на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

   Оглавление

 А. И. Погребецкий.

 

Денежное обращение и денежные знаки Дальнего Востока за период войны и революции (1914-1924)

  ГЛАВА V. г. Хабаровск и его район.

 

Общие замечания. В административном отношении Хабаровск на протяжении всего периода революции занимал весьма неопределенное положение. Являясь административным центром Приморской области, Хабаровск фактически уступил свое былое значение Владивостоку еще в годы войны. Еще тогда возникал вопрос о перенесении резиденции генерал-губернаторства во Владивосток.

После февральской революции, сменивший генерал-губернатора, Комиссар Вр. Всероссийского Правительства А. В. Русанов сохраняет прежнюю резиденцию — Хабаровск.

Октябрьский переворот в центре докатился до окраины лишь к декабрю. Созванный в г. Хабаровске комиссаром Вр. Всероссийского П-ва с'езд представителей городских и земских самоуправлений учреждает 11-го декабря 1917 г. «Земское Бюро», к которому и переходят права и функции комиссара.

12-го января 1918 года, перенесшее свою резиденцию в Благовещенск, «Земское Бюро» ликвидируется новым Земским Краевым С'ездом.

В феврале 1918 года в Хабаровске устанавливается советская власть во главе с А. М. Краснощековым, то же происходит в Благовещенске и несколько позже во Владивостоке. Хабаровск становится резиденцией «Дальне-Восточного Совета Народных Комиссаров».

Функции административного центра Хабаровск продолжает относить почти в течение полугода до 6-го сентября 1918 года, когда вновь произошел противосоветский переворот. Но еще ранее — 29-го июня — земство вернуло себе власть во Владивостоке, это фактически расчленило Приморскую область и создало в ней два центра — Владивосток и Хабаровск.

1) См. «Руста». Владивосток, 6 августа 1920 года.

 

— 174 —

С конца 1918 года по 13-ое февраля 1920 года Хабаровск вновь об'единяется с Владивостоком в единую область, но с административным центром уже во Владивостоке. За этот период местная власть составляет одно из звеньев омской государственности.

С падением Омского Правительства, через пару недель после Владивостокского переворота — 13-го февраля «вся полнота власти» в Хабаровске принята была на себя Городским и Земским самоуправлением; за неделю до этого — 6-го февраля— власть в Благовещенске от коалиционного совета перешла к Совету Солдатских, Рабочих и Крестьянских Депутатов в лице местного исполкома. Движение благовещенцев на Восток привело к новым изменениям в Хабаровске.

Власть здесь 16-го февраля 1920 года перешла к Революционному Штабу земских войск.

4-5 апреля произошли известные события во Владивостоке, почти одновременно—7-го апреля — произошло выступление японцев в Хабаровске. После этого «всю полноту власти» снова приняло Городское Самоуправление, но только в июле удалось достичь признания Хабаровском власти владивостокского Вр. Правительства Дальнего Востока — Приморской Земской Управы.

Но начавшаяся еще в первый период революции борьба Амура и Приморья за Хабаровск продолжалась и после этого.

После происшедшей в августе 1920 года попытки старого состава (Омского периода), так называемой, Лихойдовской городской думы в Хабаровске провозгласить «самостоятельность» и обратиться за помощью и протекторатом к Японии, вновь устанавливается власть Вр. Правительства — Приморской Областной Земской Управы, но фактически хозяевами положения оказываются амурские воинские части; и под влиянием нового нажима Амура — 29-го октября 20 г. Хабаровск об'являет образование новой приамурской области и присоединяется в административном отношении к территории Амурского Правительства. Вновь между Благовещенском и Владивостоком возникает борьба за Хабаровск,— на этот раз дипломатическая,— и формально он остается как бы за Владивостоком. До с декларацией 2-го ноября 1920 года о сконструировании в Чите Правительства Д. В. Р., Хабаровск фактически отходит к Чите, а формально, после сложения 12-го декабря 20 г. Временным Правительством во Владивостоке своих полномочий в пользу Д. В. Р.,— перестает существовать хабаровский вопрос.

В 1921 году Хабаровск живет относительно спокойно, являясь уже признанным центром вновь образованной Приамурской области.

 

-175

 

Предпринятое зимой 1921 года Вр. Приамурским Правительством, возглавляемым С. Меркуловым, наступление в пределы вышеназванной области повело к временному захвату владивостокскими войсками Хабаровска.

Но той же зимой, в начале 1922 года, Хабаровск вновь был занят войсками Д. В. Р. и с тех пор вновь продолжалось его областное бытие, как составной части Д. В. Р., впредь до об'единения последней с РСФСР.

Вначале Хабаровск являлся областным административным центром, а осенью 1923 г. предполагалось даже сделать его резиденцией Дальревкома—административного центра Дальне-Восточной окраины РСФСР.

Предположению этому, в то время, не суждено было осуществиться,—резиденцией Дальревкома по-прежнему осталась Чита, Приамурская же область была об'единена с Приморской — с административным центром в г. Владивостоке.

Последние годы войны так же, как и первый год революции, не создали в Хабаровске положения, выделявшего его из ряда пунктов Дальнего Востока.

Те же перебои в товарообороте, тот же недостаток денежных знаков, что и везде, то же постепенное выбрасывание на рынок денежных суррогатов... В 1917 году к имевшим хождение ,романовским и керенским прибавились, согласно распоряжений центрального правительства, % бумаги и купоны от них, наступавших сроков.

27-го декабря 1917 года декретом Центрального Советского Правительства ценные бумаги были аннулированы и сделки на них воспрещены, но декрет этот докатился до далекой восточной окраины лишь к февралю 1918 года, когда и был применен.

 

Гербовые марки Хабаровского Отделения Госбанка.

 

Оторванность района от центров, питавших денежными подкреплениями,  вынудила в 1918 г. руководителей местных финансов допустить местное своеобразие, несогласованное с мероприятиями центра.

В обращение, как денежные знаки, по номинальной стоимости были выпущены обще - российские  гербовые марки, наклеенные на толстую бумагу с наложенным на обороте их штемпелем Хабаровского  Отделения  Госбанка.  Марки эти были выпущены достоинством в 5,  10, 15, 20, 50 и 75 коп., в 1 руб.,  1 руб. 50 коп., 2 руб., 2 р. 50 к., 3 р. и 5 руб. Общая сумма выпуска—1.246.250 р.

 

176

На некоторых из них штемпель поставлен — красной, на некоторых — фиолетовой краской.

Чрезвычайно неудобные для счета, они исчезли из обращения, как только другие дензнаки были выпущены на рынок.

 

«Эмиссия» Иманского (Приамур.обл.)  Казначейства.     

 

Следуя  примеру Хабаровска, Иманское Казначейство прибегло к таковому же выпуску гербовых марок разных достоинств. Они также были наклеены на плотную бумагу и заштемпелеваны штемпелем «Иманское Казначейство».

Надпись эта была сделана овально: слово «Иманское» выгнуто вверху, — «Казначейство» внизу, выгнуто вниз.

 

Период Советской власти.

 

Пришедшая в Хабаровск, в феврале 1918 года на смену «Земского Бюро» Советская власть оказалась в положении еще худшем, нежели ее предшественники: — вынужденная осуществить декреты центрального советского правительства об из'ятии из денежного оборота почти всех категорий ценных бумаг, местная власть подрубила под собой последние элементы денежного обращения.

Пожар гражданской войны изолировал район Хабаровска то от Владивостока, то от Амурской области. Запас обращавшихся в крае обще-российских кредитных билетов не пополнялся, но в то же время покупательная сила их падала; так с довоенного курса иены в 97 коп. золотом, стоимость иены на Хабаровском рынке возросла в 1917 году до 3-х рублей на романовские, т. е., иначе сказать, стоимость жизни возросла в несколько раз по сравнению с довоенным и военным периодом; соотношение это находит подтверждение в следующей таблице цен по Хабаровску в «романовских» знаках:

 

 

За период нормальн.

За период 1917 г.

Увеличились

Хлеб печеный 1 фунт

. 5 коп.

25 коп.

в 5,0 раз

Мясо . . ,' . 1 

18 коп.

1 рубль

„ 5,5 раза

Молоко ... 1 бут.

10 коп.

25 коп.

„ 2,5 раза

Дрова .... 1 куб.

45 рублей

200 рублей

„ 4,4 раза

 

«177 —

 

Хабаровская эмиссия 1918 г. (краснощековские).

 

Ден. знак Дальсовнаркома. г. Хабаровск. 1918 г. {Натур, велич. 155 х 100 мм.).

 

(Оборотная сторона).

 

Полное исчезновение денежных знаков с рынка повело к выпуску денежных

знаков местного изготовления. В феврале 1918 года, вскоре же после начала своего функционирования «Дальне-Восточный Совет Народных Комиссаров» постановил выпустить в обращение свои денежные знаки достоинством в 10, 25 и 50 рублей. Знаки эти впоследствии получили в народе наименование «краснощеиювских» — по имени, помещенной на лицевой стороне их подписи Председателя Дальсовпаркома — Краснощекова. Кроме этой подписи па этих знаках имеются подписи «Ком-фина» — Г. Колмановича и «Управляющего Государственного Банка» — Фугалевича. Знаки печатались в Хабаровске, техника выпуска была поручена местному Отделению Государственного Банка. На лицевой стороне, помимо подписей, титула — «Дальне -Восточный Совет Народных Комиссаров» и указания цифрами и прописью достоинства знака (десять, двадцать пять или пятьдесят рублей)—напечатано: «подделка преследуется законом» и в виньетке «Дальний Восток» помещено изображение окутанного облаками земного полушария.

Колер, знака розовато-коричневый. Оборотная сторона — желтовато-зеленая. Под надписью — «обязателен к обращению в пределах Дальнего Востока» в виньетке помещены буквы— «Р.Ф.С.Р.»

Кроме того, на фоне—виднеющихся вдали труб фабрик, реки с пароходами, деревень с засеянными полями и идущего

 

178

 

поезда — высятся две фигуры: с одной стороны — рабочий с молотом в руке, с другой — крестьянин в руке с косою. Эта картина дала знакам другое, еще более привившееся к ним, название «косари», под которым они и известны по всему Дальнему Востоку.1)

Хотя районом хождения выпущенных денежных знаков и объявлена была вся советская, подчиненная дальсовнаркому область, но фактически район обращения был ограничен территорией, прилежащей к Хабаровску, так как Благовещенск, еще в 1917 году успел выпустить свои денежные знаки и продолжал в 1918 г. этот выпуск, а Сахалинская область, вскоре, выпустила свои знаки. Правда, некоторое время «краснощековки» со штемпелем Ник. и/Амуре Отдел. Государственного Банка появлялись в Николаевском па Амуре районе, но сколько-нибудь значительного обращения там не получили.

Выпуски «косарей» продолжались в течение всего периода существования Дальсовнаркома, т.е. по 6-ое сентября 1918 г.

Падение стоимости денег продолжалось по мере выпуска их; так сравнительная таблица цен 1917 года (на романовские) и 1918 года (на керенские и «косари») дает следующую картину:

 

 

 

1917 год.

1918 год.

Хлеб печеный 1 фунт.

25 коп.

60 коп.

Мясо  .... 1 фунт.

1 рубль

3 рубля

Молоко  ... 1 бут.

25 коп.

1 рубль

Дрова .... 1 куб..

200 рублей

500 рублей

Курс иены достиг в 1918 году 5-и рублей.

Общая сумма, выпущенных в Хабаровске Дальсовнаркомом денежных знаков достигла — 11.396 575 рублей, т. е. по приблизительному курсу па золотой рубль составила около 2 миллионов золотых рублей, поглощенных районом Хабаровска за период, приблизительно, шести месяцев, т. е. около 850 тысяч золотых рублей в месяц.

Как указали мы, знаки эти были выпущены достоинством в 10, 25 и 50 руб., из общего количества 535.299 экземпляров этих знаков па сумму в 11.396.575 было выпущено:

1) Цитированный уже нами A.M. Браиловский, в своем «Каталоге», изданном в Тифлисе, сообщает о выпуске «Командующим красными войсками Совета Народных Комиссаров Д. Востока» Краснощековым своих денег «в 1, 5, 10, 25 и 50 р.» На самом деле денег в 1 и 5 руб. выпущено и даже предположено к выпуску не было. Кроме того, А. М. Краснощеков никогда командующим войсками не был, состоя в 1918 г. лишь председателем Дальсовнаркома.

 

-179 —

в 10 рублей-307.560 шт. на сумму 3 075.600 рублей

в 25       —122 639 „             3 065 975

в 50       —105.101     „'  . я - 5.255 000     ч

 

Акцептованные Хабаровским Отдел. Гос. Банка чеки вкладчиков.

 

Помимо выпуска своих денежных знаков, Дальсовнарком, в поисках срочного разрешения денежного кризиса,27-го июля 1918 г. постановил выпустить в обращение, акцептованные Отделением Банка, чеки по текущим счетам восемнадцати местных учреждений, предварительно заполнив эти чеки указанием о сумме их.1)

Так как главною целью выпуска являлось смягчение разменного кризиса, чеки были выпущены достоинством в: 5, 10, 15, 20, 25, 40, 50, 55, 60, 70, 75, 80, 100 рублей.

Отдельные чеки имелись еще в 125, 140, 200, 250 рублей, по одному чеку было акцептовано на сумму: 384 руб. 40 коп., 3000 рублей.

Акцептовались чеки следующих 18-ти учреждений: Управления по постройке Вост. Амурской ж. д., Контроля по постройке этой дороги, Амурской Контрольной Палаты, Ам. Об-ва Пароходства и Торговли, Хабаровского Окр. Арсенала, Хабар. Уездн. Земск. Упр., Хабаровского Город. Обществ. Упр., Окружн. Интенд. Управления, Ам. речной Флотилии, Хабар. Почтово-Телегр. Конторы. Окружн. Артилл. Управления, Хаб. Местн. Лазарета, Первой Хабар. Женской Гимназии, Хабар. Гимн. Военного Ведомства, Хабар. Реального Училища, Управл. Приам. П-тел. Ведомства, Лагеря Военнопленных Хабар. Гарнизона, Товарищества Сергиевского Винокур, завода.

Впоследствии чеки эти сами собой исчезли с рынка.

 

Период Омской государственности.

 

В сентябре власть Вр. Сибирского Правительства сменила в Хабаровске власть Дальсовнаркома.

К этому времени денежный оборот был насыщен исключительно денежными знаками местного советского выпуска.

Валюты в крае не имелось, а оставшееся к началу 1918 года незначительное количество романовских и керенских ушла из края, стекаясь к Владивостоку и Харбину, где на них устанавливался все больший и больший лаж.

Правда, с уходом советской власти на рынке появились подлежавшие из'ятию и аннулированию процентные бумаги, но одни они, конечно, не могли заменить собою в денежном обороте области «краснощековки».

1) См. Протокол заседания Д. Восточного Совета Народных Комиссаров № 218 от 27 июля 1918 г.; приказ о том же Д. В. С. Н. К. за № 162.

 

180-

Временное Сибирское, а потом и Вр. Российское Правительство адмирала Колчака, приступив к выпуску своих краткосрочных обязательств, не могли удовлетворить ими потребности района Западной Сибири. Понимая это, Омское Правительство одновременно с выпуском своих «обязательств» издало постановление от 26-го сентября 1918 года «о хождении наравне с денежными знаками 5% краткосрочных обязательств и 4% серий Государственного Казначейства и некоторых облигаций 5% займа Свободы, а равно купонов всех государственных °/о бумаг, срочных до 1 октября 1918 года включительно».1)

Постановлением Совета Министров от 10-го декабря того же 18 года право свободного обращения было распространено и на купоны наступавших сроков.

Но все эти постановления не разрешали вопроса для периода, последовавшего за противосоветским переворотом на Дальнем Востоке.

Как мы уже отметили, ценные бумаги и купоны от них, появившиеся на рынке, составляла незначительный денежный фонд.

По сведениям Омского Министерства Финансов всего в Приморской и Сахалинской областях, т. е. в районе, охватившем: Владивосток, Хабаровск, Николаевск на Амуре, Петропавловск, процентных бумаг, находившихся в обращении наравне с кредитными билетами, имелось:

Облигаций военных займов па сумму                583 050 руб.

    займа Свободы с тек. купонами на сумму 1.606.450  

Всего на сумму 2.189.500 руб.2)

 

Заштемпелевание «Краснощековских».

 

Омское Министерство Финансов имело тенденцию своими обязательствами унифицировать денежные знаки — денежные суррогаты, но, как писал оффициоз Министерства,— «мероприятия Вр. Сибирского Правительства в этом отношении находили некоторое внутреннее сопротивление. Денежный кризис приобретал характер общего явления. Последнее вызвало постановление Административного Совета Вр. Сибирского Правительства, а также Совета Министров, которые допускали к временному хождению известные купюры местных денежных знаков, под непременным условием их заштемпелевания до фиксированного законом срока и обмена. Закон прикреплял известные денежные знаки к определенной территории».2)

Соответствующее постановление Административного Совета Временного Сибирского Правительства в отношении денеж-

1) «Собрание Узаконений и Распоряжений Вр. Сиб. Пр-ва» от 12-го октября 1918 года за 14, отд. I.

2) «Вестник Финансов, Промышленности и Торговли» г. Омск, 1919 г. № 7.

 

—181 —

ных знаков, выпущенных советской властью в Хабаровске, Чите и в Амурской области было издано 17-го октября 1918 года.

Постановление это прикрепляло «Краснощековские» денежные знаки к району Хабаровска, а Амурские — «Мухинские» и «Алексеевские» к Благовещенску. Для заштемпелевапия назначался срок до 1-го декабря 1918 года, Впредь до этого срока Сибирское Пр-во, не видя иного выхода, вынуждено было допустить к временному свободному обращению, без всякой предварительной регистрации, так называемые, советские денежные знаки.

В соответствии с этим постановлением Местным Отделением Государственного Банка была об'явлена обязательная до 1-го декабря регистрация, а позже в Хабаровских газетах было помещено об'явление:

«Хабаровское Отделение Государственного Банка

—об'являет, что—

штемпелевание Краснощековских денежных знаков 10 и 25 руб. достоинства продлено до 15-го декабря сего года включительно».

Отсрочка эта была вызвана чисто техническими причинами — отделение не смогло справиться к сроку с заштемпелеванием пред'являвшихся знаков.

Но и назначенный срок оказался недостаточным. Удаленные от казначейств районы не смогли к сроку представить имевшиеся у населения денежные знаки советского выпуска и протестовали против недостаточности предоставленного срока. Правительство вынуждено было пойти навстречу населению, тем более, что к назначенному сроку оно само не готово было к предоставлению окраинам денежн. подкреплений взамен подлежавших из'ятию знаков. После некоторых колебаний Совет Министров Вр. Российского Правительства 25-го февраля 1919 года постановил «предоставить Министру Финансов право продлить до 1-го апреля 1919 года истекший 1-го декабря 1918 года срок заштемпелевания учреждениями Государственного Банка советских денежных знаков, выпущенных в Хабаровске, Чите и в Амурской области».1)

Но и это, как увидим ниже, было не последнее послабление в отношении денежных знаков советского выпуска.

За весь период об'явленной обязательной регистрации было пред'явлено и заштемпелевано «краснощековских» дензнаков:

10 руб. 284491 экз. на сумму 2.844.910 руб.

25   руб.   109937   «    <     с    2.748425   «

50   «   101471   с    с     «    5.073.550   «

Итого   495899 экз. на сумму 10 666 885 руб., т. е. примерно 93% общего количества выпуска.

1) Собр. Узак. и Расп. Пр-ва, Омск. 15 мая 19 г. № 5, отдел I. ст. 52.

 

182

Одновременно с заштемпелеванием «Краснощековских» в Хабаровске была об'явлена обязательная сдача в Отделение Государственного Банка ранее заштемпелеванных в Отделении денежных знаков Благовещенского выпуска. Об этом состоялось постановление Междуведомственного Совещания1) и было опубликовано следующее объявление:

«Настоящим доводится до сведения учреждений, торговых фирм и населения города Хабаровска и Хабаровского района, что амурские боны в 1, 3, 5, 15 и 100 руб., заштемпелеванные Хабаровским Отделением Государственного Банка, Сберегательной Кассой и земскими учреждениями Хабаровского района Приморской области, должны быть в течение двухнедельного срока (до 22 сего декабря включительно) сданы в Хабаровское Отделение Государственного Банка на текущий счет или во все сберегательные кассы Хабаровского района с тем, что оплата их будет произведена по получении банком подкрепления. Амурские боны, не штемпелеванные или со штемпелями каких-либо других учреждений, за исключением вышеуказанных, принимаются под особые расписки для отсылки на предмет обмена.

(Подлинное подписали) Председатель Окружного Междуведомственного Совещания —Н. Бурдуков. Хабар. Городской Голова — Збайков. Председат. Хабар. Уезд. Земской Управы — Долежал. Управляющий Хабар. Отд. Госбанка Фугалевич. Хабаровский Уездный Комиссар — А. Фыгин».2)

 

Обмен денежных знаков советского выпуска

 

К обмену советских денежных знаков Омское правительство готовилось чрезвычайно медленно. Еще в марте 1919 года

Харбинским Биржевым Комитетом и помощником Верховного уполномоченного Пр-ва была получена из Омска от Министра Финансов телеграмма: «изготовление денежных знаков в настоящее время дозволяет пойти навстречу пожеланиям краевого с'езда о необходимости обмена суррогатов бумажных денег на Дальнем Востоке»3). Несмотря на эту готовность лишь в июле 1920 года состоялось постановление Совета Министров о том, что «свободное хождение в качестве денежных знаков, заштемпелеванных учреждениями банка до 1-го апреля 1919 года Хабаровских, Читинских и Амурских советских бон оканчивается 31-го июля и не заштемпелеванные до 1-го апреля теряют силу».*)

Комментируя эту новую отсрочку, один из Омских правительственных оффициозов, не желая сознаваться в отсутствии возможности быстрой унификации денежного обращения, утвер-

1)            См. прот. Междуведомств. Совещ. № 20 отъ 3/ХП 1918 г.

2)             «Приморские областные известия» 8 декабря 1918 г. Хабаровск.

3)             «Вестник Маньчжурии» от 12-го марта 1919 года г. Харбин.

4)             «Правительственный Вестник» от 5-го июля 1919 года г. Омск.

 

—183 -

ждал, что пр-во, «не желая ставить в тяжелое положение население, солдат и офицеров, вынужденных принимать советские деньги, как во время большевизма, так и после него, установило срок приема денег до 31-го июля 1919 г. За этот срок все имеющие на руках советские деньги, конечно, уснеют обменять их на деньги Российского Пр-ва».1)

К указанному сроку было пред'явлено к обмену и по паритету обменено и из'ято из обращения, т. н. краснощековских дензнаков на сумму — 10 515,655 руб., т. е. 92,2% общей суммы Хабаровской эмиссии. Осталось не обмененными, застряв на руках у населения или будучи уничтоженными, этих знаков лишь на сумму— 881.090 руб., т. е. 7,8% всей эмиссии.

Общая сумма заштемпелеванных амурских городских и др. бон достигла — 5.225 000 рублей.

После произведенного обмена в обороте, до осуществления закона 1920 г. о девальвации, оставались исключительно «сибирские> дензнаки и те новые местные суррогаты, которыми пришлось «корректировать» ошибки предшествовавших мероприятий.

 

Акцептованные чеки Хабаровского Отделения Государственного Банка.

 

Недостаток денежных знаков и недостаточность имевшихся «красиощековских» купюр, слишком незначительных при продолжавшемся падении курса их, привели к выпуску Хабаровским Отделением Государственного Банка акцептованных чеков сторублевого достоинства, имевших хождение наравне с денежными знаками.

Выпущено их было на сумму — 2.359.400 рублей и впоследствии они постепенно ушли с рынка, обмениваясь по паритету на другие денежные знаки.

 

Контрольные марки Хабаровской Почтовой Конторы.

 

Вслед за из'ятием денежных знаков прошлых местных выпусков, вследствие прекратившаяся подкрепления из Омска, вновь стал наблюдаться денежный кризис и в борьбе с ним местной инициативе не оставалось ничего другого, как вновь приступить к выпуску денежных суррогатов. В качестве таковых на этот раз, по постановлению Междуведомственного Совещания2), были использованы контрольные марки, заштемпелеванные Хабаровской Почтовой Конторой. Их было выпущено в течение октября 1919 г. на сумму 1.230.000 рублей. Марки эти были достоинством в 1, 2, 3, 5,10, 25 и 100 рублей. Впоследствии они, без каких-либо особых постановлений об этом, сами собой прекратили хождение и исчезли из оборота.

1) «Бюллетень» № 8 Освед. Отд. Верх. Главнокомандующего г. Омск. 28 июля 1919 г.

2) См. постановление «Междуведомственного Совещания» от 19 октября 1919 года, № 18.

 

Квитанции минснабпрода; кооперативные и частные боны

 

В том же 1919 году недостаток денежных знаков мелких купюр вызвал выпуск,   разного рода бон, квитанций, авансовых карточек. В районе Хабаровска имели обращение наравне с денежными знаками, упоминавшиеся нами в главе посвященной Приморью, ордера казенных сельско-хозяйственных складов, предназначенные для Приморской, Амурской и Сахалинской областей, достоинством в 1, 3, 5, 10, 20, 40 и 100 рублей.

Местным «Уполномоченным Министерства Снабжения и Продовольствия по Хабаровскому району», — в целях предоставления возможности при фактическом отсутствии на рынке мелких купюр, закупать в розницу продукты, — в 1919 году были выпущены свои «Временные квитанции на получение продуктов» достоинством в 1, 3, 5 и 10 рублей, на срок до первого мая 1920 года.

Квитанция Уподном. Минист Снабж. и Продет, по Хабаровск, району. 1919 г. (Натуральн. велич. 112 х 79 мм.).

 

Хабаровский Кооперативный Банк, совместно с Амурским Областным Кредитным Союзом в Благовещенске, выпустил боны достоинством в 1, 3, 5 и 10 руб. «Т/Д. Кунст и Альберст», как и во Владивостоке выпустил в Хабаровске свои «обязательства» в 50 коп. и 1 рубль.

 

Керенки и 4 1/2% облигации.

 

Как и на протяжении всей Сибири и Дальнего Востока в районе Хабаровска, в течение апреля и мая 1919 года было осуществлено постановление Омского Правительства от 15 апреля 1919 года об изъятии из обращения «Керенок», а в конце года появились в обращении, присланные из Владивостока, выпущенные на основании постановления Совета Министров (Вр. Российского Правительства) — облигации первых трех разрядов Государственного Внутреннего 4 ½% выигрышного займа и купоны к ним. Эти облигации и купоны принимались на рынке гораздо охотнее, нежели «Сибзнаки».

1920 год.

 

13-го февраля власть переходит к земству, 16-го — к Ревштабу, 7-го апреля, — в результате японского выступления,— власть вновь была возвращена городскому самоуправлению и в июле была установлена связь — подчиненность Владивостоку.

 

— 185 —

В течение первых четырех месяцев 1920 года политические пертурбации осложнили и без того не особенно блестящее продовольственное  и денежное положение Хабаровска.

В апреле 1920 года Уполномоченный Министерства Снабжения и Продовольствия по Хабаровскому району об'явил, что им заключено соглашение с Обществом Потребителей «Единение» и с торговым кооперативом булочного и пекарного производства» на отпуск населению печеного хлеба из муки, доставленной этим организациям уполномоченным.

Печеный хлеб должен был отпускаться по карточкам, по одному фунту на человека, по цене 12 руб. за фунт из сеянки и 20 рублей из сортовой муки.

Отсутствие денежных подкреплений из Владивостока осложнило местный денежный оборот, и, нужду в денежных знаках, конечно, не удовлетворили времени, квитанции уполснабпрода, ордера сельско-хозяйственных складов и боны кооперативов.

Необходимость сохранить на рынке последние оставшиеся денежные знаки — «сибирские», в том числе даже заподозренные в происхождении обязательства Государственного Казначейства, срочные 1-го июня 1920 года, в отношении которых предпринимались меры по из'ятию во Владивостоке, — вынудило Хабаровскую, так называемую, Малую Городскую Думу, в заседании своем 26-го апреля 20 г., вынести постановление:

«Тысячерублевые краткосрочные обязательства Государственного казначейства, срочные на 1-ое июня 1920 года, должны быть представлены в Хабаровское Отделение Государственного Банка не позже 30-го мая 1920 года для перфировки, после чего они будут выпущены вновь для свободного хождения и прием будет обязателен. Все такие обязательства, непред'явленные к указанному сроку в отделение Банка, к приему не будут обязательными впредь до разрешения этого вопроса Правительством».

В том же заседании Малая Городская Дума постановила: «Чеки Владивостокского Отделения Государственного Банка тысячерублевого достоинства имеют свободное хождение».

Таким образом, впредь до осуществления в Хабаровске приморской денежной реформы 5-го июня 20 г. здесь, помимо суррогатов (бон, ордеров, квитанций), имели хождение исключительно «сибирские» денежные знаки и обращавшиеся наравне с ними, чеки Владивостокского Отделения Государственного Банка.

 

Курс и цены.           

 

Как мы уже указали выше — рост цен на продукты на вольном рынке и падение курса имевших хождение на рынке денежных знаков почти совпадали.

 

— 186

Приведем краткие сведения о ценах на местном рынке.

Сравнительная таблица цен за   период   19 17 — 1919   г. г.

 

 

Хлеб печеный 1 фунт

Мясо 1 фунт

Молоко 1 бутылка

Дрова 1 куб. саж.

До 17 г. (нормальн.)....................

5 к. 25 к. 60 к.

2 р. - к

б р. — к. 30-50 р. - к.

1

18 к. 1 р. — к. 3 р. - к.

10 р. - к.

60 р. — к. 250-1000 р. — к.

10 к. 25 к. 1 р. — к.

8 р. -- к. 15 р.     к.

45 р. 200 р. 500 р.

1000 р.

6.000 р. 20.000-60.000 р.

1917 г, на романовск...................

 

 

 

 

1918 г.—-на краснощоковские .

1-я половина 1919 г. — на сибирские  .........

 

 

 

 

2-я половина 1919 г. — на си-
бирские ... 1 .................................

 

 

 

 

1920 г. (до июля) на сибирские

 

 

 

 

Падение курса кредитного рубля началось еще в период воины. В первые годы революции стоимость 1 иены возросла: в 1917 году до 3-х рублей, в 1918 году до 5-ти рублей.

Затем темп падения стоимости бумажного рубля становится все стремительнее. Тенденция, однажды проявившись, неуклонно развивается, возростая в темпе.

1 иена стоила на «сибирские»:

В 1-й пол. 1919 г. - 35 р.    До 15-го июня 1920г.— 690 р.

В августе .        — 90 р.    В конце июня        —2000 р.

Во 2-й пол.   .,     —150 р.    В начале июля „     —2500 р.

В январе 1920 года—-175 р.    К девальвации . . . —3500 р. .

В мае               —365 р.

До 1919 года фактически рынок не знал иены, лишь с 1919 года стала она проникать в местный товарооборот и укрепляться. Крупные сделки, вследствие колебания курса рубля, с конца 1919 г. начинают заключаться в иенах; не останавливает это и изданное 7-го июня 19 г. постановление Омского Правительства, воспрещающее товарные сделки на иностранную валюту.

Соотношение стоимости различных денежных знаков зафиксировано и, кажется, достаточно удачно Китайской Восточной железной дорогой и Русско-Азиатским Банком, которые при расчетах с пассажирами и клиентами в 19 г. считали, что 1 золотой рубль равен 10 руб. «романовскими» или 50-ти руб. «керенскими» или 10 руб. «сибирскими».

Соотношение это правильно и для 1918 года, приравнивая «краснощековские» денежные знаки к «сибирским».

 

-187

Приморская денежная реформа по закону 5-го июня 1920 года в Хабаровске.

Проведение в Хабаровске в жизнь владивостокской денежной реформы совпало с моментом повой пертурбации местного масштаба так называемым, «Лихойдовским» захватом города, что придало особое своеобразие процессу обмена «сибирских». Кроме того, это «своеобразие» помогло обнаружить и степень действительного, здорового патриотизма отдельных групп городского населения.

Как было уже указано, к июлю месяцу курс сибзнаков упал до 2500 рублей за один золотой рубль и грозил дальнейшим безудержным падением.

Казалось бы, жалеть об из'ятии сибзнаков не было основания. Но слишком велика была предвзятость и по отношении к новым знакам. Это обстоятельство вызвало враждебность в подходе к денежной реформе Приморья. Надо полагать, что сказалась в этом и враждебность, проявленная иностранцами. 9-го июля состоялось заседание Хабаровской Торгово-Промышленной Палаты. Но обсуждении закона 5-го июня, было вынесено постановление - поддерживать девальвацию, но вместе с тем ходатайствовать о двухмесячной отсрочке.

В тот же день состоялось заседание Центрального Бюро Проф. Союзов, постановившее о безоговорочной поддержке реформы. Центральное Бюро выпустило воззвание к трудящимся с призывом способствовать обмену денег.

12-го числа состоялось собрание торгово-промышленников, созванное по требованию средних и мелких торговцев. Причина созыва собрания — недовольство резолюцией, принятой Торгово-Промышленной палатой 9-го июля. В виду резкого расхождения собрания с этой резолюцией, собрание вынесло свою резолюцию о полной поддержке девальвации. Член Палаты — Городской Голова, недовольный резолюцией, демонстративно покинул собрание. Тогда же в беседе с сотрудником «Дальта» китайский консул откровенно заявил: китайские торговцы недовольны девальвацией, будут воздерживаться от приема новых знаков, такое же постановление вынесло китайское общество.1)

Десятого начался обмен сибзнаков. Обмен первый день производился слабо, благодаря плохой осведомленности населения. Кроме банков и казначейства обмен производили и кооперативы. В первый же день уполномоченного Временного Правительства посетили китайский и японский консулы; интересовались вопросом: распространяется ли на Хабаровск со-

1) Телеграфное агентство «Руста», Хабаровск, 13 июля 22 года.

 

188 —

глашение консульского корпуса во Владивостоке относительно регистрации сибирских знаков, находящихся в руках иностранцев; уполномоченный временного правительства заявил: «Правило о регистрации действительно для всей области».1)

К 22-му закончился обмен. Первые дни публика упорно не шла в банки, в последние пошла, но обменить не успела. Комиссия по проведению денежной реформы, вследствие этого, постановила — продлить обмен еще на 5 дней, т. е. по 27-ое июля.

По 21-ое включительно было обменено в Хабаровске — 74.530.155 р. сибирскими.

На Имане не обошлось без недоразумений: японцы вели агитацию против обмена, что вызвало справедливые протесты со стороны населения.

Это дало повод японскому осведомительному Бюро (Я.О.Б.) дать через свое агентство следующую, малограмотную, телеграфную «информацию»: «Владивосток 31-го июля. С целью обеспечить новыми русскими деньгами обращение, а также в виде возмездия за имевший во Владивостоке место бойкот русских денег иностранцами, комиссары, инкогнито пребывающие в Имане и окрестностях, инсценировали там бойкот японской валюты. Их агитация, однако, встречает мало сочувствия со стороны населения, которое хорошо понимает положение вещей, т, е. устойчивость японской валюты с одной стороны и сомнительную ценность русских денег с другой. В самом деле бойкот пока поддерживается только из боязни неприятных последствий в будущем и, очевидно, должен скоро кончиться неудачей и восстановлением нормальных условий».2)

В самом Хабаровске иностранные резиденты избрали иной, нежели во Владивостоке, путь в борьбе с новыми денежными знаками. Об'единенным строем они подняли цены на все продукты. Это в свою очередь вызвало об'явление потребителями бойкота китайским торговцам. 27-го июля, в день окончания обмена, на базаре неподчинившимся бойкоту покупателям публика устраивала скандалы. В результате бойкотисты, преимущественно женщины, отправились к уполномоченному Временного Правительства с протестом против повышения цен.3)

Торгово-Промышленная Палата резко высказалась против признания Владивостокской реформы. Когда от имени торгово-промышленников города выборы в Нарсоб производила само-избравшаяся Торгово-Промышленная Палата, в числе других избранных имелся и К. Т. Лихойдов, который в день своего избрания внес в Палату предложение о непризнании

1) «Руста». Хабаровск, 10-го июля 20 г.

2) Газ. «Воля» № 86 от 1-го августа 1920 года.

3) «Руста» Хабаровск 27-го июля 20-го года.

 

денежной реформы, что Палата и приняла. Когда же было созвано общее собрание торгово-промышленников, то за предложение Палаты не голосовали даже ее члены, а о положении, в котором очутился «избранник» — Лихойдовъ, очень ярко говорит отчет о заседании, напечатанный в № 35 газеты «Наше Слово». Отчет этот отмечает, что один из участников собрания, гр. Андреев, полемизируя с представителей Торгово-Промышленной Палаты, гр. Скуратом, заявляет: «Мы русские люди и не должны разрушать своего русского дела. Противодействовать денежной реформе — это губить других и себя. Губить русское дело на Дальнем Востоке — мы не имеем права, — пусть это делают другие, это дело иностранцев, но не дело русского» 1).

Общее собрание торгово-промышленников, после бурных прении, единогласно приняло резолюцию: «считать необходимым денежную реформу проводить в Хабаровске в полном об'еме и в сроки, установленные законом, без всяких отступлений. Общее собрание торгово-промышленников обещает всеми мерами поддерживать обмен новых денежных знаков и тем со всеми слоями русского населения помочь укрепить русское дело на Дальнем Востоке. При этом высказывает пожелание о создании правительства на коалиционных началах с несоциалистическими группами».

Действующее на основании колчаковского закона, Хабаровское Городское Управление встретило денежную реформу также недружелюбно. 15-го июля Хабаровская Городская Дума постановила протестовать против введения денежной реформы, вместе с тем просить двухмесячной отсрочки. Одновременно городской голова воспретил отделам Управы прием новых денежных знаков.2)

Впоследствии, на заседании Народного Собрания во Владивостоке 30 го июля, представитель Управления Внутренних Дел, давая раз'яснения о положении дел в Хабаровске, утверждал, что Хабаровская Дума фактически не отказывалась принимать новые денежные знаки, а на заседании своем вынесла лишь резолюцию с просьбой пересмотреть закон о девальвации и продлить срок обмена.

На заседании Городской Думы 3 августа Дума постановила разработать проэкт займа, «но непременно в валюте». Так как, как заявил городской голова Лнхойдов, «если даже правительство и дало бы ссуду в 1200 тысяч, то это будет поздно, ибо рубль стремительно падает».

1) Газ. «Наше Слово» № 35. г. Хабаровск, 1920 г.

2) Хабаровск. «Руста» 17/ 8 20 года.

 

— 190 —

12-го августа в вечернем выпуске местной газеты «Голос Трудящихся» полностью была напечатана резолюция Хабаровской Городской Думы.

Составленная в резких тонах, осуждающая деятельность и действия владивостокского правительства Дальнего Востока, резолюция, между прочим, утверждала, что правительство путем девальвации разорило население, причем Хабаровский уезд пострадал более чем на 250 миллионов рублей; правительство не в состоянии создать и укрепить финансы страны и ведет умышленно и сознательно к полному разорению и обнищанию населения, отдавая его в полную экономическую кабалу иностранцам.»

Казалось бы, что в своих мероприятиях протестующая Хабаровская Городская Дума будет соблюдать интересы русского края и населения, но перечислив вину Приморского пр-ва, Дума постановила: «1) Окончательно отказаться от подчинения этому (Владивостокскому) правительству, как неспособному возсоздать нормальную государственную жизнь, не признавать его властью государственной. 2) Вновь временно принять Городским Самоуправлением право верховной власти в пределах города и нижнего течения Амура... 4) Просить японское командование о военной защите города и территории уезда от всяких посягательств со стороны большевиков всяких оттенков, считая в том числе и Владивостокское правительство, до тех нор, пока в крае не появится пр-во, которое будет признано союзными державами и Японией в частности. 5) Просить у Японии заем не менее 30 миллионов иен, по 5 миллионов ежемесячно, под обеспечение всем достоянием города и уезда. Заем этот должен быть погашен или конвертирован тем краевым пр-вом, которое будет признано Японией. 6) Немедленно, в виде временной мери, ввести японскую валюту».

Постановление Хабаровской Городской Думы вызвало всеобщее негодование по всему Русскому Дальнему Востоку. Первыми реагировали на эту резолюцию профсоюзы г. Хабаровска. Конференция Профсоюзов «обсудив факт умышленной оттяжки Хабаровской Городской Думой выборов в Народное Собрание и перевыборов Городского Самоуправления, констатирует: что Хабаровская Городская Дума демонстративно реакционной политикой против об'единения Д. В., систематическим противодействием мероприятиям Вр. Пр-ва, стремлением к обесцениванию русского рубля, ведущими к политическому и экономическому закабалению города иностранцами, Хабаровская Дума вызывает рознь среди населения со всеми ее ужасными последствиями; 3) последними же своими постановлениями о заключении у иностранцев займа под обеспечение всем городским достоянием и переходе на золотую валюту по курсу иены,

 

— 191 —

городская дума отдает население Хабаровска во власть иностранного капитала, тем самым предрешая утерю русской политической самостоятельности края».

Позже конференция профсоюзов, под угрозой всеобщей стачки, потребовала сложения Городской Думой своих полномочий в пользу представителей п-ва Дальнего Востока — Приморской Земской Управы.

20-го августа всеобщая стачка была об'явлена. 21-го августа Народное Собрание приняло закон о роспуске Хабаровской Городской Думы. Но понадобилось еще 10 дней для того, чтобы сломить упорное цепляние за власть Хабаровской Городской Думы. Лишь после того, как ее многократные обращения к японскому главному командованию пи к чему не повели — 1-го сентября 1920 года «Хабаровская Городская Дума, — как сообщалось в хабаровской газете «Новая Жизнь», — уступая внешнему давлению, сегодня прекратила свою деятельность. Городской Голова и Члены Управы с сегодняшнего дня прекращают посещения Управы.»

С устранением власти Лихойдовской Городской Думы сам собою разрешился и вопрос о денежном обращении в районе.

Денежное обращение вошло в русло приморской денежной реформы.

С установлением связи Владивостока с Хабаровском, казначейство последнего было дополнительно подкреплено новыми денежными знаками и весь административный аппарат содержался на эти знаки впредь до новой, во Владивосток, эмиссии разменного серебра и присылки его в Хабаровск.

 

Разменное серебро.

 

Из своей первой эмиссии разменного серебра Владивосток за период с 19-го октября по 10-ое ноября «подкрепил Хабаровское Казначейство суммою в 530.000 рублей. Кроме того, в Иманское Казначейство было выслано 200.000 рублей.

Имевшая место и во Владивостоке несогласованность ведомственных распоряжений об установленном в их предприятиях и учреждениях курсе на серебро — в условиях хабаровской жизни вызвала значительные затруднения и осложнила расчеты со служащими. На это обращал внимание Ведомства Финансов Уполномоченный Вр. Правительства.

В средних числах ноября он телеграфировал из Хабаровска: «курс золотого рубля в серебре для различных правительственных учреждений Хабаровска установлен Владивостоком не одинаковый, так: Государственным Банком — 1 руб. 75 коп. серебром, Уполспобпродом — 2 рубля; почтой, телеграфом и Уссурийской ж. д.—3 р. 50 к.

 

-192 —

Разнообразие курса вредит установлению нормальной стоимости серебряной монеты, осложняет расчеты и, естественно, дают основания торговле держаться низкого курса серебра, нанося ущерб казне, обывателям, служащим учреждений, получающим по курсу 1 рубль 75 коп., но оплачивающих свои жизненные расходы по курсу около 4-х рублей. Ходатайствую об установлении в Хабаровском районе одного курса золотого рубля, как единого средства доведения курса серебра до его действительной стоимости».

Указанное обстоятельство вызвало выработку продовольственниками своих мер по установлению одинакового курса на серебро. Было созвано местное совещание представителей прод-организаций, кооперации, города, земства, торгово-промышленников и китайского общества. Совещанием был установлен прием серебра по курсу за один золотой — 3 серебряных. Китайские торговые фирмы заявили, что они постановление совещания будут поддерживать.

 

Денежный кризис.

 

Привезенное в Хабаровск количество серебра оказалось достаточным лишь на срок до 2-ой эмиссии. К концу ноября в хабаровском казначействе, почти полностью, исчерпались привезенные запасы. Они были расчитаны на покрытие неотложных текущих нужд и применительно к общеобластной добавочной эмиссии предполагалось дополнительное подкрепление Хабаровска. Но, как увидим, «не зависящие причины» вновь воспрепятствовали нормальному функционированию Хабаровского Казначейства.

Жить своими поступлениями оно, конечно, не могло. Хабаровск в течение всего 1920 года оставался фронтовым городом и предполагать нормальное поступление налогов и пр. доходов не приходилось, тем более, что к этому времени еще не были применены законы об исчислении налогов в золотом рубле и фактически никаких поступлений не было.

Расходы же предстояли немалые. Составленные всеми учреждениями Хабаровского района сметы на последнюю треть 1920 года в золотом рубле указывали, что в золотых рублях на ноябрь необходимо:

На содержание правительственн. служащих . . 170000 р.

   хозяйств, нужды (отопление, освещение,

вода и др. расходы)................................................... 150000 р.

„ довольствие ы содержание в области . . .187 000 р.

  военные госпиталя................................................. 35.000 р.

Всего. 492.000 р.

или, по курсу, даже,—1 р. 75 к.,— 861.000 рублей мелк. серебр. монетой.

 

В эту сумму не были включены расходы, потребные на вошедшие в город и охранявшие его амурские войска.

Одновременно с кризисом из-за отсутствия денежных знаков — разменной монеты, возникал другой кризис, явившийся следствием проникновения в район не признанных еще обязательными к хождению денежных знаков, выпущенных в Благовещенске, Верхнеудинске и Чите Пр-вом Д.В.Р.

Прибывшие с Амура войска были снабжены именно этими денежными знаками и требовали приема их и только ими имели возможность оплачивать расходы на свое содержание.

16-го ноября Совет Управляющих Ведомствами во Владивостоке получил от Уполномоченного Вр. Правительства из Хабаровска следующую телеграмму: «Вопрос хождения Хабаровском районе кредиток Д.В.Р. еще не разрешен, между тем, вошедшие амурские войска настоятельно в этом нуждаются, так как они имеют на руках исключительно кредитки Д. В. Р. Невозможность быстрого, коренного решения этого вопроса заставляет искать временный практический выход, в качестве которого может быть принят один из вариантов: 1) открыть командующему войсками Хабаровского района в местном Государственном Банке временный счет для учета и обмена кредиток Д.В.Р. на наши кредитки и разменное серебро, производя этот обмен; 2) обменивать кредитки—рубль за рубль с переводом на серебро по курсу Владивостокского Государственного Банка; 3) девальвация Амурской области на кредитки Д. В. Р. производилась один к 1.000, у нас один к 200, исходя из этого можно установить курс разменного серебра за 100 рублей Д. В. Р., изменяя последний в зависимости от отношения золот. рубля к установленному курсу нашего разменного серебра. Благоволите указанием мне. Милеев».

Наступившие события — конференция по об'единению правительств Дальнего Востока, вмешательство японского командования в транспортировку ценностей и пр.— так и оставили неразрешенными вопросы, поставленные этой телеграммой.

 

Вмешательство японцев в дело подкрепления.

 

Подкрепить Хабаровское Казначейство из сумм 2-ой и 3-й эмиссий разменного серебра так и не удалось, несмотря на то, что из 2-ой эмиссии для этой цели предназначалось 600.000 руб. Подробнее на препятствиях, чинимых в этом деле японским командованием мы уже останавливались в главе о Приморье. Дополним сообщенное, выдержками из меморандума японской дипломатической миссии во Владивостоке, врученного 29-го ноября 1920 года г. Кикучи председателю совета управляющих Вр. Пр-ва.

 

—194 —

«Идут слухи, — говорилось в меморандуме, — что, якобы, перевозится на читинское направление серебро, золото, ценности, кои были возвращены японским командованием.

Однако означенные предметы должны быть, согласно переговоров между заинтересованными сторонами, оставлены в пределах территории Владивостокской власти, как обеспечение местного правительства, потому японскими властями будут приняты нужные меры по приостановлению перевозки вышеупомянутых вещей на Запад.

...В случае, если означенные соглашения и прочие будут нарушены указаниями со стороны Читинской власти, то японское командование готово принять соответствующие меры непосредственно, не предупреждая о том местное пр-во заблаговременно».

 

Взаимоотношения Хабаровска с Читой

 

Настороженность японского командования в отношении вывоза «на читинское направление» явилась результатом несколько неосмотрительных и поспешных действий вновь образованного в Чите правительства Дальне-Восточной Республики и Министерства Финансов этого правительства.

Постановление Вр. Делового Президиума Читинской Конференции правительств, 2-го ноября 1920 года, об из'ятии из обращения звонкой монеты внесло замешательство в денежное обращение района Хабаровска, формально продолжавшего оставаться под властью Владивостокского Вр. Правительства, но фактически подпавшего под управление Читы. Постепенно Хабаровск эмансипировался от Владивостока и в правовом отношении.

Закон Вр. Делового Президиума Конференции в Чите, требовавший из'ятия валюты, оказался неосуществимым для Хабаровска, существовавшего исключительно на разменное серебро.

Но вслед за законом Читы от 2-го ноября последовало постановление Пр-ва Д. В. Р. от 15-го ноября, перечислявшее имевшие хождение в Республике денежные знаки; постановление это не упоминало о звонкой монете.

Одновременно, делая логический вывод из закона 2-го ноября, Министр Финансов Правительства Д. В. Р. телеграфно из Читы предписал Хабаровскому Казначейству немедленно из'ять из обращения звонкую монету и отправить ее в Читу. Распоряжение это не указывало — чем же должен заменить Хабаровск обслуживавшую район звонкую монету. О немедленном подкреплении знаками Д. В. Р. не могло быть и речи, да и знаки эти упорно не принимались рынком.

 

— 195 —

Хабаровское казначейство, понимая, что из'ятие звонкой монеты ударит прежде всего по трудящимся, ибо у торгово-промышленного класса останутся другие реальные ценности, которые они и задержат, не выпуская их в оборот,—запросило у Владивостокского правительства указаний, — как же поступить с распоряжением Читы. Владивосток предложил распоряжение это оставить без исполнения впредь до наступления момента, предусмотренного постановлением Совета Управляющих Ведомствами Вр. Правительства — Приморской Земской Управы от 6-го ноября 1920 года.1)

Постановление это гласило:

«1) Впредь до достижения соглашения делегации Вр. Пр-ва, признать акты Вр. Делового президиума в Чите не имеющими обязательной силы на территории Приморского Вр. Правительства.

2) Всем учреждениям на территории Приморского Временного Правительства предложить и впредь выполнять распоряжения Совета Управляющих Ведомствами, который в свое время, по достижении соглашения на конференции и по ратификации этого соглашения Народным Собранием, не замедлит сложить свои полномочия, передав власть Центральному Правительству Дальнего Востока».

Хабаровское Казначейство вынуждено было послушаться Владивосток, а не Читу. Положение продолжало оставаться неопределенным, запасы звонкой монеты все более истощались и последние остатки ее уходили с рынка.

12-го декабря 1920 года Вр. Правительство — Приморская Земская Управа в соответствии с постановлением Народного Собрания отказалось от власти в пользу об'единенного правительства Д. В. Р. Хабаровск, который еще ранее, как сказали мы, фактически ориентировался на Читу, этим постановлением был приобщен к Чите и формально. Район Хабаровска был выделен в особую Приамурскую область.

В дальнейшем денежное обращение в этой области выравнялось по обще-девееровскому законодательству, не выделяясь из него чем-либо исключительным.

С исчезновением с рынка мелкого разменного серебра, область оставалась без денежного запаса впредь до отмены правительством Д. В. Р. своего закона об из'ятии звонкой монеты.

С отменой этого закона и казначейство, подкрепленное с Запада, и частный рынок, выбросив запрятанное—дали рынку вновь денежные знаки для оборота.

Период отсутствия денежных знаков фактически приучил

1) См, главу «Приморье» — стр. 118.

 

196 -

рынок к иностранной валюте, так как именно на нее коммерсанты, особенно наводнявшие район китайцы, производили торговлю, хотя и из под-полы.

В конце 1921 г. Хабаровск был занят войсками Вр. Приамурского (Меркуловского) Правительства.

Вошедшие в город войска и сопровождавшие их административные органы принесли с собой обращавшиеся во Владивостоке дензнаки — иены. После нескольких месяцев продолжавшегося захвата Хабаровска, последний частями армии ДВР был освобожден и с того времени — весны 1922 г. — вновь вошел в состав Дальне-Восточной Республики.

Денежное обращение последней к 1922 г. полностью перешло на золотую денежную единицу с подсобной серебряной монетой — банковской и биллонной.

Эта же монета становится единственным орудием денежного обращения и в районе Хабаровска.

Но и при возвращении к сделкам на русскую звонкую монету, все же не переставали совершаться сделки и на иностранную валюту. Главной причиной этого явился недостаток российской монеты, в частности разменной.

 

Военно-кооперативные боны.

 

Последнее обстоятельство вызвало выпуск своих бон кооперативами, обслуживающими воинские части, расквартированные в Хабаровске. Так в июле 1922 г. свои боны в 1, 2, 3 и 5 «копеек золотом» выпустило в обращение «Военно-Кооперативное Об'единение Хабаровского Гарнизона». Сроком погашения этих бон было указано 1-е января 1923 г.

Позднее — в марте 1923 г. были выпущены боны тех же достоинств  «Военно - Потребительским   О-вом   Приамурской губ.».

Сроком обмена их было указано 1-ое января 1924 г.

 

Бон Военно-Потреб. О-ва Приам, губ. г. Хабаровск. 1923 г.

(Натур, велич. 93x64 мм.).

 

Несмотря на то, что на бонах выпуска как 23 г., так и 24 г., было указано, что они имеют хождение внутри данной организации, фактически, за отсутствием мелких разменных знаков, эти боны проникали в денежное обращение вольного рынка.

 

— 197 —

Об'единение областей Дальнего Востока.

 

В октябре я ноябре 1922 г. — после присоединения Приморья к Чите и после об'единения ДВР с РСФСР происходит общее выравнивание окраинных мероприятий по существовавшим условиям бытия РСФСР.

Правда, Правительством последней было признано некоторое своеобразие условий в областях Д. Востока и это повело к временному сохранению существовавшей ранее системы денежного обращения.

В 1922—4 г.г. район Хабаровска не представлял какого-либо исключения по сравнению с другими районами Д. В. О. и мы еще вернемся к уяснению создавшейся кон'юнктуры денежного рынка.

В 1923 г. постановлением Дальревкома особо существовавшая в течение трех лет Приамурская область, с центром в Хабаровске, «в интересах экономики края и упрощения административного управления», была об'единена с. Приморской губернией1). Гор. Хабаровск потерял свое административное значение, но общее значение его, как узлового пункта железнодорожной магистрали и водных путей сообщения с Ник. н/Амуре и Благовещенском, осталось прежним и, как прежде, кредитные учреждения, имеющиеся в этом городе обслуживают, особенно летним сезоном, обширный район, требующий большого запаса денежных рессурсов.

Об'единение областей не сняло с очереди перевод именно в Хабаровск центральных административных органов управления ДВО — Дальревкома и его отделов.

Избрание резиденцией Дальревкома Хабаровска вновь восстанавливает его прежнее значение.

 

 

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


Сколько стоит купить диплом в хабаровске с доставкой. ; Цены на деньги России