды полиция останавливала эти резвые катафалки,

131

 

но ничего предосудительного в них не обнаружила: гробы были, как обычно, закрыты и опломбированы. Потребители требуют, разъяснял шофер, абсолютной новизны продукции, что и удостоверялось пломбой.

Некоторых полицейских смущала эта странная пломба, но никаких более активных действий для выяснения того, что содержится в опечатанных гробах, предпринять они не решались. А катафалки продолжали тем временем сновать по улицам Неаполя и загородным автострадам не только днем, но и ночью. Создавалось впечатление, будто жизнерадостные итальянцы начали умирать в массовом порядке. Что бы это могло значить?

Но вот однажды ответ на этот вопрос полиция вроде бы получила. Столицу Италии с Неаполем соединяет прекрасная автострада «Солнце». Дорога эта частная, и за проезд по ней надо платить по соответствующей таксе. В начале и конце дороги сооружены специальные контрольно-пропускные пункты. Здесь каждый водитель получает за определенную плату в автоматах билеты на право поездки по этой автостраде. На билетах печатаются как время начала поездки, так и то время, по истечении которого она должна быть закончена. Нарушивших это правило штрафуют. Причем расплачивается и тот, кто слишком быстро преодолевает расстояние, и тот, кто не укладывается в обозначенное время.

Надо же было такому случиться, чтобы при въезде в Рим один из шоферов катафалка представил билет с просроченным временем: он ехал медленнее, чем разрешалось. Это было настолько необычно для «сверхзвуковых» катафалков, что полиция заинтересовалась и шофером, и его машиной всерьез. Пока шофер доказывал, что он трудится круглые сутки без отдыха и что шоферы всех похоронных бюро готовятся объявить забастовку, так как работать на износ никто не хочет, полицейские внимательно рассматривали катафалк. Один из них случайно обнаружил, что пломба на роскошком гробе с бронзовыми ручками сорвана. Любопытный полицейский решил приподнять крышку гроба и обомлел: он был забит пачками новейших банкнот.

И что же? Шофер заявил, что ему гроб, возможно, подменили, когда он в Неаполе заехал перекусить в пиццерию, а хозяева похоронного бюро подняли шум, обвинив полицию в шантаже и вымогательстве. Полиция, конечно, деньги конфисковала, на этом все и кончилось. Кто в похоронном

132

 

бюро печатает деньги и печатает ли вообще - все это так и осталось неизвестным.

В руки полиции обычно попадают всякого рода любители и дилетанты. Крупные же, хорошо организованные шайки чаще всего остаются вне ее досягаемости.

Западногерманская полиция в конце 70-х годов пережила мрачный период: по ее данным, в стране действовало несколько крупных банд фальшивомонетчиков. Только часть из них удалось обезвредить. Сначала баварская полиция с помощью Интерпола раскрыла преступную сеть в Мюнхене, где было изготовлено 772 тысячи фальшивых долларов. Потом совместно с голландскими коллегами она арестовала еще более крупную банду, которая изготавливала в подпольной типографии на голландской стороне границы фальшивые гульдены и обменивала их в банках ФРГ на полноценные западногерманские марки. Фальшивомонетчики успели пустить в оборот около 6 миллионов поддельных гульденов, что равняется 2,8 миллиона американских долларов. Однако удалось выловить отнюдь не всех преступников.

И то, что в Германии (уже после того, как была разрушена берлинская стена) у полиции продолжает болеть голова от непрекращающихся поисков банд, специализирующихся на изготовлении поддельных банкнот, говорит о том, что предпринимаемые усилия по борьбе с фальшивомонетчиками не дают нужного эффекта. 25 февраля 1993 года, например, баварская полиция задержала двух немцев и одного австрийца по подозрению в изготовлении фальшивых долларов. Конфисковано поддельной американской валюты на общую сумму 4,9 миллионов долларов. Качество их, отмечает полицейский эксперт, «довольно низкое».

В связи с невиданным размахом этого вида преступлений в Германии (как, впрочем, и во многих других странах) принимаются решительные меры не только к поимке фальшивомонетчиков, но и к защите своих денежных знаков от подделки путем усложнения рисунка, а также технологии изготовления. С осени 1990 года государственный федеральный немецкий банк осуществляет постепенную замену старых банкнот новыми. Теперь проверить их подлинность не составляет особого труда, посмотрев на свет: водяной знак на белом поле виден очень четко. На тончайшей алюминиевой полоске вертикально пересекающей банкнот, виден ряд цифр и прозрачный «регистр» с буквой «д». Служащие банков и других финансовых учреждений могут подвергнуть

133

 

банкноты дополнительной проверке в ультрафиолетовых лучах: на них проявляются красные, желтые и голубые черточки. Это - специально окрашенные волокна, ведь денежные знаки созданы из чистого хлопка.

После объединения ФРГ и ГДР марки ГДР были, естественно, аннулированы, а марки Федеративной Республики Германия с даты выпуска начиная с 1960 года остались в обращении как денежная единица страны. Поэтому чрезвычайно важно, получая марки, обратить внимание - не банкноты ли ГДР вам предлагают? И особенно следует обратить внимание на дату банкноты. Сейчас в Германии находятся в обращении следующие марки:

5 марок выпуска 1991 года (размер 120 х 60 мм).

На лицевой стороне изображена молодая женщина без головного убора, а на оборотной - Бранденбургские ворота.

20 марок выпуска 1.08.1991 года (размер 138 х 68 мм).

На лицевой стороне изображена женщина, а на оборотной - гусиное перо.

10 марок выпуска 2.01.60, 2.01.70, 1.06.77, 2.01.80, а также 1981 - 1988 годов (размер 130 х 65 мм).

На лицевой стороне изображен мужчина, а на оборотной -парусник.

10 марок выпуска 2.01.1989 года (размер 130 х65 мм).

На лицевой стороне изображен мужчина в колпаке, а на оборотной - морской прибор секстан.

20 марок выпуска 2.01.60, 2.01.70, 1.06.77, .2.01.80, а также 1981 - 1988 годов (размер 140 х 70 мм).

На лицевой стороне изображена женщина в средневековой шляпе, а на оборотной - скрипка, смычок и кларнет.

50 марок выпуска 2.01.60, 2.01.70, 1.06.77, 2.01.80, а также 1981 - 1988 годов (размер 150 х 75 мм).

На лицевой стороне изображен мужчина в средневековой шляпе, а на оборотной - крепостные башни замка.

50 марок выпуска 1989 года (размер 146 х 71 мм).

На лицевой стороне изображен мужчина, а на оборотной -архитектурная схема здания.

100 марок выпуска 2.01.60, 2.01.70, 1.06.77, 2.01.89, а также 1981 - 1988 годов (размер 160 х 80 мм).

На лицевой стороне изображен мужчина в средневековом головном уборе, а на оборотной стороне - орел с распростертыми крыльями.

100 марок выпуска 2.01.1989 года (размер 154 х 74 мм).

На лицевой стороне изображена женщины, а на оборот-' ной - раскрытый рояль с нотами на пюпитре.

134

 

200 марок выпуска 2.01.1989 года (размер 162 х 77 мм).

На лицевой стороне изображен мужчина, а на оборотной -микроскоп.

500 марок выпуска 2.01.60, 2.01.70, 1.06.77, 2.01.80, а также 1981 - 1988 годов (размер 170 х 85 мм).

На лицевой стороне изображен мужчина в средневековом головном уборе, а на оборотной - замок. : 1000 марок выпуска 2.01.60, 2.01.70, 1.06.77, 2.01.80, а также 1981 - 1988 годов (размер 180 х 90 мм).

На лицевой стороне изображен мужчина без головного убора, а на оборотной - замок.

Таким образом, даже из этого краткого перечня, читатель, конечно, обратил внимание на то, что по сравнению с американской у немецкой валюты большое разнообразие в изображениях на банкнотах, а также в размерах самих денежных знаков. Кроме того, известно, что в обороте встречаются фальшивые банкноты следующих номиналов: 50 марок (выпуска 1 января 1960 года), 100 марок (выпуска 2 января 1960 года), 500 и 1000 марок. Ниже дается подробное описание поддельных банкнот в 50 и 100 марок.

1. Поддельная банкнота достоинством в 50 марок ФРГ встречается двух видов и отличается друг от друга незначительными деталями. Эти банкноты состоят из двух аккуратно склеенных листов бумаги или из одного листа.

Бумага фальшивых банкнот мягче, немного толще (в особенности в том случае, если они состоят из двух склеенных банкнот) и не обладает той эластичностью, которая отличает бумагу подлинных банкнот.

Защитная металлическая нить, впрессованная в подлинную банкноту, имитирована линией, нарисованной с лицевой или оборотной стороны банкноты. В тех случаях, когда банкнота склеена из двух тонких листов, защитная металлическая нить вклеена между ними или нарисована на внутренней поверхности одного из листов.

На подлинной банкноте имеется водяной знак - голова мужчины, более крупное изображение которой помещено на лицевой стороне банкноты. А на поддельных банкнотах водяной знак либо вообще отсутствует, либо нарисован белой краской в искаженном виде на лицевой стороне банкноты и на свет не просматривается.

Портрет на лицевой стороне лишен выпуклости и рельефности. Тонкие оттеночные линии портрета слишком плотные и грубые, местами размазаны, а на меховой шляпе и

135

 

воротнике шубы сливаются в темно-каштановые пятна или вообще отсутствуют. Фон лицевой и оборотной сторон банкноты, состоящий на подлинной банкноте из многоцветных перекрещивающихся линий и полос бежевого и зеленого цветов, на поддельных выполнен очень грубо, резко выражены переходы тонов, зеленые полосы часто вообще опущены либо наоборот выражены чересчур ярко. В рисунке оборотной стороны очень плохо выполнено небо. Тени ворот грубые и смазанные.

2. Поддельная банкнота в 100 марок выпуска 1 января 1960 года напечатана на мягкой и неэластичной бумаге. Защитная металлическая нить выполнена серым штрихом на лицевой стороне, на свет едва просматривается. Водяной знак отсутствует. Рисунок лицевой стороны выполнен неплохо, но переход тонов выражен резче, краски гуще и ярче, чем на подлинной банкноте. На портрете мужчины не заметно тонких линий штриховки. В рисунке головного убора опущены некоторые штрихи, в результате чего можно заметить белые и черные пятна.

Окантовка рамки воспроизведена более темной краской. Фон банкноты, состоящий из многокрасочных, дугообразных непрерывных лент, слегка расплывчат и неясен. Розетки с текстом «Hundret Deutsche Mark» выполнены более бледными тонами красок, а текст нижней розетки, обозначающий место и дату выпуска банкноты, недостаточно четок. Шрифт цифр и букв номера и серии отличается от шрифта подлинной банкноты.

Оборотная сторона воспроизведена хуже, чем лицевая, особенно фон банкноты, состоящий из многокрасочных волнистых лент, где отсутствуют полутона при переходе одних красок в другие. Отсутствует одна из тонких линий рамки.

В изображении орла недостает выпуклости и рельефности (крылья и лапы). Рисунок розетки на белом поле банкноты выполнен нечетко.

В последние годы сотрудники Федерального 'криминального агентства Германии (БКА) с чувством глубокой тревоги стали отмечать рост числа фальшивых марок, засоряющих финансовые каналы страны. В 1990 году, например, было 590 случаев выявления поддельных банкнот, изготовленных преимущественно на ксероксе. В 1991 году - уже 18 226 таких случаев, а еще через год - в два раза больше. В БКА полагают, что в 1995 году их будет не меньше 50 000. И это несмотря на то, что в Германии введены новые деньги с исключительно сложными мерами предохранения от подделок.

136

 

Но где расположены эти тайные монетные дворы? Не так давно в БКА поступили агентурные данные о том, что значительная партия поддельных марок может появиться в стране из ... Турции. Связавшись с местной полицией представители германского криминального агентства выехали в Стамбул, где, по данным их турецких коллег, вероятнее всего и расположен тот тайный монетный двор, на котором печатаются немецкие марки.

... Есть в Стамбуле, на окраине города, район, который называется Каприг. Здесь нет ни роскошных магазинов, ни ярко освещенных кафе. Нет и предприятий, только на улице Исмета - небольшая типография. А в запыленном кабинете директора есть единственная достопримечательность - красивая статуэтка, изображающая летящую фигурку женщины. Эта статуэтка - точная копия той фигурки, которая украшает капот знаменитых автомашин «Роллс-Ройс». Стоит она одиноко на довольно-таки замызганном столе директора.

Типография печатала обычно бланки, удостоверения и прочую немудрящую продукцию. 19 декабря, когда зимний день был в полном разгаре, в типографию вошли шесть человек в форме турецкой полиции и трое штатских. Приказав всем стоять лицом к стене, они предъявили директору типографии ордер на обыск. Как раз к этому моменту к типографии подъехал небольшой грузовик «Тойота». В проходе, ведущем к выходу из типографии, стояли аккуратно забитые ящики, готовые к отправке по назначению.

Дальнейшее развитие событий комментировал Винфрид Пройс из БКА, выступая перед журналистами в Берлине 23 декабря 1992 года.

«Ящики напоминали большие кейсы, с аккуратно уложенными в них фальшивыми банкнотами достоинством в 500 марок, изготовленные обычным офсетным способом. Надо прямо сказать, что на первый взгляд они производили впечатление настоящих. Эксперты впоследствии подтвердили, что их довольно трудно отличить от настоящих. Пересчитать фальшивки было невозможно, и мы решили их взвесить и таким путем, хотя бы приблизительно, определить, сколько там марок. Оказалось что-то около 25 миллионов марок.

Мы, естественно, задержали водителя грузовика и потребовали у него документы. Их не было. Но он сказал, что ,ему следовало ехать в порт и там его встретит нужный

137

 

человек, который скажет, к какому причалу подвезти товар. А я, мол, знать ничего не знаю и ведать не ведаю. К какому часу ты должен приехать, - спросили мы. К 13, - ответил он. А было уже около 14 часов. Тем не менее двое наших следователей поехали в порт, но уже, сами понимаете, никого там не застали».

«А что сказал директор типографии?», - поинтересовался корреспондент газеты «Вельт».

«Он сказал, что ничего не знает. К нему осенью приходил человек, который говорил по-турецки, но с акцентом. Этот человек дал директору 1000 долларов и сказал, что скоро будет доставлена специальная бумага и краски, а также клише. Откуда он все это взял и куда затем все надо было отправить - не знаю. Мое дело зарабатывать деньги честным трудом

«Раньше были у него подобные заказы?», - спросил корреспондент журнала «Шпигель», который потом в мельчайших подробностях рассказал об этой истории в одном из декабрьских номеров.

«Директор сказал - впервые. Но мы ему не верим».

«Не попытались ли установить наблюдение за типографией, с тем чтобы задержать того человека, который сделал заказ?», - спросил корреспондент газеты «Цайт».

«Турки установили наблюдение и будем надеяться, что оно принесет какой-то результат, хотя, откровенно говоря, я не очень верю, что удастся поймать заказчика. Дело в том, что они, по-видимому, сами ведут наблюдение за типографией. Прежде всего в период, когда продукция должна быть готова, с тем чтобы директор типографии не отправил «налево» часть продукции. Можете быть уверены, что они засекли наш приезд туда и подняли тревогу. . .».

Итак, фальшивые марки печатались в Стамбуле и гостям из БКА удалось перехватить «товар». Но у них болит голова не только из-за прытких турецких ребят. Как заявил все тот же Винфрид Пройс, фальшивые марки идут в Германию не только из Турции. Их печатают в Бейруте (Ливан), а также в Италии, Польше и даже в России. Отдельные успешные операции, конечно, не могут положить конец этому бизнесу, но все же дают некоторое представление о его масштабе.

По данным БКА один из самых крупных центров по изготовлению фальшивых марок, кроме Стамбула, находится в Польше, в городе Лодзь. 17 мая 1993 года в берлинском районе Фридрихсфельде была арестована 70-летняя

138

 

старушка, одетая довольно элегантно для своих лет. Вначале она подняла страшный скандал, и полиции стоило многих сил, чтобы хоть как-то ее утихомирить. Оказалось, что она из Польши, но по национальности румынка, хотя и имела вид на жительство в Германии. Следователи бились несколько дней, пока не получили от нее признательных показаний.

Дело в том, что ее уже однажды задерживали, после того, как попался молодой немец, у которого она что-то купила и рассчиталась фальшивыми марками. Но в том случае ей удалось как-то отвертеться. Мол, знать ничего не знаю, кто мне подсунул фальшивую банкноту. За ней установили наблюдение и оказалось, что шустрая старушка являлась руководителем крупной международной банды, распространявшей по всему миру поддельные немецкие марки. В ее подчинении находилось 18 курьеров, развозивших фальшивые марки по разным странам Европы и Америки. Деньги привозили из Лодзи и из израильского города Холон. Кстати, как потом оказалось, именно в израильском городе польские евреи создали современную типографию и за короткий срок отштамповали фальшивые купюры достоинством в 1000 марок на огромную сумму - 90 миллионов. Туркам до них, конечно, далеко. . .

Что же касается Бейрута, то в этом, почти полностью разрушенном городе ухитрились разместить среди развалин не только типографию с современным оборудованием, но и два больших склада для красок и бумаги, а также маленькую, но очень уютную химическую лабораторию, где работали высококлассные химики. Здесь, в Бейруте, наряду с поддельными купюрами в 100 марок печатали и купюры достоинством в 500 марок. «И по своему виду, и по качеству бумаги их очень трудно отличить от настоящих, - писал журнал «Шпигель», ссылаясь на мнение специалистов БКА, -и они вполне годятся для денежных расчетов». , Было бы большой ошибкой полагать, что в Германии появились поддельные марки, изготовленные только за рубежом. Немало «монетных дворов» было обнаружено и в самой стране. В подавляющем большинстве случаев для этого используют цветной ксерокс марки «Кэнон CLC-500». С помощью этого устройства, стоимостью 80 тысяч марок, можно напечатать старые марки. Что же касается новых, введенных в оборот после 1993 года, то это еще большой вопрос, как говорится.

139

 

Встречаются своеобразные фальшивомонетчики-романтики. Один пенсионер из Гамбурга, которому захотелось хоть раз почувствовать себя богатым, изготовил на ксероксе фальшивых купюр на сумму 550 тысяч марок даже с помощью черно-белого копировального аппарата, а затем старательно раскрашивал каждую купюру вручную. . . Копировальной техникой пользовался и один любвеобильный тип из Баварии, которому доставляло особое удовольствие расплачиваться с проститутками весьма щедро крупными, но фальшивыми купюрами.

Изобилие фальшивых марок вызвало среди широкой публики своеобразную аллергию на денежные знаки крупных купюр. Желающим побывать, например, в кинотеатре «Глория» в Гамбурге приходится в кассе расплачиваться мелкими купюрами - крупные не берут. «По известным вам причинам,- гласит вежливое объявление над кассой,- мы не принимаем сейчас купюры достоинством в 200, 500 и 1000 марок». На площади Виттенбергплац в Берлине владелец киоска, где продаются газеты и журналы, просит покупателей отнестись с пониманием к его просьбе: «Пожалуйста, не давайте 100-марочные купюры. Среди них много фальшивых». У берлинской торговки цветами Брунгильды Кинесбергер «как назло нет сейчас сдачи» именно тогда, когда покупатель хочет расплатиться за цветы крупной купюрой. Также часто поступают и во многих магазинах и супермаркетах.

В связи с выпуском с 1993 года новых денег с более сложной системой защиты фальшивомонетчики перестроились. В секретном донесении БКА говорится, что «сначала они печатают водяные знаки, затем бумага попадает на цветной ксерокс, а потом уже наносятся металлические нити безопасности, которыми гордятся работники государственных монетных дворов Германии». В этом же документе официально указывается, что в валютных отделах восточноевропейских банков фальшивые марки составляют не менее 15 процентов всей валюты.

Специалисты предвидели расцвет бизнеса на изготовлении поддельных марок и сопутствующей ей волне преступности. По их мнению, все началось с 1993 года, когда в обращение стали поступать новые банкноты. Эта операция сопровождалась не очень скромным утверждением пред-

140

 

ставителей Федерального банка, согласно которому новые деньги относятся к разряду «наиболее сложных для подделки банкнот в мире», обеспечивающих «максимальную защиту от фальсификации».

Перед тем как ввести в оборот новые купюры, эксперты Федерального банка с гордостью продемонстрировали их сотрудникам БКА. Последние со своей стороны признались, что они недооценили возможности фальшивомонетчиков.

Во-первых, они не учли опасность появления цветных ксероксов и возможность с их помощью размножать достаточно схожие с оригиналом поддельные банкноты. Во-вторых, они недооценили способность умельцев, пользующихся офсетной печатью. При переходе на новые банкноты представители Федерального банка на все лады расхваливали новое средство защиты в виде нити, изготовленной из серебряной фольги, покрытой алюминием и призванной усложнить фальсификацию. По мнению специалистов из Федерального криминального агентства, на купюрах в 500 и 1000 марок для фальшивомонетчиков подготовлен настоящий сюрприз. Теперь ни ксерокс, ни печатный станок не сможет изготовить тот «сюрприз», который приготовил Федеральный банк Германии. Он состоит в так называемом оптическом эффекте, достигаемом в результате применения специальных красителей: цвет нижней половины номинала на передней стороне купюры меняется от золотистого до зеленого, если держать купюру в руке несколько наклонно.

Член директората Федерального банка господин Гельмут Шибер убежден, что этот новый метод печатания может быть со временем перенесен и на более мелкие купюры, «если, конечно, новая техника оправдает себя на практике». Господин Шибер с сожалением констатирует: «Мы ежегодно расходуем около миллиона марок на различные усовершенствования» для того, чтобы затруднить фальсификацию. Да, печатание денег, со все более усложненной фактурой, становится очень дорогим делом.

Как же быть? Лео Унбешайден, специалист по борьбе с фальшивомонетничеством земли Гессен, считает, что наиболее эффективным средством борьбы с подделками -придание всем банкнотам золотистого или серебряного

141

 

оттенка. Тогда на цветных ксероксах золотистый цвет получается грязно-бурым, а серебряный - серым. «В цветные полосы на краю банкнот следует добавить металлическую примесь, тогда на краях они будут черными».

Появилась еще одна идея. Карл Лидгенс - следователь из Баварии - вообще предлагает отказаться от бумажных и все деньги сделать металлическими, даже крупные купюры. Он рекомендовал делать на них сложный рисунок, применять необычные сплавы, которые трудно подделать. Или, например, серебряную монету в 100 марок. Ведь известно, что испокон веков люди относились к монетам из благородных металлов с уважением. Хотя... И тогда, в те далекие времена, их подделывали.

Эксперты отнеслись к этому предложению с прохладцей. Манфред Кербер, представитель Федерального банка, считает, что идея Лидгенса «вряд ли приемлема» потому, что в прошлом году поддельных монет было конфисковано в два раза больше, чем фальшивых банкнот. Кроме того, утверждает он, снабдить бумажную купюру средством защиты от подделки гораздо легче и проще, нежели монету. Если в обращение поступят монеты достоинством в 100 марок, то каждому кассиру придется иметь под рукой целую лабораторию, включая газовую горелку, а также набор химикатов, чтобы распознать фальшивую монету по составу сплава.

Что же касается бумажных купюр, то, как мы уже писали, бум в подделке банкнот вызвал невиданный подъем в разработке различных средств их распознавания. Появляются все новые и новые, а также все более сложные и дорогие приборы. Похоже, что мы двигаемся к тупику.

В Испании в 1946 году были обнаружены исключительно хорошо изготовленные банкноты в 1000 песет. Поиски фальшивомонетчиков в стране ничего не дали. Тесные связи, существовавшие в ту пору между фашистскими режимами Испании и Португалии, позволили полиции этих стран объединить свои усилия в поисках преступников. К величайшему удивлению португальской полиции главарем шайки и главным ее действующим лицом оказался не кто иной, как эксперт Португальского национального монетного двора!

142

 

Вообще нужно признать, что изготовление поддельных денег чаще производится за пределами той страны, валюта которой является объектом подделки. Это происходит прежде всего потому, что законодательство большинства стран куда менее жестоко карает тех фальшивомонетчиков, которые заняты подделкой не своей, а чужой валюты. Именно по этой причине испанская полиция чаще всего сталкивалась с необходимостью искать «своих» фальшивомонетчиков за рубежом, прибегая к помощи коллег других стран, в первую очередь Скотланд-Ярда. Так случилось, что именно на Британских островах чаще всего обосновывались любители подделывать испанские песеты.

17 августа 1970 года в 3 часа ночи на окраине Лондона полиция арестовала фактически всю верхушку банды фальшивомонетчиков, занятых печатанием поддельных банкнот в 1000 песет (имеющих дату выпуска 29 ноября 1957 года). Были конфискованы 40000 полуготовых банкнот, 32 клише, все печатное оборудование, машины для цифровой нумерации денежных знаков, краски, изъято огромное количество специальной бумаги, которой пользовались преступники.

Рассказывая об этой операции английской полиции в Бюллетене Международной организации уголовной полиции  (Интерпол), директор специального отдела Банко де Эспанья, созданного для борьбы с этим видом преступления, Грегорио Гуихарро отмечал, что шайка действовала под вывеской официальной коммерческой полиграфической фирмы, занятой печатанием цветной рекламы, разного рода проспектов, цветных открыток и других изданий, что полностью отводило от преступников подозрения. Правда, однажды ночью полиция обратила внимание на то, что в столь позднее время в типографии горит свет. Сам директор типографии встретил двух констеблей и за чашкой чая в своем кабинете объяснил, что типография получила срочный заказ по изготовлению рекламных плакатов и проспектов для испанской авиатранспортной компании «Иберия» в связи с предстоящим курортным сезоном. Он подарил полицейским два комплекта ярких видовых открыток и пригласил их приехать на отдых в Барселону, где у него есть коттедж на берегу Средиземного моря.

Полицейские, удовлетворенные столь любезным приемом, покинули типографию и на другой день поделились с коллегами приятными впечатлениями от ее посещения. Их сообщение дошло до начальства, располагавшего подробной

143

 

информацией, полученной от специального отдела Банко де Эспанья, о массовом появлении фальшивых песет. Подобного же рода тревожные сигналы были получены Скотланд-Ярдом и от Международной организации уголовной полиции (Интерпола), с которой и Скотланд-Ярд, и специальный отдел поддерживают тесные контакты. За типографией, в особенности за ее ночной сменой, установили тайное наблюдение. Тщательной проверке подвергли всю хозяйственную деятельность типографии, и вскоре Скотланд-Ярд установил, что здесь печатают не только яркие плакаты для компании «Иберия». . .

Если обратиться к статистическим данным, то станет ясно, что фальшивомонетчикам, изготовляющим испанские песеты, действительно приглянулся туманный Альбион в качестве «филиала» испанского монетного двора. 8 июня 1971 года была арестована шайка фальшивомонетчиков, занятая печатанием банкнот в 1000 и 500 песет. А 9 октября 1971 года агенты Скотланд-Ярда нашли в типографии, незадолго до того открывшейся рядом с Флитт-стрит, практически все, что требуется для изготовления фальшивых денег. В углу печатного цеха лежали аккуратной горкой металлические плиты, пригодные для изготовления клише. Полиция нашла ряд фотографических негативов с изображением испанских банкнот.

Но самое удивительное заключалось в том, что в типографии не обнаружили ни одной фальшивой банкноты, ни одного полуфабриката, ни одного листа бумаги, имеющего размер, сходный с размером испанских песет! Никто не был арестован, так как ничего противозаконного не было найдено. Что же касается фотографических негативов с изображением испанских денег, то полиции разъяснили: снимки делались по заказу курсов переводчиков испанского языка, которые обычно обслуживают туристов. Полиция проверила это объяснение - все соответствовало действительности.

Эта загадочная история так и осталась в анналах британской полиции, как не имеющая объяснения, хотя, по свидетельству уже упомянутого нами главы специального отдела Банко де Эспанья, в течение некоторого времени поток фальшивок, поступающих в страну, все же резко сократился. Возможно, что между этими двумя событиями действительно существовала определенная связь.

Однако, поскольку злоумышленники избежали суда, они вскоре вновь дали понять, что не отказываются от своей цели. В августе 1975 года в испанском курортном районе

144

 

Коста Брава, излюбленном английскими туристами месте летнего отдыха, вновь обнаружили фальшивые песеты. Они были изготовлены хорошо, но имели один очень серьезный недостаток: в номере серии было на две цифры больше, чем обычно...

Интересны данные о том, где чаще всего появляется «чужая» валюта. Так, в Европе нередко обнаруживали поддельные денежные знаки Гонконга, Марокко, Аргентины, Канады, Турции и ряда африканских стран, не говоря уже о валюте европейских стран - Германии, Италии, Голландии, Англии и др. А в Африке зарегистрировано появление поддельной валюты Италии, Саудовской Аравии, а также Кении, Марокко, Замбии. В Азии часто изымались фальшивые банкноты Германии, Гонконга, Индии, Индонезии, Иордании, Ливана, Таиланда. Наконец, в Южной и Северной Америке появилась валюта Италии и Венесуэлы. И все же на всех континентах чаще всего появлялись поддельные денежные знаки США.

В этот преступный бизнес вовлекается все больше и больше людей. Например, на зимней Олимпиаде 1980 года в американском городе Лейк-Плэсид один из итальянских лыжников не смог принять участие в состязании по гигантскому слалому: прибывшие из Италии агенты задержали его незадолго до старта. Лыжник-фальшивомонетчик безропотно дал надеть на себя наручники и отправился в Нью-Йорк, где его уже ждали. Впрочем, только ли один этот лыжник...

Название тихого местечка Сольто-Коллина, что расположено в провинции Бергамо, в трех километрах от живописного озера Изео, замелькало недавно на страницах итальянских газет. «Виновником» этого стал настоятель местного церковного прихода дон Ремо Череда, который занимался изготовлением фальшивых денег. Очевидно, жалованье и скудные подношения верующих не могли покрыть больших расходов «духовного пастыря» на «мирские» забавы, а может быть, и на более серьезные вещи.

Когда полиция неожиданно ворвалась в церковь, священник в обществе четырех других прихожан был занят далекой от его прямых обязанностей работой: шло печатание 50-тысячных купюр. В специально оборудованном тайнике было обнаружено также несколько ящиков с подготовленной для реализации «продукцией»: ни много ни мало 40 миллиардов фальшивых итальянских лир! И любопытная деталь: блюстители порядка конфисковали также большое число порнографических журналов. Ничем не брезговал этот служитель церкви.

 

Куда же преступники, возглавляемые протоиреем, сбывали поддельные денежные знаки? Возможно, власти никогда этого и не узнают, поскольку фальшивомонетчики, на всех допросах упорно молчали. Итальянская печать в сообщениях об этом деле подчеркивала, что провинция Бергамо является эмиграционной зоной, откуда многие выезжают на работу в Швейцарию, Германию, Францию. Следовательно, легко предположить, что и фальшивая; валюта могла быть переправлена в эти страны.

Любопытно, что священник в. роли фальшивомонетчика h»j такое уж редкое явление на Западе. Некоторое время тому назад, например, голландская полиция никак не могла обнаружить подпольный «монетный двор». После того как фальшивых долларов изъяли на сумму, превышающую два миллиона, полиция поняла, что промедление с поимкой преступников может дорого обойтись государству.

Энергичные поиски привели к домику скромного 42-летнего пастора Михеля Иоренса. В подвале его дома обнаружили типографию, оборудованную по последнему слову техники. Запасов бумаги и красок хватило бы на несколько лет. Там же были арестованы два помощника пастора, которые, к великому изумлению полиции, оказались закоренелыми преступниками. Их безуспешно разыскивали за многочисленные правонарушения в течение последних, десяти лет! Ничего себе были «служки» у скромного священнослужителя.

В одной из тюрем Лимы, столицы Перу, группа заключенных наладила производство фальшивых перуанских банкнот - солей.

Впоследствии эксперты Национального банка, разглядывая внимательно эти поддельные соли, будут разводить руками: как удалось в тюрьме создать вполне приличные, без видимых отклонений от настоящих, деньги? И немало: заключенные умудрились пустить «в оборот» больше 50 тысяч своих солей. Но вскоре они попались. Да и то не потому, что тюремщики их «засекли», а из-за внутренних раздоров в шайке. Кто-то решил, что его обидели, и донес на всю шайку тюремному начальству. А стражи закона оказались в тупике: как быть с фальшивомонетчиками? Арестовать их? Но как можно заключенных арестовать? Они и так сидят в тюрьме. Что же делать? Выход нашли весьма банальный: членов шайки рассредоточили по другим тюрьмам, и каждому прибавили срок наказания.

146

 

Волна фальшивомонетничества захлестнула и Англию, известную до сих пор во всем мире как главный рынок сбыта фальшивых монет, преимущественно редких. Но о фальшивых редких монетах мы расскажем позже, а сейчас - о «файвс», т.е. о пятифунтовых банкнотах, выпускаемых шотландским банком и являющихся самыми распространенными в Англии.

Из Английского банка как-то позвонили в Скотланд-Ярд и попросили приехать руководителя отдела по борьбе с фальшивомонетчиками. Ему показали четыре бумажки по 5 фунтов стерлингов, обнаруженные в приморском городе Брайтоне. Был разгар курортного сезона, и все излюбленные англичанами города и местечки, расположенные на юге страны, были забиты отдыхающими.

Дюжина агентов Скотланд-Ярда слонялась с утра до вечера из одного магазина в другой, предварительно известив о цели своего визита их хозяев и кассиров. Несколько дней ушло впустую - никакого улова. В конце концов повезло только одному - Эрику Четхэму. Ему удалось с помощью кассира галантерейного магазина задержать двух девиц. Они назвались Мойра Снодграс и Кэтрин Поттер. Безработные. Приехали из Глазго. Расплачивались за покупку двумя поддельными «файвс». При обыске у них нашли 41 банкноту достоинством в 5 фунтов стерлингов, выпущенную шотландским банком. Однако девушки заявили, что они не имеют ни малейшего понятия о фальшивых деньгах и фальшивомонетчиках, и попросили их не задерживать, так как они ни в чем не виноваты. Девушек отпустили. Последующее наблюдение за ними по пути в Глазго и в самом городе ни к чему не привело.

Руководитель отдела Скотланд-Ярда по борьбе с фальшивомонетчиками заявил по этому поводу: «Мы арестовали дюжину фальшивомонетчиков, большей частью распространителей. Но это ничего не дало. Поток фальшивых денег не уменьшился. Я думаю, мы стоим перед лицом абсолютно новой ситуации. Пятерки, изъятые у распространителей, изготовлены блестяще. Их единственный недостаток - отсутствие водяных знаков. Но для таких распространенных банкнот это не имеет существенного значения...»

Однако все чаще и чаще на Британских островах обнаруживают не поддельные фунты стерлингов, а доллары. Так, в 1992 году полиция арестовала банду фальшивомонетчиков и конфисковала 20 миллионов долларов. Эксперты в один

147

 

голос отмечали изумительное качество поддельных банкнот. Предполагают, что такого качества поддельных банкнот удалось достигнуть благодаря использованию не цветных ксероксов, а отличного полиграфического оборудования и опытного высококлассного гравера.

И действительно, обычно преступники при изготовлении подделок, как правило, вовсе не ставят перед собой такую, в общем-то, трудновыполнимую, цель, как ввести в заблуждение специалистов-экспертов. Им достаточно добиться такого качества своей «продукции», чтобы ее принимала без всякого сомнения широкая публика.

Но времена меняются, техника движется вперед. И вот. . . В небольшом американском городе Тайр (штат Калифорния) агенты секретной службы США после долгих поисков обнаружили подпольную фабрику по изготовлению фальшивых долларов. Там же нашли и изъяли ее продукцию на сумму 500000 долларов. Незадолго до этого задержали трех человек, у которых изъяли 100000 фальшивых долларов. Цифры по американским масштабам, прямо скажем, мизерные. И не это вызвало тревогу у агентов секретной службы, а качество продукции этой сверхсовременной подпольной фабрики. Впервые в истории изготовления американских поддельных банкнот «частными монетными дворами» эти фальшивые 50-долларовые бумажки с изображением генерала Гранта имели водяные знаки! Правда, они не отличались особой четкостью, но при первом, беглом взгляде на свет знаки были на месте, а это самое главное.

Один из крупнейших в мире экспертов по фальшивым денежным знакам англичанин Джулиус Грант так комментировал это сообщение американской печати: «В настоящее время изготовление фальшивых денег достигло такого распространения, а качество их так повысилось, что оба этих факта представляют собою серьезную угрозу денежному обращению в мире». А когда корреспонденты попросили высказать свое мнение по этому поводу представителя американского казначейства, адмирала в отставке, он с чисто профессиональной прямотой заявил: «Я не имею права говорить и сомневаюсь, есть ли это право у Вашингтона» (!). И еще, как заявил эксперт по поддельным деньгам американец Джеймс Нисбет этим же корреспондентам, тревога администрации понятна: современная техника позволяет печатать за ночь один миллион долларов. Вот как далеко зашли дела.

148

 

Кстати, здесь уместно сказать несколько слов о Секретной службе США. Мы уже познакомили читателя в первой главе с историей ее возникновения. Секретная служба - это не ФБР и не полиция. Она была создана более 100 лет тому назад для того, чтобы охранять особу президента от нападения террористов и бороться с фальшивомонетничеством.

В ноябре 1963 года, к моменту убийства президента Кеннеди, численность Секретной службы доходила до 600 человек. К маю 1966 года она уже составила 920 человек, а всего лишь через год - 1230 человек. Но этот рост численности Секретной службы был вызван не тем, что теперь за каждым углом президента поджидал террорист, а ростом числа поддельных банкнот, циркулирующих в стране.

Американский журнал «Ридерс Дайджест» в середине семидесятых годов сообщил, что в 1972 году было арестовано фальшивомонетчиков в 10 раз больше, чем в 1962 году. В 1982 году, как указывалось в статистическом сборнике «Информейшн Плииз Альманак», их число возросло по сравнению с 1972 годом опять же в 10 раз. К началу девяностых годов, по сравнению с 1982 годом было арестовано фальшивомонетчиков в 3,5 раза больше. Неудивительно, что рост численности секретной службы продолжается: к 1992 году в ее штате уже находилось около 1550 человек.

Известно, что практически во всех странах за изготовление фальшивых отечественных денежных знаков предусмотрено очень строгое наказание, вплоть до смертной казни. Да это и неудивительно - разрушение финансовой системы страны путем «разбавления» ее массой поддельных банкнот может привести к развалу ее экономики. Это особенно ярко видно на примере Ирака. Как сообщила недавно газета «Нью-Йорк тайме», в эту страну поступает из-за границы огромное количество фальшивых динаров. Изготавливают их в странах Запада, а также в Саудовской Аравии, Иране, Израиле. . .

Фальшивые деньги способствуют усилению и без того значительной инфляции. По данным различных источников, из-за прекращения деловых связей Ирака с Великобританией, где раньше динары печатались на отличной бумаге, теперь их штампуют на низкосортной и в результате подделать их стало значительно легче. Правительство Ирака вынуждено было в мае 1992 года обратиться к генеральному секретарю ООН Бутросу Гали со специальным письмом, в котором обвинил США в организации переброски в Ирак

149

 

фальшивых динаров, «чтобы вместе с Ираном и Саудовской Аравией подорвать экономику страны». А министр иностранных дел Ирака обратил внимание ООН на то, что пачки фальшивых динаров открыто сбрасываются с американских вертолетов в заболоченных южных районах страны частности в Мондали и Аль-Тибе.

И вот результат - 10 мая 1992 года Иракский Совет: революционного командования опубликовал декрет об изъятии всех купюр достоинством в 100 динаров. Большинство магазинов в крупных городах обзавелось устройством для выявления фальшивых денег А население предпочитает пользоваться мелкими купюрами. Так вернее...

Если судить по последним сообщениям зарубежной прессы центр подделывания банкнот ныне переместился из Европы и Латинской Америки в Юго-Восточную Азию. Здесь все подделывают: часы, электронику, одежду, косметику и т.д. И часто бывает очень трудно придраться - все сделано! так, что даже специалисты, например, из Швейцарии просто терялись при виде часов самых дорогих марок со всей торговой атрибутикой и по цене. . . даже представить себе невозможно - вдвое дешевле! Ну, а о фальшивых долларах и говорить не приходится.

По данным Интерпола (Международной организации уголовной полиции), эта отрасль преступного бизнеса развивается в Азии бурными темпами. Ее главными центрами стали Гонконг, Таиланд, Малайзия, Филиппины. Американские и австралийские доллары, индонезийские рупии, филиппинские песо, напечатанные подпольными типографиями, поступают на рынок в огромных количествах. В местной печати постоянно появляются сообщения о фальшивых деньгах, всплывающих в ночных клубах, казино, ювелирных магазинах.

Самой популярной банкнотой является 100-долларовая купюра. Бедный Франклин, изображенный на этой банкноте, давно перестал бы улыбаться, если бы знал, что эту купюру подделывают все, кому не лень. Причем, как и при фальсификации часов или духов, здесь достигли совершенства и при подделке денег. В Таиланде, например, обнаружены доллары, отпечатанные не на ксероксе, а типографским путем и качество их весьма высокое. Однако самым изощренным специалистом в Азии считается легендарный «мистер Вонг», Легендарным его называют отнюдь не случайно. Во-первых, все попытки его поймать кончались неудачей. А, во-вторых,

150

 

качество его продукции поразило не только экспертов из лаборатории Центрального банка Филиппин, но и специалистов из Соединенных Штатов Америки - служащих Секретной службы, которых специально пригласили из Вашингтона в Манилу, чтобы они на месте смогли убедиться в качестве изделий «мистера Вонга».

Он следит за всеми новшествами, которые вводятся в США Монетным двором, с тем чтобы затруднить подделку долларов. У «мистера Вонга» они выходят и с магнитным покрытием и со специальной лентой, на которой микроскопическими буквами напечатано «100USA100USA100USA...» Специалисты Секретной службы пришли в ужас при виде этих подделок. Но особенно они возмутились, когда узнали, что на каждой банкноте, производства «мистера Вонга» он ставит особую отметку, мол, знай наших и, с другой стороны, как бы особый «знак качества». Найти его «монетный двор» пока так и не удалось.

 

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России