на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Польской Г.Н. Тайны «монетного двора» (Очерки истории фальшивомонетничества с древнейших времен и до наших дней). Москва. «Финансы и статистика» 1996. - 256 с. ил.

  ТЕМНАЯ ИСТОРИЯ

 

Конечно, международные авантюристы типа госпожи Шампаньоло и господина Сиэса, а также купцов Янсенов и модистки Акар приносили определенный вред своей противозаконной деятельностью финансам страны. Но он не шел ни в какое сравнение с вредом от тех махинаций, которые осуществляли правительства иностранных государств, выступающие в роли фальшивомонетчиков. Их противозаконная деятельность особенно усилилась накануне первой мировой войны.

В это время в огромном количестве появились отлично изготовленные поддельные кредитные билеты 10-, 25-, 50-, 100- и даже 500-рублевого достоинства. Кто их печатал? Если судить по качеству подделок, то, безусловно, речь могла идти только о специалистах высочайшего класса, ибо, как писал министр юстиции И.Г.Щегловитов начальнику департамента полиции, эти фальшивки были отпечатаны «на специально приготовленной бумаге с водяным знаком, тем самым способом, который применялся исключительно экспедицией заготовления государственных бумаг и считался до сих пор безусловно обеспечивающим государственные кредитные билеты от подделок». И тем не менее. . . Кто же печатал фальшивки? Местные мошенники? Вряд ли. Да и в самой экспедиции охрана была установлена строжайшая. Короче говоря, тайна так и осталась бы тайной, если бы не помог случай.

Во время знаменитого Брусиловского наступления в 1916 году, как известно, был прорван фронт австро-венгерских войск и в русском плену оказалось огромное число пленных. Толковый допрос солдат и офицеров противника мог бы дать важные военно-экономические сведения русскому командованию, но число пленных достигло почти полумиллиона человек, поэтому основное внимание было уделено допросу офицеров. Тем не менее кто-то из тех, кто «фильтровал» низшие чины, сумел извлечь из разговоров с ними нечто чрезвычайно ценное и даже, кто бы мог подумать, государственно важный сюжет.

69

 

Сейчас, конечно, трудно сказать, чем привлек внимание австрийский унтер-офицер Йозеф Быстрая, но факт остается фактом - умело построенный допрос позволил установить: его школьный друг Александр Эрдели как-то поделился с ним под большим секретом сведениями о том, что в помещении Военно-географического института в Вене существует строго охраняемая типография, где печатают фальшивые царские ассигнации. Так стало известно, кто занимался этой весьма серьезной финансовой диверсией.

Впрочем, у этой истории, судя по всему, есть продолжение. Внимательное изучение различных печатных трудов, а также архивных данных дает основание утверждать, что был еще один канал, по которому фальшивые русские деньги поступали из-за рубежа. Причем, по-видимому, этот канал располагался очень высоко - где-то весьма близко к... Зимнему дворцу. Вот, например, несколько отрывков из «Стенографического отчета и показаний, данных в 1917 году в Чрезвычайной Следственной комиссии Временного Правительства», опубликованных в семи томах под общим заголовком «Падение царского режима».

Александр Дмитриевич Протопопов, будучи, до назначения министром внутренних дел, товарищем (заместителем) председателя Государственной думы познакомился в Петербурге со спиритом и «магнетизером» Карлом Переном. После визита к этой, в высшей степени подозрительной, личности он узнал, что ему предстоит «блестящая карьера». После начала первой мировой войны американский подданный (а фактически немец) К.Перен был вынужден покинуть Россию. В своих показаниях Чрезвычайной Следственной Комиссии А.Д.Протопопов писал: «4. Еще до назначения своего (министром внутренних дел. - Г.П.) я высказал Бадмаеву1 и Курлову2 свою догадку: не возит ли Распутин б. царице деньги, которые он берет за свои хлопоты о делах и наградах с разных людей. . . Теперь, уже в крепости (Петропавловской. - Г.П.), узнав о существовавшей измене сверху и обращении фальшивых денег, мне думается: не возил ли Распутин б. царице фальшивые деньги, получая их через

1             П.А. (Жамсаран) Бадмаев - лекарь тибетской медицины. Был очень близок к царской семье до появления Распутина. Занимался коммерцией, выуживал под свои «проекты» у царя огромные средства.

2             П.Г.Курлов - бывший командир отдельного корпуса жандармов и товарищ (заместитель) Министра внутренних дел. В свое время служил вместе с А.Д. Протопоповым в лейб-гвардейском конно-гренадерском полку.

70

 

Мануйлова1 или кого другого. Не замешан ли тут граф Татищев2, А.Н.Хвостов3 или Симанович4 ... и нет ли связи между Переном, о котором меня допрашивали, и привозом в Россию этих денег».

«25. В связи с показаниями моими по делу Хвостова и моими предположениями, что он находится в связи с распространением фальшивых денег в России, вспоминая отчет в расходовании 325 тыс. (кажется), который я выдал при допросе своем, у меня является мысль, что на расходы по рабочему движению тратились фальшивые деньги...»

«37. В связи с новым пониманием мною значения дела о растрате А.Н.Хвостовым 1300000 руб., а следовательно, и значения документов по этому делу, надпись Штюрмера5 на одном из отчетов по этим суммам заставляет меня думать, что он в равной с Хвостовым мере причастен к этому делу. Отчеты, которые были мне представлены следователем, мне кажутся теперь отчетами в расхождении фальшивых денег (об обращении таковых в стране я узнал, уже будучи в крепости, как говорил в своих показаниях, ранее же я этого не подозревал). . . У меня является также подозрение, что занятые мною у гр. Татищева под векселя 50000 рублей могут оказаться фальшивыми».

«Подозревая теперь, что Распутин возил бывшей царице и Вырубовой фальшивые деньги и что на фальшивые деньги содержался Серафимовский лазарет, мне приходит мысль, что 15 тыс. рублей, о которых упомянул гр. Татищев могли быть тоже даны фальшивыми деньгами...»

Из допроса генерала Д.Н.Дубенского, историографа царского двора:

«Я помню в каком-то банке говорили о значении Распутина. Мне это говорил довольно значительный человек, член правления банка, кажется, Азиатского. Он говорил:

1             Н.Ф.Манасевич-Мануйлов - авантюрист и шантажист.

2             Д.Н.Татищев - одно время (в 1915 г.) был командиром корпуса жандармов.

3             А.Н.Хвостов - министр внутренних дел (1915 - 1916 год). Известен как аферист с присвоением более миллиона государственных средств.

4             А.С.Симанович - владелец ювелирной лавки в Киеве. Спекулировал драгоценными камнями. Личный секретарь Распутина.

5             Б.В.Штюрмер -С 20.01 по 10.11.1916 г. председатель Совета Министров и одновременно с 03.03. по 07.07. министр внутренних дел и командир корпуса жандармов. Ставленник Распутина и императрицы.

71

 

«Вы неправильно смотрите на дело. Не Распутин, а Манус1 ведет всю эту немецкую затею, через него деньги идут, и на эти деньги содержится Распутин.»

Как же деньги поступали в Россию из Германии, с которой она воевала?

Из допроса бывшего председателя Государственной думы М.В.Родзянко:

«Но определенно ходили слухи, и ко мне приезжали даже какие-то частные люди с заявлением о том, что они знают, что через шведское посольство Распутину передаются большие деньги из-за границы. . . Так, например, я знаю. . . что Распутина окружали люди, которые, несомненно, имели связь с заграницей. Потом это подтвердилось...»

Как известно И. П.Манус был одним из самых доверенных лиц Распутина. Этот человек, по словам уже упомянутого Д.Н.Дубенского, известен был в Петербургском высшем свете, как «душа всех друзей немцев».

Таким образом, даже из этих отрывочных выдержек из протоколов допроса следует, что и лица, приближенные ко двору, оказались замешанными в махинациях с фальшивыми деньгами.

Мы можем также с достаточной точностью утверждать, что существовали каналы, по которым фальшивые деньги поступали в Россию. Один из них, судя по вышеизложенному, проходил через Швецию.

Несколько менее ясно, каким образом они попадали к высшим чиновникам: А.Н.Хвостову, Д.Н.Татищеву и некоторым другим. Возможно, что у А.Н.Хвостова, бывшего министра внутренних дел, был свой источник фальшивых денег. И хотя он имел возможность беспардонно воровать настоящие, а не поддельные рубли, отпускаемые в «спец. фонд министерства» (что он и делал, прикарманив полтора миллиона), но, судя по всему, этот министр не постеснялся бы создать и собственный монетный двор. От этого чрезвычайно нечистоплотного человека можно было ожидать все.

Здесь уместно только сделать одну оговорку. Когда А.Д.Протопопов пишет о расходовании фальшивых денег на «рабочее движение», то необходимо, конечно же, помнить, что речь идет об оплате услуг тех «секретных сотрудников» и провокаторов, которые пытались (подобно Р.В.Малиновскому, например), проникнуть в ряды рабочего движения и вредить ему.

1 И.П. Манус - банкир, финансист, известен не только тесными связями с Распутиным, но и всякого рода темными махинациями на бирже.

72

 

С развитием науки и техники росло и искусство подделывания денег, хотя именно совершенствование техники позволяло максимально усложнять рисунок на банкнотах и тем самым затруднить их подделку. Более того, каждое новое изобретение, даже в таких далеких от фальшивомонетничества областях, как, например, радио или даже авиация, использовались преступниками одними из первых.

 

МОШЕННИКИ С РАЗМАХОМ

 

Наглядным доказательством оперативности фальшивомонетчиков служит необычная история, происшедшая в самом начале двадцатых годов нашего века. О ней рассказал журнал «Суд идет» в № 2 за 1925 год.

. . .Вечером 19 ноября 1924 года в парижском отеле «Савой» был задержан австрийский гражданин Луи Экштейн. Он расплатился за ужин в ресторане фальшивой английской банкнотой достоинством 50 фунтов стерлингов. Это был первый «улов» после семи месяцев безуспешных поисков изготовителей фальшивой английской валюты, буквально затопивших финансовые каналы Франции, Германии и Австрии своей «продукцией».

После ареста незадачливого распространителя поддельной валюты полиция устроила засаду в его номере. Около 11 часов вечера в дверь кто-то постучал. Агент ее медленно приоткрыл и в мягком свете коридора увидел довольно небрежно одетого господина с необыкновенно черными загнутыми кверху усами - по-вильгельмовски.

-   Простите, я кажется ошибся. . .

-   Нет-нет, наоборот, вы зашли как раз вовремя.

: Господин попятился, и агенту стоило большого труда втолкнуть его в комнату. Неизвестного обыскали и кроме австро-венгерского паспорта на имя Артура Фишера, обнаружили еще записную книжку и конверт с неотправленным письмом. Когда из конверта извлекли письмо, у агента отвисла челюсть - на двух листках были столбцы из пяти цифр в ряд. Фишера переправили в управление уголовной полиции. На все вопросы господин Фишер отвечал: «Не знаю». Здесь его обыскали более тщательно, но ничего не нашли. Зато на предпоследней странице записной книжки обнаружили ключ к шифру.

73

 

В первую минуту у полиции возникло предположение, что к ним в руки попал шпион и они тут же пригласили двух специалистов в области криптографии из «Сюрте женераль» (Секретной службы). С их помощью быстро прочитали текст письма, из которого узнали: некоего господина, Этьена Ибрази, проживающего в Берлине, извещали о том, что «партия товара разошлась. Ждем новых поступлений». Стало ясно - письмо это не имеет никакого отношения к шпионажу. В руки полиции попала важнейшая нить, которая должна была, наконец-то, привести к подпольному монетному двору.

Немедленно телеграфно известили берлинскую полицию и уже на рассвете 20 ноября большой отряд оцепил одноэтажный дом в районе берлинского пригорода Потсдама, где жил Ибрази. Хозяина подняли с постели, но на все вопросы он отвечал односложно: «Ничего не знаю». Полиция обыскала небольшой особняк, уделяя особое внимание поискам шифра. Но. . . так ничего и не нашла. И все же в угловой комнате, дверь к которой пришлось взломать, обнаружили радиостанцию, а на чердаке - 20 почтовых голубей.

После довольно долгого совещания полицейские чины решили включить радиостанцию на прием и посадить опытных радистов для круглосуточного дежурства.

Поздно ночью приняли шифрованную радиограмму следующего содержания: «Почему до сих пор не сообщается количество? И кто будет брать?» Не зная, на той ли волне или на другой надо давать ответ, решили отстучать на той же: «Сообщим завтра».

На рассвете 21 ноября, подготовив три мощные автомашины с открытым верхом, полиция выпустила из голубятни одного голубя. Предусмотрительность представителей власти оказалась как нельзя кстати, так как несмотря на принятые меры, две автомашины в конце концов потеряли из виду голубя и только последней, третьей, удалось заметить, где он «приземлился». Это был уединенный дом в нескольких километрах от Берлина.

С пистолетами в руках полиция вошла в дом, где ее встретил внешне вполне спокойный хозяин дома. Он представился: венгерский подданный инженер Иотек Немет. Полицейские поспешили надеть на него наручники и приступили к обыску не только в квартире, но и во всех прилегающих к дому постройках. Он длился 22 часа, но ничего не дал. Правда обнаружили такие необычные объекты, как ангар с

74                                             /

 

двумя (!) одномоторными самолетами, а также гараж, в котором стояли три гоночные автомашины: В самом доме: радиостанция, а на чердаке - голубятню с семью почтовыми голубями. Судя по всему, широкая асфальтовая дорога, углубляющаяся от дома в далекий лес, служила самолетам своеобразной взлетно-посадочной полосой. : Инженер И.Немет заявил, что он является представителем одного из металлообрабатывающих заводов, расположенных в Винер-Нойштадт, недалеко от столицы Австрии - Вены, и не имеет ни малейшего понятия о фальшивых деньгах.

Полиция так ничего и не обнаружила и вынуждена была покинуть дом, но наблюдение за ним продолжалось. Через несколько дней вновь произвели обыск, но и он не дал никакого результата. Тогда, если верить газете «Берлинер Тагеблатт», на которую ссылается уже упомянутый нами журнал «Суд идет», полиция решила... разобрать этот деревянный 10-комнатный дом. Десять дней продолжалась необычная операция. В конце концов в полу обнаружили ход в бетонированный подвал. Дверь туда открывалась и закрывалась с помощью электричества.

Вооружившись карманными фонарями (электричество было выключено) с пистолетами в руках полиция спустилась в подземелье, находившееся в десяти метрах от поверхности земли. Вступив в коридор, они шли по нему почти 300 метров. Но вот впереди оказалась металлическая дверь. Звонков не было. Постучали. Вскоре послышались шаги, и дверь открылась. Как оказалось, их встретил директор фабрики фальшивых денег венгерский инженер Ласло Шеллингер. Он познакомил своих «гостей» с оборудованным по последнему слову техники в буквальном смысле слова подпольным монетным двором. Но больше всего полицейские были поражены, когда узнали, что Шеллингер жил здесь, не выходя, уже целых два года...

Берлинские судьи, рассматривавшие это необычное дело, испытывали серьезные затруднения из-за того, что на скамье подсудимых оказались в основном иностранцы. Хотя подпольный монетный двор наводнил Германию, Австрию, Францию и ряд других западноевропейских стран фальшивыми банкнотами, его организаторы отделались в конце концов весьма незначительным наказанием.

При внимательном знакомстве с удивительной историей подделывания денег невольно бросается в глаза одно обстоятельство.

75

 

Карающая рука закона достает в конце концов до таких преступников, как Маккартни, Бойд, Баллард, Шеллингер и иже с ними. Ну, а что до лиц, облеченных властью и вознесенных в высшие правительственные сферы общества, она никак не может дотянуться, хотя эти люди совершают куда более тяжкое преступление, используя в противозаконных целях находящихся на государственной службе лиц, государственное имущество и т.д.

 

ОДИССЕЯ КНЯЗЯ ВИНДИШГРЕЦА

 

Так случилось, что о похождениях этого международного авантюриста известно очень мало. А жаль, ибо знакомство с одиссеей Людвига Виндишгреца может помочь лучше представить себе порядки, которые царили в Венгрии двадцатых годов, в том числе и в ее правоохранительных органах.

. . .Это произошло в конце декабря 1925 года в Гааге. Элегантный полковник венгерского генерального штаба Янкович подошел к окошку одного из банков и, протянув кассиру тысячефранковую банкноту, попросил обменять ее на гульдены. Мило улыбаясь, кассир взял бумажку и, бросив на нее мимолетный взгляд, сказал:

-   К величайшему сожалению, наличных у меня сейчас нет, и поэтому я вынужден покорнейше просить вас чуть-чуть подождать, пока я принесу очередную партию разменных денег. Это займет буквально две-три минуты.

-   Пожалуйста, прошу вас. . .

И действительно, буквально через несколько минут. . . два дюжих полицейских взяли посетителя под руки и отвели в участок. Конечно, полковник возмущался, кричал, размахивал дипломатическим паспортом. Но ничего не помогло. И хотя в участке стало известно, что Янкович не просто какой-то военный, а особа важная, поскольку он является сотрудником военной канцелярии главы венгерского государства адмирала Хорти, тем не менее его обыскали, изъяли из бумажника еще две тысячефранковые бумажки того же «производства», а затем приказали раздеться.

Это была необычная сцена. Полковник вначале остолбенел, затем с воплем набросился на полицейских, которые тем не менее проявили удивительную настойчивость, требуя, чтобы Янкович снял одежду, ибо в противном случае они это сделают сами и без всяких церемоний. Настойчивость поли-

76

 

цейских, судя по всему, была не случайной: полковник, оказывается, носил высокие черные фельдеперсовые женские чулки, которые держались с помощью голубой подвязки. А под ней была еще одна поддельная тысячефранковая бумажка...

Пока в участке разбирались с полковником, другие полицейские арестовали в злачных местах двух ничего не подозревавших его коллег - Манковича и Марсовского. Последний был не только фальшивомонетчиком, но и одним из самых известных исполнителей чарльстона. В этот же день о поимке фальшивомонетчиков стало известно в Париже. И вот уже оттуда в Будапешт спешат три полицейских агента, которые буквально в течение нескольких дней выходят на главаря банды фальшивомонетчиков - известного венгерского аристократа князя Людвига Виндишгреца.

Здесь автор просит разрешения на небольшой исторический экскурс, в ходе которого, как он надеется, читателю скучать не придется.

Итак, перевернем несколько страниц истории - почти на двадцать лет назад - и перенесемся в далекую Маньчжурию, на поля сражений русско-японской войны. Именно там в зарослях гаоляна русские солдаты захватили в плен странного японца. На нем была форма японского офицера, но всем своим внешним видом он был похож на европейца. Более того, попытка войти с ним в контакт ни к чему не привела: по-японски он не говорил. В конце концов ему надоело запираться, и на чистейшем французском языке он попросил немедленно препроводить его к генералу Куропаткину. Это был Людвиг Виндишгрец в пору своей юности.

Как он попал к японцам и почему оказался на поле брани - не известно. Впрочем, следует сразу же оговориться - бесконечные «как» и «почему» будут нас постоянно сопровождать во время краткого знакомства с уникальной биографией этого авантюриста.

В самом деле, князь очень недолго пробыл в плену. Вскоре юный Людвиг появляется в Нью-Йорке, в самом логове американских гангстеров. Как ему удалось удрать из плена? Почему его занесло на американский континент? Не найдя ответов на эти вопросы, нам остается предположить, что здесь он прошел весьма полезную для его дальнейшей деятельности школу.

77

 

Все эти факты из биографии юного князя стали известны его отцу, и когда блудный сын вернулся в Будапешт, отец пригрозил вычеркнуть его из своего завещания, если он не перестанет компрометировать их доброе имя.

Именно ему, кстати, принадлежит крылатая фраза, которая лучше, чем что-нибудь, характеризует спесивость князя: «Человек начинается с барона». Своего сынка он, конечно, считал не просто человеком, а еще и «порядочным человеком». Поэтому легко понять его возмущение, когда оказалось, что Людвиг занимается черт знает чем. В качестве наказания старый князь отправил сына в ссылку в... Африку. Здесь зреющий уголовник развлекался охотой на львов и скучал в обществе зулусов.

Сейчас точно не известно, кто к нему приехал из Вены -столицы Австро-Венгрии, однако есть сведения, что Людвиг Виндишгрец, встретившись где-то в районе горы Килиманджаро с неким господином, имел с ним не один раз беседы с глазу на глаз. После чего князь инкогнито уехал в Австро-Венгрию для того, чтобы уже под другой фамилией пробраться во вражескую Сербию и там поступить на работу в одно из белградских кафе в качестве официанта. Вскоре его уже заметили в другом кафе, на этот раз в сербском городе Ниш, вблизи военного объекта - крепости.

Вряд ли отпрыск старинного аристократического рода и личный друг наследного принца Карла был настолько озабочен проблемой улучшения общественного питания в соседней Сербии, что счел необходимым забросить дорогие развлечения и еще более дорогих любовниц в своей родной Австро-Венгрии, променяв их на утомительную беготню между столиками и более чем скудный заработок официанта. Как это ни странно, но молодой и скромный работник кафе сорил деньгами и усиленно угощал в дорогих ресторанах уже не любовниц, а младших офицеров сербской армии. На вопрос об источниках, которые пополняли его не скудеющий карман, «бывший» князь отвечал, что у него есть богатый дядюшка в Вене. . .

В начале мировой войны князь Людвиг благополучно всплывает в столице Австро-Венгрии. Здесь его встречает с распростертыми объятиями вся верхушка этой лоскутной монархии. Патриот Виндишгрец принимает похвалы и лесть с достоинством и без лишних слов, как и положено солидному шпиону.

78

 

После того как австро-венгерские войска захватили часть Украины, Виндишгрец появляется уже в Киеве. Зачем его туда занесло? Опереточный гетман Скоропадский и его «двор», порядки, царившие здесь, - это своеобразный огонек, на который слетались со всей Европы авантюристы и спекулянты всех мастей и рангов. Именно поэтому князь Людвиг срочно прибыл сюда.

Нет ни малейших- сомнений в том, что именно здесь в атмосфере петлюровского угара наш князь встречался с одесситом Семой Товбиным. Бывший частый посетитель одесских кафе Рабина и Фанкони, известный биллиардист и альфонс Сема переквалифицировался в бизнесмена. Он продавал, покупал, опять продавал. Огромная прибыль от этих операций позволила ему сколотить большой капитал, который он пустил с успехом в оборот в Париже, но уже под видом итальянца сеньора Симона Товбини. Вместе с братом он развернул в столице Франции подпольный филиал Венгерского монетного двора. На печатании поддельных венгерских банкнот он сколотил крупное состояние в 30 миллионов франков. . .

Встреча в Киеве Людвига Виндишгреца и Семы Товбина была интересна не только потому, что судьба столкнула на украинской земле двух будущих фальшивомонетчиков. Курьезность ситуации заключалась в том, что вскоре Людвиг Виндишгрец принялся за изготовление поддельных французских банкнот, а Семен Товбин - венгерских.

Впрочем, все это всплывет на поверхность позже. А сейчас, в Киеве, оба делали деньги настоящие и о поддельных не думали.

А когда в Австро-Венгрии разразилась революция, князь Людвиг помчался в Вену на помощь своему другу императору Карлу, недавно вступившему на престол. В самом деле, кто еще мог благополучно переправить за границу награбленные Карлом и его предками драгоценности, золото, валюту? И князь организует беспрепятственное движение в Швейцарию поезда с сокровищами Габсбургов. Вернувшись в Венгрию, он становится во главе монархистов, мечтающих снова посадить на престол Карла.

Кутежи, непомерные расходы подорвали состояние Виндишгреца. К тому же деньги были нужны для организации заговора против республики, которая, правда, только на словах была таковой. Фактически страной безраздельно правил диктатор адмирал Хорти.

79

 

Но где взять деньги? Князь Людвиг задумался над этой вечной темой всерьез, запершись в своем родовом замке. И вот в хмурый зимний день 1921 года Виндишгрецу позвонил его старый друг и монархически настроенный единомышленник Барош, управляющий государственной почтовой сберегательной кассой. Он был посвящен во все подробности того, как князь Виндишгрец попал в бездонную финансовую яму, и горел желанием помочь другу. Их беседа продолжалась недолго: Барош предложил Виндишгрецу разрубить гордиев узел одним ударом - путем печатания фальшивых французских денег. В устах руководителя сберегательной кассы это предложение звучало особенно впечатляюще. Не давая возможности Виндишгрецу, пораженному этим сенсационным предложением, прийти в себя, управляющий сберегательной кассой решил ковать железо пока горячо. Он потребовал, чтобы Рабе - секретарь Вин-дишгреца - немедленно пригласил в кабинет человека, который сидел в машине, стоявшей у подъезда.

Это был Артур Шульце. Ему до сих пор не повезло с историографами: им почему-то еще никто не заинтересовался. А жаль, ибо Шульце был авантюристом и проходимцем неизмеримо более высокого полета, чем сам князь Виндишгрец. Этот человек исчезал и вновь появлялся в самых неожиданных местах и не один раз. С легкостью поразительной его буквально проносило сквозь частокол параграфов закона. Нигде он не оставлял следа, и только случайные обстоятельства иногда позволяли полиции напасть на след этого необыкновенно скользкого уголовника. Например, в ходе работы с архивами автору книги неожиданно встретилась фамилия господина Шульце; Оказалось, что в Петербурге задолго до Октябрьской революции он занимал исключительный по своему значению пост начальника отдела экспедиции заготовления государственных бумаг. Этот высокий пост был исключительным прежде всего потому, что он позволял досконально знать все секреты печатания русских денежных знаков. Есть серьезные основания предполагать, что появление накануне первой мировой войны в финансовых каналах России массы прекрасно изготовленных в Австро-Венгрии фальшивок (достоинством в 10, 25, 50, 100 и даже 500 рублей) сопровождалось квалифицированной консультацией господина Шульце. Более того, весьма вероятно, что в тот хмурый зимний день 1921 года Барош отнюдь не случайно привез к

80

 

князю Людвигу «засекреченного» Шульце. Дело в том, что правительство Германии было крайне заинтересовано в намечавшейся финансовой диверсии и решило привлечь к непосредственному ее выполнению» венгерских фашистов. Нетрудно догадаться, кто хотел, чтобы Шульце взялся за это дело.

Вид этого человека, его спокойная, с апломбом речь произвели большое впечатление на Виндишгреца. И вот он договаривается с начальником политической полиции Надоши, а также с военным министром графом Чаки, министром-президентом графом Телеки, директором государственного военного картографического института генералом Геро и рядом других видных государственных деятелей о мерах по обеспечению безопасности и организации «дела».

Казалось бы, если подойти с подобным предложением к рядовому венгру, то он, без сомнения, потащил бы «искусителя» в полицейский участок. Но мы просим читателя не забывать, что эти события происходят в Венгрии 20-х годов, верхушка которой насквозь прогнила, а уж об уважении к закону у этих господ и говорить не приходится. Какой закон, когда начальник политической полиции, даже министр-президент готовы сами встать у печатной машины!

Любопытный факт: в числе активных участников этой преступной организации был и личный секретарь главы государства адмирала Хорти - Барта. Трудно себе представить, но господин Барта настолько увлекся своим участием в этой уголовной акции, что согласился держать в своем кабинете чемодан, битком набитый фальшивыми французскими банкнотам. Правда, его попросил об этой любезности сам шеф полиции, так что беспокоиться не было оснований. Этот факт, а также то, что в шайке фальшивомонетчиков состояли многие министры, убеждает нас в том, что сам глава государства, адмирал Хорти, по-видимому, был в курсе всех этих грязных дел.

И еще одно обстоятельство. В составе сановных уголовников отнюдь не последнюю роль играл и епископ Задравич. Он тайно принимал клятву у членов шайки фальшивомонетчиков: в случае провала молчать как рыба. Как видите, нарушители закона привлекли в качестве союзника полномочного представителя господа бога на земле. Впрочем, всевышнему уже не один раз приходилось прикрывать темные делишки своей паствы.

81

 

Короче говоря, операция по подготовке крупной финансовой диверсии была организована чрезвычайно основательно. В весьма короткий срок в подвале трехэтажного кирпичного здания картографического института его начальник генерал Геро организовал тайную типографию. Впоследствии «филиал» этой подпольной типографии открылся и в замке Виндишгреца.

Здесь важно отметить, что поразительное объединение многих государственных мужей в банду фальшивомонетчиков объясняется отнюдь не стремлением оказать финансовую поддержку промотавшемуся на кутежах графу Виндишгрецу. Деньги были нужны венгерской реакции для финансирования готовившегося фашистского переворота в декабре 1925 года. Самое удивительное состояло в том, что глава государства адмирал Хорти, против которого формально замышлялась эта акция, знал о ней и поддерживал ее. Ну, чем не оперетта?

Никаких перебоев в снабжении соответствующей бумагой и красками не было. Ведь дело было поставлено в государственном масштабе! Поэтому работа велась с большим размахом, при тайной и явной поддержке многих членов правительства. Уже в 1922 году было отпечатано 30000 поддельных 1000-франковых билетов. Затем приступили к изготовлению еще и югославских динаров, чехословацких крон, румынских лей. Аппетит приходит во время еды!

И если в этих странах фальшивки растворились без следа и не вызвали никакого подозрения, то во Франции их появление заметили и поднялась тихая паника: шуметь по поводу этого темного дела не полагалось. Была поставлена на ноги соответствующая служба, в страны - члены бывшей Антанты - и в ряд дружественных государств из Парижа полетело секретное уведомление с просьбой немедленно известить о поимке фальшивомонетчиков. Звонок из Гааги об аресте полковника Янковича был для французов лучшим подарком к рождеству.

Теперь представьте себе такую картину: три французских агента, как мы уже отмечали, прибывают в другую страну, в два-три дня раскрывают весь заговор фальшивомонетчиков, арестовывают главарей, конфискуют оборудование двух «монетных дворов», помогают, несмотря на некоторое противодействие властей, выловить фактически всех участников шайки, кроме бежавшего в Грецию военного министра графа Чаки. И вот уже 24 видных чиновника и пред-

82

 

ставителя знати отданы под суд. Конечно, Артура Шульце, как и графа Чаки, среди них не было: он скрылся, и найти его не удалось.

«Производительность» трех французских агентов кажется неправдоподобной. На самом деле все обстояло куда проще. Верхушку буржуазной Венгрии раздирала политическая склока. Как писала в то время газета «Известия» (в номере от 15 января 1926 года) в статье под заголовком «Скандал в благородном семействе», разоблачения были выгодны «легитимистам» во главе с премьером графом Бетленом в их борьбе против диктатора Хорти.

Вскоре в стране начали происходить прямо-таки фантастические события. Подняла голову раздавленная диктатором Хорти оппозиция. И хотя налицо была борьба одних монархистов с другими, тем не менее начали лететь головы. Одного представителя оппозиции отравили, на другого напали «хулиганы» и убили, газету «Вилаг», выступившую с острой статьей против фальшивомонетчиков, закрыли, а арестованного секретаря князя Виндишгреца, некоего Рабе, подвергли в тюрьме пыткам, чтобы принудить его к. . . молчанию!

История буржуазной юстиции содержит множество страниц, повествующих о том, как безнаказанно сильные мира сего растаптывали те законы, которые они были призваны охранять. Но чтобы представители власти в ходе расследования пытали заключенного, требуя от него молчания, - такое даже в истории буржуазного права найти не так-то просто! Об этом поразительном факте сообщила газета «Известия» в номере от 29 января 1926 года.

В это же время стало известно, что правительства Франции, Румынии, Чехословакии и Югославии потребовали возмещения убытков, вызванных финансовой диверсией венгерских фальшивомонетчиков.

Для того чтобы успокоить общественное мнение в стране и за рубежом, еще в середине января в венгерских газетах опубликовали правительственное сообщение о прекращении следствия по делу о фальшивомонетчиках в связи с тем, что все обстоятельства, мол, выяснены. Утверждалось, что подделка банкнот - дело якобы нескольких лиц, не имеющих никакого отношения к политическим партиям.

Затем 10 февраля появилось сообщение о том, что создана парламентская комиссия с целью полного и всестороннего разбирательства этого дела. И хотя никаких прав

.

 

у этой «комиссии» не было, тем не менее глава правительства граф Бетлен заявил, что теперь все станет на свои места и следует заняться настоящими делами, в частности приступить к досрочному судебному разбирательству властями «дела» Ракоши и ряда других коммунистов. Этот неожиданный вираж премьера легко объяснить: разоблачение фальшивомонетчиков получило такой резонанс, что напугало враждовавшие силы верхушки Венгрии, и было решено «спустить дело на тормозах», дабы не погубить и сторонников Бетлена, и активистов из лагеря диктатора Хорти.

Тем временем закончилось судебное разбирательство по делу фальшивомонетчиков, и наиболее явных преступников, в том числе князя Виндишгреца отправили в тюрьму. Шумихи по поводу «честного и нелицеприятного разбирательства» этого скандального дела было более чем достаточно. Подумать только, насколько была объективна юстиция в хортистской Венгрии, как здесь соблюдалась буква закона! «Виновные должны понести заслуженное наказание, хотя половина из них - графы и князья». Суд так и закончился фарсом. И Виндишгрец, и его подручные жили в «тюрьме», как дома. Обеды им приносили из лучших ресторанов, их навещали родные и близкие, и вообще все скорее напоминало сцену из популярной оперетты, чем суровую жизнь.

Но всему приходит конец. Сановные «проказники» досрочно оставили веселую тюрьму и с легким сердцем вновь принялись за свое. Один вернулся в генеральный штаб с повышением, другой стал руководить прибыльным делом, третий вновь окунулся в волны великосветской жизни. Теперь Людвига Виндишгреца уже не увидят на сопках Маньчжурии, ибо оказалось, что, даже не покидая пределы своей страны, можно преуспевать.

 

ОПЕРАЦИЯ «БЕРНГАРД»

 

Особо следует остановиться на диверсионной деятельности фальшивомонетчиков в фашистской Германии. Этой теме посвящены довольно многочисленные издания, в частности известная книга И.Кризенталя «Операция Бернгард».

В конце 30-х годов на заводы Круппа, Сименса и некоторые другие стал поступать обтирочный материал, за использованием которого мастера следили с необычной тщатель-

84

 

ностью. Чуть ли не каждый день они отчитывались перед особо прикрепленными к каждому цеху эсэсовцами о том, не пропал ли тот или иной лоскут.

Как ни старалось начальство скрыть факт особого наблюдения за бросовым обтирочным материалом, обычно никакой ценности не представляющим, рабочие завода обратили на это внимание. Стали рассматривать материал, щупать его. Нет, ничего особенного в нем вроде бы не было.

А на самом деле появление жалких лоскутков обтирочного материала было началом одной из секретных и тщательно подготовленных нацистами операций по изготовлению фальшивых английских фунтов стерлингов! Операции, которая проводилась одним государством против другого в невиданных доселе масштабах.

В некоторых зарубежных изданиях можно встретить утверждение о том, что, мол, первыми пошли на экономическую диверсию англичане, которые сбрасывали с самолетов над германскими городами карточки на продовольственные и промышленные товары. Действительно, подобные факты имели место, фальшивые карточки порядком засорили отлаженную систему снабжения, вызвав серьезные перебои в обеспечении товарами жителей Германии. Но идея изготовления фальшивых фунтов стерлингов родилась у гитлеровцев не в связи с английскими карточками, а просто потому, что эта диверсия не могла не родиться! Отвратительный, бесчеловечный фашизм породил столько чудовищных «идей», что на их фоне массовое фальшивомонетничество выглядит легкой забавой.

Считают, что первым это предложение выдвинул известный гитлеровский головорез, мастер на всякого рода диверсии майор Альфред Науйокс, который разработал и провел провокационную акцию «нападения» переодетых в польскую форму уголовников на немецкую радиостанцию в Глейвице, что послужило формальным поводом для войны с Польшей и в конечном итоге привело ко второй мировой войне. Тогда всех фашистов, участвовавших в операции, наградили железными крестами, кроме Науйокса. Его шеф Гейдрих косо смотрел на человека, который, возможно, был еще более подлым, чем сам шеф имперского управления безопасности. Желая все же выслужиться перед начальством, Науйокс носился со всякими «перспективными предложениями». Одно из них - изготовление фальшивых фунтов стерлингов (и денежных знаков некоторых других госу-

85

 

дарств) - сразу привлекло внимание Гейдриха. Однако весьма вероятно, что эта идея возникла еще задолго до начала второй мировой войны.

Почему гитлеровцы остановились именно на фунтах стерлингов? Дело в том, что английская валюта все еще сохраняла определенную устойчивость и выглядела в глазах европейских финансистов в какой-то мере такой же солидной, как и в годы расцвета британской колониальной империи. Несмотря на войну, морскую блокаду и общее ослабление империи, фунт оставался железной валютой в банках любого европейского государства. Таким образом, фашистской верхушке было ясно, что, изготовив миллионы этих денежных знаков, они получат возможность приобретать в нейтральных странах, в частности в Швеции, крайне важное для Германии стратегическое сырье. Наличие неограниченных запасов поддельной валюты позволит легко оплачивать услуги зарубежной агентуры, финансировать диверсии и в какой-то мере подорвать английскую экономику.

Однако при всей привлекательности этой идеи гитлеровцы отдавали себе отчет в том, что осуществить ее будет, очень трудно. Взять хотя бы исходный материал - бумагу. Каков ее состав? Есть ли там хоть небольшой процент целлюлозы? Если есть, то какой точно? Пришлось привлечь лучшие научные силы страны, самое современное оборудование и новейшие методы анализа (а также не одну сотню настоящих фунтов стерлингов) для того, чтобы дать однозначный ответ на эти вопросы. В результате долгих интенсивных исследований удалось абсолютно точно установить, что бумага изготовлена из льняного волокна и не имеет никаких примесей, в том числе целлюлозы.

Да, но лен-то бывает разный! Причем льняные волокна, изготовленные из разных сортов этого растения, отличаются друг от друга. Впрочем, об этом вспомнили потом, значительно позже.

Тем временем чуть ли не на каждом шагу немецкие ученые и их нацистские шефы наталкивались на самые различные трудности. Изготовив, как им казалось, «настоящую» бумагу, они попытались освоить ее механизированное производство. Но потерпели неудачу. Решили не тратить время на дальнейшие эксперименты в этом направлении и на первых порах ограничиться ручным трудом. Однако оказалось, что изготовить абсолютно точную матрицу для получения идентичных водяных знаков очень трудно. В этом

86

 

сложном деле гитлеровцам помог бывший фальшивомонетчик. Поразительно, насколько близки были буквально во всех сферах деятельности нацисты и уголовники! В любом деле они способны были чаще всего добиваться успеха только противозаконными методами.

Итак, бумага, хоть и ручным методом, но изготовлена, создана матрица для водяных знаков, но сами знаки все еще не отвечали требованиям абсолютной подлинности. И вот тогда-то и обнаружили, что дело, по-видимому, в том, что местный лен отличается от того, из которого сделаны фунты стерлингов. А какой лен используют для этой цели в Англии? Оказалось - турецкий. Гитлеровские фальшивомонетчики вздохнули с облегчением: с правительством этой страны они могли договориться. Так в цехах немецких предприятий появилась ветошь «государственного значения».

Изготовленная из нее бумага была практически неотличима от бумаги, на которой печатали в Англии фунты стерлингов. На овладение способов изготовления ее ушло. . . два года! Взявшись за эту крайне важную операцию, нацисты не могли допустить на какой-либо стадии приблизительного соответствия чего-либо (бумаги, краски и т.д.). Они поставили перед собой задачу добиться полного соответствия всех компонентов. В том числе и бумаги. И поэтому, когда обнаружили, что на их бумаге отсутствует характерный ореол вокруг водяных знаков, видимый, кстати, только при исследовании в лабораторных условиях, нацисты поставили перед учеными задачу добиться того, чтобы и этот ореол был. Кстати, в ходе работы над созданием «настоящей» бумаги, которая велась в стенах небольшой фабрики под Берлином в основном людьми, взятыми из концлагерей, пришлось преодолеть столько трудностей, что нацисты решили наградить некоторых исполнителей военной медалью «За особые заслуги». Факт совершенно беспрецедентный! Однако медали разрешалось носить только в стенах этого строго охраняемого здания. . .

Теперь, когда удалось добиться нужного ореола, подгоняемые нацистским кнутом «специалисты» продолжали преодолевать очередные трудности. Надо было добиться абсолютной идентичности в составе краски, найти и тщательно изучить секретные детали рисунка на банкноте, расшифровать порядок нумерации и обозначения серий и решить множество других проблем. Достаточно сказать, что на изготовление одного клише ушло почти семь месяцев!

87

 

В это время ученые целой лаборатории бились над тем, чтобы найти метод быстрого и эффективного «старения бумаги и краски. Обсуждался вопрос, каким номиналом выпускать фунты. После долгих споров решили ограничиться не очень крупными, а потому и наиболее ходовыми: 5, 10 и 20 фунтов. К ним кассиры не так присматриваются. Что же касается крупных купюр, то их изготовили крайне мало.

Здесь уместно сослаться на свидетельство самого шефа зарубежной разведки нацистской Германии Вальтера Шелленберга. В своих «Мемуарах» он подробно описывает все детали подготовки операции «Бернгард». Параллельно с поисками способов изготовления «подлинной» бумаги для фальшивых фунтов стерлингов «велись чрезвычайно сложные граверные работы, которые вообще стало возможным начать только после того, как для каждой банкноты было установлено от семидесяти до ста шестидесяти характерных признаков. После этого граверы работали непрерывно в три смены. . . Множество математиков с помощью сложных формул вычисляли систему регистрации номеров английских банкнот - теперь производство было налажено так, что мы постоянно опережали, на сто-двести номеров английский банк, благодаря чему была достигнута полная синхронное в выпуске поддельной валюты».

Одним из тех, кто непосредственно руководил операции по проверке, а затем и распространению фальшивых банкнот, был Фридрих Швенд, обвинявшийся до этого в мошенничестве. При содействии Гейдриха он оказался на свободе и активно включился в осуществление операции «Бернгард» в ее заключительной стадии.

Наконец в конце 1940 года были освоены все стадии изготовления фальшивых денежных знаков. Но прежде чем приняться за их выпуск в широком масштабе, было решено осуществить весьма тщательную проверку качества «продукции». История этой операции весьма интересна и стоит того, чтобы о ней рассказать подробно.

Гитлеровцы решили, как говорится, пойти ва-банк. Но, как всегда, проверка эта была осуществлена не без помощи подлых методов. Они отправили одного из чиновников «в отпуск» в нейтральную страну, снабдив его фальшивыми фунтами стерлингов, чего он, конечно, не знал. Таким образом, «в интересах дела», его как подопытного кролика безжалостно «подставили». Более того, гестапо предупредило пограничников этой страны о том, что из Германии, мол,

88

 

выезжает некоторая подозрительная личность, и просило тщательно ее проверить. Этой личностью был помощник Швенда Руди Раш, как писал позже западногерманский журнал «Штерн», - человек «с железными нервами». Но, поскольку все документы у этого чиновника были в порядке, его пропустили без задержки. Деньги, имевшиеся при нем, также осмотрели, не обнаружив в них ничего подозрительного. Чиновник хорошо отдохнул, растратил все фунты, их без всяких замечаний везде принимали. Убедившись в том, что первый этап проверки прошел успешно, нацисты приступили ко второму, более сложному и более ответственному.

 

 

Рис. 10. Так выглядела немецкая подделка английской банкноты достоинством в десять фунтов стерлингов. Отличить ее от подлинной банкноты чрезвычайно трудно

Немецкий коммерсант, поддерживающий контакты с одним из швейцарских банков, выехал в эту страну с особым поручением фашистской тайной полиции. У него с собой имелась довольно крупная сумма немецких «фунтов стерлингов», а также письмо государственного банка в Германии с просьбой к швейцарским коллегам проверить, не фальшивые ли эти фунты. В Базеле несколько дней проверяли банкноты и в конце концов сообщили, что беспокойство господ из «Дойче банк» не имеет под собой оснований: деньги подлинные. Поддельными посчитали только 10 процентов от общей суммы. . .

89

 

Казалось бы, все ясно, но фашисты приступили к третьему этапу проверки. Поблагодарив швейцарских коллег за любезность, они попросили их на всякий случай переправить банкноты в Лондон, в Английский банк, для окончательной проверки... Швейцарцы деньги не переправили, а запросили англичан: выпускались ли ими банкноты таких-то номеров, серий и подписей? Вскоре пришел ответ: да, выпускались, деньги эти признаются подлинными, если в них отсутствуют какие бы то ни было отклонения от настоящих фунтов стерлингов.

Итак, дорога к реализации фальшивых английских банкнот была открыта. А Фридрих Швенд за свои заслуги получил звание штурмбаннфюрера СС и новое имя - доктор Вендиг. Совершенно секретные фабрики поддельных денежных знаков, расположенные в одном из блоков концентрационного лагеря в Ораниенбурге, недалеко от Берлина, а также в 18-м и 19-м бараках концлагеря в Заксенхаузене, заработали на полную мощность. Интересно, что штат «монетного двора» в Заксенхаузена быстро вырос с 40 до 140 «специалистов». С середины 1941 года он начал выпускать «продукцию» - приблизительно 200 - 250 тысяч ассигнаций в месяц, как правило, достоинством в 5, 10 и 20 фунтов стерлингов. На эту валюту гитлеровцы в первую очередь покупали стратегическое сырье, золото, драгоценности, меняли ее на деньги других стран, оплачивали ею услуги многочисленных шпионов за рубежом, в том числе и знаменитого «Цицерона» - камердинера английского посла в Турции. На эти деньги была подкуплена итальянская охрана и с ее помощью освобожден и вывезен в Германию министр иностранных дел Италии граф Чиано, зять Муссолини, вместе со всей его семьей. Вообще фальшивые фунты особенно легко реализовывались в фашистской Италии, где многие уже давно ждали краха диктатуры Муссолини и понимали, что вместо обесцененной лиры куда лучше иметь фунты стерлингов.

Конечно, трудно сказать точно, насколько повлиял выпуск поддельной валюты на финансовое положение Англии. Но вот характерные цифры, приведенные в работе А.Алексеева «Военные финансы капиталистических государств». Он указывает, что сумма денег, находящихся в обращении в этой стране, возросла с 1933 по 1945 год в 2,9 раза, хотя выпуск промышленной продукции фактически остался на довоенном уровне. Налицо резкое повышение товарных цен и, следовательно, значительное обесценивание фунта стерлингов.

90

 

Любопытно свидетельство В.Шелленберга о том, как вначале нацисты хотели вызвать хаос в финансовом хозяйстве противника с помощью поддельной валюты. «Первоначально мы планировали инсценировать «воздушный бой» в небе над Англией, нагрузив самолеты вместо бомб тоннами фальшивых денег, чтобы сбросить их на остров. Это нанесло бы ощутимый удар по английской валюте. Но эту операцию вновь пришлось отложить из-за нехватки горючего».

Как бы там ни было, но совершенно ясно, что операция «Бернгард» позволила не столько сокрушить финансовую систему Великобритании, сколько в значительной степени помочь гитлеровцам увеличить свои запасы валюты.

Кстати, свое название эта операция получила по имени одного из главных сотрудников технического отдела Главного имперского управления национальной безопасности (РСХА) гауптштурмбаннфюрера СС Бернгарда Крюгера.

Неожиданно в начале 1963 года Крюгер дал о себе знать весьма оригинальным образом - он стрелял в известного западногерманского публициста Юлиуса Мадера, посвятившего свою жизнь разоблачению преступлений нацистов. Его перу принадлежат книги, в которых рассказывается о похождениях бывшего эсэсовца, международного гангстера Отто Скорцени, а также об упомянутой нами операции «Бернгард».

В результате этого неудачного покушения стало известно прежде всего о том, что известный гитлеровец Б.Крюгер спокойно коротает дни в ФРГ. И хотя против него было возбуждено уголовное дело, но, как это иногда бывает, оно было вскоре прекращено, так как врачи поспешили дать справку о том, что он «действовал в состоянии исступления» и поэтому не отвечает за свои поступки.

Интересна дальнейшая судьба бывшего уголовника Швенда. На фальшивые английские фунты он накупил огромное количество драгоценностей и спрятал в заранее подготовленном тайнике близ затерявшейся в провинциальной глуши деревни Каунерталь. Клад состоял из 80 килограммов золота, 80 тысяч долларов и 100 тысяч швейцарских франков, а также из довольно большого кожаного чемодана с золотыми украшениями. Кроме того, к этому времени он уже являлся владельцем старинных замков Лаберс и Хохнатурнс, трех отелей и шикарной виллы на озере Гарда, пайщиком одного банка и имел счета во многих других.

91

 

Попав в плен к американцам, он был вынужден выдать свой тайник. Тем не менее Швенду удалось сохранить немалые средства и выехать в Перу. Там за противозаконные операции он попал в тюрьму.

Выйдя из тюрьмы, Швенд перебрался в Боливию. Здесь он встретил старых знакомых: изверга-врача Йозефа Менгеле, Клауса Альтмана (по фамилии жены - Барбье), кое-кого из бывших нацистов. Все проявили в нем участие, старались помочь Швенде. Но немецкое землячество испытывало нехватку средств.

Тогда по предложению Клауса Альтмана было решено шантажировать местных миллионеров. 31 декабря 1971 года в загородном доме мультимиллионера Луиса Бангеро появились его знакомые: Менгеле, Альтман и Швенде. Они отпраздновали Новый год и после сильной выпивки потребовали у хозяина деньги. Тот, хоть и был пьян, но когда понял, что от него хотят, протрезвел и категорически отказался. Убедившись в бессмысленности уговоров, Швенде выстрелом в затылок убил Бангеро, после чего дружки поспешили удрать.

Швенде посоветовали перебраться в другую страну. Он переехал в ФРГ, имея подложный паспорт и... 73 доллара. Но, против ожидания, здесь с ним обошлись сурово и он лишился всего того, что было нажито преступным путем. В карманах потрепанных брюк Швенда после того, как его отпустили, позвякивали всего лишь 22 марки и 45 пфеннигов. Слабым утешением для него было то, что уж эти-то деньги по крайней мере были настоящими.

Тем временем история с фальшивыми фунтами стерлингов после войны иногда давала о себе знать на страницах зарубежной прессы. В район озера Теплиц-зее в Штирийских Альпах (Австрия) то один искатель спрятанных сокровищ, награбленных гитлеровцами, то другой обнаруживали фальшивую английскую валюту. Особенно большой улов был у западногерманского ученого Ганса Фрике и его коллег летом 1983 года. Им удалось извлечь со дна озера ящики с фальшивыми деньгами, в том числе и фунтами стерлингов.

Как сообщил представитель австрийского министерства иностранных дел власти не намерены санкционировать продолжение подводных работ, чтобы не создавать шумиху вокруг находок. Ведь за последнее время многие самодеятельные искатели кладов проводили подводные работы на озере без достаточных мер обеспечения. Отмечены случаи

92

 

гибели аквалангистов. К тому же, как оказалось, на дне озера покоятся и боеприпасы, и военное оборудование, в том числе, как полагают, и не доведенные до заводской стадии проекты «чудо-оружия».

Любопытно свидетельство В.Шелленберга о том, что нацисты не ограничивались печатанием поддельных фунтов стерлингов. «Незадолго до конца войны, - пишет он в своих «Мемуарах», - мы овладели также сложнейшей технологией изготовления долларовых банкнот. Но напечатать удалось всего лишь несколько сотен купюр».

В заключение отметим, что и в наши дни всплывают факты, свидетельствующие о том, как одно государство стремится навредить другому, используя фальшивые банкноты. Например, в начале 80-х годов, во время памятных событий, связанных с захватом иранскими студентами здания посольства США в Тегеране, стало известно, что появившиеся фальшивые иранские ассигнации распространялись посольством США. Об этом сделала официальное заявление Лилиан Джонсон, оказавшаяся во второй группе освобожденных заложников. Банкноты сначала печатались в США и в Тегеран переправлялись контрабандой через территорию Турции. Впоследствии было признано более целесообразным печатать ассигнации прямо в посольстве США, для чего с величайшей предосторожностью туда доставили матрицу из-за океана.

Иранская газета «Джомхурие эслами», опубликовав это сенсационное сообщение, одновременно сообщила, что независимо от сообщения Л.Джонсон в здании посольства студентами действительно были обнаружены только что отпечатанные ассигнации. Правда, клише найти не удалось.

Совершенно неожиданно эта история получила продолжение. Позже в Тегеране была произведена облава в одном из фешенебельных районов столицы. Здесь в роскошном особняке печатались фальшивые американские доллары. Полиция конфисковала 6,5 миллиона уже готовых к распространению долларов и огромное количество полуфабрикатов, бумаги, краски, клише и т.д. Решительные действия полиции привели к тому, что основные действующие лица этой преступной акции были арестованы - всего 17 человек. В результате нелицеприятной беседы с главарями шайки удалось установить, что они, с одной стороны, поддерживали тесный контакт с руководством национального банка Ирана, через который пропускали свою продукцию, и с другой -

93

 

с... американским посольством. Связным служил морской пехотинец, который беспрепятственно мог покинуть посольство и потом зайти в роскошный особняк, где печатались «доллары». Весьма возможно, что эта связь была установлена напрямую между иранским и американским «монетными дворами». Они обменивались, и весьма активно, не только производственным опытом...

Впрочем, есть еще более удивительные факты, которые почему-то не стали достоянием широкой прессы.

Американская газета «Нью-Йорк тайме» 28 июля 1975 года в своем вечернем (городском) выпуске сообщила сногсшибательную новость. Как стало известно из заслуживающих доверия источников, в самый разгар вьетнамской авантюры Центральное разведывательное управление США в глубокой тайне начало печатать фальшивые американские доллары! Этими «деньгами» оно расплачивалось со своими агентами в Южном Вьетнаме, Таиланде, Гонконге и некоторых других странах.

Сейчас трудно сказать, чем была вызвана эта уникальная акция. Ибо нехватки денег, как известно, у ЦРУ никогда не было. Так в чем же причина? Ответа на этот вопрос нет. Ясно одно: в финансовые каналы США бесперебойно добавлялась и «продукция» ЦРУ. Кстати, эта история случайно всплыла на поверхность и тут же исчезла со страниц американских газет.

Наконец, расскажем об уникальной акции, связанной с печатанием совершенно необычных денег, изготовителей которых ни в коем случае нельзя назвать преступниками.

В самый разгар американской авантюры во Вьетнаме на свет появились удивительные «деньги». Они были отпечатаны в США Комитетом ненасильственных действий, протестовавшим против развязанной американским империализмом войны.

Этот «денежный знак» по своим размерам, расцветке и компоновке очень напоминал доллар. Но то, что на нем напечатано, должно было вызвать изумление у рядового американца. Наверху крупными буквами: «Протест против военных налогов», а текст помельче гласит: «почему мы должны молиться о мире и платить за войну? Используй эти фальшивые деньги в знак отказа от уплаты за те 60 процентов федерального налога, которые идут на военные расходы».

94

 

На обороте необычных денег напечатано: «Мы хотим, чтобы граждане США взяли на себя ответственность за свою жизнь. Один из способов убедить их сделать это - повести кампанию за отказ платить ту часть налога, которая идет на войну».

Этот своеобразный протест против вьетнамской авантюры Вашингтона никак не назовешь фальшивым. Перед нами один из примеров той честной борьбы, которую вели американские сторонники мира в ту пору.

 

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России