на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

   Оглавление

 А. И. Погребецкий.

 

Денежное обращение и денежные знаки Дальнего Востока за период войны и революции (1914-1924)

  ГЛАВА VI. Амурская область.

(г. Благовещенск).

 

Амурская область наиболее полно отразила в себе всю ненормальность денежного обращения на Дальне-Восточной окраине, все перебои и все импровизации.

В течение немногих лет быстро сменялись правительства, то пользуя деньготворческую изобретательность своих предшественников, то отменяя предыдущие выпуски, из'емля уже попавшие в каналы денежного обращения знаки и предавая их сожжению.

1) См. «Бюллетень Дальревкома» № 61, от 1 сентября 1923 г., ст. 551. г. Чита.

 

— 198 —

Граница области соприкасается с границей Китая. Валюта соседней страны все время заставляет равняться по себе денежные знаки Амура. Помимо этого в амурской экономике революционного периода имеется и еще одно своеобразие, резко выделяющее область из ряда других. Своеобразие это заключается в широкой утилизации попавших в область обще-российских запасов золота и платины. Многомиллионность этих расходов, краткость времени, в течение которого происходят эти расходы и бросающееся в глаза несоответствие израсходованной суммы по отношению к площади, количеству населения и линии фронта гражданской войны — все это должно привлечь «к себе особое внимание будущих исследователей-экономистов и вынуждает нас несколько подробнее задержаться на отдельных моментах описываемого периода.

Эмиссии Амурской области имели значение не для нее одной: выпускавшиеся в Амурской области денежные знаки имели хождение не только в Амурской области, но также и в соседних областях. Достигалось это таким путем: при выпуске денег в обращение Благовещенское Отделение Государственного Банка посылало в соседние Отделения Государственного. Банка уведомления о выпуске, а также образцы выпущенных денежных знаков, с просьбою о беспрепятственном приеме предъявляемых денежных знаков, с отнесением выплаченной за них другими денежными знаками суммы на счет Благовещенского Отделения Государственного Банка. В свою очередь Благовещенское Отделение Государственного беспрепятственно принимало краевые — Сахалинские, Приморские и другие денежные знаки. Впоследствии же между разногородними учреждениями Государственного Банка производился взаимный расчет.

 

1917 год.

Связь с центром. Обще-Российский недохват денежных знаков сказался и на Амуре. Перебои в функциях центральных аппаратов препятствовали с прежней регулярностью снабжать периферию подкреплениями. Однажды нарушенное в своем темпе денежное обращение трудно вновь привести в нормальное положение. Помимо некоторых шероховатостей в связи с центром, местный рынок острее, чем это имело место в глубине страны, ощущал падение курса российского кредитного рубля.

Производя хлебные злаки или добывая пушнину, население области желало приобрести на выручку от реализации их различные товары и орудия сельского хозяйства и промысла. Все это можно было иметь по ту сторону Амура — на китайской стороне, где имелась одна лишь твердая денежная единица — китайский доллар, так наз. «да-ян».

 

— 199 —

В течение 1917 года курс даяна на русские кредитные рубли возрос более, чем в два раза: В марте 1917 года 1 даян стоил 2 рубля кредитными билетами

„ декабре                   4 руб. 30 к. „                              

Нужда в денежных знаках возросла пропорционально падению курса их.

Петроград в 1917 году, печатая кредитные билеты почти исключительно купюрами в 1000 рублей (так наз. «думские»), главным образом, именно этими билетами и снабжал Благовещенское отделение Государственного Банка с июня по конец октября 1917 года.

Но заполнение денежного рынка знаками исключительно крупных купюр, создало «разменный кризис».

В августе 1917 года Благовещенское отделение Госбанка получило из Петрограда телеграфное распоряжение, в целях смягчения кризиса, вызванного исчезновением с рынка мелких купюр, выпустить в обращение наравне с кредитными билетами также и купоны от правительственных процентных бумаг. Этим распоряжением было положено начало к появлению на денежном рынке «суррогатов». Однако, выпуск в обращение купонов хотя и смягчил несколько разменный кризис, но не устранил его, и уже в ноябре 1917 года Благовещенское отделение Государственного Банка, израсходовав имевшийся в его распоряжении запас купонов от процентных бумаг и не получая из Петрограда подкрепления денежными знаками, несмотря на ряд посланных центру телеграмм, вынуждено было закрыть операции своей разменной кассы за недостатком кредитных билетов мелких купюр.

Создавшийся разменный кризис и перерыв связи с центром понудил Благовещенское Городское Самоуправление приступить к выпуску в обращение Благовещенских городских разменных билетов.

1918 год.

«Благовещенские Городские разменные билеты»

 

Последовавший в конце года перерыв сообщения с центром углубил еще больше разменный кризис. В поисках выхода местное отделение Госбанка достигло соглашения о выпуске в обращение Благовещенским Городским Самоуправлением своих «Благовещенских городских разменных билетов» достоинством в 1 рубль и 3 руб. Изготовленные в одной из местных типо-литографий городские разменные билеты, по мере изготовления, сдавались в кассу Благовещенского отделения Государственного Банка, а этим последним вы-

 

200

 

пускались в обращение наравне с общегосударственными кредитными билетами, причем в конце дня, при заключении операций, Отделение учитывало сумму выпущенных за день в обращение городских разменных билетов и равную сумму вносило 1000 рублевыми керенскими на открытый в Отделении текущий счет Городской Управы, заканчивая ежедневно таким способом свои расчеты с названной Управой. Внесенная на текущий счет 1000 рублевыми кредитными билетами сумма служила обеспечением выпущенных в обращение городских разменных билетов.

 

Благовещенский Городской разменный билет. 1918 г

Выпуск местным самоуправлением в широкое обращение своих разменных билетов при посредстве Благовещенского Отделения Государственного Банка  явился началом к совместной работе по выпуску кредитных билетов публично-правовых органов и органа обще-государственного, Благовещенского Отделения Государственного Банка, до того времени производившего свои операции исключительно на общегосударственные денежные знаки и знаки, заготовленные центром.

Постановление о выпуске городских билетов состоялось еще в конце 1917 года, тогда же было приступлено к их изготовлению. Билеты первоначальной заготовки были датированы 1917 г., но фактически выпустить их в обращение удалось лишь начиная с февраля 1918 года и этим годом датированы билеты дополнительной заготовки.

Первоначально городские билеты были выпущены еще при власти «Земского Бюро», сменившего 11-го декабря 17, г. на Краевом Сезде Самоуправлений в г. Хабаровске комиссара Вр. Правительства. Но и новая смена власти, роспуск «Земского

 

— 201 —

Бюро» земским краевым с'ездом в Благовещенске 12 января 1918 года, не остановила выпуск городск. самоуправлением разменных билетов».

Благовещенский Городской разменный билет. 1918 г. (Оборотная сторона.)

 

Благовещенским Городским Самоуправлением было выпущено в обращение городских разменных билетов:

11-го января 1918 года 1 руб. достоинства на сумму 168500 р.

26                          3                                                 600000 р.
15-го февраля „                 1                                                207300 р.

27                          3                                                 330000 р.

Итого     на сумму 1.305.800 р.

При среднем курсе даяна в феврале-марте 18 г. приблизительно в 5 руб. ,25 кои. на бум. ден. знаки или в 82,4 коп. золотом, эмиссия Городского Самоуправления равнялась 301.849 зол. руб.

В феврале 1918 года власть перешла к Областному Совету Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов, во главе с председателем Мухиным. Земские и городские самоуправления были об'явлены распущенными, все функции по местному и государственному управлению были сосредоточены в Исполкоме.

Недостаток разменных знаков продолжался. Курс даяна на кредитный рубль с 4 руб. 30 коп. в декабре 1917 года возрос до        5 рублей        в январе 1918 года и достиг         6       к июню          

Исполнительный Комитет Совета Трудящихся Амурской области, опасаясь исчезновения с рынка выпущенных разменных билетов, постановил продолжать   выпуск их, сохранив прежнее клише, заменив лишь подпись городского головы Алексеевского подписями: Председателя — Ф. Мухина, Комиссара Госбанка — С. Курочкина и Комиссара Казначейства — Тилина.

 

Ам. обл. разм. билет. г. Благовещенск. 1918 г. (Натур, велич. 145 х88 мм.)

 

Помимо прежних купюр в 1 рубль и в 3 рубля были выпущены   билеты достоинством и в 10 рублей. Всего городских разменных билетов Амурским Областным Исполкомом выпущено:

10-го апреля 191В г. достоинством в 10 р. на сумму 504.000 р.
19-го                                                  3 р. „        642.000 р.

17-го мая                                „ „           627.000 р.

Итого  на  1.773.000 р.

 

202-

Ниже нами приводится сводная

Таблица

выпуска Благовещенских Городских разменных билетов за период с 11-го января по 17-ое мая 1918 года.

 

Достоинством

За подписью

Всего на сумму

 

Алексеевского |      Мухина

 

в   1 рубль

3

10

375.800 930.000

1.269 000

504.0001)

375.800 2.199.000 504.000

Итого

1.305.800

1.773.000

3.078.800

 

Амурские Областные разменные билеты

Одновременно с выпуском городских билетов   Амурский Областной Исполком еще с апреля 1920 года начал изготовлять «Амурские областные разменные билеты», получившие общеизвестное наименование – «мухинки».

 

(Лицевая сторона).                                                     (Оборотная сторона).

Амурск, обл. Размен, билеты. (Натур, велич. 104 х 69 мм.)

 

Билеты эти изготовлялись достоинств, в 5,10,15, 25 и 100 р.

Первыми были выпущены областные билеты достоинством в 25 рублей, для коих было использовано клише городских билетов с заменой лишь титула.

Билеты в 25 р. выпускались на бумаге грязно-сиренев. цвета.

Было выпущено:

17-го апреля    1918 г.   25 рубл. дост. на сумму   1.090.000 р.

28-го

мая

 

 

5

 

 

 

 

1.445.000

Р

15-го

июня

 

 

5

 

 

 

 

1.640.000

р

6-го

июля

 

 

5

 

 

 

 

2.500.000

р

24-го

июля

 

 

15

 

 

 

 

3.003 000

р

2-го

августа

 

 

15

 

 

 

 

960.750

Р

12 „

 

 

 

5

 

 

 

 

1.045.000

Р

1) В том числе и «Амурских Областных разменных билетов».

 

203

 

12 „августа      1918 г. 100 рубл. дост. на сумму   1.468.000 р.

15 „                                   „ 100                      10.850-000 р.

17 „    „„   „ 100                                                       1.910 000 р.

30 „                                    „ 100                      15.300.000 р.

11-го сентября 1918 г. 100 рубл. дост. на сумму 18.600.000 р.

14 „                                     „ 100              ,          9.325.000 р.

Итого на 68.636.750р.

К октябрю курс даяна на русские кредитные знаки достиг 7 рублей.

 

Амурские Областн. размен, билеты. (Натур, велич. 105 х 58 мм.)

Биже мы систематизируем перечисленные выпуски «мухинок» по их достоинству.

Таблица

выпущенных в обращение «мухинок» за период 17 апреля —

14 сентября 1922 г.

достоинством в    5 рублей на                              сумму   6 630.000 руб.

   15                          3.96S.750 руб.

   25                         1.090.000 руб.

        „ 100                              56.953.000 руб.

Итого           68.636.750 руб.

 

 

Общая сумма выпущенных Амурским Областным Исполнительным Комитетом денежных знаков за период с 10-го апреля по 14-ое сентября 1918 года выразилась в (1.773 000 + 68.636.750) 70.409.750 рублей.

Средний курс даяна на эти знаки за указанный период равнялся 6 руб. 50 коп., таким образом, эмиссия & Амурского

Ам. Обл. разм. билет, г. Благовещенск. 1918г.

Билет имеет погасительн. пробивку.

(Натур, велич. 145 х 89 мм.).

 

204

Областного Исполкома может быть «оценена» в сумму 10.832.269 даян или, считая средний местный курс золотой пятирублевки равным 4-м долларам 12 центам, — эмиссия в золотом рубле «оценивается» в 13.139.542 рубля.

 

«Сибирские кредитные билеты» на Амуре.

 

Но этим не исчерпывается еще количество денежных знаков, поглощенных в 1918 году Амурской областью.

С Августа 1918 года область становится убежищем эвакуировавшихся из Сибири различных советских учреждений. В период эвакуации из Иркутска, «Центро-Сибирь» — всесибирский исполком с'езда советов распорядился выпустить в обращение «Сибирские кредитные билеты» достоинством в 50 рублей (так наз. «молотки»). Билеты эти на общую сумму 20.750.000 руб. были выпущены в Чите, начиная с 29-го июля 1918 года.1)

При продвижении советских учреждений на Амур указанными выше «Сибирскими кредитными билетами» было подкреплено Благовещенское отделение Государственного Банка, которое 5-го сентября 1918 г. выпустило в обращение этих билетов на сумму—5.255.000 рублей.

Билеты эти имели обращение наравне с Городскими и Областными билетами Амурского выпуска.

При сентябрском курсе даяна в 6 р. 50 коп. бумажными дензнаками, т. е. при курсе 1 зол. рубля в 5 р. 35,8 коп. бумажными знаками, выпуск «Сибирских кредитных билетов:» был эквивалентен 980.776 зол. рублям. Распоряжением Читинского отделения Государственного Банка от 10-го октября 1918 г. за JV° 5423 на имя Союза служащих Благовещенского отделения Государственного Банка последний был уведомлен, что билеты эти подлежат «приему в платежи и размену».

Реализация золота. Денежные эмиссии все же не покрывали расходов Областного Исполкома и его учреждений, несмотря на то, что — казалось бы — при существовавшем тогда курсе, выпускавшиеся денежные знаки достигали значительных сумм, исчисляя эмиссии в валюте.

Дополнительным источником существования для исполкома явились ценности, доставшиеся ему после об'явленной в области реквизиции и национализации.

Кроме того, на приисках области и в казначействах было взято некоторое количество золота в слитках и шлихе. Точных данных о количестве реализованного властью за этот период золота в нашем распоряжении нет и мы приводим, как характерную, лишь одну справку по делу реализации.

1) Подробности см. в главе «Забайкальск. обл.».

 

— 205 —

Согласно сообщения одного из деятелей Дальсовнаркома, незадолго до падения советской власти, председателем Облисполкома — Мухиным на приобретение оружия была реализована часть золотого запаса.1) Как впоследствии сообщил комиссар финансов того периода, к нему «17 сентября 1918 года, накануне падения советской власти, в Благовещенске, пришло несколько членов исполкома и предложили ему, как комиссару финансов, взять на хранение до 3-х мил. рублей, полученных от продажи партии золота китайцам в г. Алексеевске. Тогда же он узнал, что за китайцами осталось еще около 900 тысяч р., на которые имелась расписка».2)

Как сообщил тот же комиссар финансов, — в 1920 году, после возвращения соввласти ему удалось обнаружить лиц, повинных в недовыплате этих 902 тысяч рублей. Одним из них был директор китайского банка в Сахаляне г. Мацзияма. Часть суммы—401.000 золотых рублей в 1920 г. удалось дополучить, остальные же деньги так и остались недовыданными.

 

Эмиссия «Вр. Амурского Правительства».

 

18-го сентября на смену Амурскому  Областному Исполкому пришло «Вр. Амурское Правительство», — власть вновь возвратилась к земству. В наследство новой власти досталось полное безденежье, связь с Сибирью оказалась нарушенной, общее положение неопределенным, и ей не оставалось ничего иного, как вновь приступить к печатанию местных денежных знаков.

 

Амурский Областной разменный билет. г. Благовещенск. 1918 г.

(Оборотная сторона). {Натур, величина 104 х 69 мм.).

 

11-го сентября имел место последний выпуск «мухинок» при Мухине, а через две недели—25 сентября — эти же «мухинки» были выпущены «Вр. Амурским правительством».

Всего им было выпущено:

Амурских Областных разменных билетов.

25-го сентября 1918 г. 100 рубл. дост. на сумму 9.115.000 р.

4-го октября                              „ .  8.918.600 р.

1) Газ.   «Дальне-Восточный Телеграф»   № 800 от 9/VIII-22 г.  Показание  М. И. Тайшина по делу Курочкина.

2)            Газ. «Дальневосточный Путь»   № 205 от 8/VШ 1922 г.  Показание подсудимого

Курочкина.

3)             Из этой суммы на руб. 3.455.000, — было заготовлено к выпуску еще Исп. Комитетом Совета Трудящихся Амурской обл.

 

-206-

Амурских Городских разменных билетов. 2-го ноября 1918 г. 1 руб. достоинства на сумму 331.600 руб.

Итого на сумму 18.365.200 руб.

При среднем сентябрь-ноябрском курсе даяна в 7 рублей кред. билетами и при соотношении 5-ть рублей золотом равны 4 долларам 12 центам, — эмиссия «Вр. Амурского Правительства», исчисляя ее в валюте, составила 3.181.826 золотых рублей.

 

Омские финансовые мероприятия на Амуре.

 

Как мы уже указали, еще в августе  1917 года, распоряжением Петрограда, Благовещенское Отделение Госбанка  выпустило в обращение купоны от %% бумаг. Позже были выпущены некоторые категории самих % % бумаг. Эти бумаги, а также купоны от них, впоследствии имели обращение, в соответствии с советским законодательством по этому вопросу, и все время фактически продолжали обращаться на денежном рынке.

20-го сентября 1918 года Вр. Сибирское правительство в Омске узаконило свободное обращение этих суррогатов и вскоре после распространения власти Омского правительства на Амурскую область, в Благовещенске Отделением Государственного Банка, для сведения и руководства было опубликовано следующее, изданное в Омске,

«Обязательное постановление.

Согласно закона от 20-го сентября 1918 года нижеперечисленные ценности имеют хождение по нарицательной стоимости наравне с денежными знаками и, подобно последним, обязательны к приему в платежи как в казну, так и между частными лицами, на неограниченную сумму:

1     п. Краткосрочные 5% обязательства Государственного Казначейства всех сроков и достоинств;

2     п. 4% серии Государственного Казначейства достоинством в 25, 50, 100 и 500 рублей и

3     п. 5% облигации Займа Свободы 20, 40, 50 и 100 рублевого достоинства.

Перечисленные в п.п. 1, 2 и 3 Государственные процентные бумаги имеют хождение в независимости от наличия при них купонов, а также штемпелевания их какими-либо государственными учреждениями.

4         п. Купоны от Государственных % бумаг, срочные не позже 1-го октября 1918 года включительно, по которым не истекла десятилетняя давность.

 

207 -

В виду этого воспрещается отказывать в приеме означенных выше ценностей при производстве платежей.

Виновные в нарушении этого обязательного постановления подвергаются, в административном порядке, по постановлениям губернских и областных комиссаров, штрафу до трех тысяч рублей или аресту на срок до 3-х месяцев.

Издавая настоящее обязательное постановление согласно полномочия, данному мне постановлением Совета Министров от 19-го октября 1918 г., об'являю, что оно вступает в силу тотчас по распубликовании.

Министр Внутренних дел Гаттенбергер. 26 ноября 1918 г. г. Омск».

Позже, постановлением Совмина от 16-го ноября 1919 г. было отменено ограничение купюр и сроков, допускавшихся к хождению наравне с деньгами купонов.

С декабря 1918 года в Амурскую область впервые проникают и выпускаются в обращение на сумму — 11.350 тысяч рублей обязательства Государственного Казначейства, выпущенные в Омске. Первоначальный курс на них держался около 7,5 руб. за даян, т. е. около 6,18 руб. за 1 золотой рубль.

 

Эмиссионные итоги 1918 г.

 

Итак, в течение одного только 1918 г. Амурская область выпустила в обращение и поглотила городские разменные билеты трех выпусков — Алексеевского, Мухинского и Вр. Амурского правительств, Амурские областные разменные билеты двух выпусков: Облисполкома и Вр. Амурского Правительства; Сибирские Кредитные Билеты и сибирские обязательства казначейства.

В переводе на валюту общей суммы, поглощенных Амурской областью за год денежных знаков, по вышеприведенному исчислению окажется, что было выпущено:

Благовещенским Городским Самоуправлением на сумму        301.849 з. р.

Амурским Областным Исполнительн. Комитетом на сумму 13.139.542 з. р.

Вр. Амурским Правительством на сумму . 3.181.8256 з. р.

Кроме того:

Знаков Центро-Сибири на сумму . . . .    980 776 з. р.

Обязательств Казначейства Омского Правительства на сумму 1.836 569 з. р.

Итого на сумму . 19.440 562 з. р.

не считая выпущенных в обращение наравне с денежными знаками °/о бумаг и купонов от них и не считая растраченного на местные нужды золота.

 

208-

1919 год.

Обязательства Сибирского Казначейства и казначейские билеты Омского Пр-ва.

 

В течение 1919 г. Амурская область исправно подкреплялась Омском, выпускаемыми обязательствами государственного казначейства и сибирскими казначействами, денежными знаками.

Но подкрепление, хотя бы и систематическое, — не разрешало все же денежного кризиса, так как Омск высылал недостаточные суммы; падение курса на сиб-знаки все ускорялось и ускорялось в темпе и выпускаемые в обращение в области сибзнаки не покрывали спроса денежного рынка.

Кроме того, одновременно из денежного оборота извлекались ранее выпущенные местные знаки и, как увидим ниже, — керенки, — что неблагоприятно отразилось на настроении рынка. Сибирских краткосрочных обязательств Государственного Казначейства Благовещенским Отделением Государственного Банка было выпущено:

в 1918 г. в декабре  на сумму   11.350 тыс. руб.

Кроме того в 1919    « январе       «       1.000     «

«       « феврале     «                                3.700     «

« « марте > 20.000 «-

« » апреле « 42.000 «

       « мае                                           18.000     

«       « июне        «                                 2.900     «

«,       « июле         «                               6.500    

« « августе « 18.000 «

«       « сентябре     «                                 520    

«       « октябре      «         48.000     >

 «        « ноябре       «          17.950      «

Итого за 1918 и 1919 г. г. выпущено их на — 190 820.000 руб.

Кроме того, Сибирских Казначейских знаков (в 1, 3, 5, 10 и 300 руб.) в Благовещенске Государственным Банком в 1919 году было выпущено в обращение на 1.889.755 рублей.

Помимо перечисленного, было выпущено бон Омского пр-ва достоинством в 50 копеек (оранжевые, американской заготовки) на сумму 330.000 рублей.

В конце 1919 года, согласно постановления Совета Министров от 19-го ноября 1919 г. Благовещенским Отделением Государственного Банка, за своим штемпелем, были выпущены в качестве денежных знаков двухсотрублевые облигации 2-го разряда Гос. внутр. 41/2о/о с выигрышами займа (американской заготовки) на сумму 5.800.000 руб. и купоны от этих облигаций на сумму 1.800.000 руб.

 

-209 —

Общая сумма выпущенных в обращение в 1918—19 г. г. в Амурской области Омским правительством денежных знаков составила 198.750.000 рублей.

Курс на сибзнаки в течение 1919 года упал в двадцать раз.

Даян на сибзнаки стоил:

в январе 19 года  7 р. 50 к.     в июле     19 года   15 р.

„ апреле            9 р, — к.     „ августе              18 р.

„ мае              11 р. — к.     ,, декабре           150 р.

Ясно, что при отмеченном падении курса, только в случае соответственного возрастания выпускаемой в обращение суммы сибзнаков они могли бы удовлетворить рынок, но этого не было и рынок вновь начал творить суррогаты.

В средине 1919 г., после апрельского и майского подкреплений в 42 и в 18 миллионов рублей, Омск в июне послал в область сибзнаков лишь на сумму 2.900.000 руб., а в июле лишь на 6.500,000 рублей. Одновременно 31 июля окончилось хождение местных заштемпелеванных ден. знаков. Местная общественность, обеспокоенная надвигающимся денежным кризисом, нашла нужным указать на это Омску.

13 июля 19 г. при Обл. Земской Управе состоялось финансовое совещание с участием представителей ведомств. Совещание это, как в свое время сообщало оффициозное телеграфное агентство, «признало положение области катастрофическим», совещание указало, что «советские боны котируются по 50 коп. за рубль; в связи с этим колоссальное вздорожание предметов первой необходимости: при наличии огромных запасов пшеницы, цена муки 26 руб. пуд. Из шести крупных мельниц работает одна, заводы не работают, золотопромышленники запасы на прииска везти не могут, что грозит приостановлением добычи золота летом. Неоплата переводов банками лишает возможности покупать товары. На рынке полный товарный голод. По мнению совещания необходима немедленная присылка общегосударственных знаков».1)

 

%% бумаги и купоны от них.

 

Еще с 1917 г., как указывалось выше,     Благов. Отд. Гос. Банка приступило к выпуску на рынок в качестве ден. знаков °/о бумаг разного наименования и купонов от них. Основанием к выпуску служили соответствующие указания центра.

В течение 1918—1919 гг. были выпущены 4% серии Го-суд. Казнач., достоинством в 25, 50, 100 и 500 рублей, 5°/о облигации «Займа Свободы» достоинством в 20, 40, 50 и 100 рублей, с предварительным заштемпелеванием,—57s °/o облигации военных займов.

1) Телеграмма «Р.Т.А.» Благовещенск. 14 июля 1919 г.

 

-210 —

Кроме того, в течение 1918—1919 гг. было выпущено купонов от разных госуд. % бумаг на сумму 725.917 руб. 45 к.

Общая сумма выпущенных в обращение, перечисленных выше °/о бумаг не составила сколь либо значительной цифры.

 

Из'ятие из обращения «керенок».

 

Утвержденное Верховным Правителем     постановление омского Совмина от 15-го апреля 1919 г. об изъятии из обращения «керенок» достоинством в 20 и 40 рублей внесло, как и на протяжении всей остальной территории Сибири, большое замешательство в денежное обращение, подорвав веру в денежные знаки центральных правительств.

Благовещенск сам не делал курса, курс диктовался китайским Сахаляном, расположенным напротив Благовещенска на берегу Амура. Но Сахалян лишь варьировал курс, преподаваемый ему Харбином.

На закон об из'ятии «керенок» Харбин реагировал повышением курса на золотой рубль с 11 до 18 руб. сибзнаками.

Закон Омского правительства об из'ятии определял уплату сибзнаками рубль за рубль — на период до 15-го мая, полтинник за рубль — на период с 15-го мая по 15-ое июня с тем, чтобы второй полтинник зачислялся в 20-ти летний безпроцентный заем. При сдаче керенок после 15-го июня вводилась уценка их и др. ограничения.

Всего по Амурской области из'ято было из обращения в указанные законом сроки, «керенок» 20 и 40 рублевого достоинства на сумму—16.910.920 рублей.

 

Из'ятие городских и областных разменных билетов выпуска1918 года.

 

Сибирское временное правительство, а затем и временное Российское правительство адмирала Колчака, учитывая невозможность денежными знаками своих выпусков удовлетворить нужду населения в денежных знаках, — 17-го октября 1918 года постановило сохранить свободное обращение советских денежных знаков, выпущенных в 1918 г. в Амурской области, при условии обязательного до 1-го декабря 18 г. заштемпелевания их Отделением Госбанка, Первоначальное распоряжение Омска распространяло это за-штемпелевание лишь в отношении амурских бон в 1, 3, 5 и 100 руб. 1) в дальнейшем мероприятие это было распространено и на боны в 10 и 25 рублей.

Омское распоряжение вызвало следующее циркулярное обращение Благовещенского Отделения Госбанка, направленное «Волостным Земским Управам и Комитетам безопасности Амурской области.

1) См. телегр. из Омска Управсиббанка — Скороходова от 19 октября 18 г. за № 105 на имя Благовещенского Отд. Госбанка.

 

— 211 —

На основания распоряжения г. Упр. Госбанком Сибири — Благовещенское Отделение Банка приступает к штемпелеванию городских и областных разменных билетов (Алексеевских и Мухияских), при чем крайним сроком штемпелевания и обмена нештемпелеванных на штемпелеванные назначает 31 Декабря с. г.

Сообщая об этом, Отделение Госбанка просит Волостные Земские Управы и Комитеты Безопасности широко оповестить о вышеизложенном население области и оказать содействие населению в деле обмена денежных знаков следующим путем:

1)   Волостная Земская Управа или Комитет безопасности принимает   от населения имеющиеся у него городские и областные разменные билеты, при чем при приеме ведет запись лицам, пред'явившим денежные знаки, и сумме пред'явленных ими денежных знаков.

2)   Дабы не оставить население области без денежных знаков, Управам и Комитетам надлежит произвести обмен в два приема, причем в первый раз следует принять от населения не более половины имеющихся у него на руках денежных знаков.

3)   Принятые от населения денежные знаки вместе с копией описи Управа или Комитет пересылает почтой или с нарочным в Отделение Госбанка для штемпелевания или обмена на штемпелеванные.

4)   По получении от Отделения Банка денежных знаков в заштемпелеванном виде Управа или Комитет возвращает их населению согласно описи.

б) Выдача населению взамен принятых в первый раз к обмену нештемпелеванных дензнаков штемпелеванными, Управа или Комитет предлагает населению сдать последние имеющиеся у него на руках городские и областные билеты и предупреждает, что дальнейшие шаги приема денежных знаков для штемпелевания и обмена не будет и что таковой будет производиться только в Отделении Госбанка в г. Благовещенске и не позднее 31-го декабря сего года.

6) На штемпелеванных билетах будет поставлен следующий штемпель: «явлен — Благовещенском Отделении Государственного Банка. Год, месяц, число. Подпись кассира Отделения», а также гербовая печать Благовещенского Отделения Государственного Банка. Вр. Управляющий Кирилов*.

Как видим, опубликованным Отд. Госбанка предложением о заштемпелевании срок такового, по местным условиям, уже был продлен до 31-го декабря 18 г.

Но и за этот период денежный кризис не был изжит и надобность в денежных суррогатах не отпала. Центр, не имея возможности заменить местные боны своими обязательствами, вынужден был вновь продлить срок пред'явления к заштемпелеванию; постановлением Совмина от 25 февраля 19 года срок обязательного заштемпелевания был продлен до 1-го апреля 1919 года.

5-го июля 19 г. в Омском «Правительственном Вестнике» было опубликовано новое постановление Совмина об окончании 31-го июля 19 г. свободного хождения заштемпелеванных до 1 апреля советских бон. К 1-му августа 1919 года они подлежали обмену на сибирские денежные знаки по расчету рубль за рубль. На основании этого закона, всего было предъявлено к обмену:

Амурских городских разменных билетов на сумму — 1.852.664 р. т.-е. 60,1% общей суммы выпуска их.

Амурских областных разменных билетов на сумму-84.090.040р. т.-е. 96,6% общей суммы выпуска их.

Ниже в двух таблицах мы приводим сведения о количестве из'ятых и оставшихся на руках у населения (или уничтоженных им) указанных денежных знаков с подразделением их по купюрам.

 

— 212 —

ТАБЛИЦА

изъятых в 1919 г. из обращения амурских разменных билетов

выпуска 1918 года из'ято:

 

Достоинство:

Городских

Областных

ВСЕГО

 

На сумму

На сумму

На сумму

В    1 рубль

269.179

 

269.179

     3 рубля

.1.102.665

 

1.102.665

 5 рублей

 

5.924.020

5.924.020

10

480.820

 

480.820

15    

 

3.764.895

3.764.895

   25   

 

1.001.025

1.001.025

100

 

73.400.100

73.400.100

Итого .

1.852.664

84.090.040

85.942.704

Таблица

амурских разменных билетов выпуска 1918 года не пред'явленных к обмену.

Не сдано:

Амурских городских

Амурских областных

достоинство

На сумму

ДОСТОИНСТВО

На сумму

В   1 рубль

   3 рубля

,, 10 рублей

438.221 1.096.335 23.180

В    5 рублей „  

15 рублей „  

25 рублей „

100 рублей

706.000 198.855 78.975 1.586.500

Итого . . .

1.557.736

Итого . . .

2.570.330

Сданные населением к обмену разменные билеты были сожжены на городской электрической станции.

Сожжение амурских городских разменных бон происходило в течение 1919 года, а областных билетов — 31-го октября 1920 года.

 

Разменные    марки Амурского  Областного Земства.      

 

Казалось бы, что предпринимаемое из'ятие денежных знаков местных выпусков      главной целью имело унифицирование денежной системы и пресекало возможность параллельно с происходящим процессом из'ятия производить новые выпуски в обращение денежных суррогатов.

 

— 213 —

Фактически дело обстояло совсем не так. Одной рукой устраняя с рынка денежные суррогаты, другой рукой, вследствие углублявшегося денежного кризиса, приходилось вновь насыщать рынок денежными знаками внезаконного происхождения.

Полное отсутствие в области мелких разменных денежных знаков и мелкой билонной или медной монеты вынудило Амурскую Областную Земскую Управу со средины 1919 года приступить к выпуску своих земских марок достоинством: оранжевые — в 50 копеек, коричневые — в 1 рубль, зеленые — в 3 рубля и синие — в 5 рублей.

Выпуск в обращение этих марок происходил по декабрь 19 г. Общая сумма выпуска достигла 18.000.000 рублей. Земские марки имеют форму обще-государственных гербовых марок,

 

Разм. марка Ам. Обл. Земства г. Благовещенск, 1919 г. (Внатур.величину).

 

Оборотная сторона.

 

на оборотной  стороне цифрой проставлено достоинство данной марки, а на лицевой напечатано: «Амурское Областное Земство», «почта», «сумма марки» и «выпускается на основании п. 5 ст. 2 закона 17-го июня 1917 года»; кроме того, был изображен герб области.

Марки Земства имели широкое распространение в области и охотно принимались как населением, так и торгующими китайцами.

Впоследствии при из'ятии из обращения этих марок при девальвации в 1920 году их пред'явлено было к обмену (на буферки) всего на сумму — 4.952.070 рублей, т.-е. лишь 27,5% общей суммы выпуска.

Осталось их на руках у населения или было уничтожено при разных обстоятельствах на сумму около 13 миллионов рублей.

Отмечаемое явление — незначительность предъявления к обмену — надлежит об'яснить: — во-первых, МеЛКИМ  ДОСТОИНСТВОМ ЭТИХ МарОК, BO-ВТОрых, незначительностью курса денежных знаков в момент обмена и, наконец,—малым размером и быстротой изнашивания, что способствовало утере или приведению в негодность.

 

«Розовые чеки» Благовещенского Отделения Госбанка

 

В декабре 1919 года Отделение Государственного Банка оказалось без подкрепления и, вследствие происшедшей эвакуации Омска, потеряв надежду на получение в ближайшее время знакового подкрепления, решило исполь-

 

214

зовать имевшийся в кладовой Отделения запас чековых (красно-розовых) книжек по перечислениям условных текущих счетов.

В декабре 1919 года и январе 1920 года Отделение выпустило их в обращение в качестве денежных знаков, снабдив штемпелем на обороте: «настоящий чек выпущен Благовещенским Отделением Государственного Банка и имеет бессрочное хождение   наравне   с кредитными    билетами в сумме рублей».

 

Чек Благ. Отд. Госбанка 1919-1920 г. (Натур, велич. 152x98 мм.)

 

На лицевой стороне был поставлен штемпель «обязуется уплатить пред'явителю сего» и чернилами была вписана сумма чека.

Таких чеков было выпущено:

500 рублевого достоинства на сумму —   350.000 рублей

1000                                              1.400.000    

5000                                             10.000.000

Итого. . . . 11.750.000 рублей

 

Акцептование чеков частных вкладчиков.

 

Одновременно с выпуском, в качестве денег, своих чеков, Отделение Государственного Банка в декабре 1919 года, идя на встречу клиентам, чеки коих по их текущим счетам Отделение лишено было возможности оплачивать, за отсутствием в Банке наличности, ввело акцептование этих чеков, путем наложения на таковые штемпеля с указанием, что чек имеет хождение наравне с кредитными билетами в размере указанной на чеке суммы.

Таким способом отделением было акцептовано чеков всего на сумму — 4.010.189 руб. 24 коп., что при декабрьском курсе даяна в 150 кредитных рублей соответствовало, примерно, 26.700 даянам, т. е. составило сумму, лишь в незначительной степени облегчавшую кризис местного денежного обращения.

 

Проэкт эмиссии Городского Самоуправления. 

 

Денежный кризис конца 1919 года привел к мысли о необходимости произвести выпуск своих денежных знаков — не  только Областное Земство, но и Благовещенское

 

-215 —

Городское Самоуправление. Последнее возбудило перед Омским правительством ходатайство о разрешении выпуска городских бон.

После длительной телеграфной переписки, 4-го декабря 1919 года, уже из Иркутска, от заместителя Министра Финансов правительства адм. Колчака, на имя от-ния Госбанка с копией управляющему областью, последовала следующая телеграмма: «Разрешается Городскому Самоуправлению выпуск городских бонов на сумму пятьдесят миллионов рублей на условиях по соглашению с местным Упрбанком» 1)

По разработке Городской Управой проэкта выпуска бон и по согласованию этого проэкта с отделением Госбанка он был внесен на обсуждение Городской Думы.

Благовещенская Городская Дума в заседании своем 20-го декабря 1919 г. приняла нижеследующее

ПОЛОЖЕНИЕ

о выпуске бон Благовещенским Городским Самоуправлением.

1)   Благовещенские городские боны выпускаются в обращение по постановлению Благовещенской Городской Думы мелкими купюрами на сумму 10 миллионов рублей.

2)   Городские боны обеспечиваются всем имуществом Благовещенского Городского Самоуправления.

3)   Выпуском городских бон имеется в виду удовлетворить недостаток в казначейских знаках и краткосрочных обязательствах Сибирского Временного Правительства, который ощущается на местном денежном рынке, почему выпускаемые боны заменяют собою эти денежные знаки, расцениваются городом наравне с ними, обмениваются на них рубль на рубль и, вообще, разделяют судьбу казначейских знаков и краткосрочных обязательств Сибирского Временного Правительства; при изъятии из обращения оплачиваются знаками Сибирского  Временного Правительства или теми, которыми они будут заменены, и по цене, равной сибирский знакам.

4)   Городские боны выпускаются в билетах достоинством по усмотрению Городской Управы.

5)   Городские боны изготовляются по образцу, утвержденному Городской Управой, за №№ и подписями городского головы, бухгалтера и кассира.

6)   Подделка городских бон преследуется законом.

7)   Заготовление и печатание бон производится под постоянным контролем особой комиссии, назначенной Городской Управой, и чинов Государственного Банка и Контроля; хранение и выпуск бон в обращение производится Городской Управой.

8)   Городская Управа ведет особый счет выпущенных в обращение городских бон.

10) Из'ятие из обращения городских бон производится по особому постановлению Городской Думы, согласно выработанных Думой правил в указанные ею сроки, в которые держатели бон обязаны пред'явить их для обмена.

Предполагая возможно скоро произвести выпуск, Городская Управа изготовила городских бон на сумму — 25.000.000 рублей, но заготовленные боны Городское Самоуправление в обращение так и не выпустило, так как боны эти были настолько плохо изготовлены, что любой типографии представилась бы возможность подделки их.

Отделение Государственного Банка в своем «совершенно секретном» отношении дает следующий отзыв об этих  бонах:

«Выпуск городских бонов и прием их Отделением Государственного, Банка, основываясь на распоряжении  Министра

1) Телеграмма № 3110 заминфина Ильина из Иркутска, от 4-го декабря 1919 г.

 

— 216 —

Финансов, преследовал две цели: во первых, дать городу возможность воспользоваться беспроцентной ссудой путем выпуска бонов и во вторых, предоставить в распоряжение Отделения Государственного Банка некоторое количество городских бонов в качестве денежных знаков, в виду наблюдавшегося денежного кризиса.

Но так как изготовленные городские боны на сумму 25 миллионов рублей оказались совершенно непригодными для выпуска в обращение, в виду возможности их подделать на любой литографской машине, то они полностью были приняты Отделением Банка в свою кладовую, где и хранятся до настоящего времени.» 1)

Под внесенные в кладовую Отделения Государственного Банка свои боны Городское Самоуправление тогда же получило на равную сумму, т. е. на 25.000.000 . рублей денежных знаков Благовещенского Отделения Государственного Банка, выпущенных последним в обращение в 1920 году.

Впоследствии, по издании в сентябре 1920 г. Нарревкомом закона о девальвации, указанные «городские боны» на 25 милл. рублей были взяты городским самоуправлением обратно и уничтожены.

 

Разрешение Омского пр-ва на выпуск денежных знаков Отделением Госбанка.

 

Вынужденное отказаться от унификации денежного обращения Омское пр-во широкой рукой предоставляло право выпуска все новых и новых суррогатов. В том же декабре 1919 года Центральное Управление Государственного Банка, эвакуированное в Иркутск, разрешило Благовещенскому Отделению Государственного Банка отпечатать свои денежные знаки, достоинством в 100 руб. на сумму — 20 миллионов рублей. Разрешением этим Отделению в 1919 году не удалось воспользоваться, и выпуск заготовленных на основании этого разрешения денежных знаков имел место уже после падения правительства адмирала Колчака — в 1920 г.

 

Кооперативные частные и казенные боны.

 

В течение 1919 года, помимо Земства, в целях облегчения разменного кризиса произвели выпуск мелких денежных знаков различные учреждения, организации и фирмы.

Особенно большую популярность завоевали кооперативные и продовольственные «авансовые карточки», выпущенные Амурским областным Кредитным Союзом, Амурским Областным Сою-

1) См. отношение Отд. Гос. Банка на имя Юридич. Секции при завед. Отд.  Юстиции при Обл. Нарревкоме, от 12 мая 20 г. за № 1527.

 

~ 217

 

зом Кооперативов, Главным Продовольственным Комитетом Амурской ж. д., «Авансовые карточки» Амурского Областною Кредитного Союза, достоинством в: 1 (желтые), 3 (зеленые), 5 (синие) и 10 (красные) рублей были выпущены ими совместно с «Хабаровским Кооперативным Банком». На карточке было указано, что она «имеет хождение между членами союзных товариществ». Амурский Областной Союз Кооперативов — «Амурский Кооператор» выпустил свои «авансовые карточки» в 50 копеек (палевые), в 1 рубль (серые) и 3 рубля (зеленые). На оборотной стороне карточек «Амурского Кооператора» было указано, что «настоящая авансовая карточка имеет хождение между членами потребительских обществ, входящих в союз», и что «Амурский Кооператор» «может произвести обмен авансовых карточек только от своих членов — потребительских обществ, а не отдельных лиц».

Помимо указанных, были выпущены кооперативные боны еще: Благовещенским Городским Об-вом Потребителей, а также Зейским (Ам. Обл.) Кооперативом.

На авансовых карточках «Главного Продовольственною Комитета Амурской ж. д.», достоинством в 1, 3 и 5 рублей, также имелись ограничительные надписи, но, как мы указали,— все эти знаки имели значительно более широкое обращение, нежели то, на которое рассчитывали организации, их выпускавшие.

Широкое распространение имели и боны «Торгового Дома Кунст и Альберст». Кроме того, имели хождение в области и ордера в 1, 3, 5, 10, 20, 40, 100 рублей «организации казенных сельско-хозяйственных складов». Ордера эти, как помнит читатель,1) были выпущены в том же 1919 году и на них было указано, что районом их хождения являются Приморская, Амурская и Сахалинская области.

 

Аванс, карточка Гл. Продов. Комитета Ам. ж. д. 1919 г.

(натур, велич. 101 х 73 мм.)

 

Итоги 1919 года.

 

Постоянно изменявшийся курс дензнаков на «даян» препятствует подсчитать в какой же сумме в твердой валюте выразилась эмиссии Ам. области за 1919 г., включая в нее дензнаки как местного изготовления, так и присланные извне.

С некоторой приближенностью к действительности можно, все же, сумму эту определить примерно в 18 — 20 милл. зол. руб.

1) См. главу «Приморье».

 

— 218 —

лей. Наиболее значительную часть ден. материала составили Сибзнаки, выпущенные в области в 1919 г. на номин. сумму свыше 18 милл. руб.

Выпуск билетов Казначейства, облигаций в 200 руб., купонов от них и от др. % бумаг и «полтинников» превысил 8 милл. руб.

Кроме того, как указано было выше, денег-марок земства выпущено было на сумму 18 милл. руб. и «розовых» чеков Благов. Отделения Госбанка почти на сумму 12 милл. руб. Но эти местные суррогаты—марки и чеки по ср. курсу месяца их выпуска были эквивалентны всего лишь 300 тыс. зол руб.

 

1920 год.

 

Начало 1920 года ознаменовалось новым переворотом. Январь прошел тревожно, получены были сведения о падении власти адмирала Колчака в Сибири; Амурская область оставалась все же в окружении прежней власти: в Забайкалье незыблема была власть атамана Семенова, во Владивостоке все еще существовал ген. Розанов. Но 31 января пала власть последнего и немедленно же — 4-го февраля, образовавшийся в Благовещенске «Временный Коалиционный Совет» принял на себя всю полноту власти по Амурской области. Просуществовал этот Коалиционный Совет ровно два дня. Власть была принята Сов. Р. и К. Депутатов, образовавших Народно-Революционный Комитет, так называемый — «Нарревком». В дальнейшем Амурская область сначала не могла некоторое время определить свою ориентировку по вопросу об организуемом Д. В. «буфере». Вначале она настаивала на непосредственном и безоговорочном присоединении к Р. С. Ф. С. Р. и ввела у себя все, предусмотренные советским законодательством, нормы.

Позже, — после провозглашения в Верхнеудинске 6-го апреля 20 года съездом трудящихся Дальневосточной республики, Амурская область примкнула к Верхнеудинску и по соглашению с Приморьем помогла последнему ликвидировать в сентябре 20 г. в Хабаровске, так наз. «лихойдовщину». С этого времени и вплоть до образования, после избрания на Читинской Конференции, об'единенного правительства. Д. В. Р. и учреждения последним особо-выделенной Приамурской области (район тяготеющий к Хабаровску), Благовещенск неуклонно пытался подчинить Хабаровск себе.

После Читинской Конференции Амурская область была постепенно вводима в общее русло порядков Д. В. Р.

Падение власти адм. Колчака мало сказалось на денежном рынке Амурской области.

 

219

 

Напомним, что еще в ноябре 1919 года Амурская область получила из Сибири лишь половину суммы октябрского подкрепления денежными знаками.

Омская катастрофа сказалась на Амурской области еще за два месяца до своего рокового конца. Можно утверждать, что в отношении ресурсов еще за месяц до падения власти адмирала Колчака Амурская область эмансипировалась от Омского Правительства и от Сибири вообще.

В декабре, эвакуировавшийся в Иркутск «Омск», по инерции еще на что то соглашался, что то разрешал обращавшемуся за разрешениями Амуру, но жизнь последнего и его финансовая система, или, быть может правильнее сказать, — его финансовая анархия, — уже приняла самостоятельные формы. Вспомним, что в декабре Благовещенским Отделением Государственного Банка были выброшены на рынок свои «розовые» чеки и акцептованные чеки частных лиц. Тогда же состоялось постановление Городской Думы о своей эмиссии и тогда же, наконец, само Отделение Госбанка стало заготовлять для выпуска в обращение «денежные знаки» Отделения.

 

Денежные знаки Благовещенского Отделения Государственного Банка.

 

Первоначальное разрешение на выпуск этих знаков, как сказали мы, было дано Центральным Управлением Государственного Банка.      

 

Ден. знак Благов. Отд. Госбанка. 1920 г. (Натур, величина 107 х 65 мм.).

 

Несмотря на то, что разрешение это определяло предстоящую эмиссию Отделения в 20 миллионов рублей, Отделением уже в январе 1920 года выпущено было в обращение своих «денежных знаков» на 63 миллиона рублей. Амурский Народно-Революционный Комитет, начав свою деятельность в условиях полной изолированности области, постановил продолжать изготовление и выпуск этих знаков и они продолжали выпускаться вплоть до сентября месяца, хотя еще в июле 20 года один из членов посетившей Владивосток Амурской делегации заявил, что «денежная реформа ими мыслится целесообразной только в краевом, а не в местном масштабе. Выпуск своих знаков Амурским правительством считается не только не приемлемым, но и актом, противоречащим краевым интересам».1) По мере падения курса на выпускаемые знаки, они изготовлялись все более крупных купюр и все в большей сумме.

1) Газ, «Воля» № 79. 24 июля 1920 года. г. Владивосток.

 

_220

Образец денежных знаков, несмотря на его несоответствие «духу времени», оставался прежним. Две таблицы дают представление о новой Амурской эмиссии:

А. Таблица

выпуска в обращение (по месяцам) в 1920 г. денежных знаков

Благовещенского Отделения Государственного Банка.

(т. н. «Куксинок»),

 

Выпущено в обращение:

На сушу руб (номинальн.).

Что составило по ср. курсу мекс. долларов.

В январе 1920 г............................

63.000 000

315 000

„ феврале ......................................
„ марте ........

95.300.000

416.360 000

238.250 520.450

 

 

 

„ апреле   .......................................
„ мае...............................................

378.200.000

504.000 000

189.100

126 000

 

 

 

„ июне  . .     ..................................

1.486.500.000

148.650

г июле.............................................

1.169.500.000

77.966

„ августе   .....................................

2 408.000.000

80.100

„ сентябре ....................................

3 197.223.000

31,972

Итого на сумму

9.718.033 000

1.677.488

Б. Таблица.

выпущенных Благов. Oт-нием Госбанка в 1920 году денежных знаков по купюрам:

100 рублевого достоинства на сумму . .    20.060.000  рублей

500.......................................................... 153.700.000           

1000........................................................ 1.779.100.000

3000 ....................................................... 3.791.223.000        

5000 ....... . , .......................................... 3.974.000.000          .

Итого на сумму . . 9.718.083.000 рублей.

«Куксинки», получившие такое название в народе вследствие имевшейся на них подписи управляющего Благовещенским Отделением Государственного Банка — Куксинского, разделили участь сибзнаков — в сентябре 1920 года, на общих основаниях, они были девальвированы.

Общую сумму выпущенных «куксинок» можно в валюте, сообразуясь с курсом в месяца выпуска, определить примерно в сумме около полуторых миллионов зол. рублей. Приведенная таблица «А»  — дает любопытную картину падения курса, темп которого стремительно возрастал, и прогрессирующая сумма эмиссии все же не могла восстановить валютный эквивалент эмиссии.

 

221 —

 

Сибирские на сетчатке» из Владивостока.

 

С установлением через Хабаровск связи с Владивостоком, Правительство последнего по просьбе Амурского Нарревкома направило подкрепление денежными знаками в Благовещенское отд. Государственного Банка. На Амур были

 

Дензнак Благов. Отд. Госбанка 1920 г. Оборотная сторона. (Натур, величина 167 х 106 мм.).

 

посланы изготовлявшиеся во Владивостоке Сибирские „кратко срочные обязательства Казначейства» купюрами в 50 руб., 250 руб., 1000 руб. и 5000 руб. на бумаге с водяными знаками сеткой.

Всего „краткосрочных обязательств Казначейства» поступило из Владивостока и было выпущено в обращение Отделением Государственного Банка в Благовещенске:

В марте 1920 года на сумму 201.780.000 рублей

„ апреле „                  101,000.000

Итого            302.780 000    

Обязательства эти имели хождение наравне с выпускавшимися в Благовещенске в 1920 г. „денежными знаками» и рынок не делал разницы в цене между сетчаткой, благовещенскими и обычными сибирскими.

Хотя „сетчатку» брали с большей готовностью.

 

Курс, цены, прожиточный минимум.

 

Падение курса на бумажный рубль стимулировало выпуск денежных знаков, а выпуск денежных знаков, в свою очередь, еще более ухудшал курс. Кроме того, денежные знаки местного выпуска вошли в обиход параллельно с имевшими хождение „Сибирскими» и обращались на рынке по равному с ними курсу.

Повсеместное на Дальнем Востоке падение курса на сиб-знаки, в связи с девальвацией их во Владивостоке и Верхне-

 

222

удинске и аннулированием их в Советской Сибири, — не могло не сказаться и на денежном рынке Амурской области.

Сибзнаки стремительно падали в цене, а вместе с ними теряли свою покупательную силу и «куксинки».

Ниже нами приводится:

Таблица

стоимости 1 даяна на сибирские денежные знаки в г. Благовещенске, в 1920 г.

В январе   200 рублей              В июне       10.000 рублей

„ марте     800    ,,                       ,, июле       15.000    ,,

., апреле 2.000    ,,                     „ августе    80.000    ,,

„ мае     4.000                          сентябре 100.000   

Сопоставляя эти сведения с курсом на сибзнаки за этот же период в Харбине,—молено усмотреть, что харбинский курс был значительно благоприятнее для сибирских. Это обстоятельство можно об'яснить: во-первых тем, что в Харбине продолжалися еще сделки на сибзнаки, в то время, как в Благовещенске они были лишь в предложении, а во-вторых теми амурскими „мероприятиями» с золотом, которые форсировали нулификацию, имевших обращение „бумажек».

Приводимые цифры по Благовещенску, взятые нами из оффициальных источников, несколько преуменьшают стоимость даяна, в действительности рынок в сентябре, например, давал за него более 150.000 рублей сибирскими или местными денежными знаками.

После выпуска в большом количестве местных денежных знаков достоинством в 3.000, стоимость даяна резким скачком увеличилась с 6—8 тысяч до 30—35 тысяч рублей.

Прожиточный минимум в период 1920 года подвергался столь же резким изменениям, как и падение стоимости бумажного рубля. До февраля 1920 года минимум колебался от 700—1.500 рублей до 1.750 рублей. Затем последовательно минимум устанавливался в 7.500 рублей, 12.400р., 15.000р., 25.000 р., 35.000 р. и, наконец, к сентябрю минимум достиг 70,000 р., максимум был установлен в 105.000 рублей.

Был момент перед девальвацией, когда получавшие высший оклад русскими денежными знаками, служили примерно за 70 — 80 центов китайским долларом в месяц. Крестьяне совершенно отказывались брать сиб. деньги.

Цены к 20-му июня месяцу резкого перелома цен — составляли:

Мясо      1 ф.    500 р.      Сахар 1 ф.                                  725 р.

Конина    ,,      200 ,,      Хлеб белый 1 ф.     15 ,,

Сало       ,. -   500 „      Ботинки пара    20.000 ,,

Масло          1.000 „      Сапоги            28.000 „

Соленая кэта              100 „      1 обед в нар. стол.   325 ,,

 

223

Делая попытку сбалансировать свой бюджет, Управление Амурской ж. д., постановлением от 20-го июня 20 года, ввело повышение тарифов 1917 года: малой скорости в 200 раз, для дров в 100 раз, багажа в 150 раз, пассажирок, всех классов в 150, товаро-багажа в 200 раз.

Заметного результата повышение тарифов не дало: во-первых падение курса быстро обогнало смысл введенного коэффициента, а во-вторых, об'явленная национализация частных предприятий, единственным клиентом жел.-дороги сделала те же казенные учреждения разных наименований.

 

Государственный баланс Амурской Области.

 

Мы имеем возможность привести баланс амурского хозяйства к моменту произведенной девальвации — сентябрю 1.920 г.

Сведения эти. быть может, не в полной мере соответствующие   действительности,   все  же дают  картину астрономических цифр, изображающих в денежном начертании положение Амурской области в канун девальвации.

Баланс Амурского Обл. Совета Народного Хозяйства

на 1-ое сентября 1920 г. ДЕБЕТЪ

I. Наличные средства. Нар. Б-к, Сиб Б-к, Гор. Б-к, иностр.

ден. °/о бумаг казначейств., авансов и подои, лиц. . . .  ¦   рб.   1.534.651.995.83

II. Имущество и материалы,. Недвиж. и движим, имущ., мате

риалы и накл. расх. на материалы......................... • . . .   ¦    рб. 11.320.827.240.35

III.   Дебиторы по золотой операции.......................................    рб.       19.536.027.30

IV.   Расходы по удовлвтв. области, нужд:

 

1)  народн. здрав., призрению и постр. обжастн. зданий . .    рб.     568.697.554.80

2)  расход, по разв. эконом, благосост.: по развит, с.-хоз., пушн. промысл., горн, пром., фабр.-заводск. промышл., шоссейн. дор., водн. путей                        рб.     308.579.650.70

3)   области, упр.—содерж. области, контроля и совнархоза . .    рб.       23.530.836.64

V.................................................................................................. Расх. по упр. и эксплоат. области, предприятий           рб.       75.355.666.69

VI. Др. статьи.............................................................................    рб.______ 2.718.129.41

Баланс ...    рб. 13.853.897.101.84 КРЕДИТЪ

I. Кредиты—сч. финанс. отдела...............................................     рб.   2.748.244.221.27

II. Капитали—сч. капит. недвиж. имущ, и страховоч............     рб. 10.47j5.470.483.50

III.   Кредиторы—разн. лица и учрежд., невыплач. содерж., Сум

мы подлеж. зачисл. в дох. казны, ликвид. дед в казен- и об
ществ, учрежд. и чаотн. предпр., перех. суммы. ......    рб.     539.495.442.53

IV.   Доходы—возвр. расх. на удовлетв. обл. нужд, карантин., су-

дебн., с зем. угодий и т. п. .  ....................................................      рб.          18.738.279.42

V. Налоги—прямые...................................................................      рб.                 83.967.16

косвенные......................................................................................... рб.                 19.638,56

VI.          Доход с эксплоат. обл. предприятий—от эксплоат. национ.

флота и промышл. предприятий...............................................    рб.      ?3.867.069.40

Баланс ...   рб. 13.853.897.101.84

В приведенном балансе любопытны каждые из частей его, в частности, обращает на себя внимание мизерная сумма поступивших налогов.

 

Девальвация.

 

Мысль о необходимости предпринять из'ятие из обращения денежных знаков прежних выпусков,, заняла руководителей амурской политики одно-

 

224

временно с возникновением этого вопроса в Верхнеудинске и Владивостоке. Но действительность вынуждала поступать прямо противоположно; продолжая местную эмиссию и засоряя каналы денежного обращения теми знаками, от которых впоследствие нужно будет их освободить.

Отсутствие подходящих новых денежных знаков, на которые можно было бы девальвировать (то, что благодаря наличию знаков американской заготовки, так благополучно разрешало вопрос для Верхыеудинска и Владивостока), а также отсутствие вполне определенного плана девальвации затягивало разрешение этого вопроса на Амуре.

В июле 1920 г., прибывшая во Владивосток Амурская делегация, ознакомившись с произведенной там девальвацией, заявила, что все знаки Амурского Областного Пр-ва должны быть из'яты на тех же основаниях, т.-е. за 200 рублей амурских— 1 рубль Вр. Пр-ва Д. В.1)

13-го августа 1920»г. Нарревком издал постановление «о временном прекращении приема правительственными, кредитными и общественными учреждениями сибирских денежных знаков, следующих видов: 1) 5°/о обязат. Гос. Казначейства достоинством в: 100, 250, 500, 1000, 5000 и пр. высш. достоинств. 2) Казначейские знаки достоинством в 300 рублей, 3) облигации Гос. Внутренн. 4*/г °/o займа 1917 г. (американские) первых трех разрядов, цвета: зеленого, оранжевого и серого 200 рублевого достоинства (и купоны к этим облигациям в 4 р. 50 коп. тех же цветов)».

Июльский курс даяна — 15000 руб. сиб. знаками, к августу скакнул до 80.000 рублей.

Недостаток денежных знаков мелких купюр заставил, все же, сохранить обязательность приема 5% обязат. Казнач. в 25, 50 и 100 рублей и казначейских знаков в 1, 3, 5 и 10 рублей, несмотря на нарушение этим общей идеи, преследуемой приведенным постановлением.

В сентябре на Амуре были получены, заготовлявшиеся Верхнеудинским правительством Д. В.' Р., буферные денежные знаки и инструкции Верхнеудинска о порядке девальвации.

20-го сентября 20 г. Нарревкомом была об'явлена девальвация. Об этом издано было следующее:

Постановление Народно-Революционного Номитета Амурской Области.

Реакционное П-во Колчака, окруженное спекуляцией русских и иностранных капиталистов, тратило миллиарды рублей на разрушительную для народного хозяйства и свободы гражданскую войну.

Для покрытия своих колоссальных расходов оно залило страну потоком бумажных денег, которые потеряли всякую ценность и вызвали к себе недоверие в населении. На падении ценности колчаковских денег наживались всевозможные дельцы и раззорялся трудовой народ

1) Газ. «Воля» № 82, от 28-го июля 1920 г. г. Владивосток.

 

225 —

Наряду с другими разрухами Народному Правительству Дальне-Восточной Республики досталась в наследство и финансовая разруха, и оно должно принимать самые решительные меры к охране народного труда и ценностей.

Одной из мер, долженствующих улучшить финансовое положение страны, является сокращение бумажных денег путем из'ятия из обращения знаков, выпущенных сибирским пр-вом, а также и местных (Благовещенских) денежных знаков.

В целях «вышеизложенного, Народно-Революционный Комитет Амурской области постановил:

1.            Девальвировать: а) 5°/0 обязательства Государственного Казначейства всех   достоинств, б) Краткосрочные обязательства Государственного Казначейства   всех  достоинств в том числе и 1000 руб., срочные 1-го июля 1920 г. в) Денежные знаки Благовещенского Отделения Госбанка достоинством в 100, 600, 1000, 3000 и 5000 р. г) Казначейские знаки Вр. Сибирского Правительства достоинством в 1, 3, 5, 10 и 300 руб. д) Купоны  всех государственных и гарантированных правительством займов, а также закладные листы Дворянского Земельного Банка и свидетельства Крестьянского Поземельного Банка, срочные с 1 декабря 1917 г. по 1 февраля 1920 г. е) Облигации 41li0 внутреннего выигрышного займа (американские) 3-х разрядов (зеленого, желтого, коричневого цвет.) достоинством в 200 р. ж) Купоны к указанным в п. е) денежным знакам, достоинством в 4 р. 50 к. з) Выпущенные Благовещенским Отделением Госбанка чеки; и) °/0 бумаги разных родов, выпущенные Благовещенским Отделением Госбанка со штемпелем, что указанные °/0 бумаги имеют хождение наравне с кредитными билетами.

Все перечисленные денежные знаки заменяются кредитными билетами Дальне-Восточной Республики (в Верхнеудинске) из расчета—один рубль за тысячу руб. девальвируемых.

Кредитные билеты Дальне-Восточной Республики имеют беспрепятственное хождение в Советской России.

2.            Девальвация распространяется: а) на все текущие счета и вклады   независимо от времени открытия их, во всех кооперативных банках, казначействах и   прочих кредитных учреждениях; б) на все взаимные денежные обязательства и договора денежного характера между учреждениями казенными, общественными, частными лицами, независимо от времени возникновения обязательств.

Примечание: Все числящиеся за гражданами недоимки казенные, земские и городские—вносятся в установленном размере новыми денежными знаками, в) На все депозитные и специальные суммы,

3.            Обмен денежных знаков производится в порядке, прилагаемой к постановлению, утвержденной Правительством инструкции в течение 10 дней в городах: Благовещенске, Алексеевске и Зее и 20 дней во всех остальных пунктах области, считая начальным сроком 20 сентября 1920 года.

Новых знаков в обмен на знаки, подлежащие девальвации, выданные в пропорции один за тысячу, т. е. в тысячу раз менее иред'являемой суммы, причем новых знаков выдается в обмен не свыше пятисот (600) рублей, т. е. полностью обмениваются подлежащие девальвации знаки на сумму не свыше пятисот тысяч (500.000) руб., в приеме же остальной суммы выдается установленного образца квитанции, которую Правительство обязуется погасить в 6-ти месячный срок равными частями.

5. Со дня опубликования настоящего закона о девальвации взе поименованные в п. 1 денежные знаки об'являются неимеющими никакого хождения.

Настоящее постановление входит в сиу со дня девальвации, т. е. с 20 сентября 1920 г. Председатель Нар. Рев. К-таВласов. Товарищ Председателя — Бушуев».

В Благовещенске, Алексеевске и З.ее девальвация продолжалась 10 дней со дня об'явления о ней, в остальных местах области — в течение 20 дней. Как видно из постановления, по девальвации выдавалось буферных одному лицу не больше 500 рублей. На остальную сумму предъявлявшихся денежных знаков и подлежавших выдаче «буферок» выдавалась квитанция, по которой должна была быть произведена окончательная расплата в течение полугода.

По девальвации возвратилось в кассу Банка ранее выпущенных денежных знаков на сумму 8.987.469.720 рублей, из них «Куксинок» на сумму 8.976.276.220 рублей.

Извлеченные из народного оборота, подлежавшие из'ятию денежные знаки, подлежали впоследствии уничтожению,

 

226

По поводу об'явленного в Амурской области обмена «Я.О.Б.» —Японское Осведомительное Бюро дало следующую агентскую телеграфную информацию: «по сведениям из Благовещенска, местные власти издали оффициальное об'явление относительно обмена старых сибирских бумажных денег и других различных местных денежных знаков на новые рубли, так наз. Дальневосточной Республики.

Обмен ограничивается 500 р. на человека. На обмен более крупных сумм требуется особое в каждом случае разрешение правительства1.)

Прожиточный минимум был определен при девальвации в 700 рублей и максимум в 1050 руб. новыми знаками.

В целях изоляции Амурского денежного рынка от проникновения денежных знаков, выпущенных по закону от 5-го июня 1920 года во Владивостоке, Нарревкомом было утверждено положение, согласно которого ,,денежные знаки Приморья в Амурской области хождения не имеют впредь до об'явления результатов переговоров с Приморским Правительством».

Упорное нежелание рынка, особенно китайцев, принимать вновь выпущенные денежные знаки, особенно по об'явленному курсу их, и начавшаяся игра на курсе новых знаков, особенно в связи с предпринятой Нарревкомом валютной интервенцией, — повели к изданию Нарревкомом 1-го октября следующего приказа „о справедливых ценах»:

1)  Иностранным купцам в отношении торговли руководствоваться справедливыми ценами.

2)  Постановления финансово-экономического совета о твердых ценах остаются в силе.

3)  Предлагается квартирной комиссии закрыть все китайские лавки и помещения; предложить очистить их в пятидневный срок».

Областная милиция в срочном порядке взялась за проведение этого приказа в жизнь. Издание приведенного выше приказа зиждилось на установленном Нарревкомом после девальвации 20 сентября твердом курсе на буферки: стоимость 1 даяна устанавливалась в 50 рублей буферками. Но, конечно, попытка фиксировать курс валюты на бумажные денежные знаки, при продолжавшемся денежном кризисе, при полном отсутствии экспорта и при фактическом хозяине валюты — Сахалине, закончилась полной неудачей и установленный курс сам собою был забыт. Это установление курса было первым за все время выпуска Амурской областью, в течение 3-х лет, своих денежных знаков.

На требование торговать по таксе китайцы ответили закрытием своих магазинов и стремительным понижением нового рубля. В несколько   дней   даян   возрос последовательно

1) «Я. О. Б.» г. Владивосток, 23 сентября 1920 года.

 

227

 

до: 700, 900,1000,1500, 2000 ,2500, 3000 рублей новыми денежными знаками.

 

Денежные знаки Д. В. Р.     

 

Девальвация денежных знаков прежних выпусков производилась  путем  обмена их на денежные знаки, выпущенные Правительством Дальне-Восточной  Республики, как в период ея Верхнеудинского бытия, так и, впоследствие, после Читинской объединенной Конференции.

Всего в течение 1920 года Правительство Д.В.Р. подкрепило Амурскую область своими денежными знаками на сумму 572.465.195 рублей, т. е. более, чем одной восьмой частью общей суммы своей эмиссии.

 

Амурские «разменные знаки Д.В.Р.»25 и 50 рублей.

 

Присылаемое центром подкрепление, в особенно первое время, не разрешало кризиса, вызванного отсутствием на денежном рынке мелких купюр. Центр присылал почти исключительно денежные знаки достоинством в 500 и 1000 рублей. Благовещенск, привыкший уже к работе типографского станка, национализированной типографии т/д. Чурин и Ко— чрезвычайно просто разрешил и вопрос отсутствия денежн. знаков мелких купюр.

 

Разм. зн. ДВР. г. Благовещенск. 1920 г. (Натур, велич. 85x57 мм.)

 

Нарревком, одновременно с объявлением девальвации, приступил к печатанию «расчетных денежных знаков Дальне-Восточной Республики», поставив в известность Правительство последней о предпринятой «эмиссии».

Расчетные денежные знаки были изготовлены и выпущены в обращение достоинством в 25 и 50 р. на общую сумму 89.417.050 рублей. Знаки эти имели хождение наравне с обще-девееровски-ми. Изготовлены они были на простой бумаге, довольно неопрятно. Своевременного постановления Правительства ДВР о выпуске этих знаков не было.

 

Разм. зн. ДВР. г. Благовещенск.  1920 г. (Оборотная сторона).

 

Закон Временного делового Президиума Правительства ДВР от 2 ноября 1920 года упустил узаконение этих знаков и лишь

 

228

в тексте закона Правительства ДВР от 15 ноября 1920 г., в перечне денежных знаков ДВР упоминаются и купюры в 25 и 50 рублей.1)

 

Амурские почтовые марки

 

Помимо своих денежных знаков Амурская обл. выпустила в обращение и свои почтовые марки. Уже в октябре 1920 года Благовещенское Отделение Почты и Телеграфа, в виду недостатка в области в почтовых марках и значительного повышения оплаты почтовой корреспонденции, выпустило нового образца почтовые марки различной высокой ценности.

Были выпущены марки в 2, 3, 5, 15 и 30 рублей.

Марки эти имели исключительно внутреннее значение, так как главный почтовый тракт — Сахалян — их не принимал.

 

Валютная интервенция

 

 Амурский Нарревком, проводя девальвацию, решил осуществить и аналогичную практиковавшейся в Приморье меру — валютную интервенцию. Запасов золота на Амуре оказалось более, чем достаточно, и Нарревком, издав вышеприведенное постановление о фиксации курса даянов в 50 рублей новыми знаками, сделал попытку удержать курс на золотом уровне.

На рынок выбрасывалась валюта и через различных лиц и учреждения скупались бумажные денежные знаки. Главной причиной понижения курса кредитных знаков явился почти явный бойкот их китайцами, протестовавшими против установленного обязательного курса.

Желая укрепить денежный знак и вовлечь его в денежный оборот, Нарревком в ноябре 1920 г. вводит для китайцев свободный обмен бумажных денежных знаков на валюту, из расчета за 50 р.—1 даян. Обмен этот производился для китайцев по удостоверениям их консула.

В короткий срок скуплено было буферок на 285.016 даян.

Не довольствуясь этой «компенсацией», китайский Банк удержал в обеспечение претензий китайцев по обмену около 200.000 даян, принадлежавших казне.

Идя навстречу китайцам, с них не взимали ни гербового сбора, ни промыслового налога.

Нет надобности пояснять, что производившийся китайцами обмен дал простор для самой безудержной спекуляции. Недаром, впоследствии, на судебном процессе амурских деятелей,

1) Газ. «Д.-Восточная Республика: 164, от 17 ноября 1920 года. г. Чита.

 

— 229 —

один из свидетелей утверждал, что «нельзя назвать нормальной предпринятую девальвацию 285 тысяч долларов»1)

Но предпринятая Нарревкомом «валютная интервенция» не ограничилась этой «девальвацией долларов». Запретив свободное обращение золота на своей территории, власть заставила своего крестьянина за пол цены, но на твердую валюту и контрабандой продавать хлеб на китайский берег Амура — в Сахалян. В результате свой же амурский хлеб Амурское Областное Правительство вынуждено было приобретать у китайцев на валюту, т. е. через посредство тех же китайцев, оставляя в их руках значительный процент за посредничество снабжало валютой свое же население.

Наконец, непосредственной «валютной интервенцией» явилось и снабжение крестьянства различными предметами сельского хозяйства, предоставляемыми ему против уплаты буферками. Один из крупных деятелей местной власти, на упомянутом уже нами процессе, отмечал, что «реализация золотого запаса производилась в целях помочь крестьянству необходимыми предметами обихода, с расчетом получить от нею кредитные знаки»?)

 

Судьба Владивостокского золота.

 

1 сентября 1920 года финансово-экономический Совет при Областном Нарревкоме постановил производить заготовку продовольствия и обмундирования за счет реализации хранящегося в Благовещенском Отделении Государственного банка владивостокского золотого запаса.

Это явилось оффициальным началом расходования владивостокского «неприкосновенного фонда». Менее чем в пол года громадное количество ценностей было «с'едено» Амуром.

Пользуясь оффициальными источниками, мы ознакомим с этим, по истине, вопиющим делом.

Обследование порядка реализации в Благовещенске золота было предпринято Правительством ДВР уже в 1921 году.

«Произведенная в мае ревизия финансовых органов — фин-экосовета и его отделов установила некоторые «странности» реализации золотого запаса на сумму до 20 милл. золотых рублей, а равно и «особенности» ведения заготовок».3) В результате ревизии весь состав Амурского Областного Финансово-экономического Совета был предан суду.

Оффициоз правительства ДВР «Дальне-Восточный Телеграф» дает следующее резюме обвинительного акта в той его части, которая имеет отношение к интересующему нас вопросу

1) Газ. «Дальне-Восточный Телеграф» № 299, от 8 августа 1922 года, г. Чита.

2)             Газ. «Д.-В. Телеграф» № 300 от 9 августа 20 г. Показ, свидет. Боровинского.

3)             Газ. «Наш Голос» «№ 22, от 23-го февраля 1922 г. г. Чита.

 

230

о судьбе вывезенного из Приморья золота: «Заключение по обвинению обнимает об'емистую тетрадь в 18 листов с двумя приложениями, сводится оно к следующему: на заседании финэко-совета 1-го сентября 20 г. было принято предложение председателя Зельника, согласно коего Финэкосовет взял на себя ответственность за выполнение программы по снабжению армии продовольствием и зимним обмундированием, расходуя на этот предмет китайские даяны, вырученные от реализации золотых запасов, хранящихся в Благовещенском Отделении Госбанка.

То тяжелое финансовое положение, которое переживает Амурская обл. в настоящее время, может об'ясняться неумелым и неудачным использованием имевшихся наличных ценностей, доведенных до полного истощения. Случайно попавшие во главу финансового управления лица, не обладающие ни достаточным запасом финансовых знаний, ни опытом, широко воспользовались предоставленными им правами, не сдерживаемые совершенно указаниями контроля и высшей власти в области, производили расходы без соблюдения надлежащей экономии, благо под руками имелся такой громадный источник: по данным ревизии установлено, что в 1920 г. реализовано, выдано в уплату и вообще выведено в расход до 1500 пудов золота, — в переводе на иностранную валюту — в сумме до 16 милл. китайских долларов.

По делу реализации золотых запасов установлено следующее. Реализация золотых запасов носила характер частных сделок, без составления договоров и зачастую единолично ком-фином. Никаких бухгалтерских книг не велось и денежные операции с миллиардными цифрами велись «на память»; все счетоводство и отчетность находились в хаотическом состоянии. Золото хранилось и перевозилось в ящиках без надлежащих надписей о количестве, без опробирования и пр. При реализации золотых запасов комфин Курочкин допускал невыгодные сделки для казны в пользу китайских банков. Для скрытия своих действий старался производить реализацию вне наблюдения госконтроля, допускал преступные злоупотребления и бездеятельность по службе. Неоднократно реализация золота носила совершенно спекулятивный характер с корыстными целями».1)

Один из свидетелей отмечал запущенность и запутанность счетоводства. При заключении договоров нельзя было соблюдать всех формальностей, благодаря условиям времени. Закупка хлеба на заграничном рынке обесценила русский рубль, вызвала недовольство крестьян, предлагавших хлеб по более низкой цене, и принесла большие убытки казне. Защита под-

1) «Дальне-Восточный Телеграф» № 161, 18 февраля 1922 года.

 

— 231 —

черкивает, что закон запрещал хождение валюты на русском рынке.1)

В изложении оффициоза существо речи обвинителя сводилось к следующему: «Амур получил в наследство 2.200 пудов золота, сумму, которая никогда не была в распоряжении нашего правительства. На Амуре удалось заготовить 2.700.000 пудов зерна.

Разве можно это назвать тяжелыми объективными условиями. В объективные условия попало странное творчество Зельника: из целого ряда организаций был создан буквально винегрет, который получил название Финэксовета. Такая нелепая организация и могла только дать такие результаты: из 2200 пудов золота осталось только 49 фунтов.

Гербовый сбор и промысловый налог, почему то, не взимались с китайцев. Этих налогов хватило бы на содержание армии на несколько месяцев.

Основой финансовой политики является хранение золота и лишь в единственной в мире области — Амурской — золото это тратилось так, что все уплыло за границу.

Хлеб можно было бы купить на внутреннем рынке, но это было полезно потребителю, а не Финэксовету.

Ревком издал постановление о том, чтобы на русской территории не ходило бы золото».2)

Для полноты картины суда приведем речи защиты и приговор суда.

Первый защитник в оправдание подзащитных заявил, что «революцию нельзя делать в перчатках, революция не только созидание, но и разрушение, нельзя же судить всех разрушавших. Подсудимые ошибались, но они не виноваты, их хотели сделать виноватыми, забрасывающие их грязью, филистеры и мещане, ждущие пока коммунисты разобьют себе голову».

Другой защитник — Бобров — говорил: «В Совроссии мы переплачивали 300-400% за тухлую рыбу и гнилую муку и кормили ими рабочих, брали детские лопатки вместо заказанных лопат — так как это нужно было с точки зрения политической. Жертвы экономической выгоды должны приноситься политической цели. И надо определенно вскрыть, что в 20 году — несмотря на все томские соглашения — был у нас определенный лозунг: 100°/о демократических вывесок мещанам и 100% советизации». Считая, что дело попало в суд вследствие дани мещанству, защитник полагает, что «подсудимые должны быть оправданы, их осуждения ждет улюлюкающая толпа и вы должны оправдать».3)

1) Газ. «Дело» 28, от 25 февраля 22 г. г. Чита.

2)             Газ. «Дальне-Восточный Телеграф» № 167, от 26 февраля 1922 г., г. Чита.

3)             Газ. «Труд» № 23, от 1-го марта 22 года г. Чита.

 

232

16-го марта 1922 года в Высшем Кассационном Суде Д.В.Р. началось слушанием второе дело из той же серии амурских разоблачений. Судился б. амурский комиссар финансов и управляющий финансовым отделом — С. Курочкин.

По обвинительному акту, обвинения в общем и целом сводятся к следующим пунктам: во 1) что Курочкин, сдавая в Китайский Государственный Банк в Сахаляне первую партию золота в количестве 173п. 23 ф. 70 зол. 38 долей, получил таковую из Народного Банка и сдал в Китбанк без предварительного опробования такового в Благовещенской золотоплавочной лаборатории, 2) в бесплатной уступке в пользу Китбанка 94 п. 11 ф. 34 зол. 81 доли чистого серебра; 3) в убыточной для казны реализации золота по 2 даяна 40 цент за золотник, тогда как была предложена цена на 20 цент выше; 4) при реализации золота допустил, чтобы реализованная валюта осталась в руках Китбанка, а не была перевезена в Народный Банк, чем способствовал возможности для Китбанка при 2-3 миллионах его наличного капитала скупить золота на 16 милл. даян; 5) в недопущении госконтроля к реализации золота; 6) в выдаче валюты по чекам в сумме до 16 миллионов даян без регистрации таковых в лицевых счетах подотчетных лиц и учреждений; бухгалтерия велась из рук вон плохо; 7) неоднократно реализация велась чисто спекулятивным образом; 8) в займах в Китбанке без надлежащих постановлений; 9) в допущении обмена девальвированных „сибирок» на знаки Д.В.Р.

Дело Курочкина было направлено к доследованию и вновь слушалось в августе новым составом Высшего Кассационного Суда в Чите.

Обвинительный акт аналогичен с заслушанным в мартовском заседании суда. В своих показаниях суду подсудимый все неправильности реализации золота в 1920 году об'ясняет спешкой, требованиями политического момента и вражеского окружения, когда вплотную стояла необходимость одеть всех партизан, только во имя сохранения фронта — он решился попуститься многими формальностями.

Из-за спешки все продаваемое золото пришлось опробовать наихудшим способом с помощью кислот.1) Кроме того, по словам подсудимого — Амурская область и в частности г. Благовещенск постоянно находились под угрозой наступления японцев и набега белогвардейцев. Китайские власти считали власть ревкома временной, а потому не отличались особой отзывчивостью к представителям ревкома.2)

«Я продал золото—заявляет подсудимый—по 2 рубля 40 к. за золотник, но ведь не было никаких гарантий, что золото

1) «Дальневосточный Путь» № 204, от 6-го августа 1922 г. г, Чита.

2) «Дальне-Восточный Телеграф» № 298, от7-го августа 1922 г. г. Чита.

 

233

позже станет дороже, наоборот следовало предвидеть дальнейшее понижение, принимая во внимание читинскую пробку и хабаровский фронт 1920 г. Приходилось считаться, что вот-вот, не сегодня — завтра Благовещенск придется очищать. Правда, потом счастье улыбнулось — Хабаровский фронт рассосался и читинская пробка вылетела, а золото стало дорожать, но кто же мог это предвидеть.

Мне давалось задание: продать, а другим на эти деньги одеть и натрмитъ население и армию и мы свое дело делали».1)

Один из свидетелей — г. Ведмедь, состоявший сотрудником ревизионной комиссии, утверждает, что нельзя назвать нормальной не только низкую цену золота, но и предпринятую девальвацию 285 тысяч долларов.2)

Свидетель — Боровинский утверждает, что на реализацию золотого запаса Еурочкин получал директивы. Реализация производилась в целях помочь крестьянству необходимыми предметами обихода с расчетом получить от него кредитные знаки.3)

В своей речи обвинитель подчеркнул, что приморцами на Амур возлагались большие надежды, десятки отрядов приходили на Амур голодные и холодные, но им ничего не выдавалось. Из этого можно судить, что реализация не достигала своего прямого назначения.

Защитник, прося об оправдании своего подзащитного повторил его же аргументы об «обстоятельствах времени», кроме того, он обращал внимание суда на неподготовленность Курочкина к столь серьезному делу, как реализация золотого запаса. Подсудимый в своем последнем слове, отрицая свою вину, подчеркнул, что речь обвинителя он считает «митингованием». По его мнению прежде всего суду следует установить — «была ли Амурская область в тот момент в опасности и, исходя из этой оценки, расценивать его действия».

Постановлением Высшего Кассационного Суда Курочкин был приговорен к 6 годам общественно-принудительных работ с зачетом предварительного заключения.4)

 

Золотое обращение в области.

 

В период обращения бумажных денежных знаков, начиная с 1917 года и до установления в Дальне-Восточной Республике золотой валюты, звонкой русской монеты в Амурской области в обращении не было. Не было ее и тогда, когда в течение второй половины 1920 года сотни пудов русского золота в монете и слитках ликвидировалися русской властью.

1                     «Дальневосточный Путь» № 205 от 8-го августа 1922 года.

2                     «Дальне-Восточный Телеграф» № 299 от 8-го августа 1922 г.

3                     «Дальне-Восточный Телеграф» № 300 от 9-го августа 1922 г.

4                     «Дальне-Восточный Телеграф» № 301 от 10-го августа 1922 г., «ДВ. Путь» №№ 207 и 208 от 10 и 11 августа 1922 года.

 

234

В области обращался лишь китайский доллар - «даян». Расценивался он по отношению к рублю в разное время — различно.

Колебания в цене имели место от 3-х до 5,5 даян за золотую монету в 5 рублей или за один золотник чистого золота (1000 проб.), золото в сыром виде (шлиховое) расценивалось на золотой рубль обычно в прямой зависимости от соотношения золотого рубля и даяна.

Расценка золота на бумажные денежные знаки соответствовала курсу их на даян. Так например с 15 июня 1920 г. цена золоти, золота установлена была в 5000 рублей сибзнаками.

Не только цена золота, но и всех продуктов потребления, сельского хозяйства и промысла — благодаря близости границы устанавливалась и все время видоизменялась в зависимости от курса кредитных знаков на даян.

Войдя как составная часть в Дальне-Восточную Республику, Амурская область с конца 1920 года перестает творить свои, независимые формы денежного обращения и последнее нивеллируется в соответствии с обще-государственными предначертаниями.

С мая 1921 года Благовещенское Отделение Государственного Банка перешло на золотую валюту, хотя номинально сохранен был прием в разные платежи и буферок из расчета 1 коп. золотом за 1000 рублей буферными.

Фактически, буферные исчезли с денежного рынка много раньше.

 

Лаж.                       

 

Различные денежные знаки, обращавшиеся за период с 1917 года на местном рынке, не разнились между собой в расценке при одновременном хождении в области.

Лишь «романовские» кредитные билеты, крупные «керенские» и отчасти 4% билеты Государственного Казначейства (серии) расценивались дороже других денежных знаков.

В периоды наиболее сильного падения стоимости суррогатов, например, при расценке даяна в 100.000 рублей, стоимость романовских в несколько сот раз превышала стоимость суррогатов.

«Керенские» и «серии» расценивались обычно в два или три раза дешевле романовских.

 

Общие выводы  по Амурской области за 1917—-1923 г. г.

 

Как мы сказали уже в начале главы — Амурская область явилась наиболее колоритной по количеству предпринимавшихся мероприятий по урегулированию денежного кризиса и разнообразию изыскивавшихся и осуществлявшихся мер.

 

— 235 —

Государство в лице Государственного Банка, административных учреждений, земского и городского самоуправления, кооперативы, железная дорога, частные фирмы—все без устали наводняли область денежными знаками своих эмиссий. Но и этого оказалось недостаточно и параллельно с бумажными денежными знаками область приступила к расходованию металлического обще-государственного фонда.

В результате денежная емкость одной Амурской области превысила емкость всех остальных областей Дальнего Востока.

Помимо импортированных из Омска и Владивостока дензнаков, область на протяжении 1917—1920 г. г. выпустила в обращение значительное количество знаков своего изделия и кроме того поглотила «в натуре» ценности в золоте, серебре и платине.

К 1921—22 г. г. Амурская область, как и все остальные районы Д. Восточной окраины, оказалась лишь с той наличностью, которой смогла подкрепить Чита. Рессурсы Читы были не велиш, следовательно не велико было и подкрепление. Заключалось оно, главным образом, в банковой и биллонной серебряной монете и в незначительном количестве золотой монеты.

Последняя к средине 1923 г. почти совершенно исчезла из оборота. Золотое исчисление осталось лишь номинально, фактически в обороте было серебро по курсу, установленному упол-наркомфином на Д. Востоке.

Еще в конце 1921 г. распоряжением Минист. Финанс. ДВР. Благовещенскому Отд-нию Госбанка предложено было, прекратив на несколько дней операции с серебряной монетой, произвести точный подсчет наличности ее и в последующем производить обороты с ней в золотом исчислении.

Курс был установлен следующий: 1 зол. рубль=1 р. 18 к. банков. серебр.=3 р. разм. сер. в покупке и 3 р. 10 к. — в продаже; 1 р. банк. сереб.=8Ъ к. зол.=2 р. 55 к. разм. серебр.; 1000 р. буферными —1 к. зол.— 3 к. раз. серебр.1). Курс на буферные был лишь номинальным, т. к. еще со средины 21 г. они перестали интересовать рынок.

Курс на серебро впоследствии претерпевал некот. изменения, так напр., он был изменен постановлением Минфин. ДВР. от 5-го октября 1922 г. и постан. Дальревкома за № 395 от 6 июля 23 г. Последнее постановление установило курс — 1 банк, руб.=90 коп. зол.=2 р. 35 к. размен, серебр.

Примерно по этому курсу и расценивалась серебр. монета впредь до законодательных постановлений 1924 г.

Сделки на инвалюту, главным образом, на китайские доллара, необходимые при торговых сделках с находящимся на про-

1) См. телегр. Упр. Гос. Банка яз Читы, Л» 557, от 21 декабря 21 г.

 

236

тивоположном берегу Амура—Сахалином, — регламентировалися общими узаконениями по этому вопросу, установленными в СССР с коррективами, допущенными для Д. В. О.

В 1923 г. в область понемногу стал проникать новый банкнот СССР — червонец.

Денежное обращение в области выравнилось по обще-дальневосточному и мы вернемся еще к нему, когда перейдем к характеристике денежного рынка Д.В.О. в 1923—24 г. г.

 

 

 

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России