на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

   Оглавление

 А. И. Погребецкий.

 

Денежное обращение и денежные знаки Дальнего Востока за период войны и революции (1914-1924)

  ГЛАВА VIII. Дальне-Восточная Республика.

1. Эпоха В.-Удинска. 1920 г.

Краткая историческая справка

 

В последние дни декабря 1919 года эвакуировавшееся в Иркутск правительство адмирала Колчака пало и власть перешла к так называемому, Политическому Центру. Выступившие на защиту Омского правительства, подчиненные атаману Семенову, войска были оттеснены к Байкалу и, под напором наступавших с Запада революционных войск, отходили по направлению к Верхнеудинску.

1) См. «Перечень ден. знаков», составленный Л. М. Иольсоном и Н. И. Кардаковым. Берлин. 1923 г. стр. 27-2S, а также снимки некоторых из этих лагерных бон в перечне ден. знаков С. Виноградова — «Архив Русской Революции» под редакцией И. Гессена. т. VIII. Берлин. 1923 г.

 

~=280

Магистраль Нижнеудинск (Иркутской губ.) — Маньчжурия была занята эвакуировавшимися чехо - словацкими, румынскими и сербскими эшелонами.

В конце января 1920 года Ревком сменил в Иркутске «Политический Центр», власть была перестроена по советскому принципу. К Иркутску, под напором 5-ой советской армии, подходили многотысячные остатки отдельных, отступавших из Западной Сибири воинских частей, впоследствии известных под общим именем — армии генерала Каппеля.

В феврале войска эти обошли Иркутск и, продолжая свой «ледяной поход», по льду Байкала и тропами Кругобайкальского пути влились в Прибайкалье и, после некоторой остановки в Верхнеудинске, стягивались к Чите.

Прибайкалье, Верхнеудинск находились под властью читинского атамана Семенова, который после падения власти адмирала Колчака, — стал именоваться «главнокомандующим всеми вооруженными силами Российской Восточной окраины». В средних числах февраля 20 года на происходивших в Иркутске совещаниях было предрешено, что—по ряду соображений международного характера, — Советское правительство временно отказывается претендовать на власть на территории к Востоку от Байкала.

Сорганизованная из различных повстанческих и добровольческих частей Народно-революционная армия под командой капитана Калашникова вступила на территорию Прибайкалья и, усиленная противо-семеновскими повстанцами, 2-го марта 1920 года заняла город Верхнеудинск, к концу марта достигла, отстоящего от Верхнеудинска на 134 версты на Восток, Петровского Завода и здесь, по причине вмешательства Японии, вынуждена была надолго приостановить свое наступление. На пространстве река Селенга — Петровский завод (протяжение 156 верст) волею событий и дипломатии образовалось самостоятельное государство, вышедшее из под власти атамана, но и не захватываемое властью Советской Республики.

Уездная Земская Управа (Прибайкалье выделено из Забайкальской области в самостоятельную область лишь с конца 1920 г.), оказалась носителем высшей власти в крае и была переименована во «Временную Земскую власть Прибайкалья».

Маленькое самостоятельное государство в отношении денежной; системы оказалось в чрезвычайно тяжелом положении.

В самом деле: с Востока,— линия фронта и денежное обращение — к этому времени почти полностью перешедшее на новые, семеновские боны Государственного Банка — «голубки»; с Запада — советская денежная система и только что произведенное аннулирование сибирских денежных знаков, наконец,

 

— 281

с Юга — рынок Монголии, требующий серебро и лишь в некоторой части принимающий бумажные денежные знаки, но исключительно царского и керенского образца.

Четыре уезда Прибайкалья — Бургузинский, Верхнеудинский, Троицко-Савский и Петровско-Заводский, не имея своей или общей с соседями денежной системы, оказались не в силах сами прибегать к рынкам соседей, но в то же время западный сосед — Совроссия массами выбрасывала в Прибайкалье сибирские денежные знаки, аннулированные там, но вливавшиеся в Прибайкалье широкой волной, правдами и неправдами — контрабандой и с двигавшимися на Восток полками Народной—Революционной Армии и эвакуировавшимися эталонами чехов и румын. Рынок стал задыхаться от инфляции сибирских знаков. До некоторой степени спасала отдушина—Монголия, через которую многими делались попытки перебросить сиб-знаки в Харбин и там успеть реализовать их.

«Временная Земская власть Прибайкалья» сначала существовала на полученные ею с Запада сотни миллионов сиб-знаков, но в конце марта выяснилась полная невозможность покупки на них чего бы то ни было.

Не решаясь на полное аннулирование сибзнаков и не будучи подготовлено к собственной эмиссии, но в то же время не желая предоставить рынок игре случайных сил, Правительство Прибайкалья установило обязательный паритет сибирских и советских денежных знаков образца 1918-1919 г. г. Вначале отношение между ними было установлено как 1 : 15, т.-е. 1 р. сибзнаками равен был 15 советским рублям. Позже, когда выяснилось, что Монголия советских знаков совершенно не берет и даже запрещен ввоз их туда и когда получавшиеся через Ургу — Кяхту харбинские телеграммы продолжали отмечать некоторый спрос на Востоке на сибзнаки, советские денежные знаки еще более упали в цене, и в мае месяце отношение было уже как 1:5.

Верхнеудинская эмиссия 1920 года, «Вр. Земская Власть Прибайкалья».     

          

Еще в конце марта Правительство   постановило произвести самостоятельную эмиссию, преследуя ею два основных задания: 1) получить фонд денежных знаков для поддержания своего государственного существования и 2) из'ять из обращения затопившие рынок, нарушившие хозяйственный процесс —»сибирские».

Изыскивая технические возможности осуществления эмиссии, агенты Власти Прибайкалья наткнулись в Иркутске на шедшие из Владивостока в Омск и задержанные событиями в пути денежные знаки, заказанные Омским Правительством в Америке, так называемые «кредитные билеты образца 1918 г».

 

282

 

Вначале предполагалось, что они, — также как и IY и V разряд облигаций Гос. Вн. 41/2% выигрышного займа 1917 года достоинством в 200 рублей и купонов к ним по 4 руб. 50 коп.— будут заграфированы гербом РСФСР, и выпущены в обращение на советской территории Иркутским Губернским Ревкомом, но позже удалось настоять на предоставлении их Верхнеудинску. Оборудованная в 1919 году Иркутская Экспедиция заготовления государственных бумаг приступила к огрифованию этих, американской печати, кредитных билетов достоинством в 25 и 100 рублей, и в апреле 1920 года сдала «Временной Земской Власти Прибайкалья» ея заказ. Но выпуск в обращение удалось осуществить лишь через 172-2 месяца.

На кредитных билетах был наложен гриф „Временная Земская Власть Прибайкалья» на бил. в 25 р. — красной, на бил., в 100 рублей — синей краской.

 

Кред, бил. ДВР (эпохи Верхнеудинска—1920 г.)

(Оборотная сторона 1) (Натур, велич. 148 х 87 мм.)

 

Все количество оказавшихся в Иркутске кредитных билетов этого образца полностью было предоставлено Верхнеудинску.

Всего было выпущено в обращение этих билетов, с указанным грифом, на сумку 228.425.950 рублей.

 

Соглашение с РСФСР об эмиссии

 

По вопросу о самостоятельной эмиссии Прибайкальской властью велись предварительные телеграфные переговоры с Москвой. В результате было заключено соглашение, вернее сказать, была получена телеграмма из Москвы от 26 марта 1920 года от зам. Нородного Комиссара Финансов — С. Чуцкаева, который, ссылаясь на существующее постановление Совнаркома, предоставлял право, образующемуся на Востоке от Байкала «буферу», произвести выпуск своих денежных знаков на сумму 3 миллиарда рублей, в пределах каковой суммы РСФСР, принимала на себя ответственность за выпускаемые знаки и обеспечивала их всем своим достоянием, одновременно обязывая новое государственное образование (буфер) допустить к свободному обращению на своей территории, на равных основаниях с денежными знаками своего выпуска, и денежные знаки Советской Республики.

1) Лицевую сторону этих билетов см. в главе II на стр 51.

 

283

На этих основаниях и были выпущены „кредитные биле ты» с грифом „Временной Земской Власти Прибайкалья», но выпущены они были уже не этой властью, а Правительством Дальне-Восточной Республики, избранным на с'езде Трудящихся Прибайкалья в Верхнеудинске, 6 апреля 1920 года.

Одновременно с выпуском новых денежных знаков объявлялась девальвация на территории Прибайкалья сибирских дензнаков.

 

Девальвация сиб- знаков.

 

Вопрос о девальвации сибзнаков так-    же имеет свою историю. Вначале деятели Запада настаивали на полном — по примеру Совсибири — аннулировании „белогвардейских денег». Потом в процессе уяснения необходимости ведения в буфере особой, отличной от советской, экономической политики — пришли к выводу о необходимости лишь девальвировать сибзнаки, осложнив девальвацию для категории граждан, которые могли бы сделать из девальвации доходное предприятие.

Подготовка к девальвации началась еще в марте и велась в направлении определения:

1)    сокращенного срока обмена, после коего сибзнаки фактически аннулировались бы и

2)    категории граждан и учреждений,   у которых   сибзнаки подлежали девальвации.

Одновременно Правительство пыталось установить и обосновать коэффициент при девальвации. Стоимость сибзнаков после аннулирования их в Совсибири быстро начала падать и за короткий период понизилась с 75 до 20Ш рублей за золотой рубль.

Первоначально - в марте было предрешено произвести девальвацию в пропорции 1:10, т. е. 1 р. денежн. знаками нового образца за 10 руб. сибирскими знаками.

К первым числам июня все было подготовлено к девальвации в пропорции 1:10. Были напечатаны соответствующие объявления и преподаны инструкции, но буквально в последнюю минуту - ночью на день девальвации получилась через Монголию телеграмма о предрешенной во Владивостоке девальвации в пропорции 1:200. Прибайкальская власть распорядилась —чернилами —„от руки» переделать объявленное соотношение 1:10 на 1:100 и дополнительно дала по провинции телеграфное распоряжение об этом изменении.

С 1-го июля начался обмен сибзнаков.

Согласно условий объявленного обмена, немедленной оплате подлежали сибзнаки на сумму лишь 50 тысяч рублей, на остальную сумму — свыше этого выдавалась квитанция на постепенную выплату. К обмену принимались сибзнаки от лиц3

 

- 284-

проживающих постоянно на данной территории, домохозяев, лиц, имеющих торгово-промышленные предприятия, постоянную службу и от лиц, проживающих в районе не менее трех месяцев до дня распубликования закона. Срок обмена был установлен десятидневный.

Падение курса «буферок» началось сразу же по выпуску их в обращение; главной причиной этого являлись те же обстоятельства, что и для сибзкаков за последний период, с той лишь разницей, что сибзнаки, все же, через Монголию пытались провести в Маньчжурию и это создавало видимость спроса на них, буферки же обращались на крайне незначительной территории. Предоставленное право размена их—в пределах 20.000 руб. на советские денежные знаки при въезде в Совроссию или при предъявлении в расчетную кассу Фин. Отдела Иркутского Губ. Исполкома (Ревкома) по существу не меняло спрос на них, так как фактически на Запад ездили исключительно по служебным советским командировкам лица, располагавшие авансами в советских денежных знаках и в буферках не нуждавшиеся.

Не предоставляя права хождения буферок в РСФСР последняя для своих денежных знаков выговорила право свободного обращения в буфере.

Купюры выпущенных кредитных билетов 25 и 100 рублей, при девальвации 1:100 соответствовали 2500 и 10000 рублей советскими — что при существовавших расценках и тарифах в меньших суммах и при отсутствии более мелких знаков, повело к автоматическому понижению курса на выпущенные знаки, вне зависимости от их рыночной котировки. Например, единица какого либо продукта, стоившая на рынке 15 или 18 или 20 рублей, „для уравнения счета» и за отсутствием «сдачи» продавалась за 25 рублей. 1)

Монголия в лице монгол, китайцев и русских торговых фирм категорически отказалась от приема «буферных» знаков и это послужило главной причиной падения курса их.

 

Кредитные билеты Д. В. Р.

 

В течение лета 1920 года Иркутская Экспедиция или как она называлась — «Иркутская фабрика изготовления государственных бумаг» по заданию правительства Д В. Р. изготовляла мелкие «кредитные билеты Д. В. Р.» на простой, довольно хорошего качества бумаге, достоинством в 1 р., 3 р., 5 р. и 10 рублей.

На них уже был изображен герб Д. В. Р., сноп колосьев на фоне перекрещивающихся кирки и якоря.

1) Почти в эти же дни, аналогичное явление происходило и во Владивостоке после реформы 5 июня 1920 года.

 

285

 

По мере изготовления, билеты выпускались в Верхнеудинске в обращение.

Позже Иркутской «фабрикой» были изготовлены и Правительством Д. В. Р. были выпущены в обращение: кредитные билеты Д. В. Р. достоинством в 500 и Гос. кред. билеты в 1000 рублей.

Всего этих денежных знаков образца 1920 года, перечисленных выше достоинств, выпущено было в г. Верхнеудинске в обращение  на сумму 1.906.891193 рубля.

13 октября Верхнеудинским Правительством Д. В. Р. издан был закон об изъятии из обращения золота и серебра. Закон этот привлекал внимание имевших бдительный надзор за Республикой представителей Японии и оффициозное Японское осведомительное Бюро (Я. О. Б.) агентской телеграммой из Читы от 16 октября сообщало:

Верхнеудинское Правительство декретом от 13/Х, объявило все золото и серебро на подвластной ему территории собственностью государства.

 

Лицевая сторона.

 

Кред. бил. Д. В. Р. 1920 г. Лицевая сторона.

(Натур, еелич.88 х 51 мм.).

 

Все обладатели означенных драгоценных металлов приглашаются в течении месяца со дня издания означенного постановления внести их в казну, получая за представляемую русскую или иностранную валюту соответствующую сумму в знаках правительства. Не внесенное в срок золото или серебро конфискуется безвозмездно».

 

Оборотная сторона. (Натур, ввлич. 88 у 51 мм.).

 

Текст соглашения ДВР с РСФСР.

 

Помимо телеграммы Наркомфина Р. С.Ф. С. Р. от марта 1920 г. в сентябре-октябре было подписано республиками соглашение о денежном обращении. Соглашение подписано Мин. Финансов Д. В. Р. (Верхнеудинской эпохи) 4 сентября 1920 года и вошло в законную силу со дня подписания его Наркомфином Р. С. Ф. С. Р.—19 октября 1920 года.

 

286

Ниже приводим это интересное соглашение, опуская отдельные разделы его, как имеющие исключительно счетно-бухгалтерский характер.

I-

«В согласии с постановлением Совета Народных Комиссаров Р. С. Ф. С. Р. от 26-го марта 1920 года Дальне-Восточная Республика выпускает свои денежные знаки, достоинством в один, три, пять, десять, двадцать пять, пятьдесят, сто, пятьсот и тысячу рублей на общую сумму эмиссии три миллиарда руб. (3.000.000.000 рублей), изготовляемые в Иркутской фабрике заготовления государственных знаков, в отношении которой Д. В. Р. является заказчиком, оплачивающим расходы по печатанию на условиях, определяемых особым соглашением, но во всяком случае не ниже себестоимости.

В счет вышеупомянутой эмиссии входят также кредитные билеты 25 и 100 рублевого достоинства американского изготовления, огрифованные Иркутской фабрикой изготовления государственных знаков для нужд Дальне-Восточной Республики грифом: «Временная Земская Власть Прибайкалья».

II.

Эмиссионное право Д. В. Р. свыше размера, указанного в ст. первой, в дальнейшем может быть расширено, для чего Д. В. Р. входит в особое соглашение с Р. С. Ф. С. Р.

HI.

Министерству Финансов Д. В. Р. по мере изъятия из обращения денежных знаков Д. В. Р., упомянутых в ст. первой, а также могущих быть выпущенными на основании ст. второй, предоставляется право замены их вновь отпечатанными денежными знаками Д. В. Р. с тем, чтобы общая сумма этим знаков и имеющихся в обращении не превышала предельного размера установленной эмиссии.

Примечание: уничтожение подлежащих изъятию из обращения денежных знаков Д. В. Р. производится при непременном участии представителей Р. С. Ф. С. Р.

IV.

Выпускаемые вышеуказанным порядком денежные  знаки Д. В. Р. на территории Р. С. Ф. С. Р. хождения в качестве денег не имеют и в платежи не принимаются, но в пределах Сибири могут обмениваться на денежные знаки, имеющие хождение в Р. С. Ф. С. Р. Примечание: Денежные знаки пятидесятикопеечного достоинства американского изготовления, ныне имеющих хождение в Д. В. Р., обмену на денежные знаки Р. С. Ф. С. Р.  не подлежат.

V.

Пункт обмена денежных знаков Д. В. Р. на таковые Р. С- Ф. СР. в пределах Сибири в первую очередь устанавливается в городе Иркутске через Расчетно-кассовый подотдел Иркутского Губфинотдела, причем обмен производится по номинальной цене рубль за рубль для граждан Д. В. Р. и вообще для лиц, едущих по Д. В. Р., в пределах до двадцати тысяч рублей на одно и то же лицо.

VI.

Обмен денежных знаков Р. С. Ф. С. Р. на таковые Д. В. Р. для граждан Р. С. Ф. С. Р. и вообще для лиц, едущих из Совроссия в Д. В. Р., производится только лишь в казначействах Д. В. Р, в пределах не свыше 20.000 руб.
       
VII.

Денежные знаки Р. С. Ф. С. Р. в пределах. Д. В. Р. временно, до изменения настоящего соглашения, имеют хождение и принимаются в платежи и размен наравне с денежными знаками Д. В. Р. по номиналу.

VIII.

Все взаимные расчеты между обоими республиками по операциям, предусмотренным В ст. девятой производятся в Д. В. Р. через Гос. Банк, а в Р. С. Ф. С. Республике через Расчетно-кассовый под'отдел Иркутского Губфинотдела.

IX.

Дебетовое сальдо по корреспондентским счетам для той и другой ив устанавливающих настоящее соглашение сторон не может превышать одного миллиарда рублей; в случае же превышения задолженности одной из сторон указанного предела, производство дебетовых операций задолжавшей стороны по обмену и поручениям, по истечении льготного месяца, приостанавливается
                  
X.

При взаимных расчетах между обоими Республиками по корреспондентским счетам производится начисление (3) трех процентов годовых обычным порядком.

XI.

Настоящее соглашение входит в законную силу с момента подписания его Министром Финансов Д. В. Р. и Народным Комиссаром Финансов Р. С. Ф. СР.

Против настоящего проекта соглашения со стороны Министра финансов Д. В. Р. возражений не встречается. 4 сентября 1920 года.

Заместитель Народного Комиссара финансов Р. С. Ф. С. Р. Сергей Чуцкаев. Министр Финансов Д. В. Р. Николай Ромм. 19/Х—20 г.>.

 

287

II. Эпоха Читы 1920—1922 л. г.

 

Эмиссия Дальне-Востосточной Республики Читинского периода

 

После занятия партизанами Читы, в последних числах октября 1920 года и возсоединения Прибайкалья с Забайкальем и Амурской областью, печатание кредитных билетов Д. В. Р. было перенесено в Читу.

 

(Лицевая сторона). Кред. билет Д. В Р. 1920 г.

(Натуральная величина 150 х 100 мм.).

(Оборотная сторона).

 

Вновь изготовляемые «буферные» того же образца, что и в Иркутске, достоинством: кредитные билеты — в 500 и Госуд. кред. билеты в 1.000 рубл. продолжали Правительством Д. В. Р. выпускаться в обращение до мая 1921 года. Всего было выпущено их в Чите, Читинским Отделением Государственного Банка на сумму 2.050.666.603 р. Следовательно, за весь верхнеудинско-читинский период эмиссии, — включая и денежные знаки с грифом «Временная Земская Власть Прибайкалья», — Дальне-Восточной Республикой было выпущено кредитных билетов купюрами в 1,3,5,10, 25, 100, 500 и 1000 рублей, на сумму 4.185.983 746 руб, Кроме того, при объединении областей Дальнего Востока и образовании единого Правительства Д. В. Р. в счет общереспубликанской эмиссии был зачислен и приморский выпуск денежных знаков на сумму 650.000.000 рублей,1) что увеличивало сумму эмиссии Д. В.Р. до 4.835.983 746 р.

Если же принять во внимание выпущенные в г. Благовещенске2) в сентябре-октябре того же года Народно-Революционным Комитетом Амурской области «расчетные денежные знаки Дальне-Восточной Республики» достоинством в 25 и Щ

1)       Хотя фактически их было выпущено на сумму Свыше 662 милл. руб, См. главу 11, cтpf 96.

2)       См. Главу VI, стр. 212.

 

рублей на сумму.69.417.050 рублей, то надлежит сделать вывод, что фактическая эмиссия Д. В. Р., превышала формально согласованную с Совнаркомом и Наркомфином РСФСР на 1.925,400.796 рублей, так как обусловленная ответственность Советской Республики была зафиксирована 20 марта 1920 года в 3 миллиарда рублей и хотя в дальнейшем и велись переговоры об увеличении права эмиссии до 8 миллиардов и это в принципе было решено, но формально оформлено не было. С точки зрения правовой представляет интерес происшедший казус, как бы освобождающий РСФСР от обусловленной ответственности.

 

Гос. Кред. бил. Д. В. Р. 1920 г.

(Лицевая сторона). (Натуральная величина 175 х 107 мм.).

 

 

Законы и постановления о денежном обращении периода 1920 г.

 

 

По занятии Читы, сразу же состоялась конференция Дальне-Восточных Правительств и еще до момента избрания объединенного Правительства стал функционировать Временный деловой Президиум Правительства Д. В. Р.

2 ноября 1920 года этим Президиумом был опубликован «закон о хождении кредитных билетов и денежных знаков на территории Дальне-Восточной Республики.

Вр. Деловой Президиум объявлял:

«На всей территории Д. В. Р. имеют хождение следующие денежные знаки: а) кредитные билеты и денежные знаки имеющие хождение

В РСФСР.

 

— 289 —

б)        Кредитные билеты и денежные знаки Д. В. Р., а также все денежные знаки, имеющие хождение на основании постановления Верхнеудинского Правительства.

в)         Кредитные билеты, выпущенные Владивостокским Правительством.

г)         Кредитные билеты и денежные знаки, имеющие хождение к 1-му ноября сего года на основании постановления Благовещенского Правительства.

д)        Все кредитные билеты, выпущенные бывшим царским
правительством».

По сконструировании Правительства Д. В. Р., последним 9 ноября 1920 года было издано следующее постановление за № 9 «О порядке выдачи из Государственного Банка валюты»:

«В целях сохранения валюты, Правительство Д. В. Р. постановило: из всех Государственных Банков и Казначейств прекратить выдачу золотой, серебряной и медной валюты без особого, в каждом отдельном случае, разрешения Правительства ДВР.

Председатель А. Краснощекое. Члены: К. Бреусов, Иванов, Н, Матвеев, Е. Румянцев, Управляющий делами П. Федорец».1)

Если вспомним, что к этому времени Приморье и Приамурье — район Хабаровска, фактически перешли уже на валютную денежную единицу, так как еще 13-го октября 20 г. во, Владивостоке был произведен первый пятимиллионный выпуск мелкого разменного серебра, станет понятно то недовольство, которое вызвал этот закон и со стороны приморско-приамурского административного аппарата и со стороны широких кругов,

В условиях Приморья; осуществление закона от 2 ноября было равносильно не только финансовой, но и политической катастрофе. Насильственное введение в обращение уже скомпрометированных и упавших в цене, более чем в двести раз буферок, было явно немыслимо.

Не могло на это решиться и Хабаровское, и Спасские, и Никольск-Уссурийское Казначейства, непосредственно от Читы получившие приказ — на ответственность руководителей, возглавлявших проведение в жизнь распоряжения, — о немедленном изъятии из обращения всей звонкой монеты и отправке ее в Читу.

Приказ этот внес большую путаницу и повлек за собой акт уже политического значения - постановление Приморского Совета Управляющих Ведомствами от 6-го XI 20 г. о неподчинении распоряжениям Читы.2)

Фактически валютная эмиссия в Приморье продолжалась, и Хабаровское Казначейство не только не исполнило распо-

1) «Собрание узаконений Правительства Д.-Восточной Республики» № 1 от 1-го декабря 1920 г.

2) См. Главу V, стр. 195.

 

290

ряжение Читы об отправке туда всего остатка валюты, но продолжало выпускать ее в обращение, оплачивая ассигновки.

Неопределенность текста закона Деловою Президиума от 2 ноября, дающая возможность различно толковать, какие же именно денежные знаки имеют право хождения в Республике, заставила Правительство Д. В. Р. в отмену закона от 2 ноября издать 15-го того же ноября детализирующий денежное обращение закон под наименованием:

«Закон о хождении кредитных билетов и денежных знаков на территории ДВР».

«В целях урегулирования денежного обращения в пределах Дальне-Восточной Республики Правительство постановляет:

«1) Кредитные билеты и денежные знаки, выпущенные Правительством Д. В. Р. в купюрах 1, 3, 5, 10, 25, 50, 100 в 1000 рублей, билеты американского образца с грифом Временной Земской власти Забайкалья в купюрах: 25 и 100 рублей, выпущенные Владивостокским Правительством в купюрах: 25 и 100 имеют хождение наравне с звонкой монетой (золотой, серебряной и медной) и обязательны к приему всеми правительственными учреждениями должностными и частными лицами, и никто не имеет права отказаться принимать их по номинальной стоимости или требовать уилаты металлической монетой.

«2) Предложить Гос. Банку изъять из обращения звонкую монету (золотую, серебряную и медную), сосредоточив ее в своих кладовых.

3)   Денежные и расчетные знаки Р. С. Ф. С. Р. всех видов и достоинств, обращающиеся в Советской России, в силу особого договора от 4 сентября 1920 года, имеют хождение  на равных условиях с перечисленными в пункте 1-м   настоящего постановления денежными знаками.

4)   Денежные знаки, выпущенные правительством Семенова всех достоинств, а также денежные знаки всех видов и достоинств Сибирского Правительства к обращению не допускаются.

5)   Все платежи казне, произведенные после опубликования закона 2 ноября 1920 года, денежными знаками не имеющими хождения (сибирскими и семеновскими) считать недействительными и подлежащими вторичной уплате установленными к обращению знаками.

6)   Текущие счета и вклады всех видов в отделениях Гос, Банка, Казначейских и Сберегательных Кассах, образовавшиеся от взносов сибирскими и семеновскими денежными знаками, считать недействительными.

7)   Действие закона от 2 ноября 1920 года о хождении денежных знаков, опубликованного Временным Деловым Президиумом Правительства, теряет свою силу с момента опубликования настоящего закона.

Правительство Д-Восточной Республики.

Председатель Л. Краснощекое, Члены: Р. Румянцев, Н. Матвеев, К. Бреусов, Ф. Пеанов, п. Никифоров, В. Кузнецов. Управляющий делами п. Федорец*.1)

Как видно, приведенный закон составлялся в достаточно спешном порядке, ибо в перечне знаков, имеющих хождение,— оказался пропуск. Вследствие сего было дополнительно издано:

Постановление Правительства Д. В. Р. 22 ноября 1920 г.

О дополнении закона от 15 ноября 1920 %ода о хождении кредитных билетов и денежных знаков на территории Д.-Восточной Республики.

«Кроме указанных в п. I 15 ноября 1920 г., опубликованного в № 154 газеты «Дальне-Восточная Республика», кредитных билетов и денежных знаков, выпущенных правительством Д. В. Р., имеют хождение на равных с ними основаниях, кредитные билеты, выпущенные тем же правительством, 500 рублевого достоинства, а также разменные знаки Владивостокского Правительства.

Председатель Правительства Л. Краснощеков. Управляющий делами Правительства 27. Федорец*.2)

3-го января 1921 года Правительство Д. В. Р., в виду загромождения кладовых Мин. Финансов бумажными денежными знаками, как из'ятыми из обращения, так и имеющими хождение, но пришедшими в ветхость и непригодность, — постановило: «разрешить Министерству Финансов уничтожить пу-

1)            Газ. Дальне-Восточная Республика» № 154 от 17-XI 20 г. г. Чита.

2)             Тоже, от 27 ноября.

 

291

тем сожжения упомянутые денежные знаки, причем изъятые из обращения денежные знаки уничтожаются в их настоящем виде, а ветхие и не пригодные к обращению — с применением предварительной пробивки».1)

Фактически к уничтожению этих знаков приступили лишь на Амуре,

 

Проект новой эмиссии.

 

В течение ноября 1920 года Правительство под напором чрезвычайного спроса на денежные знаки со стороны всех областей, объединяемых Республикой, постановило вновь огрифовать во Владивостоке и выпустить в обращение в Республике кредитные билеты американского изготовления. Приводим текст этого постановления.

«О выпуске в обращение в счет разрешенной эмиссии американских денежных знаков образца 1918 года.

В виду затруднительного финансового положения Д. В. Р. и невозможности удовлетворить имеющимися в распоряжении Минфина средствами потребности в денежных знаках, Правительство постановило:

]) Выпустить в обращение в счет разрешенной эмиссии в 8 миллиардов рублей кредитные билеты американского изготовления образца 1918 года, имеющиеся во Владивостоке, на сумму в три миллиарда рублей.

Выпускаются в обращение знаки не ниже 25 рублевого достоинства.

3)            Каждый знак огрифовывается гербом Д. В. Р. на том месте, где значится двухглавый орел, с надписью кругом «Дальне-Восточная Республика». Кроме указанного грифа кредитки грифуются подписью управляющего и кассира, на что уполномачявавтся Управляющий Владивостокским Отделением Госбанка и старший кассир того же Банка.

Помимо того цифра «1918» на лицевой стороне кредитного знака закрывается черной краской.

4)            Выполнить технически работу по огрифованию возлагается на Владивостокское Отделение Госбанкам

Постановлению этому не суждено было осуществиться по причине, как выяснилось во Владивостоке, полной нецелесообразности производить огрифование, оплачивая краску и работу валютой, по сравнительно дорогим местным ставкам и ценам с тем, чтобы в результате получить денежный знак стоимостью по курсу рынка не менее 2000 кред. руб. за золотой рубль. По справке Владивостокского Госбанка огрифование этих знаков, купюры коих были лишь в 25 и 100 руб., обошлось бы по 3 коп. зол. за экземпляр, а курс сторублевки равнялся, примерно, 5 зол. копейкам, имея тенденцию к понижению.

 

Закон «об округлении сумм».

 

Отсутствие мелких денежных знаков создавало большие осложнения при необходимости точного копеечного исчисления при разных подсчетах. Это вызвало следующее постановление правительства Д. В. Р. от 29 ноября 1920 года.

«Об округлении денежных сумм при исчислении содержания пенсий, пособий и иных денежных выдач и поступлений.

Вследствие недостатка в кассах и в обращении мелких денежных знаков, предоставить правительственным и общественным учреждениям и должностным лицам при исчислении содержания служащим, пенсий, пособий и иных денежных выдач или поступлений, или иных

1) Газ. «Д.-Вост. Республика», № 17/205, от 27 янв. 1921 г.

 

292 —

расчетов, округлять окончательную цифру следуемой к выдаче или получению денежной суммы, отбрасывая сумму копеек, следующих к выдаче или получению на превышающую 50 коп., и принимая сумму копеек, превышающую 50 коп. — за один рубль».1)

Этот, упрощающий по существу взаиморасчеты закон, несмотря на рыночную ничтожность округляемых «концов», нес в себе лишнее доказательство условности «реальной стоимости» государственных денежных знаков. Результатом его, как это всегда и бывает, — явилось явочное округление рынком не только копеек, но и рублей, и счет пошел лишь на круглые цифры.

Цены стремительно повысились.

Одним из главных стимулов падения курса буферок — наряду с общими причинами этого явления, — явилось массовое, бессистемное выбрасывание их на рынок всеми казенными распорядителями средств. В целях локализации этого бесхозяйственного самоподрыва, Правительством был принят паллиатив — издано постановление от 26 ноября.

«О порядке расходования министерствами и учреждениями Республики».

«В виду того, что все министерства и учреждения Республики снабжаются всем необходимым непосредственно Министерством Продовольствия и Торговля, разрешить министерствам и учреждениям право производства самостоятельных закупок, по рыночным ценам, бумажными денежными знаками, лишь в случаях отказа Министерства Продовольствия и Торговли, в удовлетворении их требований я при наличии согласия последнего на производство самостоятельных закупок».2)

Естественно, что без установления единства кассы, что собственно должно было предшествовать всем иным мероприятиям, — нельзя было бы добиться выполнения указанного постановления, и 16 декабря 1920 года Правительство издало постановление «о соблюдении единства кассы».

 

Изъятие звонкой монеты.

 

Логическим завершением мероприятий по регламентировке бумажного денежного обращения и стремления искусственно перевести все народное хозяйство на бумажно-денежный расчет — явилось издание Правительством Д. В. Р. 24-го января 1921 года, в соответствии с прецендентом, установленным 13 окт. 1920 года в Верхнеудинске, закона «об изъятии из обращения звонкой монеты». Приводим текст этого закона:

«В виду тяжелого финансово-экономического положения Дальне-Восточной Республики и крайней необходимости сосредоточить в распоряжении правительства все рессурсы Республики, правительство постановило—

1)   Со дня издания  настоящего закона вся звонкая монета (золотая, серебряная и медная) об'является исключительной собственностью Республики; совершенно из'емлется из обращения и подлежит сдаче в кассы Республики (Гос. Банк, Казначейство) в течение двух недель со дня распубликования настоящего закона на местах.

2)   Все запасы звонкой монеты, обнаруженные у кого бы то ни было после окончательного, срока, подлежат немедленной конфискации, а владельцы этих запасов привлечению к ответственности по закону, как спекуляцию.

Примечание: Разрешается хранение звонкой монеты, не свыше 25 рублей за одно лицо.

3)            Министерство Финансов должно произвести расчет за сданную в Государственные кассы звонкую монету на общих основаниях с оплатой золота, серебра и меди, сдаваемых промышленниками» .3)

1) Газ. «Д.-Восточная Республика» № 167, от 4 декабря 1920 года.

2)             Тоже.

3)             Тоже, от 27-го января 21 г. № 17/205.

 

— 293 —

Постановление Министерства Финансов от 8-го февраля 21 г. № 23, так поясняло последний пункт закона 24-го января: «сдаваемую, в силу означенного закона, в правительственные кассы звонкую монету записывать на приход в чрезвычайные доходы казны, с оплатой, как указано в законе, бумажными дензнаками Д. В. Р.; в виду же того, что размер платы за золото, серебро и медь, сдаваемые промышленниками, еще не установлен, сдаваемую монету впредь до установления этой платы записывать на счет переходных сумм».

Вышеприведенный закон, по существу, сковывал всю хозяйственную жизнь и на первый взгляд, как бы облегчая «тяжелое финансово-экономическое положение» Республики и ставя ее на внутреннем рынке в равные условия с частным предпринимателем, — по последствиям — осложнял еще более создавшееся положение, надолго убил частную инициативу и совершенно прекратил приток валютных-налоговых и др. поступлений.

Борьба против этого закона началась почти одновременно с опубликованием его. Причем должно отметить, что борьба велась не только со стороны, но и в среде самого правительства.

Впоследствии, пытаясь обосновать изданный закон, Министр Финансов в своем докладе Учредительному Собранию Д. В. Р. сообщил, что «Правительство должно было пойти на этот закон, так как бумажные деньги настолько обесценились на валюту, что дальнейшее их печатание являлось предприятием явно убыточным. Вместе с тем правительство приняло меры к оплате труда контр-валютой — продуктами».1)

Об'яснение это вряд ли можно признать убедительным, а принимая во внимание, что оно было дано всего лишь через месяц после издания закона, — можно утверждать, что оно мало могло способствовать упрочению об'явленного порядка.

Кроме того, указание на предпринятую оплату правительственных служащих и рабочих товаро-продуктами вскрывает и финансовую бессмысленность введенного закона, лишившего государство реальных доходов, но не избавившего его от реальных расходов, каковые являлись особенно ощутительными в условиях окружения Забайкалья границей, ввоз продуктов из за которой должен был оплачиваться исключительно валютой.

Понимая внутреннее противоречие между целью, преследовавшейся законом, и фактическими последствиями его, Правительство, вслед за распубликованием закона 24-го января 21 г. стало искать паллиативов для смягчения его гибельных последствий.

1) Цитируем речь Мин. Финансов по отчету в газ. «Д. В. Р». от 2-го марта 1921 года, № 35/223.

 

— 294 —

Незавершенный проект.

 

По заданию правительства в первые же числа февраля Мин. Финансов изготовило проект нового постановления «об урегулировании в Д. В. Р. бумажных денежных знаков и об установлении курса на эти знаки по отношению к золотому рублю при всех денежных расчетах*.

Постановлению этому так и не удалось увидеть свет по причинам, которых мы коснемся ниже.

Но проект постановления не лишен исторического интереса, как характеризующий направление финансовой мысли известной эпохи.

Суть этого, нигде неопубликованного, громоздкого проекта сводилась к нижеследующему:

«В виду закона 24-го января 21 года и необходимости, в связи о этим законом, приведения к однообразной денежной единице всех расчетов Д. В. Р. с рабочими и служащими, а также по заготовкам и распределению предметов потребления и продуктов продовольствия и по взиманию пошлин в налогов, Правительство постановляет:

1)   Все внутренние в Д. В. Р. денежные расчеты производить в допущенных законом 15-го ноября 20 года в обращение бумажных денежных знаках, по  одному для всех этих знаков курсу, установленному по отношению к золотому рублю и объявляемому периодически Мин. Финансов.

2)   Поручить Мин. Финансов устанавливать и объявлять населению Республики периодически общий курс для всех, допущенных в обращение в Республике, бумажных денежных знаков по отношению к золотому рублю, при чем размер курса должен исчисляться в соответствии о определяющимися на торгово-промышленном рынке продажными ценами на предметы потребления и продукты продовольствия.

3)   Все правительственные учреждения Республики обязуются установить тарифные ставки в золотом рубле для расчетов как правительственных учреждений Республики с рабочими и служащими, так и при товаро-обмене в торговых и промышленных предприятиях, а также для расчетов Республики денежно-имущественного характера с частными лицами, и производить вышеозначенные расчеты бумажными денежными знаками в размере, определенном помножением тарифных ставок в золотом рубле на объявляемую Министром Финансов числовую величину, определяющую курс бумажных денежных знаков.

4)   Все тарифные ставки государственных пошлин разного рода, сборов (как гербовый, почтово-телеграфный, железно-дорожный и другие) и налогов—прямых и косвенных (акцизов) должны быть переработаны в ставки, единые для всей Республики на золотой рубль, с учетом для прямых и косвенных налогов соответствующей средней рыночной расценке товаров и предметов обложения и в соответствии с состоянием торгово-промышленной жизни Республики. Оплата всех этих налогов, пошлин и сборов должна производиться в государственные кассы
бумажными денежными знаками по курсу этих последних и порядком исчисления, указанный в ст. 3 постановления).

Не ясно ли, что проект Министра Финансов, при его же одновременном утверждении, что «печатание денег являлось явно убыточным предприятием» также являлся предприятием, лишенным смысла. Но поиски выхода были неизбежны при тупике, в который завело установление курса на бумажные денежные знаки al pari со звонкой монетой и изъятие последней.

В своем конфиденциальном отзыве по представленному проекту, Гос. Контроль, указывая, что с его стороны «не имеется принципиальных возражений против установления официального курса на ден. знаки Д. В. Р. и считая это мероприятие совершенно необходимым», останавливал внимание авторов проекта на следующих моментах:

1) Установление курса на денежные знаки вследствие отсутствия биржи к постоянно колеблющихся рыночных цен сопряжено е большими затруднениями. Поэтому при настоящих условиях установление курса, по мнению Гос. Контроля, не может быть предоставлено едино-

 

— 295 —

личному и никем не санкционируемому усмотрению Мин. Финансов и требует предварительного соглашения с Гос. Контролем.

2)   Статья 3-я, по мнению Гос. Контроля, редактирована была таким образов, что по буквальному ее смыслу «все правительственные учреждения» имеют теперь же «установить тарифные ставки в золотом рубле» для всех возможных расчетов и принять эти ставки к руководству при расчетах. Очевидно совсем не это имелось в виду авторами законопроекта, так как подобный порядок ничего, кроме хаоса, не повлек бы за собой. Вероятно проект закона имеет в виду необходимость для учреждений и должностных лиц, на обязанности которых по закону лежит выработка тарифных ставок, твердых цен и т. п.,— пересмотр таких ставок и цен и установления их в зол. рубле с тем, чтобы выработанные компетентным учреждением ставки и цены в зол. рубле, принимались к руководству всеми учреждениями и переводились на бумажные денежные знаки по оффициальному курсу. Таким образом, указанная статья закона нуждается в коренном изменении ее редакции.

3)   В ст. 4 Гос. Контроль, имея в виду, проектируемый Министерством Продовольствия и Торговли, закон о взыскании таможенного сбора золотой валютой, полагал ввести исключение для указанного сбора».1)

Как видим, отзыв Гос. Контроля, хотя и не затрагивает основных недостатков проектируемого постановления, которые заключались, главным образом, в его паллиативности и внутренней противоречивости, но все же отмечает некоторые слабые стороны даже этого паллиатива.

Отзыв Гос. Контроля заключает в себе также «предчувствие» грядущего, быть пожег, частичного, но все же неотвратимого перехода на фактическую зототую валюту, а не только на формальное исчисление в номинальном золотом рубле.

 

Борьба за отмену закона об изъятии звонкой монеты

 

Помимо Министерства Торговли и Промышленности, поисками выхода из безвалютного положения были заняты буквально все остальные ведомства, пытавшиеся «хозяйственными мероприятиями» смягчить свой финансовый кризис. Особую остроту принял вопрос о необходимости отменить закон 24-го января, — с момента обсуждения докладов Совета Министров Учредительным Собранием Д. В. Р., собравшимся в Чите в феврале 1921 г.

 

Руководители правительства о финансовом положении Республики.

 

В своем докладе Учредительному Собранию Минфин, в уже цитированной нами речи, дает такую оценку общего положения правительственных финансовых мероприятий и перспектив:

«К моменту образования Читинского правительства на конференции, Чита и Владивосток имели звонкую монету. У вновь организованного правительства не было ее в наличности в таком количестве, чтобы установить ее хождение по всей Республике.

Воспользоваться же рессурсами Благовещенска и Владивостока не представлялось возможным из-за тех же японцев, которые препятствовали распространению его власти на весь Дальний Восток. Отсюда — Закон о хождении денежных знаков всех областных правительств Дальнего Востока. Он имел

1) Отношение Гос. Контроля Д. В. Р. за N 3440, от 5 февраля 1921 года.

 

296 —

целью аннулирование семеновских и колчаковских денежных знаков, как денег, правительств, враждебных нам. Другой целью этого закона было установить хождение бумажных денежных знаков революционных правительств».

Минфин считает ошибкой допущенное в этом законе номинальное уравнение бумажных денег валюте, а не предоставление установления курса бумажного рубля рынку».1)

Доклад Минфина встретил резкую оценку в речах и декларациях ораторов различных фракций. Общей, для всех высказывавшихся, была отрицательная оценка закона 24-го января и указание на необходимость радикального изменения денежно-финансовой системы государства.

Правительство, не возражая против отмены указанного закона, все же, во имя престижа власти, не решалось отменить его формально, но находило возможным «в розницу» отменять его, «разъясняя» закон различными ведомственными инструкциями, фактически вводящими золотое обращение.

Между тем, финансовое положение Республики становилось все более и более критическим, поступления иссякли, кредитные билеты Д. В. Р. фактически перестали обращаться на рынке, отдельные ведомства производили авансовые выдачи в валюте и требовали валютных ассигнований, угрожая прекращением функционирования своих деловых аппаратов.

Правительство понимало создавшееся положение и искало выхода.

Из материалов, неопубликованных до сего времени, заслуживает внимания доклад председателя Правительства ДВР. — А. М. Краснощекова, сделанный им на заседании финансово-экономической комиссии Учредительного Собрания ДВР., 30 марта 1921 г.

«Наш денежный знак, — говорит докладчик, — ничего не стоит, фиксировать его стоимость нельзя, так как обеспечить его нечем. Можно говорить лишь об обеспечении кредитом. В настоящее время мы проедаем и валюту, не сохраняя, а проедая и приобретенные на нее ценности. Нужно организовать кредитный оборот за-границей, обеспеченный фондом ценностей. Где же достать основной капитал? Внутри ДВР. или вне? Внутри — пусто. Следовательно, остается лишь внешний заем. Основой остается помощь Совроссии. Ее поддержка может идти двумя путями: а) выдачей валюты, б) предоставлением продуктов. Взять валюту для того, чтобы проесть, было бы хищничеством, но взять и сохранить, как реальное обеспечение — допустимо и целесообразно. К упрочению ден. системы нужно будет обратиться после общего упрочения ДВР. Выпуск де-

1) Учред. Собрание ДВР. засед. 26 февр. 1921г., газ. «Д. В. Р.» от 2 марта 1921 г. № 35/223.

 

297 —

нежных знаков должен быть ограничен, г. к. курс их обратно пропорционален сумме выпуска. В целях сокращения эмиссии необходимо натурализовать хотя бы часть заработной  платы. Поднятие курса может быть достигнуто и введением налогов в бумажн. ден. знаках. Это создаст спрос на них, поднимет их курс».

Положение Республики продолжало оставаться на долгое время таким, каким нарисовал его глава Правительства. Планы о натурализации заработной платы были осуществлены, но это, не улучшив курса ден. знаков, истощало последние фонды государства.

В своем докладе финансово-экономической комиссии Народного Собрания Минпродторг — М. И. Полетаев — более чем через пол-года после доклада А. М. Краснощекова — 25 ноября 1921 года указывал, что его «Министерство по условиям времени выполняет функции казначейства. За период времени с 1-го января по 1-ое июля министерство, при общем количестве населения ДВР. в 1.800.000 человек, использовало, на оплату труда и по отделу социального обеспечения продуктов свыше, чем на 5,3 милл. руб. золотом. Причем, несмотря на столь значительн. сумму, процент удовлетворяемости был равен лишь 36. За период по 1-ое ноября 1921 г. от Совроссии Министерством было получено товаропродуктов на 1.156.000 зол. рублей».1)

Как видим, натурализация не помогла упрочению рессурсов. В сообщении, сделанном тогда же — 21 ноября 1921 г. финансово-эконом. комиссии, Министр финансов вынужден был констатировать, что «при ожидаемых поступлениях в казну за период IX XII 1921 г. в сумме 6,5 милл. руб., расходная смета предусматривает за этот же период потребности в сумме
22 милл. руб., 86°/о бюджета составляют расходы на армию и 17,5% — расходы по транспорту»

Вот каково было положение ДВР к началу второго года ее существования.

Но возвратимся к последовательному рассмотрению финансовых мероприятий, имевших место после опубликования приведенного выше закона 24-го января 1921 г., борьба с которым в недрах самого же правительства началась, как указали уже мы, почти одновременно с его распубликованием.

21-го апреля на заседании правительства был рассмотрен доклад комиссии по изысканию средств для существования Д. В. Р.

В докладе был намечен целый ряд тезисов: об отмене закона пр-ва Д.В.Р. от 24-го января об изъятии валюты, о вве-

1) Все эти сообщения цитирую по своим личным записям.

 

— 298 —

дении в обращение полноценного рубля, о введении прямых и косвенных налогов в золотом рубле, о заключении займа под обеспечение естественными богатствами Республики и т. д.

Правительство Д.В.Р. постановило учредить несколько комиссий для проведения реформы денежной системы Республики, развития производственных сил, проведения налоговых сборов, внутреннего займа и привлечения иностранного капитала. К работам комиссии были привлечены представители общественных и кооперативных организаций, профсоюзов и специалисты.1)

 

Закон об урегулировании денежного обращения в Д. В. Р.

 

Но понадобился еще месяц, прежде нежели был отменен злополучный закон: 16-го мая правительством Д.В.Р. был издан следующий закон «Об урегулировании денежного обращения в ДВР».

<1) В отмену закона 24-го января 1921 г. «Об изъятии из обращения звонкой монеты» и в изменение закона 15-го ноября 1920 г. «О хождении кредитных билетов и денежных знаков на территории Д. В. Р.» и дополнение этого закона, от 22-го ноября 1920 г., устанавливается хождение российской звонкой монеты—золотой, серебряной, медной и бумажных денежных знаков, указанных в ст. ст. 1-ой и 3-ей закона 15-го ноября 1920 г. и в дополнение этого закона от 22-го ноября 1920 г. на основаниях, указанных в следующих пунктах:

2)   Все денежные рассчеты ДВР., как правительственных учреждений, так и при товаро-обмене в торговых и промышленных предприятиях,  а также рассчеты Республики денежно-имущественного характера с частными лицами и частных лиц между собою и казной, производить в допущенных в ст. 1-ой сего закона денежных знаках, причем, в целях приведения в Республике денежной системы к твердой и устойчивой денежной единице, принимается основанием при всех рассчетах казны с частными лицами и частных лиц с казной— российский золотой рубль; бумажные же денежные знаки, а также разменная звонкая монета принимается по курсу,   устанавливаемому для всей территории Республики по отношению к золотому рублю и об'являемому периодически министром финансов.

3)   Предоставляется Министру Финансов устанавливать периодически единый для всей Республики курс допущенных к обращению бумажных денежных знаков и разменной звонкой монеты по отношению к золотому рублю в соответствии с их платежной способностью на торгово-промышленном рынке.

4)   Все ставки государственных пошлин, разного рода сборов и налогов прямых и косвенных определяются соответственными правительственными учреждениями указанным в законе порядком в золотом рубле.

Таким же порядком определяются разного рода платежи в пользу местных самоуправлений.

Примечание: Министру Финансов предоставляется, с утверждения Совета Министров, устанавливать взимание таможенных пошлин, а равно и некоторых других сборов, исключительно в Российской звонкой монете.

б) Порядок и основания перечисления на золотой рубль по недоимкам и обязательствам частных лиц к казне и местным самоуправлениям, а равно и обязательствам казны и самоуправлений к частным лицам определяются особым законом».2)

Как мы уже отметили, закон 24 января самой жизнью был отменен много ранее распубликования закона 16-го мая, но не следует умалять значения последнего. Легализуя свободу обращения звонкой монеты, закон 16-го мая раскрепостил торговый оборот и создал реальную базу для производительной инициативы.                                                        «

В дальнейшем, хотя и продолжало применяться обязательное   фиксирование  курса  кредитных  билетов, но   это не

1) Газ. <Жизнь> № 59, от 23 апреля 1921 г. г. Чита.

2) Газета «Д.-В. Республика», ох 20-го мая 1921 г, № 95/283.

 

299-

препятствовало развитию основ свободного финансового и товаропосреднического оборота, и естественным завершением свободы валютного обращения явился, изданный правительством 26 сентября, через четыре месяца после первого, закон *О свободном обращении золота. Новым законом правительство установило, что:

«Скупка, хранение, перевозка и продажа золота рассыпного и в слитках как опробованных, так и не опробованных, свободны на всей территории республики, за исключением приисков».1)

 

Курс «буферных» кредитных билетов и совзнаков.

 

По объединении Верхнеудинска и Читы, в районе последней в течение некоторого времени, несмотря на ноябрские 1920 года ограничительные законы, продолжала иметь обращение звонкая монета, главным образом, мелкое билонное серебро, но закон 15-го ноября, декретировавший хождение «кредитных билетов наравне со звонкой монетой (золотой, серебряной и медной)» не смог фактически произвести ни уравнения в цене кредитных билетов и звонкой монеты, ни уравнения последней, разного наименования, между собой. К началу января 1921 года курс на буферные «кредитные билеты Д. В. Р.» был установлен рынком в 15 коп. мелким серебром за 1000 рублей буферных, т. е., при соотношении того времени золота и мелкого серебра — 1:2,5, — одна тысяча р. буферными стоила, примерно, 6 коп. золотом. После распубликования закона 24-го января 21 г. об из'ятии звонкой монеты, казалось бы, на буферные должен был увеличиться спрос и они должны были подняться в цене. Действительно, зрительно, курс буферных, как будто бы увеличился, цена их на мелкое серебро к 27 января поднялась до 20 коп. за тысячу, но, на самом деле, за эти дни возрасло в цене с 2.50 до 3.30 за 1 рубль золотом мелкое серебро, следовательно, цена буферных по курсу золотого рубля осталась прежняя — рынок в этом отношении не реагировал на закон 24 января.

В дальнейшем, как это будет видно из нижеприводимой таблицы, курс буферных неуклонно продолжал падать и они постепенно нулифицировались.

Судьбу кредитных билетов Д. В. Р. разделяли и денежные знаки Р. С. Ф. С. Р. Правда. Забайкальский-девееровский рынок все время котировал их несколько выше буферных, но тенденция оставалась та же — курс совзнаков неуклонно падал. Временами, под влиянием чисто случайных причин, главным образом, случайного спроса на рынке, курс на совзнаки также, как

1) Газ. «Дальне-Восточный Телеграф> № 50, от 2-го октября 21 г. Закон этот утвержден Нарообом Д. В. Р. 30 ноября 21 г.

 

300-

будто бы, улучшался, так, например, вместо 20 коп. биллоном в январе, — за 1000 руб. совзнаками в мае просили 32 коп. биллоном, но применительно к соотношению золота и мелкого серебра в этом случае январская стоимость 1000 руб. совзнаками на золото — в 8 коп., случайно, на несколько дней мая возрасла лишь до 9 копеек.

Пользуясь записями  Читинской Торгово-Промышленной Палаты за 1921 год, можно составить следующую

Таблицу

стоимости 1000 рублей денежными знаками Р. С. Ф. СР.  и кредитными билетами Д. В. Р.   на мелкую,  биллонную разменную монету в гор. Чите в 1921 году.

 

Месяц и число.

1000

рублей

Месяц  и число

1000

рублей

Совзнаками.

Буферными.

Совзнаками.

Буферными.

На   биллон

На биллон

10 января

0.20 к.

0.15 к.

4 Мая

0.29 „

0.08 к.

1'7    

0.20 „

0.17,,

16   

0.32 „

0.06 „

27    

0.20 „

0.20 „

22   

0.19 „

0.04 „

1 Февраля

0.22.,

0.18,,

31   

0.19 „

0.03 „

7'   

0.23,,

0.17,,

1 Июня

0.19,,

0.02 „

28   . „

0.23 „

0.13,,

7   

0.22 „

0.02 „

8 Марта

0.20 „

0.13,,

16    

0.19,,

0.04 „

15    

0.20,,

0.11 „

30   

0.19,,

0.04 „

22     .

0.15 „

0.10,,

1 Июля

0.19 „

0.03 „

1 Апреля

0.17 „

0.11 „

7   

0.18,,

0.04 „

.15    

0.18,,

0.09 „

13   

0.17 „

0.03,,

22    

0.28 „

0.09 „

20   

0.17,,

0.04 „

28    

0.27,,

0.08 „

30   

0.18,,

0.04 „

После июля, за полным исчезновением с рынка буферных и лишь случайный спросом на советские, в записях Торгово-Промышленной Палаты мы не находим отметок о курсе этих знаков.

 

Лаж на совзнаки.

 

Из приведенной таблицы видно, что курс на совзнаки постоянно превышал курс на буферные, разница в цене их колебалась от 25 до 85°/о°/о в пользу советских.

Особенно значительной разницы достиг курс к средним числам мая, когда стоимость советских превысил стоимость буферных почти в 6 раз.

Хотя приведенное нами выше соглашение Д. В. Р. и Р. С. Ф. С. Р. уравнивало курс денежных знаков этих Республик, но на установление рынком разницы в стоимости их

 

301

влияли два обстоятельства: во-первых, непрекращавшийся спрос на совзнаки со стороны лиц, ехавших на Запад, в то время, как спрос на местные знаки совершенно прекратился и во-вторых, спекуляция с этими знаками, так как при одинаковом правительственном курсе на совзнаки и буферки, имело большой смысл обменять буферки на советские, а затем продать советские на буферки с тем, чтобы вновь произвести повторный обмен и т. д.

В целях борьбы с замеченной спекуляцией Министр Финансов ДВР 17-го мая 1921 г. издал следующее                                                                                                 '

постановление № 85: «на основании заключенного с РСФСР Республикой договора 4 сентября/19 октября  1920 согласно которому обмен буферных дензнаков на советские бумажные дензнаки должен производиться только в Иркутске и притом исключительно для граждан, едущих из Д.В.Р. в Советскую Россию, и в целях ослабления спекуляции с бумажными денежными знаками, развившейся на почве установившейся на рынке разной расценки денежных знаков Д.В.Р. и Советской России, постановляю: обмен бумажных денежных знаков Д. В. Р. на такие же знаки Советской России прекратить во всех Правительственных кассах. Распоряжение М-ва Финансов от 29 января 1921 года о свободном обмене денежных знаков, имеющих хождение на территории Д. В. Р. отменяется в части, касающейся обмена буферных на советские дензнаки, и остается в силе в отношении обмена советских на буферные».

Издание этого постановления, прекратив невольное соучастие казны в спекуляции с денежными знаками, не устранило игру рынка на курсе, посколько разница в последнем была следствием не только спекулятивных действий.

Нулифицирование буферных денежных знаков.

 

Понизившись к августу '21 года до 1 коп. золотом за 1000 рублей, курс буферных постепенно сводился на нет, что вынуждено было признать само правительство Д. В. Р.

На основании п. 3 закона 16-го мая 21 года об урегулировании денежного обращения, того же числа Министром Финансов, впредь до изменения, был установлен курс на буферные денежные знаки в 5 коп. разменным серебром за 1000 р. буферными.

Курс этот, несмотря на фактическое ухудшение., вновь был повторен постановлением Мин. Финансов от 24-го июня и 26-го июля, но постановлением от 24-го сентября, курс был изменен до 3 коп. мелким серебром за 1000 руб., каковое соотношение вторично фиксировалось постановлением от 20-го декабря 21 г. 1)

Но фактически к концу года курс на буферные денежные знаки был еще ниже, нежели объявленный, т. е. менее 1 коп. золотом за тысячу. К этому же времени Министерство Финансов по переводам на Р.С.Ф.С.Р. фиксировало курс совзнаков, в 5 коп. золотом за тысячу, но куре и этих знаков упал до дробной части зол. коп. за 1000 рублей.

1) Постановления Минфина за №№ 87, 104,117, 132, 1&4, распубликованы в газ. «Д.В. Республика» в №№ 91/283 и 310 от 20 мая и 29 июня и в газ. «Д.В. Телеграф» в №№ 47 и 116 от 29 сентября и 23 декабря 1921 г.

 

302

С полным правом можно сделать вывод, что к началу 1922 года бумажные денежные знаки в пределах Д. В. Р., без особых на этот предмет узаконений, нулифицировались в естественном процессе денежного обращения.

В отчете одного из банков, продолжавшем в 1921 году интересоваться рынком Забайкалья, мы находим следующее, не лишенное интереса показание современника: «С момента введения правительством Д. В. Р. в обращение звонкой монеты (май 1921 г.) бумажных, буферных денег никто не стал брать и их стали употреблять на завертку валюты».

 

Керенские кредитные билеты.

 

Недостаток в денежных знаках и необходимость обойти постановление об из'ятии валюты, вынудили рынок прибегнуть как к денежной единице — к денежным знакам прежних общероссийских выпусков. Выход из создавшегося положения искал не только частный рынок, заключая отдельные торговые сделки на «керенские» — зеленые, но и само ведомство  финансов, реализуя   в течение 1921 года сохранившиеся  в Государственном Банке и вновь привезенные из Р. С. Ф. С. Р. керенские—тысячные и 250 рублевые.

Таблица

курса керенских тысячных на золотой рубль в 1921 году. 1000 руб. керенские (думские) на Читинском рынке стоили:

17 января         78 коп.

27     >   -  96   «

1 февраля        95   «

16 июня —   1 р. 60 коп.

30 июня — 1 р. 60                                        коп.

7 июля                                                                1  « 50  

13    «                                                              -      1  « 10    

1 ноября                                                             1  « 65     «

Романовские, хотя и отмечаются Читинской Торгово-Промышленной Палатой в бюллетенях от ноября 1921 года, но фактически они в денежном обороте Забайкалья не имелись. Не было их и в местном обороте Прибайкалья. Хотя в справке Прибайкальской Торгово-Промышленной Палаты за 1921 г. отмечаются курсы романовских: крупные: июнь — 4.25, июль — 3.30, август — 2.65, октябрь—3.30, ноябрь—4.20, декабрь—4.80 за тысячу; мелкие: июнь — 425, август—1.65.

 

Банковское и биллонное серебро.

 

Нами уже было отмечено, что после     об'единения Верхнеудинска и Читы, в районе последней некоторое время имело свободное обращение серебро, первые месяца, почти исключительно, разменное, так называемое биллонное.

Колебание курса этого серебра было значительным.

 

303

Таблица

курса 1 золотого рубля на биллонное серебро. Рынок Читы.

1920-1922 г. г.

 

 

 

 

 

Апрель 1

Май     1

Июнь    1

Июль    1

 

 

 

Ноябрь |

Декабрь

\Месяц

январь

февраль

Март

 

 

 

 

Август

Сентябрь

II Октябрь

 

 

1920

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1.20

2.—

1921

2.85

3.35

3.45

3.85

3.60

3.50

3.05

2.70

2.90

3.05

3.10

3.05

1922

2.95

2.97

3__

3.—

3.-

3.-

3.—

3.—

3.-

2.85

 

 

Примерно, в этих же пределах происходили колебания курса мелкого серебра и на рынке Западного Забайкалья в Верхнеудинске. На 15-ое число июня и последующих месяцев 1921 года, курс мелкого серебра на золотой рубль был. 6 р. 50 к  290, 3.00, 3.05, 3.00, 3.10, ЗЛО.1)

За этот же период банковское серебро на золотой рубль

В сентабре 1920 г. 1.00 р.з.      В январе-мае 1922 г. 0.85 к. з.

„ ноябре   1921 „ 0.83 к.з.      „ октябре         « 0.95 к. з.)

Котировка рынком банковой серебряной монеты ниже золотой создавала обстановку, благоприятную для спекуляции с серебряным рублем, принимавшимся казной наравне с золотом. Это вызвало Постановление Министра Финансов от 7-го принимается лишь сумма менее пяти рублей».*)

12-го декабря 21 г. Народное Собрание Д. В. Г., утвердив изданный Пр-вом 16 мая того же года закон об урегулировании денежного обращения в Д В. Республике, нашло нужным добавить в редакции такового указание, что в отношении банкового серебра так же, как денежных знаков, должны быть установлены обязательные единые для всей Республики курсы.

Это добавление было вызвано выяснившимися из прений в Народн. Собрании сведениями о спекуляции с банко-

1) Справка Прибайк. Торг. Промышленной Палаты за 1921 год.

2) Справка Читинск. Торг. Промышленной Палаты за 1920-22 год.

3) Газ. «Дальне-Восточная Республика» «299, от 11-го июня 1921 года. Постановление № 95.

 

304

вым серебром, в виду практиковавшегося установления разного курса на него в разных городах. Так, например, спекулянты закупали банковое серебро в Хабаровске и сбывали его в Чите, где курс был выше.

На основании нового текста закона 16 мая 21 г. Минфин 20 декабря 21 г. установил новый единый для всей Республики курс золотого рубля в 1 руб. 18 к. банковым серебром и в 3 руб. разменным.

Некоторое изменение в установленный курс было внесено постановлением Мин. Финансов от 5 октября 1922 г.

Последующее постановление Дальревкома от 6-го июля 1923 г. за М 395 установило курс: 1 банк, рубль равен 90 к. золотом или 2 р. 35 к. разменной серебряной монетой.

 

Почтовые марки на Д. В.

 

После занятия Читы в октябре 1920 года, оплата почтовой корреспонденции производилась на недостаточно твердых основаниях. Продолжали иметь обязательную силу прежние знаки почтовой оплаты, но таковые приобретались отправителями не в учреждениях почтового ведомства, а со стороны, и это было явным убытком для казны. Почтовые учреждения стали взимать кассовую доплату при отправлениях, положение это было закреплено 27-го января 1921 г. следующим постановлением правительства Д. В. Р. « Об установлении оплати внутренней почтовой корреспонденции наличными деньгами.

«Ввиду острого недостатка в учреждениях народной связи знаков почтовой оплаты и невозможности произвести в настоящее время заготовку таковых, правительство постановило:

Установить оплату всей внутренней корреспонденции наличными деньгами; произведя отметку об оплате посредством накладывания на корреспонденцию особых штемпелей.»1)

Неудобство установленного порядка не замедлило сказаться, и Ведомство Народной Связи приступило к изготовлению, по мере возможности, почтовых марок в «Читинской экспедиции изготовления государственн. бумаг». Задача эта значительно облегчилась с момента прекращения печатания буферных знаков, и к июлю 21 года был заготовлен достаточный фонд почтовых марок Д. В. Р. с изображением государственного герба.

5-го августа 1921 г. был распубликован закон правительства Д. В. Р. от 25-го июля «О выпуске новых знаков оплаты почтовых отправлений». В порядке ст. 43 Основного Закона Правительство Д. В. Р. постановило:

1) «Собр. Узаконений и Распоряж. Пр-ва Д.В.Р.*, от 31 января 1921г. №1(5), ст. 42.

 

— 305-

«Ст. 1. Для оплаты сборов с почтовых отправлений выпустить марки следующих достоинств: 1, 3, 4, 5, 10, 15, 20, 30 и 50 коп.; 1, 3 руб.

Ст. 2. С изданием настоящего закона все марки почтовой оплаты прежних образцов считать недействительными и неподлежащими приему для оплаты почтовых сборов.

Ст. 3. Впредь до выпуска новых марок почтовой оплаты, оплату сборов с почтовых отправлений производить наличными деньгами, согласно правил, установленных Министром Почт и Телеграфов».1)

1-го Сентября того же года был издан новый закон, постановивший «в дополнение закона от 25 июля 1921 г. о выпуске перечисленных в законе почтовых марок добавить марки достоинством в 7 копеек».2)

Марки нового образца продолжали иметь силу в течение всего времени существования Д. В. Р. и, даже, в течение некоторого времени и при объединении ДВР с РСФСР.

По мере снабжения центром дальне-восточных областей знаками почтовой оплаты обще-республиканского образца, таковые применялись и на Д. Востоке после об'единения его с РСФСР.

Но так как на ДВО3) сохранено было золотое обращение, то общероссийские почтовые марки РСФСР выпускались лишь после огрифования их надпечаткой: Д.В. коп... коп. золотом

Впоследствии, при  установлении на ДВО исчисления в червонном рубле, учреждения Комиссариата Народной Связи были снабжены знаками  почтовой оплаты образца 1923 г. выпуска СССР.

Эти маркизе 1924 г. заменили все ранее применявшиеся.

 

Финансовый кризис ДВР и проект новой эмиссии

 

Перейдя на золотую валюту,—что, как  указали мы, немедленно же повело к полному исчезновению с рынка бумажных денежных знаков, — правительство не могло не задуматься о финансовых перспективах .республики, государственный баланс которой был- чрезвычайно неблагоприятен. Почти параллельно о выпуском в обращение собственных остатков и присланной из Москвы золотой монеты возникла и начала варьироваться мысль о новой «твердой» эмиссии, обес-

1) «Собрание Узаконений и Распоряжений Правительства Д. В. Р.», от 11-го августа 1921 г., № 3 (9), ст. 56.

2)             «Собрание Узаконений и Распоряжений Правительства Д. В. Р.» Л» 4 (10), от 8-го Сент. 1921 г., ст. 104.

3)             Дальневосточная Область РСФСР.

 

306-

печенной чем либо осязаемым, реальным, а не только прежним «общим достоянием республики».

На заседании президиума Д.В.С.П.С.—Дальне-Восточного Совета Професс. Союзов — новый Министр Финансов Б. М. Берлацкий, обрисовав печальное финансовое положение государства, указал, что для изжития этого положения Совмином:

а) Намечена выработка законов об эмиссионных ж промышленных банках о участием в них государства, капиталистов и населения для субсидирования торговли и промышленности; б) приняты меры к восстановлению налогового и таможенного аппаратов; в) составлен приказ о введении акциза; г) проэктируется выпуск твердых бумажных денежных знаков; д) созданы комиссии по учету имущества и ценностей; е) за последнее время проведены два опыта составления ведомственных смет с целью разграничения хозяйственных функций центра с местами; ж) предполагается на ближайшем заседании совета министров пересмотреть план сокращения отдельных ведомств, департаментов них задач; з) установлен новый порядок рассмотрения (советом министров) всех договоров, заключаемых министерствами; и и) разработан ряд мероприятий по отношению к золотопромышленности и другим отраслям хозяйства.

Доклад признан был Дальпрофсоветом содержащим здравые тенденции}.1)

Как видим, одним из ударных моментов являлась мысль о новом выпуске «твердых бумажных денежных знаков».

Правительственный оффициоз так характеризовал создавшуюся к осени 21 года обстановку на денежном рынке:

«Ясно, что обслуживать всецело, хотя только один внутренний рынок, нашими скромными денежными рессурсами мы пока не в состоянии. Сколько бы мы не выпускали валюты на внутренний рынок, он будет безвозвратно поглощать ее, не создавая, однако, ни прочности нашему рублю, ни упорядочивая спутанное в данный момент денежное обращение. Нам приходится изыскать такие гибкие способы обращения, которые придали бы нашему золотому рублю определенную устойчивость и, вместе с тем, не изнуряли бы бесконечно нашу центральную государственную кассу. Этой мерой является, несомненно, выпуск бумажных разменных денег, обеспеченных золотою валютою — этим способом мы предохраним себя от излишнего выпуска золотой валюты и создадим известный курс нашего рубля.

К этому способу необходимо было прибегнуть уже давно, — тогда не получилось бы концентрации нашего золота в немногих руках, что вело очень часто к сознательному понижению курса рубля >.2)

Созданное при Министерстве Финансов особое Совещание, после обсуждения вопроса о выпуске разменных знаков, пришло к выводу о необходимости обеспечить их золотым запасом в размере 100%, при чем предполагалось, что казна, принимая эти знаки в платежи, сама не будет производить ими платежи. Этим предполагалось создать действительно свободное хождение их и укрепить на них твердый курс, паритетный золотому рублю.

Предположения совещания так и не были осуществлены в силу разного рода причин, главные из коих заключались в полном отсутствии наличности для фонда и в отказе Совроссии предоставить суммы для этого фонда.

Постановление Министерства финансов от 26 августа 21 г. за № 126 „о приеме вкладов па хранение», как нельзя лучше несколькими вводными фразами, характеризует рессурсы того периода Д. В. Республики. «При современном состоянии кассы Государственного Банка, — говорится в постановлении, — когда запасы государственных средств истощены, поступления

1) Газ. «ДВ. Телеграф» № 24, от 31 августа 1921 года. г. Чита,

2) Тоже, № 30, от 7 сентября 1921 г.

 

307

текущих доходов не покрывают пред'являемых к кассе требований, — необходимо самое точное отграничение государственных средств от частных, иначе, при единстве кассы, неизбежны отпуска на государственные потребности из сумм, казне не принадлежащих». — Ясно, что при этом положении не могло быть речи об осуществлении проекта выпуска «твердых разменных знаков, обеспеченных в 100% зол. запасом».

Собравшееся в ноябре 1921 г. Народное Собрание Д.В.Р., учитывая общую финансовую ситуацию, не могло найти радикального разрешения вопроса и в своих мероприятиях лишь штамповало ранее изданные Правительством законы; так 12 декабря 21 г. Народное Собрание утвердило закон от 16 мая того же года «об урегулировании денежного обращения в Д.В.Р.», отменивший из'ятие из обращения звонкой монеты.

 

Винная монополия.

 

В поисках мер местного значения, которые могли бы смягчить государственный финансовый кризис, Министерство Финансов за несколько месяцев до слияния Республик — в августе 1922 года разработало проэкт закона о введении в Забайкальской и Прибайкальских областях казенной винной монополии. Согласно этого проэкта исключительное право на продажу винных изделий принадлежит казне. Продажа оплаченных акцизом напитков составляла предмет вольного промысла. Воспрещалось тайное изготовление винных продуктов, их ввоз и тайный выпуск с заводов. В сельских районах надзор за тайным производством и его преследование возлагался на сельское управление. Недопускался ввоз спирта частными лицами свыше 1/10 ведра. Заводчикам предоставлялось право вывоза спиртных изделий за пределы казенной винной монополии.

После многократных дебатов по существу этого законопроэкта, как внутри ведомства, так и в Совете Министров и Правительстве, он, в виду безнадежного состояния государственных финансов и за отсутствием др. источников доходов, был принят и в несколько измененном виде был распубликован 11-го августа 22 г. под наименованием: „Закон о казенной винной монополии». В развитие этого закона 4 ноября того же года был распубликован новый закон „Об установлении особого положения о свободной продаже спирта, вина (водки) и водочных изделий па потребление».

 

«Банк Д.В.Р.» и его эмиссионные функции.

 

Вместе с тем, необходимость урегулирования денежного обращения заставляла все же искать какой либо выход.  В поисках его пришли к выводу о целесообразности создания особого правительственно-акционерного Банка.

 

308

После большой подготовительной работы 7 марта 1922 f. был утвержден устав «Банка Дальне-Восточной Республики», так называемого „Дальбанка». Один из параграфов его устава — 86-ой — предусматривал эмиссионное право Банка, т. е. право выпуска бумажных денежных знаков, оговаривая, что таковые должны быть обеспечены в размере 60% золотом в слитках и монете, а в остальной части—в 40 процентах — краткосрочными коммерческими векселями солидных торгово-промышленных фирм.

Организация и деятельность Дальбанка явилась чрезвычайно значительным явлением в экономике Дальнего Востока. Мы не имеем возможности здесь полностью осветить всю важность и все последствия этой деятельности для урегулирования денежного обращения на Д. В., но необходимо все же отметить одно обстоятельство: значение Дальбанка сказалось совсем в иных формах, нежели ожидали это его инициаторы.

Урегулирование денежного обращения — предполагалось ими в значительной мере путем использования предоставленного Банку права эмиссии.

Правительственный орган печати, еще до открытия действий Дальбанка, ознакомляя читателей с предстоящими его функциями и остановившись на изложении § 36-го, заявлял: «таким образом в общем и целом после проведения в жизнь организации акционерного банка Республики мы перейдем на правильное денежное обращение.

До данного момента мы позволяли себе роскошь иметь только исключительно золотое и серебряное обращение, тогда как вся Западная Европа вместе с Америкой держит в своих подвалах золотое обеспечение и в обращении мы видим лишь банкноты.

В переходе на такую систему мы и полагаем всю задачу нашей финансовой политики».1)

Несколько позже один из членов Правительства в помещенной им статье о деятельности Пр-ва, излагая установленную в Республике налоговую систему, отмечал, что

«отсутствие устойчивого бумажного денежного знака, хождение золотой и серебряной монеты вместо кредитных билетов, крайний недостаток этого валютного фонда, все время при том утекающего за-границу, —при общей материальной разрухе и мизерных доходах, — все это создавало и создает такое положение, что ведовства буквально едва перебивались от месяца к месяцу.—По его мнению наряду с сокращением расходов, введением налогов,—одной из мер к упорядочению финансового положения Республики должно явиться урегулирование денежного обращения, что достигается созданием Дальбанка, который может сыграть крупную роль в деле финансового возрождения края. Он же впоследствии имеет в виду выпуск бумажных денежных знаков».2)

*) Газ. «Д. В. Телеграф» № 179, от 12-го марта 1922 года. г. Чита.

2) Ст. Д. Шилова, таз. «Д. В. Путь» Л» 166, от 25 июня 1922 г. г. Чита.

 

-309 —

 

Предположенные к выпуску «Банковые билеты» Дальбанка.

 

В течение 1922 г, Дальбанк проделал большую работу по осуществлению   своего права эмиссии.

Вопрос о предстоящем выпуске банкнот был согласован с правительством Д. В. Р., а также с Народным Комиссаром Финансов и Госбанком РСФСР.

На усмотрение Пр-ва ДВР был представлен ниже приводимый проэкт закона о предоставлении Банку выпуска банкнот:

«1. Разрешить Банку Д. В. Р. на основании §§ 36—41 его Устава выпустить в обращение банковые билеты достоинством 5, 10, 20 и 50 к. и 1, 3, 5, 10 и 25 рублей на сумму в один миллион рублей.

2.   Количество билетов установить.........

3.   Порядок изготовления билетов, время и порядок выпуска билетов в обращение (§ 41 Устава Банка) предоставляется установить Правлению Банка, однако, выпуск разрешается не иначе, как при наличии обеспечения, предусмотренного § 36 Уст. Банка.

4.   Билеты Банка Д. В. Р. обязательны, наравне с золотою и серебряною монетою, к приему во всех гос. кассах в казенные платежи но их номинальной стоимости.

5.   Билеты Банка Д. В. Р. допускаются в приему в залог по казенным подрядам и поставкам, а также по обеспечениям таможенных пошлин и акцизных   сборов по их номинальной стоимости.

6.   Порядок обмена и уничтожения банк, билетов предоставляется Пр-нию Банка.

7.   Образцы билетов предоставлено утвердить Мин. Финансов.

8.    Закон ввести в действие по его распубликованию».

Издание закона было предрешено и Банк Д. В. Р. приступил к заготовке своих банкнот.

Но момент предположенного выпуска их совпал с ноябрским 22 г. об'единением ДВР с РСФСР.

Новое обстоятельство повлекло за собой пересмотр многих вопросов дальне-восточной экономики, в том числе и вопроса о допустимости местной эмиссии, которая как бы конкурировала с предпринятым Госбанком РСФСР выпуском банкнот — червонцев. Однако Правление Банка Д. В Р., переименованного в «Дальне-Восточный Банк», не склонно было отказаться от выпуска своих банкнот и в конце 1922 г. вновь возбудило перед Народн. Комисс. Финансов РСФСР вопрос о своей эмиссии.

Доводы Правления Банка сводились к следующему:

 

— 310 —

Банковые билеты прежде всего в качестве вспомогательного денежного средства могут восполнить тот пробел в этом отношении, которым страдает денежная система Дальнего Востока, и сочетанием металлического и биллонного элементов придать ей ту структуру, которой должна обладать всякая денежная система, построенная на выработанных экономической наукой и проверенных жизнью основных принципах денежного обращения.

Чисто металлическая циркуляция вследствие своей громоздкости представляет значительные технические неудобства, а по своей дороговизне представляется с экономической точки зрения нецелесообразной, а для нашей бедной окраины, какой является Дальний Восток, совершенно недопустимой. Банковые билеты и в этом отношении оказали бы стране незаменимую услугу.

Банковые билеты пополнили бы количество средств обращения, недостаток которых из-за утечки золотой монеты из обращения и медлительности товарообмена на Дальнем Востоке с его огромными расстояниями, редким населением при слабо развитых путях и средствах сообщения, дает себя знать с каждым днем все более и более чувствительным образом и, кроме того, могли бы заменить в обороте золотую монету.

Ближайшим благоприятным результатом выпуска банкнот явилось бы, в наших экономических условиях, устранение количественного недостатка денег, утоление денежного голода.

Выпуск банкнот дал бы возможность сократить количество золотой монеты в обращении до того минимума, который определяется фактическим поддержанием беспрепятственного и непрерывного размена банкнот на золото и производством заграничных рассчетов, часть каковых также могла бы перейти на банкноты, как только они укрепятся во внутреннем деловом обороте.

Выпущенные Дальбанком разменные банкноты, прочно войдя во внутренний оборот, найдут выход и на внешний рынок, что позволило бы нам сократить вывоз за-границу не только золотой монеты, но и золота в слитках, которое могло бы быть, таким образом, использовано центром для возобновления чеканки русской золотой монеты.

...Приложение капитала к разработке естественных рессурсов Дальнего Востока при широком развитии здесь кредита и при урегулировании денежного обращения, могло бы радикально изменить экономическую роль этой окраины, которая вместо дефицита могла бы давать Российскому народному хозяйству значительный чистый доход.

Однако широкое развитие кредита, потребность в котором создается недостатком денежных средств, в свою очередь невозможно при том остром недостатке орудий обращения и капиталов, и при создавшихся условиях возможно лишь путем эмиссии банковых билетов.

Банкноты мыслятся не иначе, как банкноты, разменные на золото. Только при обеспечении непрерывного и беспрепятственного размена банкнот на золото, обусловленного не только наличием достаточного фонда обеспечения, но и выпуском банкнот в количестве, строго ограниченном потребностями денежного обращения, — покупательная едда их может поддерживаться на первоначальном уровне.

В этом отношении Дальний Восток имеет свой собственный интересный и поучительный опыт, которого мы не можем не учитывать.

Мы опасаемся, что такая же судьба может постигнуть и всякие другие неразменные денежные знак», которые будут выпущены в обращение на Дальнем Востоке, хотя бы и под наименованием банковых билетов или банкнот.

В то же время мы полагаем, что банкноты Дальбанка, будучи фактически разменными и имея поэтому весьма серьезные данные привиться не только во внутреннем обороте, но и на соседних иностранных рынках, могли бы впоследствии проложить путь и банкнотам Госбанка.

Одной из основных задач, возложенных на Дальневосточный Банк законом 7-го марта 1922 г., изданным правительством быв. Дальневосточной Республики, является регулирование денежного обращения и упрочение денежной системы Дальнего Востока.

Рассматривая выпуск банкнот, как одно из наиболее чрезвычайно назревших здесь средств к урегулированию денежного обращения, Правление Дальневосточного Банка с первых же шагов своей деятельности поставило вопрос об эмиссии на практическую почву. Получив принципиальное согласие Наркомфина и Правления Госбанка РСФСР на эмиссию банковых билетов, Правление Банка приняло целый ряд подготовительных мер, которые давали полную возможность приступить уже в настоящее время к фактическому выпуску банковых билетов.

Однако, с изменением политических условий на Дальнем Востоке и с установлением на территории быв. Д. В. Р. Советской власти вопрос о выпуске Дальбанком банкнот встретился с неожиданными препятствиями и в настоящее время находится в стадии пересмотра, принявшего затяжной характер.1)

Свой доклад Правление Дальбанка заканчивало выражением уверенности, что проэкт выпуска банкнот встретит одобрение и утверждение Наркомфина.

*) Цитируем в выдержках.

 

311

Последний, однако, не нашел возможным одобрить представленный проэкт. Главным препятствием послужила, как указано было выше,—боязнь параллельного обращения на Дальнем Востоке местных банкнот и обще-государственных червонцев.

Последние, являясь временно неразменными, оказались бы на Д. В. в положении худшем, нежели разменные банковые билеты Дальбанка.

Билеты Дальбанка так и не были выпущены.

 

Бюджет Д.В.Р.          

 

Дефицитность бюджета Д. В. Р. все время тяжелыми путами лежала на всех мероприятиях правительства. Опыт прошлого показывал, что даже в условиях мирного времени не было возможности свести без дефицита окраинную смету.

Довоенные доходы и расходы областей, вошедших в состав Д.В.Р., составляли:

 

По Забайкальской области Амурской и Приморской обл.

В миллионах рублей

 

 

Доходы.

Расходы.

Дефицит.

 

 

10,0 16,9

44,0 95,7

34,0

78,8

Итого

26,9

139,7

112,8

Следовательно, доходы составляли лишь 19°/в суммы расходов и последние покрывались за счет ассигнований центра.1)

Нет ничего удивительного в том, что не удавалось свести бюджет без дефицита и Д.В.Р., унаследовавшей разруху, денежный кризис и общее обеднение.

Доходы и расходы Д.В.Р. дают следующие цифры (« золотом рубле, причем указаны только доходы и расходы в монете, разл. бумажные деньги не приняты во внимание).9)

 

Г о д.

Доходы.

Расходы.

Дефицитная сумма.

°/о по отнош. к расход.

1921 1922

1.864.070 15.056.000

8.755.595 26.788.000

6.891.525 11.732.000

79,0 42,0

Итого

16.920.070

35.543.595

18.623.525

 

Как видим, два года существования Д.В.Р. обошлись более, чем в 18,6 милл. зол. ру,б. Сумма эта почти полностью была покрыта, как и прежде, дотациями центра.

1) См. «Прибайкальский Календарь» стр. 33. г. Верхнеудинск. 1922 г.

3) См. Сборник под. ред. С. Ф. Суховия.— «Советский Дальний Восток». т. Чита. 1923 т.

 

— 312 —

Фактические расходы Д.В.Р. превышали сметные предположения, так, например,, общие расходы государства на 1922 г. Министерство Финансов определяло в сумме 22 милл. руб., т. е. по 11,9 руб. на каждого жителя Д.В.Р. Доходы же исчисляло в « сумме 15 милл. руб. Дефицит ожидался в сумме — 7 милл. руб. Фактически же дефицит за 1922 г., как указано выше, превысил 11,7 милл. руб.

Сами ожидаемые доходы в значительной степени носили ирреальный характер, так, напр., из общей суммы ожидаемого в течение 1922 г. дохода по Мин. Транспорта — 7.775 тыс. руб. предполагалось денежных поступлений всего лишь 2.700 тыс. руб., остальную же сумму — 5.075 тыс. руб. составляли воинские и хозяйственные перевозки.1) Значительную часть расходов, почти половину общей суммы их, составляли расходы по содержанию армии и ведению военных действий.

Приведенные краткие справки в полной мере дают объяснение тому тяжелому финансовому положению, в котором оказалась Д.В.Р. к концу второго года своего существования.

Вне дотаций из вне — от Москвы — не мыслимо, было само существование окраинной Республики и происшедшее в ноябре 1922 г. объединение ее с РСФСР, по существу, с точки зрения бюджета не внесло ничего нового.

Новое заключалось в тех методах и мероприятиях, которые были предприняты в последующем — в направлении перехода ден. хозяйства Д. В. области на обще-советские начала. К этому вопросу мы вернемся в особой главе, предварительно же необходимо остановиться на судьбе российских денежных знаков на соседних рынках Сев. Маньчжурии и Китая. Уяснив себе сложившуюся там кон'юнктуру к моменту завершения об'единения областей Дальнего Востока, легче будет уяснить то положение, в котором очутились эти области и их ден. рынок в новом окружении иностранной валюты.

 

 

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России