на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Оглавление

А. И. Погребецкий.

 

Денежное обращение и денежные знаки Дальнего Востока за период войны и революции (1914-1924)

  ГЛАВА X.

Дальне-Восточная область Р.СФ.С.Р.

 

 (1922-1924 гг.)

 

Эпоха советизации б. Д.В.Р.

 

С момента приобщения Д. В Р. к общей государственной системе Р.С.Ф.С.Р., т. е. с ноября 1922 г., когда постановлением Народного Собрания «Д.В.Р., Дальне-Восточная Республика прекратила свое автономное государственное бытие, вопрос о какой бы то ни было самостоятельной эмиссии отпал окончательно.

Сохранив на Д.В. окраине золотое обращение, административные органы окраины искали разрешение финансово-экономических затруднений в выравнивании всей прежней системы в соответствии с общегосударственными мероприятиями.

1) См. сведения вице-директора Чосен-Бэнка в Харбине — г. Ханпо, газ. «Коммерч. Тел.» № 16(3 от 17-Ш 24 г. г. Харбин.

 

388

В своей первой же декларации, опубликованной вслед за присоединением Д. Востока к Р.С.Ф.С.Р., Дальревком об'явил действующими

«все законы и обязательства Д.В.Р. в области финансовой и экономической поскольку они не противоречат новой экономике Р.С.Ф.С.Р. В частности Дальревком об'являет действующим на прежних основаниях бывший банк Д.В. Ресчублики, переименованный в Дальне-Восточный Банк, и объявляет сохранение свободы золотою обращения на нашей Дальне-Восточной окраине.

Действие остальных демократических законов Д.В.Р., отпавших вместе с падением самой демократической Республики, сохраняет силу лишь в тех случаях, когда они не противоречат революционному социалистическому правосознанию рабочих и крестьян и лишь до тех пор, пока на местах не будут получены обязательные постановления Дмьревкома или, окончательно заменяющие их, кодексы законов Р.С.Ф.С.Р.».1)

Общие вехи декларацией были намечены.

Трудность коренной ломки сознавалась всеми деятелями советских органов Дальнего Востока, в частности сознавалась и трудность изжития иены; представители новой власти понимали, что иена надолго еще останется в денежном обороте Приморья.

В ноябре 1922 г. на заседании Владивостокского Совета рабочих и крестьянских депутатов председатель Губревкома— Вельский на вопрос — какие деньги будут иметь хождение на Дальнем Востоке, заявил:

«Те же, что и до сих пор. Даже и по присоединения края к Советской России, эта область останется на особом положении и советские денежные знаки введены не будут. Здесь все закупки производятся за границей, а там купить можно только на валюту. До тех пор пока Советская Россия не укрепится здесь экономически, пока не будет снабжать край необходимыми продуктами, советские денежные знаки здесь вводиться не будут. Будет ходить русская валюта: золото и разменное серебро. Запретить хождение иены мы не можем и она будет приниматься по соответствующему курсу>.2)

Вопросы о судьбе хозяйственного уклада на Д. Востоке, сразу же по присоединению его к РСФСР, серьезно заняли и центральные органы Республики.

В центре было создано особое межведомственное совещание по вопросам, относящимся к экономике Д. Востока.

Особое «Совещание по вопросу о планировании и регулировании внешней торговли на Д. Востоке» было образовано и при Нар. Ком. Внешней Торговли.

На нервом же заседании этого Совещания - в конце ноября 1922 г., докладчик Н. К. В. Т. — А В. Пригарин указал, что «в области обще-экономической политики на Д. Востоке Я. К. В. Т. не предполагает проводить жестокую линию и считает невозможным^в^данный момент производить коренную ломку.

Что касается денежной системы, на Д. В., то Н. К. В. Т. считает необходимым временно ее сохранить, вводя, однако, обязательное хождение советских знаков наравне с существовавшей в ДВР. денежной системой».

1) См. декларацию Дальревкома   «(Сборник постановлений Дальне-Вост. Революц. Комитета» № 1, г. Чита. 7-го декабря 1922 г.

2) Цитируем по газ. „Новости Жизни» № 258, от 18 ноября 1922 г.

 

389

Присутствовавшие на совещании разделили точку зрения Н. К. В. Т. и принципиально „согласны были выдвигавшимися в докладе мероприятиями. Один из пунктов принятого Совещанием постановления гласил — „считать невозможной коренную ломку существующей в настоящее время экономической политики ДВР. с тем, что по мере постепенного усилении экономическою влияния РСФСР., система норм, регулирующих народное хозяйство, должна максимально приближаться к общесоветским нормам».1)

Прибывший из Москвы в Читу в январе 1923 г. Уполномоченный Наркомфина—Карклин, ознакомленный со взглядами центра, в интервью с представителями прессы сообщил, что «местный бюджет должен быть сведен без дефицита, так как расчитывать на какие бы то ни было дотации центра совершенно не приходится и что возможный бюджетный дефицит мыслится только как ссуда чисто восстановительного характера. Говорить об искусственном внедрении бумажных денег на Д. Востоке не приходится. Единственно о чем может быть речь в настоящее время — это о хождении банкнот-червонцев, обеспеченных золотом, особенво мелких купюр в качестве разменной единицы, заменяющей кредитные билеты довоенного времени».2) Эта же мысль о сохранении для Д. В. О. золотого обращения была повторена гр. Карклиным и на совещании во Владивостоке—7-го февраля 1923 г.

Совещание это в своем постановлении, подтвердив положения о необходимости сохранения золотого обращения, отметило, вместе с тем, необходимость внедрения на Д. В. О. червонцев, что, по мнению Совещания, должно было способствовать вытеснению иностранной валюты, главным образом, иен. По существу постановлений, принятых Совещанием, Приморская Торгово-Пром. Палата подала Уполнаркомфину особую докладную записку, в которой, оценивая пожелание Совещания о внедрении червонцев, предваряла, что если будет установлен размен их на золото, то «несомненно золотое обеспечение уйдет за-границу, а в кассах Госбанка останутся одни бумажки, если же будут выпущены банкноты без размена их на золото, то, конечно, они фактически будут иметь хождение лишь частичное — в обязательных сношениях с казной, но частные лица, несомненно, будут воздерживаться от приема банкнот и жизнь будет идти по прежнему, главным образом, на иену».3)

Владивостокское Совещание, открыв собою эру организуемой борьбы с засильем иностранного денежного знака, в це-

1) Цитир. по газ. „Далекая Окраина» № 67, от 15 декабря 1922 г.

2)             Тел а-во «Дальроста». г. Чита. 16 января 1923 г.

3)            См. сВеохник Ириморок. Окр. Т.-Пр. Палаш»   № 19, 19 мая 1923 г. г. Владивосток.

 

— 390 —

лях ослабления его позиции, выдвинуло ряд положений, вводящих в русло надзора деятельность иностранных банков.

Высказавшись за сохранение в Приморье этих банков, совещание, вместе с тем, высказалось за установление для иностранных банков обязательности обмена бумажной иностранной валюты на золото. Требование это в свое время вызвало большое волнение иностранцев. Приведенная нами выше докладная записка Прим. Торгово-Промышленной Палаты, расценивая это постановление Совещания, считала его совершенно невыполнимым, так как, по мнению Палаты, «заставить иностранные банки производить обмен нельзя никакими мерами, кроме запрещения им продолжать свою деятельность, т. е. кроме закрытия их, так как заранее можно сказать, что банки предпочтут закрыться, чей производить обмен бумажных денег на золотую валюту. Следовательно, заранее ставить им такое условие, — значит фактически принять решение о закрытии иностр. банков, что, однако, признано нежелательным».1)

В предвидении стеснения иностр. банков и в предположении введения с 1-го июля обязательного перевода всех операций на зол. рубль, иностранцы забили тревогу. Японское телеграфное агентство настойчиво и многократно подчеркивало, что вследствие этих предположений «банки встречают большие затруднения и изучают этот вопрос».2)

 

Изменение для Д. В. в гражданском кодексе P. С. Ф. С. Р. и в др. узаконениях.

 

15 марта 1923 г. в Москве при Ком-внуторге состоялось заседание комиссии по делам Д. Востока, образованной постановлением СТО.

Представитель Н. К. В. Т., давая обзор дальне-восточной экономики, высказался за, хотя бы, временное сохранение на Д. В. золотого обращения. На это же обратил внимание один из недавних деятелей Д. Востока — Я. Д. Янсон, рекомендовавший: «до конца отчетного года в финансовую область никаких изменений не вносить и к разрешению вопроса о бумажном обращении подходить постепенно».3)

Это мнение было разделено и Наркомфином, вследствие чего, опубликовывая 29 марта 1923 г. свое постановление о введении в действие на территории б. Д. В. Р. Гражданского Кодекса Р. С. Ф. С. Р.,— Дальревком оговорил, что надлежит «в связи с сохранением на Д. Востоке золотого обращения приостановить действие ст. 24 и примечания к ст. 181 Гражданского Кодекса и указанных в них специальных узаконе-

1) См „Вестн. Прим. Окр. Т-Пр. Палаты'' № 19, 1923 г.

а) Телеграмма а-ва <Тохо>. Токио, 21 мая 1923 г.

а) <Торгово-Иромышлеаная Газета> № 60. Москва. Март 1923 г.

 

391

ний, сохранив в силе законы быв. Д. В. Р. о денежном обращении и об обращении золота и изменяющие их постановления Дальревкомаз.1)

Аналогичную оговорку о применении не полностью общесоветских законоположений сделал Дальревком, опубликовывая и декрет Совнаркома от 9/VIII 22 г. «б ввозе ценностей из-за-границы».

Дальревком постановил «в виду сохранения на Д. В. свободы золотого обращения временно оставить без применения примечание к ст. 2 декрета С.Н.К. от 9/VIII 22 г.2)». Примечание это предлагало сдавать в таможенные учреждения, для внесения на тек. счет в Госбанке, обнаруживаемые у приезжавших, суммы свыше 500 руб. золотом но курсу Госбанка.

Проявляя известную осторожность в порядке осуществления обще-советских норм, Днльревком полагал все же, что четыре хмесячная подготовка Д В. к полной советизации приближает момент полного применения декретов Совнаркома. Это предположение повело к изданию Дальревкомом 29 марта 1923 г. постановления о порядке применения обще-советских декретов.

Дальревком, «принимая во внимание, что большинсгво^важ-нейших декретов Р.С.Ф.С.Р. в настоящее время уже проведены на Д. В., во изменение постановления своего от 15 ноября 1922 г.» постановил:

1)   Вое декреты и постановления, изданные и издаваемые центральной властью после 1-го января 1923 г., подлежат автоматическому распределению на территории Д.В. путем простого их опубликования (н. 1) за исключением случаев, кчгда по местным условиям является необходимым внести в эти декреты какие-либо изменения.

2)   Декреты и постановлеаия, изданные центральной властью до 1-го января 1923 г., не введенные до настоящего времени в действие на территории Д.В., если они не требуют внесения в них каких-либо изменений, опубликовываются тем же порядком, в противном случае сохраняется прежний порядок введения их в действие.

3.) Законы быв. Д.В.Р. отменяются постановлением Дальревкома.

Отделам Дальревкома было предложено в срочном порядке сделать представления о подлежащих отмене законах Д.В.Р. и о желательных изменениях и дополнениях законоположений Р.С.Ф.С.Р., как уже изданных, так и имеющих быть изданными по мере получения из центра3).

Вопросы о порядке применения на Д.В. обще-советских законоположений весьма внимательно обсуждались в учрежденном в Москве Совещании по делам Д.В. Не меньшее внимание к этому вопросу уделено было прессой и различными заседаниями экономистов и хозяйственников.

1) См. «Бюллетень Дальревкома» Л» 28 от 16 апреля 23 г. Ст. 189, п. 6.

Напомним, что ст. 24-ой Гражд. Кодекса Р. С. Ф. С. Р. предусматривалось, что «золот. и серебр. монета и иностранн. валюта могут быть предметом сделок лишь в порядке и пределах, указанных специальными узаконениями».

2)             См. «Бюллетень Дальревкома» № 39. Постановление № 279, от 24 апреля 23 года.

3)             Тоже, — № 31, от 23 апреля 23 г, ст. 199.

 

— 392 —

На ряду с другими появившимися в печати взглядами по вопросу о денежном обращении на Д.В. заслуживает внимания статья С. Чалхушьян в московском «Вестнике Финансов». Автор утверждал, что

«действующее ныне (в марте 23 г.) на территории б. Д.В.Р. золотое обращение представляет значительную угрозу советскому рублю, приучая Сибирь понемногу ориентироваться на Д В.Р и золото. В связи с этим является необходимым и своевременным начать борьбу против идущего из б. ДВ.Р. наступления золота и за внедрение там нашего (советского) денежного знака>.

Автор полагал, что наиболее радикальным разрешением вопроса было бы «руководствуясь законом Грэшама, в видах обратного внедрения в денежный оборот Д.В.Р. бумажных денег, попытаться восстановить там систему полного принудительного равнохождения, наиболее благоприятную для худших, в данном случае, бумажных денег. Если бы только это было возможна, мы бы очень, скоро разредили проблему денежного обращения Д.В.Р. и там снова стали бы ходить бумажные деньги взамен золотых».

Но, понимая особенности Д В. экономики, он оговаривался, что «если даже в центре не является еще возможным установление системы полного принудительного равнохождения, то подавно невозможно это на Д В., так тесно связанным торговыми отношениями с внешним миром. На Д.В., кяк и в центре, сейчас возможно установление только системы неполного принудительного равнохо»дения бумажных и золотых денег.

Вторым шагом по внедрению в оборот бум. денег,— по мнению автора —должно было служить установление всех налогов и сборов в рублях бумажных, хотя бы и с меняющимися периодически соразмерно падению курсу рубля ставками, как это имеет место в настоящее время в центре. Переход к такому установлению всех налогов и сборов в рублях бумажных упрочит систему неполного принудительного равнохождения г.

Кроме того, необходим был еще «ряд мер экономического характера, подводящий базу под советский рубль на Д.В. и облегчающий советскому рублю борьбу с наступающим из Д В. золотом в пограничных с Д.В. районах».

Как полагал автор, «согласуя мероприятия экономического характера с мерами чисто денежной политики, можно было бы добиться весьма сушественных результатов в деле внедрения советского знака в обращение на территории Д. В., а главное, можно будет предупредить ту опасность, которую представляет золотое обращение Д.В. для рубля сначала в Сибири, а потом и во всей Севетской Федерации»1).

Примерно тогда же в Москве в Российско-Восточной Торговой Палате под председательством М. 11. Павловича состоялось совещание представителей хозорганов, банков, кооперации по вопросу о денежном обращении на Д. Востоке. Совещание, заслушав доклад по этому вопросу представителя Дальне-Восточного Банка — гр. Смургисэ, приняло резолюцию о необходимости скорейшею введения банкнотов в денежном обращении на Д. В. и открытия там товарных бирж с фондовыми отделами при них и поручило палате выработать вместе с представителями Госбанка и Дальбанка условия переводных операций, выгодиых для развития торговли с Д. Востоком.

 

Червонцы на Д.-Востоке.-       

 

20 марта 1923 г. Дальревком постановил ввести в действие на территории быв. ДВР. постановление СДК «о выпуске банковых билетов», распубликованное в Известиях ВЦИК № 230, от 12 октября 1922 г.2)

Как известно, указанное постановление СНК в интересах урегулирования ден. обращения предоставляло Госбанку право выпуска в обращение банковых билегов, каковые — согласно ст.

1) См. «Вестник Финансов» Л» 13, от 30 марта 1923 г. г. Москва. Ст. С. Челхушьян — Денежная реформа в Д.В.Р» стр. 15 —18.

2) См. «Бюллетень Дальревкома» № 31, от 31 апрела 23 г. ст. 195.

 

 

— 393 —

6 — подлежали приему «по их нарицательной цене в уплату государственных сборов и платежей (таможенных пошлин, налогов, жел. дор. расплат и т. д.) в тех случаях, когда по закону платежи взимаются в золоте».

Как видим, постановление Дальревкома радикально подходило к разрешению денежной проблемы в ДВО, узаконяя хождение червонцев наравне с золотой монетой, составлявшей базу дольне-восточного денежного обращения.

В читинском «Рабочем Пути» находим следующую беседу с Уполнаркомфином на ДВ — гр. Карклиным, поясняющую предпринятую меру.

Для облегчения финансовой связи с Совроссией — указал гр. Карклин,- на Д. Востоке будут постепенно, естественным путем, введены червонцы, а так как червонцы все достоинством в 10 рублей золотом, то в качестве разменной монеты остается серебро.

Перехода на обычные советские дензнаки не будет, но переход на банкноты госбанка, именуемые червонцами, диктуется самой жизнью.

Резкое разнообразие в денежной системе Совроесии и Д. В. до сих пор сильно пре-вятстьует торговым сношениям нашим с Совроссией и значительно удорожает прибывающие к нам из России товары.

Опасений за хождение червонца на Д. В. быть не может, ибо, поскольку мы освободились от засилия иностранной торговли и связались с Совроссией, постольку нет сомнений в возможности приобретения новых товаров на червонцы, вырученные от продажи прежних запасов; и торговцам нет вричвн к предпочтению звонкой валюты, очень громоздкой и все же требующей обмена на червонцы для пополнения запасов.

Также, понятно, червовцы будут приниматься по твердому iyp-у, одинаковому с рыночным, и казной в платежи всех налогов и сборов. Введение червонцев на Д. Востоке явля-¦ ется вполне назревшим мероприятием.

Такой же, примерно, был подход к денежной реформе и со стороны финансовых работников ДВО, первый с'езд которых состоялся в Чите в июле 23 г.

С'езд этот, заслушав доклад гр. Карклина «О денежном обращении на Д. Востоке и путях к его упорядочению», — принял следующую резолюцию:

«с'езд финработников считает нужным, прежде всего, отметить, что практикуемый до последнего времени со стороны центра осторожный подход к разрешению проблемы денежного обращения на Д. В. вполне отвечает той финансово экономической конъюнктуре, которая сложилась там и требует значительного времени для ориентировки в ней и изучения.

Однако, такое положение, при котором ни один из денежных знаков цевтральной России не имеет обращения на территории Д. В., с'езд считает ненормальным, а потому признает весьма желательным ввести в обращение в ближайшее время червонец-банкнот Госбанка.

Вместе с тем с'езд полагает, что появление червонца в каналах денежного обращения; нисколько не нарушит установленной на Д. В. системы денежного исчисления в золотом рубле; так как сами банкноты являются выражением стоимости золота на мировом рынке.

Для того, чтобы червонец на Д. В. мог наиболее успешно оправдать воздагаемые на него надежды, с'езд полагает необходимым ввозить его на территорию Д. В. Р. в порядке постепенности и в меру действительной, вызываемой товарооборотом с центром, потребности>.

Вместе с тем с'езд констатировал недостаток имевшихся в обращении денежных знаков, что вынудило его и рекомендовать привлечь кооперацию в качестве закупочных органов тех товаропродуктов, которьте население |вынуждено будет сдавать в уплату единого сельско-хозяйственного налога, не располагая на уплату его ден. знаками.

Недостаток ден. знаков отмечался всеми наблюдателями ден. рынка Д. В. того времени.

 

-394 —

В докладе, сообщенном 31-го мая 23 г. в Деловом Клубе в Москве, быв. председатель Дальревкома — И. К. Кобозев утверждал, что хотя золотое обращение и пустило глубокие корни на ДВ, но Окраина способна воспринять и бумажные деньги, поскольку они будут обеспечиваться реальным товарным фондом, ввозимым на территорию Д. В. О. Отсутствие совзнаков и банкнотов - по наблюдению И. К. Кобозева — в значительной степени затрудняло торговый оборот с Совроссией.

Между тем, утверждал докладчик,— «инфляция банкнот в ДВО обратила бы последние из неразменных в разменные и выравняла бы валютные курсы г.1)

Формальная легализация червонца в ден. обращении ДВО была закреплена постановлением Дальревкома от 10-го июля 1923 года.

В целях регулирования на ДВ денежного обращения Дальревком постановил:

1.   Выпущенные в обращение  Гос. Банком банковые билеты различных достоинств в червонцах наравне о имеющейся ДВ хождение Российской золотой монетой должны беспрепятственно приниматься на ДВ как кассами Н. К. Ф. так и кассами друг.   ведомств и учреждений, состоящих на государственном бюджете или переведенных на хозяйственный расчет, равно как и кассами кооперативных организаций и коммунальных хозяйств.

2.   Банковые билеты должны приниматься помянутыми кассами в уплату всех государственных н местных денежных налогов, а также всех» видов прямого и косвенного обложения, равно как и по взаимным между ними расчетам.

3. Перечисленные кассы могут выдавать кредиторам казны в счет причитающихся им платежей, частью или в полной сумме получения, банковые билеты по курсу дня при согласии на то получателей.

4.   Банкоше билеты принимаются и выдаются кассами по курсу, установленному по соглашению с Уп-лнаркомфином Фондовым Отделом при Товарной Бирже.

5.   Поручить Уполнаркомфину  дать  надлежащие указания по финансовым органам о порядке приема банковых билетов.

6.   Настоящее постановление ввести в действие со дня опубликования.2)

Одновременно Уполиаркомфин на ДВ. опубликовал свои курсы червонца и советских ден. знаков. Курс червонца на золото был определен в соответствии с номиналом в 10 зол. руб., что фактически сводило на нет постановление от 10 июля, предполагавшее установление на банкноты какого то особого курса.

Постановление ЦИК. и СНК. СССР, о ден. обращ. на ДВ.

 

Это же указание на обязательность приема червонцев не по их рыночной котировке, а по золотому номиналу, было подтверждено следующим постановлением ЦИК и СНК СССР., от 3-го августа 1923 г. «.О денежном обращении ка Д. Востоке»:

В целях урегулирования денежного обращения на территории ДВО., ЦИК и СНК Союза СССР, постановляют:

1. В уплату государственпых и местных налогов и сборов, таможенных и иных пошлин и железнодорожных тарифов на территории Советского ДВ принимаются советские денежные знаки РСФСР, по оффициальному курсу на золото.

2. Гос. коммунальные и кооперативные учреждения и предприятия принимают по всем платежам Советские денежные знаки РСФСР по оффициальному курсу на золото.

 

1) См. «Бюллетень Читинской Товарной Биржи> № 3, от 26 июля 23 г.

2) См. «Бюллетень Дальревкома> № 57, от 10 августа 1923 г. ст. 484.

 

— 395

3.   Прием гос., коммунальными и кооперативными учреждениями и предприятиями серебряной банковой и разменной монеты производится во вое платежи по оффициальному курсу на золото.

4.   Банкноты Гообапка СССР, принимаются в уплату веек гос. и местных налогов и сборпв, таможенных и иных пошлин и железнодорожных тарифов, а также по всем платежам коммунальных учреждений и предприятий на территории ДВ по золотому номиналу.

5.   Государственным и коммунальным предприятиям и учреждениям и кооперативам во спрещается производство и прием платежей иностранной валютой, за исключением случаев совершения сделок с предприятиями, находящимися за границей.1)

Осуществление этого постановления, особенно в той части, которая делала обязательным прием незнакомых Д. Востоку совзнаков, встретило значительные затруднения и Дальревком не нашел возможным немедленно же, без предварительной подготовки, ввести в действие указанное постановление.

Вопросу о встретившихся затруднениях было посвящено, имевшее место в начале сентября, заседание московского «Особого Совещания по делам Д. Востока». Экономическая Комиссия этого совещания поизнала, что

постановление ЦИК и СНК СССР о денежном обращении на ДВ отменено быть не может, но что вместе с тем необходимо издание НКФ в самом срочном порядке особой инструкции о порядке и сроках проведения в жизнь этого постановления.

В случае дотаций для ДВ, НКФ обязан производить таковые преимущественно в червонцах. В виду тяжелого положения местной кооперации необходимо временно совершенно освободить ее от обязательного приема совзнаков.2).

Совещание признало, что внедрение совзнаков должно производиться с известной постепенностью; на первое время нужно установить прием их только учреждениями, находящимися на госбюджете. После можно будет распространить прием совзнаков и на другие учреждения и торговые организации.

Что касается до внедрения червонца, то всеми участниками Совещания было признано, что червонец уже распространяется на Д. Востоке, главным образом, как средство расчета.3)

Введение в действие постановления ЦИК и СНК было ускорено стихийными событиями, происшедшими в сентябре 23 г. в Японии.

Японская катастрофа, вызвав необычайное напряжение финансовых рессурсов Японии, до некоторой степени пресекла ее агрессивность в ее дальневосточной политике. Это облегчало для русского Д. Востока замену проникшей в край иены своими ден. знаками.

Новый Уполнаркомфин на ДВ — гр. Барышников в средних t числах сентября 23 г. проездом через Харбин — заявил:

«Катастрофа в Японии сильно повлияла на положение иены на нашем денежном рынке, что, несомненно, благоприятно отразится на русской денежной единице. Настоящий момент является самым удобным для проведения крупной финансовой реформы».4)

1) См. Известия ВЦИК № 176, от 8 августа 1923 г. г. Москва.

2)             См. «Бюллетень Владивостокской Товарной Биржи» № 14, от 4-го октября 1923 г.

3)            См. газ. «Экономическая Жизнь> № 203, сентябрь 1923 г. г. Москва.

4) Газ. <3аря> № 134, от 18 сентября 1923 г. г. Харбин.

 

— 396 —

Вскоре после этого —20-го сентября 23 г. Дальревком постановил «ввести в действие на территории ДВО постановление ЦИК и СЕК СССР от 3-ю августа 1923 г. И)

Информируя о стоящих перед властью задачах в связи с опубликованием указанного постановления, Уполнаркомфин констатировал, что

декрет этот внес в существующее денежное обращение несомненное изменение. По мнению Унолнаркомфина, хотя введенные в ден. обращение червонцы и являются валютой вполне устойчивой, но это не давало право сделать вывод, что к существующей на Д. В. в обращении, валюте можно относиться пренебрежительно.

В декрете совершенно отсутствуют элементы какой-лино принудительности, поскольку названные в законе валюты объявляются обязательными к приему только по линии гос. организаций. Населению предоставлено время свободно разобраться и самому убедиться, в полезности принятых государством мер.3)

Как увидим дальше, общая обстановка действительно потребовала внести некоторые послабляющие декрет оговорки, применяя его в Приморье.

 

Госбанк и Фонд. Отделы Товарн. Бирж.

 

Нет сомнения, что осуществление тех или иных мероприятий в области ден. обращения стало возможным только благодаря систематическому и организационному содействию финансовых учреждений Д. Востока. В этом отношении наибольшее значение имело содействие оказанное Дальбанком с его вполне окрепшими и во многих местах, учрежденными филиалами и Госбанком СССР. Отделение последнего было открыто в Чите в конце 22 г., вскоре после присоединения ДВР к РСФСР, в марте 23 г. начала функционировать Д. Восточная Краевая Контора Госбанка во Владивостоке, открывшая в течение 23 года свои филиалы во многих пунктах ДВО.

Одновременно с проведением законоположений о внедрении червонцев и совзнаков, постановлениями СНК и Даль-ревкома были учреждены Фондовые Отделы при ранее организованных Тов, Биржах в Чите и Владивостоке, а также  организована котировочная комиссия при Уполнаркомфине на ДВ. Согласованные мероприятия всех этих органов и учреждений, особенно устанавливаемые ими курсы, открываемые кредиты в червонцах и производившаяся выписка товаров из Совроссии, способствовали приучению использованию червонцами.

 

Иностранные Банки.

 

В противовес предпринимавшимися русскими банками мероприятиям по урегулированию ден. обращения, филиалы иностраиных банков были заинтересованы в возможно более длительном сохранении в ден. обороте иностранной валюты, и возможно более высоком курсе ее.

1) См. «Бюллетень Дальревкома» № 08, от 7-го октября 23 г., ст. 618.

2) См. газ. «Нов. Жизни» № 244. от 30 октября 1923 г. г. Харбин.

 

— 397 —

Говоря об иностранных банках, мы имеем в виду функционировавшие во Владивостоке с конца 1918 г. отделения банков: японских — Спеши и Чосен и английского-Гонконг-Шанхайского.

Других иностранных банков на ДВО не имелось. Указанные три банка не имели разрешения на открытие своих операций, начав таковые в явочном порядке. Вопрос об открытии во Владивостоке-иностранных банков возбуждался еще до Революции, но был категорически отвергнут.1)

Указанные три банка, особенно два японских, за периоа. усилившегося влияния яп. Иен — являлись проводниками ее на местный рынок и, тесно связавшись с делом экспорта через Эгершельд, оказались чрезвычайно нужными для русских учреждений, впредь до полной эмансипации последних от влияния инвалюты.

Это сознание зависимости не позволяло, во избежание полной ликвидации иностранных банков, предпринять по отношению к ним мер, диктуемых буквой советского законодательства. Создалось весьма неопределенное и подчас пародоксальное положение.

В свое время постановление о размене иностранных банкнот опубликовано не было и вопрос об иностранных банках на время снят был с обсуждения.

Но осенью, после опубликования Дальревкомом своего сентябрского постановления о применении декрета СНК от 3-го августа, вновь возник вопрос о порядке регламентировки производимых иностранными банками сделок с инвалютой.

В начале сентября 23 г. Уполнаркомфин — гр. Барышников рекомендовал иностранным банкам оформить свое существование применительно к действующим в Совроссии законам.

Иностранные банки не подвергались правительственному контролю, не облагались налогами и вообще находились вне пределов досягаемости. Такое нелегализованное внезаконное существование, по мнению Уполиаркомфина, не могло продолжаться неопределенное время и надлежало возможно скорее ввести их работу в нормы закона.

Директора Владивостокских банков заверили гр. Барышникова и вслед затем подтвердили письменно свое желание бить лойлльными в отношении советской власти.2)

В изложении японского телегр. Агентства — сделанное иностранным банкам предложение было изображено таким образом:

1) См. ст. А. Д. Орлова »Финансовое положение Приморья». Сборник Примгубвыстбюро. 1923 г. г. Владивосток.

2) См. К. К; «Письмо из Владивостока». Газ. «Трибуна» № 260, от 24-11 23 г.

 

— 398 —

«Конфликт между советской администрацией и иностранными банками выясняется в следующем виде: представители советского правительства потребовали от банков подчинения декрету об иностранных банках в России, согласно которому банки обязаны вносить в депозит государственного банка 5°/о с основного капитала в виде гарантии.

Таким образом, Спеши банк вынужден был бы внести 5.000.000 золотых рублей, а Чосен — 4.000.000.

По сведениям, Спеши предпочитает закрыть свое отделение, но так как большое количество кредитных билетов Чосен банка циркулирует в Приморской и Амурской областях, то положение этого банка представляется несколько более затруднительным.

Поэтому возможно его переформирование в новый банк, состоящий под Совместным управлением русских и японцев, что даст банку возможность избегнуть применения к нему декрета об иностранных банках, или же банк вернется к старому наименованию „Мацуда банк» с основным капиталом в один миллион иен.

Последние два выхода находятся в данное время в стадии обсуждения Правления банка с представителями министерства финансов в Токио».1)

Происшедшая заминка в работе иностранных банков и на этот раз разрешилась достаточно благоприятно для них — функционирование их временно было сохранено на прежних основаниях, сделки с валютой продолжались вполне свободно, банкам было лишь вменено в обязанность представлять в губфинотдел свою отчетность.

В статье известного на Д. Востоке экономиста — К. К. Куртеева—»Японские банки во Владивостоке» находим балансы этих банков на 1-ое октября 23 г. Сводный баланс отделений японских банков был таков:

Актив.                         (в тысячах иен)                                 ДйССМв.

Касса  .......  717       Капитал Отделений     800

Ссуды..................... 1323        R

Правление и Отдел. . 1583        Вклады   ...... 2438

Пр. активы............ 305        Пр. пассивы ....  690

Итого 3928                                                               Итого 3928

Выводы К. К. Куртеева таковы: резкое сокращение операций обоих отделений яп. банков является следствием ликвидации яп. военной интервенции и связанного с нею ослабление роли японцев в экономической жизни Приморья. Японские банки не внесли  в край новых капиталов, напротив они превратились в насосы, выкачивающие местные денежные средства за-границу, больше половины этих средств снято с владив. ден. рынка и отправлено в Японию и Маньчжурию.2)

Конечно, в отдельные моменты — в период экспортной кампании банки вновь мобилизовали для местной работы свои средства, но, как правило, к концу 23 г. вследствие неопределенных перспектив дальнейшей деятельности иностранных банков, с их стороны выявилась вполне определенная тенденция перебрасывать за-границу все свободные средства, работая исключительно за счет местных .вкладов.

1) Телеграмма а-ва <Тохо>. г. Токио. 7 декабря 1923 г.

2) См. ст. К. К. Куртеева в «Экономич. жизнь Д. Востока»  № 2, Декабрь 1923 г.

 

-399 —

Одновременно, по мере укрепления на местном рынке червонцев, иностранным банкам пришлось вступить на путь работы с червонцем, так как иначе для них отпала бы возможность обслуживать русско-японский экспорт. Чосен Банк получил в Дальбанке кредит в червонцах под обеспечение в иенах. Это позволяло ему получить червонцы, спрос на которые со стороны его клиентов все увеличивался. Яп. Банк вынужден даже был открыть прием червонцев на тек. счета, производя по таковым обычное начисление процентов.1)

Но в общем следует признать, что судьба иностранных банков во Владивостоке все еще продолжает оставаться неопределенной.

Надо полагать, что общие интересы банков и их клиентов, а также органов краевой власти и гос. учреждений позволят найти и на будущее достаточно приемлемый выход.

 

Иены в Приморье.

 

Особенностью приморского ден. Рынка являлось не только функционирование там иностранных банков, но и проникновение во все поры ден. обращения иностранной валюты — японских иен, главным образом, в банкнотах Чосен Банка. В начале книги мы уже указывали, что общее количество иен, имевшихся в обращении в районе Приморья, за 1918—1922 г. г. достигло суммы, примерно, в 10 миллионов.

Население приучилось к иене, как денежному знаку, не претерпевавшему особых колебаний курса.

Как констатирует один из наблюдателей — »по произведенному в апреле 23 г. обследованию выяснилось, что запасы русской золотой монеты в Приморье и в частности во Владивостоке крайне ограничены, не превышая 1 1/2 милл. рублей, считая в том числе и запасы банков. Вся сумма серебряной монеты в то же время не превышала одного миллиона золотых рублей. Между тем, потребность торгового оборота составляла от 15 до 20 миллионов ден. знаков и на всю эту сумму имелись в обращении иены.

Таким образом, фактически ден. знаком в Приморье была японская иена, серебряная русская монета являлась монетой подсобной, а золотая монета, не играя роли в денежном обращении, превратилась в товар».2)

Уяснение значения, которое приобрела иена в ден. обращении Приморья, делает понятными те послабления в осуществлении постановления ЦИК, и СНК от 3-го VIII. 23 г., на

1) См. газ. «Рупор» №762, от 21--ХГ23 г. г. Харбин*.   Корресп. из Владивостока.

2) См. ст. А. Г. Майофиса в № 3—4 журн. «Экономическая Жизнь Приморья> XIXII 1923 г. г. Владивосток.

 

400

которые власть вынуждена была пойти сразу же вслед за распубликованием этого постановления.

С 1-го октября 23 г. оно было введено в действие в Приморской губ., а 9-го октября Дальревком, «учитывая, что у населения Приморской и Камчатской губерний, особенно в сельских местностях и в отдаленных промысловых районах, сохранилось некоторое количество японских иен, постановил: в из'ятие указанного пункта пятого разрешить государственным, коммунальным и кооперативным кассам приморской и Камчатской губерний прием и выдачу японских иен по курсу котировальной комиссии при уполнаркомфине до 1-го декабря т. г.».

Одновременно Уполнаркомфином на ДВ был установлен курс на червонец или на 10 руб. золотом в 11 иен 80 сен.

Опубликовывая постановление Дальревкома, Приморский Губисполком предупреждал, что «после первого декабря 23 г. прием иен безусловно воспрещается».1) Комментируя постановление Губисполкома, оффициальный орган «Красное Знамя» писал:

«Постановление Приморского Губисполкома, о ден. обращении в нашем-крае ставит точку над «i>, подводя окончательный итог дальневосточным событиям за последние шесть лет.

1-го декабря оканчивается последний этап борьбы за независимость русского ДВ. В первых числах апреля 23 г. ушло из Владивостока последнее японское судно, стоявшее на нашем рейде со дня фактического начала интервенции. Этим заканчивалась последняя страница истории закрепления японского влияния при помощи вооруженной сияы.

Попытки борьбы с ден. интервенцией, проводимые на ДВ., — введение буферных денег и разменного серебра потерпели в свое время неудачу и быди вытеснены японской бумажной валютой. Это об'яснялось экономической слабостью ДВ; но одна из главных причин наших неудач крылась в присутствии нескольких японских дивизий и в том, что японское правительство выбрасывало на наш. ден. рынок сотни миллионов иен в уплату за содержание войск и как жалование этим войскам.

Ни одно пр-во в мире, желающее быть независимым и свободно распоряжающимся на своей территории, не могло согласиться на свободное хождение иностранной валюты в своей стране. У нас же на ДВ иена ходила не только свободно, но и заменила собой государственный платежный знак, внедряясь в глубокие массы и доходя до самой отдаленной крестьянской хаты.

Чтобы быть независимым политически, чтобы иметь возможность бороться с чужеземным экономическим влиянием, в целях охранения достоинства государства и его суверинитета, — необходимо было покончить с ден. интервенцией.

Это заставило советскую власть и ее хозяйственные и финансовые органы «суживать зону распространения иен для того, чтобы окончательно вытеснитьеte с внутреннего рынка».

Столь же оптимистично оценили это постановление и деятели влад. Фондового Отдела при Тов. Бирже.

«Если до сих пор иностранная валюта свободно обращалась здесь в качестве денег, — читаем в бюллетенях Биржи, — то теперь эта роль валюты считается конченной. В частности - циркулирующая в каналах ден. обращения иена, которая еще недавно была заместительницей зол. рубля, должна будет вернуться к первобытному своему состоянию чужой валюты, предназначенной исключительно для расчетов но внешней торговле. С 1-го декабря правительственные учреждения и кооперативы совершенно перестанут принимать иену».2)

1) См. газ. «Красное Знамя», № от 17 окт. 23 г., г. Владивосток.

2) Си. «Бюллетень Влад. Тов. Биржи» № 16 от 18 окт. 23 года.

 

__ 401 —

Не смотря на столь решительное постановление Губ исполкома и на установленный невыгодный курс в 11 иен 80 сен за червонец, выяснилось, что изжитие из ден. обращения Приморья иен — является делом, требующим значительно более длительного времени, нежели предположенный срок в 2 месяца.

Решительное постановление сразу сказалось на экспортном транзите Эгершельда: экспортеры, работая в Харбине и имея аккредитивы исключительно в иенах, стали уклоняться от экспортирования грузов через Владивосток (Эгершельд), направляя таковые на Дайрен.

В результате Дальревком вынужден был, войдя в соглашение с Унолнаркомфином, разрешить Уссур. ж. д. в отношении экспортных перевозок не приводить в действие постановления о ненриеме иен после 1-го декабря с г.. Харбинскому Коммерч. А-ву Уссур. ж. д. было предоставлено выдавать банкам и экспортным фирмам соответствующие письменные гарантии.

Во исполнение нового предписания X. К. А. Усе. ж. д. дало следующее об'явлеиие:

«Уссурийская ж. д. об'ясляет, что ею и после 1-го декабря с. г. будут приниматься японские иены в платежи по всем экспортным перевозкам через Эрершельд, при чей прием иен обеспечен на все время экспортной компании».1)

Открывая Фонд Отдел. Владив. Биржи, Унолнаркомфин также вынужден был отметить, что «японская иена отнюдь не вытесняется окончательно, но она будет обращаться не как узаконенный знак, а как иностранная валюта. Всякий может ее хранить где ему угодно у себя или в банке на счете валюты».

Послабление, допущенное для Уссур. ж. д., впоследствии пришлось распространить и на др. учреждения, так как край несмотря на осуществленную лицензионную политику власти, продолжал все же свои коммерческие сношения с районами, работавшими на японские иены; последними же производилась оплата таможенных пошлин и аренды по сдаваемым японским гражданам рыболовным участкам.

Власть, вынужденная принимать иены, предприняла по отношению к ним регламентировку курса: вместо прежнего курса червонца (или золот. десятки) в 11 иен 30 сен и установленного в октябре 23 г. курса в 11 иен 80 сен, с 20 марта 1924 г. «для приема японской иены таможенными учреждениями и кассами ЫКФ в предусмотренных законом случаях» установлен был новый курс — 12 иен 50 сен.2)

Фактический курс иены на рынке был выше.

По справке бюллетеней Биржи — курс червонца на иену (при оффициальном курсе в 11 иен 80 сен) был:

1) См. харбинские газеты от 16-го ноябри 23 г.  

2) См. «Бюллетень Владивост. Тов. Биржи» № 39, от -9 марта 23 г.

 

402

1 января...... 11.50 21 февраля .... 11.62

24    .... 1150 28     ... .11.68

14 февраля   .... 11 57   6 марта............................... „ 11.62

Справки о курсе при частных сделках дают следующие отметки:

6 декабря . .11 иен 08 сен.   5 января . .11 иен 17 сен. 22    ,;     . , И      16        9          . . 11      30   „ 24 декабря  . И      18        28         . . 11      35  

25                   февраля ... 11 иен 70 сен.

26                               ... 11      70  
8 марта   .... 11      70  

Средний курс при частных сделках за 12 марта составил
11 иен 37 сен.                                                                           .

При оффициальном курсе с 20 марта в 12 иен 50 сен Бюллетень Биржи отмечает курс рынка 20-го марта — 11 иен 84 сены, а 3-го апреля—12 иен 12 сен.

Из приведенных справок ясна имевшая место невыгодность производства взносов в кассы госучреждений иенами. Последние, оказавшись под финансовым ударом власти, постепенно — по мере перехода народн. хозяйства края на свою русскую расчетную единицу - будут постепенно уходить из ден. оборота, теряя на рынке свое прежнее доминирующее положение.

 

Бюджет ДВО.           

 

На ряду с др. факторами, способствовавшими постепенной эмансипации от иностр. валюты, несомненно значение и тех мер, которые предпринимались краевой властью но сокращению краевых расходов и импорта.

Пассивный в отношении Востока расчетный баланс б. ДВР грозил продолжением выкачивания из края всех денежных рес-сурсов. Не меньшей угрозой являлась и дефицитность бюджета требовавшая бесконечных дотаций центра.

Можно констатировать, что на протяжении 1923—1924 г. г. был предпринят ряд мер, давших положительные результаты для благоприятного разрешения обоих, указанных выше, больных вопросов Д. Востока.

Нет сомнения,, что запрет ввоза товаров из Маньчжурии и заградительные таможенные ставки на товары, разрешенные к ввозу, — вынудили дальне-восточного потребителя пользоваться более дорогостоющими московскими товарами.

В пределах известного времени это вынужденное пользование товарами российского производства было как будто-бы невыгодно, но в процессе времени несомненно эта невыгода будет компенсирована той выгодой, которую получит население, укрепив внешне-расчетную стоимость своих денежных знаков.

 

403

Положительные данные расчетного баланса с Востоком до некоторой степени колеблются сведениями о существующей контрабанде. Читинская газета «Дальневосточный Путь», пользуясь оффициальными данными таможенного ведомства, констатирует, «что усиление контрабанды достигло огромных размеров. По приблизительному подсчету за 1923 г. контрабанды просочилось минимум на 13 миля. зол. руб. и только 5°/о всей контрабанды было задержано. Главными предметами котрабанды из-за границы является мануфактура, спирт и табак. Раньше на первом месте стоял спирт, теперь первенство перешло к мануфактуре. Причина роста контрабанды — малочисленность пограничной охраны, а главным образом — большая разница цен между дешевыми заграничными товарами и дорогими российскими».

Как правильно отмечает газета, «для борьбы с контрабандой необходим ряд мер прежде всего экономического характера: снижение цен на товары советской продукции».

В настоящее время в этом направлении приняты соответствующие меры — будущее покажет результат их.

Нет сомнения, что тот или иной результат соответственно скажется на денежном обращении ДВО.

Касаясь бюджета ДВР (см. стр. 311) мы уже отмечали дефицитность его, потребовавшую за двухлетний период существования ДВР «доплаты» к сумме свыше 18,6 милл. руб.

По присоединению ДВР к РСФСР, Дальревком опубликовал бюджет на ноябрь-декабрь 23 г., бюджет этот предусматривал доходы в сумме 525 тыс. руб., расходы—1.208 тыс. руб.— дефицит около 700 тыс. руб.

Утвержденный Дальревкомом в мае 23 г. новый бюджет на период 1 сентября 23 г. предусматривал:1)

 

 

 

Доходы

   Расходы

Превыш. дох.

Дефицит.

1.

2.

Все гос орга-ны без ж. д.

Жел. дор. .

19.469.466 12.088.611

15.126.938 15.079.187

4.342.528

2.990.476

 

Итого. .

31.558.077

30.206.125

3.342.528

2.990.476

Таким образом, вместо былого дефицита по смете на 23 г. в сумме 11 с лишним милл. рублей, новый бюджет предусматривал доход почти в 1,5 милл. руб. Нужно иметь в виду, что прежний бюджет обнимал только 4 области: Прибайкальскую, Забайкальскую, Амурскую и Приамурскую, и если взять бюджет на 23 г. этих четырех районов, то все же он окажется дефи-

1) См «Бюллетень Дальревкома» № 44, от 8 июня 23 г. от. 346.

 

404

цитным на 2.365 тыс. руб. Отсюда ясно, что бездефицитность бюджета ДВ на 23 г. достигается главным образом — присоединением Приморья и Камчатки.1) Но и помимо этой причины нельзя отрицать, что имело место значительное сокращение разн. статей расходной сметы.

Бюджет ДВО на 1923—1924 г. г. (по 1-ое октября) выражается в след. цифрах:

 

 

 

Доходы

Расходы

Превыш.дох.

Дефицит.

1.

2.

Все гос орга-ны без. ж. д.

Жел. дор. .

23.273.912 15.073.700

23.273 912 16.273.700

  

1.200.000

 

Итого. .

38.347.612

39.547.612

   

1 200.000

Из общей суммы доходов в 23,2 милл. руб. ожидается к поступлению прямых и косвенных налогов и пошлин свыше 15,3 милл, т. е. более 66%. Средняя сумма обложения выразится в 10 р. 76 к. на единицу населения.

Как констатируют руководители дальне-восточного нар. хозяйства—

«достигнутое бюджетное благополучие области не следует переоценивать. Это благополучие твердо стоит лишь на одном устое — на обложении. Это только устой, а не фундамент. Чтибы завершить постройку твердого фундамента, нужно торопиться с созданием второго устоя. Материалом для него может в ближайшие же годы послужить добывающая промышленность, возможность развития которой обуславливается наличием природных богатств. Бюджетное благополучие будет надежным и устойчивым при наличии указанных двух опор. До этого бюджетное благополучие может быть опрокинуто простой случайностью.

Завершение постройки бюджетного фундамента д<шкно быть поставлено важнейшей задачей ближайших лет. Иначе возможен возврат к прежнему довоенному положению, когда ДВО опять вынуждена будет протянуть руку к центру за дотациями».2)

Приведенным как нельзя лучше характеризуется - положение бюджета ДВО.

Устойчивость ден. обращения на ДВ стоит в прямой зависимости от бюджетного благополучия, будем думать, что последнее останется непоколебимым.

 

Золотая и серебря ная монета на Д.Востоке.

 

Еще к концу 1922 г. реальная зол. монета стала исчезать из ден. Обращения ДВР. Ден. рынок постепенно перешел на пользование исключительно банковой и биллонной монетой.

С прекращением дотаций, из центра в зол. монете, остатки ее с ДВ постепенно уходили — либо на запад — в Россию, либо на восток — в Маньчжурию на оплату закупаемых там товаров.

1) См. «Вестник Финансов> № 31, от 31 августа 23 г. стр. 41.

2) См. сборник под редакцией С. Ф. Суховия —»Советский Д. Восток» стр. 147.

 

— 405 —

В результате, как констатируют многие наблюдатели, золотая монета потеряла свое значение основы учета ценностей и превратилась в товар.

Каналы ден. обращения заполнились дешевым в то время в Москве банковым и биллонным серебром, именно последнее и осталось в обращении с принудительным курсом сравнительно высоким, благодаря чему не прекращался прилив его и с востока и. главным образом, с запада.

Вследствие притока серебра, несмотря на исчезновение золота — острого недостатка в средствах обращения не чувствовалось.1)

В целях сохранения в ден. обр ДВО серебр. монеты и в то л;е время предупреждения ввоза ее в целях спекуляции с востока и запада, на протяжении 1928—1924 г. г. предпринимался рял. мероприятий. 24 апр. 23 г.. приняв постановление о.введении в действие на территории ДВ декрета СНК от 9 августа 22 г. о разрешении провоза в пределы РСФСР изделий из драгоценных металлов, золотой и серебряной монеты, иностранной валюты и росс. бум. денежн. знаков,— Дальревкои временно оставил без применения примечание к ст. 2 декрета, ограничивающее право свободного ввоза монеты суммой в 500 рублей.

Но вскоре вслед за этим—14-го мая — Уполнаркомфин вошел вновь в Дальревком с проэктом постановления о воспрещении ввоза серебряной монеты. Заслушав это постановление, Дальревком постановил: «В целях предотвращения спекуляции с серебряной монетой, поручить Уполнаркомфину по телеграфу возбудить ходатайство перед НКФ о срочном проведении постановления следующего содержания:

1.            Воспретить ввоз  на территорию ДВ из-за границы и прилегающих к ней местностей РСФСР серебряной, как мелкой разменнной, так и полноценной монеты на сумму свыше 25 руб. банковым и 10 рублевым разменным серебром на одно лицо.

Примечание,: настоящее постановление не распространяется на золотую монету.

2.   Означенное запрещение распространяется на все государственные, кооперативные и частные учреждения, организации и отдельных лиц.

3.   Право ввоза серебряной монеты свыше указанной в п. 1-м настоящего постановления суммы принадлежат НКФ и может быть предоставлено в каждом отдельном случае учреждениям, органезациям и лицам но особому разрешению органов НКФ.

i. Нарушение настоящего постановления карается на основании 10 ст. Уг. Кодекса по 97 и 138 ст. того же кодекса.2)

15-го июня мнение Дяльревкома было облечено в форму постановления3.)

13-го июля того же года Дальревком, в изменение своего предыдущего постановления, постановил, что право вывоза серебряной монеты свыше указанной в ст. 1-ой суммы может быть предоставлено в каждом отдельном случае учреждениям,

1)             См. ст. Н. Котцова— «На путях к червонцу», № 1 журнала «Экономическая Жизнь ДВ» ноябрь 23 г., г. Чита.

2)             См. протокол № 59 заседания Распоряд. Бюро Дальревкома 25 мая 23 г.

3)            Тоже № 64, gt 15 июня 23 года.

 

406

организациям и лицам по особым разрешениям, выдаваемым Валютным Управлением НКФ на вывоз серебряной монеты из пределов СССР и уполномоченными НКФ на Д. Востоке на ввоз той же монеты из за границы.1)

Одновременно происходившее в Чите Д.Восточн. Фин. Совещание, обсудив вопрос о порядке вывоза из ДВО валютных ценностей (инвалюты, золот. и серебр монеты), пришло к выводу о своевременности введения на ДВ декрета СНК от 19 апреля 23 г., ограничивающего право вывоза нормой в 200 руб. по оффициальному курсу на одно лицо и 100 руб. на каждого члена семьи.2) Соответствующее узаконение было принято Дальревкомом 7 авг. 23 г., постановившим ввести в действие на территории ДВ «Правила о порядке пропуска через таможенные учреждения НКВТ и НКФ 26 октября 22 г.», причем общую сумму разрешенных, п. «д»ст. 12-ой «Правил» к свободному вывозу ценностей решено было повысить до указанной выше нормы.3)

Полугодичный опыт привел Дальревком к несколько иным выводам о целесообразном порядке разрешения ввоза серебряной монеты на территорию ДВО, вследствие чего 27-го ноября 23 г. Дальревком постановил:

Изменить первый пункт своего постановления от 15-го июня 23 г. (Бюлл. ДРК № 48, ст. 413) следующим образом: а) ввоз па территорию ДВ из за-границы серебряной монеты, как мелкой разменной, так и полноценной, имеющей хождение в ден. обращении ДВР., разрешить без всякого ограничения, б) Ввоз той же монеты из прилегающих местностей РСФСР ограничить суммою 26 руб. банковым и 10 руб. разменным серебром.

Примечание; Настоящее постановление не распространяется на зол монету.4)

7-го декабря 23 г* Дальревком постановил отменить закон б. ДВР *О свободном обращении золота» и ввести ряд декретов СНК, касающихся: чеканки зол. червонцев, вкладных операций, валютных операций и т. п. По отношению к некоторым из вводимых в ДВО законов постановлено было ввести частичные дополнения или из'ятия; так, напр., постановлено было—

«приостановить действие примечания кет. 1 декрета СНК и ВЦИКот 15 февраля 23 г. в отношении сделок на росс. золот. и серебр. монету, предоставив право для гос., кооперат. и частн, предприятий приема платежей росс., золот. и серебр. монетой, а равно и производство таких платежей».

Резюмируя имевшие место законоположения о порядке ввоза и вывоза зол. и серебр. монеты, приходим к выводу, что в отношении ввоза зол. монеты не было установлено никаких ограничений, в отношении же серебр. монеты был разрешен свободный ввоз ее из за границы и ограничительным из за Байкала— из Совроссии. В отношении вывоза в Совроссию как зол., так и серебр. монеты ограничений не существовало, вывоз же этой монеты за границу был ограничен указанной выше нормой в 200 и 100 руб, по курсу.

1) См. «Бюллетень ДРК> № 57.

2)             См. протокол № 27 «ДВосточн. Краев. Заседания», от 12 июля 23 г.

3)             См. газ. «ДВост. Путь> № 188, от 22 августа 23 г. Постанжи. № 421 ст. ст. 1 и 4.

4)             См. «Бюллетень ДРК» № 81, от 23 декабря 23 г. ст. 770, и. 4 <в>.

 

-407

Надо полагать, что вопрос о свободном ввозе монеты из за-границы в ближайшее время будет пересмотрен, так в марте 24 г. Валютное Управление НКФ вошло уже в Дальревком с представлением о необходимости срочной отмены его разрешения на ввоз из-за границы серебр. монеты, так как согласно постановления СЯК СССР «ввозимая зол. и серебр. монета дореволюционного образца подлежит сдаче в таможенные учреждения*.1) Бричем предполагалось, что отбираемая монета подлежит обмену по оффициальному курсу на имевшие хождение внутри страны ден. знаки.

Регулирование обращавшейся на рынке серебр. монеты имело место не только путем регламентировки ее ввоза и вывоза, но и путем установления оффициального, принудительного курса, что позволяло, сообразуясь с курсом соседних рынков, способствовать или ограничивать приток этой монеты в ДВО.

В развитие прежних законоположений ДВР, коими 5 октября 22 г. был установлен курс банк, рубля в 95 коп. зол. вЗаб., Приб. и Амурск, обл. и в 1 руб.зол. в Приам, обл., а курс 1 зол. руб. на биллон в 2 р. 80 к. в Заб.и Приб. обл., в 2 р. 70 к. в Ам. обл. и в 2 руб. 60 коп. в Приам, обл.,— Дальревком 6-го июля 23 г. постановил: установить оффициальный курс по всему ДВ следующий: а) за 1 зол. руб.2р, 60к. биллонным серебром (размены, сер.); б) за 1 серебр. банков, рубль90 к. золотом или 2 р. 35 к. биллонным серебр})

Следовательно, 1 зол. рубль приравнивался к 1 р. 11 к. банк, серебра.

В 1924 г. на ден. рынок ДВО, на общих основаниях с другими территориями СССР, было направлено серебро нового советского чекана. В предвидении выпуска в обращение этого серебра, имевшего хождение наравне с зол. монетой и червонцем, Дальревком резко изменил ранее установленный курс на серебр. монету прежнего чекана и, приближая ее курс к курсу новочеканной, установил с 16 ю февраля 1924 г. новый курс дореволюционной серебр. монеты.: один червонный или золотой рубль равен 1 р. 60 к. билл. серебр.; 1 руб. банков, серебр. равен 1 р. 44 к. биллон, серебр., следовательно, 1 зол. руб., как и прежде, приравнивался к 1 р. 11 к. банков, серебр., т. е., 1 банк. рубль, как и прежде, приравнивался к 90 коп. золотом.3)

В конце апреля 24 г. Уполнаркомфином на Д. В., в целях постепенного выведения из оборота серебр. монеты иреж-него чекана, установлен был новый курс: 1 рубль биллона приравнивался — 40 коп. зол; 1 рубль банк, серебра—75 коп. золотом, т. е. 1 зол. рубль об'являлся равным 2руб. 50 к. биллоном или / р. 33 коп. банк, серебром.

1) См. <Бюллетень Читинской Тов. Биржи» № 41, от 18 марта 1924 г.

а) Тоже, № 5, от 10 июля 1923 г.

3) На стр. 378 надлежит внести исправление, проставив вместо 96,2 зод- коп. —90 зол. коп.

 

Об этом было опубликовано следующее постановление Даль-ревкома:

«В соответствии с мероприятиями, ЦИК и СНК СССР, направленными к созданию устойчивых денег на территории Союза СССР, а также к осуществлению унификации денежных систем, ДВО и СССР в целях полного прекращения потерь, которые несут трудящиеся массы, а также народное хозяйство ДВО, в силу особенностей денежного обращении, затрудняющих товарооборот с центральными областями Союза,— Дальревком постановил:

1) Декрет ЦИК, а также СНК СССР от 22 февраля, «О чеканке и выпуске в обращение серебряной и медной монеты» ввести на территории  ДВО на следующих основаниях:

а)            Оффвциальный курс серебряной и медной монеты старой чеканки в пределах ДВО установить, начиная с 28 сею апреля следующий: оффнциальный курс: 1 рубль банковым (крупный серебром)   равен 75 червонным (золотым) копейкам, 1 рубль билонным (разменным) серебром, а также медной монетой равен 40 червонным (золотым) копейкам;

б)             Указанный в пункте.»а» сего постановленияоффидиальный курс об'явить курсом, по которому в ДВО в дальнейшем будет произведшая из'ятие из обращения серебрян й и медной монеты стар го образца, путем  выкупа  таковпй государственной казной, на общие союзные твердые дензнаки—банкноты, чер опцы, казначейские билеты, а также серебряную и медную монету севетской чеканки. Сроки, а равно и порядок вышеуказанного выкупа устанавливается по соглашению с Дальревкомом и Наркомфином СССР особыми постановлениями Дальревкома.

До момента окончательного из'ятия из обращения серебряной и медной монеты старого образца, последняя вмеет оффициальное хождение в ДВО на основаниях, указанных статьей четвертой постановления Дальревкома от 7-го декабря прошлого года, предусматривающей прием и производство ею платежей всеми государственными, коммунальными, кооперативными, общественными и частными учреждениями и лицами.

2)   Наблюдение за выполнением  сего постановления, а равно принятие мер по обеспечению успешности и безболезненности его проведения в жизнь, возложить на управление уполнаркомфина ДВО.

3)   Подтвердить постановления Дальревкома от 16-го сего февраля об исчислении товарных цен в червонных рублях, с двадцатого сего апреля и об обязательном вывешивании цен в торговых помещениях и визложить на губисполкомы наблюдения за неуклонным выполне нием указанных постановлений.

4)   Настоящее постановление ввести в действие по телеграфу.

Преддальревкома Павлов, уполнаркомфии ДВО Измайлов, секретарь Дальревкома Копытин*.

Значение для ДВО приведенного постановления пояснено было одновременно опубликованной особой декларацией Дальревкома.

Можно предполагать, что прежнее изменение курса не отражалось на притоке сер. монеты в пределы ДВО.

Опасность контрабандного, а впредь до отмены ограничения ввоза и легального, ввоза биллона из за-границы не существует, так как, как подробно указали мы в главе о русском рубле в Маньчжурии и Китае, там сер. росс, монеты в наличности в сколько-нибудь значительном количестве не имеется.

Золотая же монета там хотя и имеется, но распылена у отдельных лиц, как сбережения, и трудно предполагать, что держатели выпустят ее на рынок.

Конечно, запасы русской золотой менеты, и в достаточно большом количестве, имеются в кассах государственных банков отдельных стран, особенно Соединен. Штатов Сев. Америки, но трудно предполагать переброску этой монеты именно на Восток, тем более, при отсутствии коммерческого спроса на эту монету и при нецелесообразности ввоза ее в ДВО при установленном там номинальном курсе червонца в 10 руб. золотом.

 

Из'ятие ден. знаков и суррогатов прежних выпусков.

 

Одновременно с внедрением червонцев и формальным установлением права на обращение совзнаков, были приняты меры к из'ятию «прежних» ден. знаков. Об этом 24 октября 1924 г. состоялось следующее постановление Даль-ревкома:

«В целях сосредоточения в кассах НКФ аннулированных бумажных ден знаков, процентных и дивидентных бумаг, а равно и других, утративших всякую ценность, обязательств, векселей и проч. и для разгрузки ведомственных касс от излишнего баласта, ДРК постановил:

1.   Всем правительственным учреждениям и отделам коммунальных хозяйств ва.ДВ: а) бумажные ден. знаки выпуска прежних правительств, так называемые: романовские, керенки, думские и проч.; б) все процентные и дивидентные бумаги, выпущенные до октяброкой Революции российским царский пра-вом и Вр. пр-вом, выпущенные частными обществами и компаниями, за тот же период времени и как гарантированные правом, так и не гарантивованные пр-вом, различные паи, а также обесцененные векселя и чеки сдавать в соответствующие кассы Наркомфина.

2.   Настоящее постановление ввести в действие со дня его распзбликования и закончить исполнением в месячный срок*.1)

Как видим, постановление, предлагая «разгрузить» — правительственные и коммунальные кассы «от излишнего баласта* — не покушалось на остатки ден. знаков прежних выпусков и др. обязательства, находившиеся в кассах частных, кооперативных и общественных учреждений.

Одновременно с частичным из'ятием ден. знаков прежних выпусков было введено в действие постановление СТО, под страхом строгой ответственности воспрещающее всем частным, казенным, кооперативным, муниципальным и др. учреждениям выпускать в обращение свои «боны», «авансовые карточки», «расписки», и др. какие бы то ни было суррогаты, носящие характер расчетных знаков. Этим как бы завершался многолетний период эпидемии выбрасывания на рынок кажд. учреждением своих «ден. знаков».

 

Денежный материал ДВО в 1924 г.

 

Многочисленность относящихся к ден. обращению на ДВ постановлений, декретов, раз'яснений, правил и т. и. вынудила Управление Уполпаркомфипа на ДВО «в целях осведомления широких слоев населении» опубликовать особое «Раз'яснение» о имеющих обращение на ДВО гос. кред. билетах и серебр. монете. «Раз'яснение» указывало, что:

«Государственные казначейские билеты (образцы коих имеются во всех кассах НКФ) не следует смеш. с совдензнаками; первые обязательны к приему для всех учреждений и лиц С.С.С.Р, в том числе и в ДВО по золотому их номиналу (как 1, 3 и 5 рублей золотом), вторые — совдензнаки —принимаются по всем платежам во все кассы НКФ, впредь до их выкупа и из'ятия из обращения, по курсу котировальной комиссии при Управлении Уполнаркомфина.

1) См. «Бюллетень Дальревкома» № 74, от 6 ноября 23- г. ст. 691.

 

 

410

 

411

 

ограничения суммы. Кроме того предлагается во всех случаях, когда приходится сдавать сдачу банковый и разменным серебром, принимать червонцы свободно и сдавать сдачу.

Граждане приглашаются в случае отказа в приеме червонцев под предлогом отсутствия разменных денег составлять об этом протоколы и заявлять в милицию. Учреждения и предприятия в случае недостатва разменных денег могут обращаться в губ. прих.-расх. кассу иди Губфинотдел>.!)

Весьма вероятно, что уклонение от приема червонцев отчасти происходило и по той причине, что обязательный курс, приравнивавший их к зол. десятке, по местным условиям, был достаточно высок.

Краевая К-ра Госбанка во Владивостоке установила операции в червонцах с 16-го июля 23 г. Ею было об'явлено, что с этого числа она «.параллельно с существующим ден. обращением будет производить все операции в червонцах, причем активные операции будет производить исключительно в червонцах, за исключением операций, связанных с иностран. валютой за-границей. Все обязательства, представляемые в банк но активным операциям должны быть выписаны только в червонцах».

Одновременно открыли операции в червонцах и филиалы Дальбанка.

С 18-го июля 23 г. Котиров. Комиссия Владив. Тов. Биржи ввела котировку червонца в свои «Бюллетени».

Котировальная комиссия при Уполнаркомфине на ДВ — и Чите стала опубликовывать свои курсы с 1-го окт. 23 г.

Ниже мы приводим справки об отмечавшемся во Владивостоке курсе червонца на зол. рубль за период с 18 июля по 1-ое октября 23 г., с какового времени червонец былъ приравнен к 10 руб. золотом.

 

18-УН |25-УИ J3I-VII17-VIII

14-VIII

21-VIII

28-VIll|

i-IX |

ll-IX

18-IX

25-IX

2-Х

8.62

8.67

8.73

9.05

9.12

9.18

9.21

9.23

9.26

9.28

9.31

10.-

Курс червонца на иену отмечен Биржей 25 июля—в 9 иен 80 сен, 21 августа — в 10 иен 37 сен, параллельно с этим биржевым курсом, согласно постановления Приморского Губвоен-ревкома от 25 ноября 1922 г. (см. протокол JV» 15, пункт 11) действовал еще оффициальный курс зол. десятки в 11 иен 30 сен, с 1-го же октября Бюллетени,, вместо рыночного курса 25 сентября в 10 иен 70 сен, стали отмечать новый оффициальный курс в 11 иен 80 сен. Оффициальный курс с 20 марта 24 г. был установлен в 12 иен 50 сен, рыночный же курс иены 10 апреля отмечен в 12 иен 12сен за червонец. В конце апреля24 г. был установлен новый оффициальный курс в 13 иен за червонец.

Интересно сопоставить курс фунта стерлингов на червонные рубли, по отметкам Владивостокских Бюллетеней, с московским курсом этой валюты на червонец, примерно в эти же числа.

1) См. «Бюллетень Владив. Тов. Биржи» Х» 21, от 24 ноября 23 г.

 

— 412 —

1923—1924 г. г.

 

 

18-УП

21-УШ!

25-1Х

30-Х

20-XIJ16-XII

24-1

21-II

6-ИГ |

20-Ш

10-IV

Владивосток . .

Москва.

9.67 9 49

8 96 9 50

8.48 9.89

8.21 9.28

8.22 9.30

8,58 9 39

8.80 9.18

8 50 9.26

8.50 8.86

8.50 8 40

8.60 8.36

Как видим, курс, случайно установленный в первый день котировки, в последующем резко изменился в сторону удорожания червонца и последний впредь до начала марта 1924 г. расценивался во Владивостоке почти па 10% выше, нежели в Москве. В марте происходит перелом, Москва быстро улучшает курс червонца, во Владивостоке же курс замер па одном уровне.

Об'яснением указанного несоответствия можно признать: во-первых—крайний недостаток в червонцах на ДВ, особенно во Владивостоке, где курс их для платежей казне все время был искусственно высок; во-вторых, усиленный темп торговых сношений ДВО с центральной Россией, по отношению к которой баланс ДВО несомненно оказался пассивным.

Недостаток в червонцах подтверждается и фактом имевшейся в первой половине 24 г. возможности делать более или менее значительные переводы из Харбина во Владивосток только в иенах, т. к. за отсутствием во Владивостоке в наличности червонцев Банки не брали на себя обязятельство производить оплату червонцами, предлагая выплату лишь иенами.

Недостаток червонцев, создавший ненормальные условия в ден. обращении Приморья, повел к изданию Дальревкомом следующего постановления:

«Вследствие отсутствия в обращении б районе Советской Гавани российской валюты, имеющей оффипиальиое хождение в ДВО, и вследствие невозможности до весенней навигации снабдить означенную местность русской валютой, ДРК постановил:

1.   Действие постановления ДРК от 9 октября 19^3 г. за № 503, до 1 декабря 1923 г. допускавшего прием и выдачу иностранной валюты государственными, коммунальными и кооперативными кассами, находящимися в пределах Приморской и Камчатской губернии, продлить в отношении вышеуказанной Советской Гавани до 1 мая 1924 г.

2.   Управлению Уполнаркомфина с начала навигации принять все меры к ликвидации вышеуказанного явления в Советской Гавани».1)

Таким образом, хождение иен узаконялось по 1-ое мая 24 г.

Несоответствие курсов оставалось прежнее.

Как бы то ни было, несомненно, что с течением времени должна произойти нивеллировка курсов и тогда возможны будут лишь случайные и незначительные несоответствия, объяснимые чисто местными, подчас сезонными причинами.

Червонец постепенно внедрялся не только в ден. обращение ДВО, но и в основу исчислений там.

12-го ноября 23 г. Дальревком, на основании постановления СТО от 14-го сен. того же года, постановил отменить свое

1) См. «Бюллетень Дальревкома» № 5 (88), от 29 февраля 24 г ст. 44.

 

— 413 —

прежнее распоряжение об установлении окладов гербового сбора в золотом исчислении и установить таковые на ДВ с 20-го ноября 23 г. в червонном исчислении.1)

7-го декабря 23 г. Дальревком ввел в действие приведенные выше постановления об учете в червонцах сделок с инвалютой,2) о вкладных операциях и др.

Наконец, 11 февраля 1924 г. Дальревком опубликовал свое «Постановление о переходенпа золотой (червонный) расчет*:

«В виду применения на «всей территории СССР в качестве счетной единицы золотого, (червонного) рубля и наличия применения в ДВО различных денежных счетных единиц (золотой, банковый и биллонный рубль) при установлении цен на товары и материалы в практике, как госорганов, так и частных предприятий и лиц —ДРК, на основании декрета ВЦИК и СНК от 27 июля 1922 г., постановил:

1.   Обязательной счетной денежной единицей для всех операций государственных, коммунальных, кооперативных и частных учреждений, предприятий и лиц установить золотой (червонный) рубль.

2.   Обязать как государственные, коммунальные и кооперативные   учреждения и лица расчеты всех своих операций, расценку товаров и все бухгалтерские и торговые книга вести исключительно в золотых (червонных) рублях.

3.   За неисполнение настоящего постановления виновные в том, если не подлежат предаиию уголовному суду, подвергаются в административном порядке: принудительным работам на срок до 3-х месяцев ила денежному штрафу на сумму до 300 рубл. зол.

4.   Настоящее постановление ввести в действие по телегра|у сроком на один год. Вр. Преддальревкома Павлов. Секретарь Дальревкома Бопытии» 3)

Переход на золотое (червонное) исчисление — вызвал попытку переценить товары в сторону повышения цен; это явление в свою очередь вызвало постановление ДРК, от 19 февраля 24 г., в котором констатировалось обнаружение случаев «ничем не вызываемого искусственного повышения частными предприятиями и лицами цен на товары при переходе к обязательной ден. единице» и возлагалось на Губисполкомы

«строгие наблюдение и ответственность за точное и в полном об'еме проведение в жизнь вышеуказанного постановления Дальревкома, поставив во главу их виимания в этой вопросе следующее:

а)             при переходе на единую счетную денежную единицу — золотой (червонный) рубль отнюдь не должно иметь места искусственное повышение цен на товары;

б)             все договора и обязательства, заключенные до издания постановления Дальревкома от 12 февраля с. г. государственными учреждениями и предприятиями между собой или с частными лицами и учреждениями, а также между последними по тем или иным причинам в банковом или билонном (разменном) серебре, должны быть также переведены в золотое (червонное) исчисление но курсу дня их фактического заключения».4)

Прибывший из Москвы на ДВ в марте 24 г. новый Уполнаркомфин — С. М. Измайлов и сопровождавшие его эксперты Нар. Комиссариата Финансов СССР застали ДВО почти уже вполне ассимилированной в общей системе советского денежн. хозяйства.

 

Нивеллировка ден. Систем ДВО и СССР

 

Некоторые из последующих ыерэприя-  тий, как напр., приведенное нами апрельское 24 г. постановление об изменении курса

1) См. «Бюллетень Дальревкома» Л» 79, от 6 декабря 23 г. ст. 739.

2)            О сделках с инвалютой в Приморье, Прим. Губфинотделом 2-го января 24 г. издано было особое постановление за № 7492. См. «Бюллетень Владив. Тов. Биржи» № 28 от 12-го января 1924 т.

3)            См. «Бюллетень Дальревкома» № 5 (88), от 29 февраля 21 г. ст. 40.

4) См. «Бюллетень Дальревкома» № 6 (89), от 26 марта 24 г. ст. 57.

 

414

сер. монеты прежнего чекана, завершали подготовительные мероприятия но нивеллировке ден. системы ДВО и СССР.

Упомянутая нами выше декларация Дальревкома опубликованная одновременно с апрельским постановлением отмечала, что постановление это надлежит рассматривать,

как завершение политического и хозяйственно-экономического об'единения ДВО с СССР, что соответствует интересам народного хозяйства ДВО, а также широких масс. Единая расценка червонцев и казначейских билетов СССР, давт возможность нормальных расчетов с Союзом за ввозимые оттуда товары, что приведет к снижению товарных цен и в силу этого прекратится приток увезенного белыми за-границу серебра, что в свою очередь воспрепятствует расхищению в порядке контрабандного ввоза основных богатств ДВО — пушнины и золота. Отпадает стимул прилива серебра на территории СССР, что пресечет спекуляцию при разнице цен серебра за счет населения.

Декларация указывала, что старое серебро будет иметь хождение на прежних основаниях по новому курсу, пока не поступит в порядке платежей и выкупа в кассы наркомфина, откуда вновь выпускаться не будет.

Как отмечала декларация, — изменение курса старого серебра не отразится на интересах трудового населения, ибо зар. плата и цены товаро-продуктов исчисляются в золотом рубле. Крестьянство также не должно пострадать, ибо уплата сельскохозналога уже произведена серебром по прежнему курсу. Снижение цен на городские товары укрепить смычку города с деревней. В заключение декларация отмечала принятие Дальревкотом всех мер, необходимых для безболезненного перехода к денежному обращению и соблюдению интересов рабочих и крестьян.

Одновременно в связи с приводимой на ДВО реформой денежного обращения и переводом на единую общесоюзную денежную систему, Дальэкосо постановило:

1) обязать все госучреждения, коммунальные, кооперативные и торговые организации срочно пересмотреть системы калькуляции, а также цены местного Губкомвнуторга: 2) обязать Далькомвнуторг в кратчайший срок разработать и представить на утверждение Дадьэкоео основные положения, определяющие калькуляцию, 3) впредь до утверждения Далькомвнуторгом или Губкомвнуторгами новых товарных цен воспретить всем государственным, коммунальным и кооперативным организациям повышение цен,  существовавших на двадцатое сего апреля.

Этими постановлениями, как бы, подытоживалась предшествующая, длившаяся более года эпоха постепенной советизации денежного обращения ДВО.

Конечно, проникшая во все каналы денежн. обращения серебр. монета и еще не полностью изжитые в Приморье и на Камчатке иены, а также общее приграничное местонахождение ДВО будут еще некоторое время вызывать те или иные, чисто местные мероприятия краевой власти, но в общем и целом можно констатировать, что былые различия денежных систем ДВО и РСФСР изжиты.

 

 

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России