на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Н.В.Ивочкина Возникновение бумажно – денежного обращения в КИТАЕ Эпохи Тан и Сун. Москва «НАУКА», Главная редакция восточной литературы 1990.

  Глава 1 ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИОГРАФИЯ

Источники

Материалы, по которым можно проследить и исследовать возникновение бумажно-денежного обращения в Китае, включают в себя немногочисленные вещественные памятники, сведения о состоянии китайской экономики того времени и денежном обращении, содержащиеся в династийных историях и других исторических сочинениях и документах, а также вещественные памятники монетного обращения в Китае, с которым бумажно-денежное обращение было теснейшим образом связано.

 

Вещественные памятники бумажно-денежного обращения

 

Самые ранние реальные листы китайских средневековых ассигнаций, которыми сейчас располагает наука, относятся к юаньскому времени. От предшествовавших периодов сохранились только доски для печатания бумажных денег (реже — деревянные, чаще — бронзовые).

Все известные в настоящее время образцы сунских и чжурчжэньских ассигнаций представлены в прил. I («Каталог ассигнаций династий Сун и Цзинь»), где упомянуты также некоторые юаньские и минские листы (т. е. бумажные деньги периодов, выходящих за хронологические рамки данной работы),чтобы показать дальнейший путь развития китайских бумажных денег.

Известны и поддельные китайские ассигнации (некоторые их образцы включены в прил. I), появление которых было вызвано интересом к ним уже в после-минский период. Так, Ж. Дюгальд писал в XVIII в.,

 

что «не только простолюдины, но и люди образованные почитают за благой знак повесить в качестве оберега на матицу своего дома лист старинной ассигнации» [182, т. 1, с. 332].

Сохранившиеся на руках бумажные деньги прошлых династий (видимо, в основном минские и юаньские) постепенно превратились в объект для коллекционирования, а затем и стали подделываться. В результате в китайских частных коллекциях у любителей старины появились экземпляры бумажных денег, относящихся якобы к VIIXIII вв. Но з действительности подделыватели использовали в качестве образцов известные им купюры династий Юань и в особенности Мин. К. сожалению, и в современной литературе эти подделки зачастую воспринимаются как подлинники. Поэтому история их возникновения заслуживает особого внимания.

Начало целой серии публикаций фантастических фальшивых денег положил труд Мэн Линя «Цюань бу тун чжи» («Полное описание средств денежного обращения») [130]. Первое «Цюань бу тун чжи» было составлено около 1480 г. В 1816 г. коллекционер и ученый Мэн Линь начал дополнять его. К 1833 г. труд был закончен и составил 16 томов (2,5 тыс. страниц). Он включал описание монет с древнейших времен до Цин, а также бумажных денег за период с 650 до 1425 г. (всего 81 образец). В предисловии Мэн Линь называл коллекционеров, предоставивших ему бумажные знаки для публикации. Использовал он и свою коллекцию.

Однако все собранные Мэн Линем ассигнации, якобы выпущенные за девять веков, удивительно единообразны— по размеру, композиции листа, а главное — по тексту легенд и «самоназванию» (бао чао): меняются только названия династий и девизы правления императоров.

Мэн Линь не использовал сведений письменных источников, которые, хотя и не содержат подробного описания конкретных типов денежных знаков из бумаги, дают их общую характеристику, явно не согласующуюся с ассигнациями, включенными в это издание. Находки блоков для печатания бумажных денег в периоды Сун и Цзинь полностью перечеркнули данные Мэн Линя; воспроизведенные в его же труде образцы бумажных денег периодов Тан, У Дай, Сун, Ляо, Си Ся и Цзинь свидетельствуют, что прототипом для них послужили минские ассигнации. Этим объясняется и едино-

10

 

образие их облика. Видимо, Мэн Линь стал жертвой фальсификаторов, наводнивших коллекционерский рынок подделками, которые долго и охотно принимали за подлинники и в самом Китае, и на Западе.

Примечательна полная убежденность Мзн Линя в аутентичности изданных им материалов. Он был уверен в изначальности существования китайских институтов, в том числе и бумажных денег. Его не смущало постоянство типа ассигнаций всех династий. Знакомый с типом медного цяня, сохранявшимся с эпохи Нань-Бэй чао по конец XIX в., Мэн Линь перенес и на бумажные деньги идею стабильности внешнего облика.

Часть работы Мэн Линя, посвященная бумажным деньгам, была переведена на английский язык в 1918 г. и встретила в среде американских нумизматов доброжелательный прием [179]. На Западе аутентичность материалов Мэн Линя была взята под сомнение в 1925 г. [172], в Китае его труд был подвергнут критике в 1961 г. [159]. Однако статьи о танских ассигнациях VII в. и о цзиньских бумажных деньгах, аналогичных мэнлиневским, продолжают появляться в американских периодических изданиях (см. [197, 213]).

Более строгий отбор материалов характерен для работ других китайских исследователей. Так, в изданном и 1873 г. «Цзинь ши цуйбянь» («Собрании сведений [сохранившихся] на металле и камне») Ван Чана [109], среди описания более 1,5 тыс. эпиграфических памятников, нумизматическим материалам уделено скромное место, но среди них — сведения о подлинной доске для печатания бумажных денег из государства Цзинь периода Чжэнь-ю (1213—1216 гг.). Ван Чан не опубликовал эстампа с этой доски, но воспроизвел все надписи и их расположение.

Впервые с обликом чжурчжэньской ассигнации познакомила специалистов публикация С. Бушеля, издавшего фрагмент деревянной доски и бронзового блока 1214 г. [170]: узорчатый бордюр, отдельные строчки, напечатанные не строго вертикально, как было принято в Китае, а диагонально и положенными набок, и др. Еще пять чжурчжэньских ассигнаций были опубликованы в 1914 г. в «Сы чао чаоби тулу» («Иллюстрированном каталоге бумажных денег четырех династий») Ло Чжэньюя [127], видного исследователя древнекитайских документов и эпиграфики. В 1937 г. стал известен эстамп с еще одного бронзового блока для печатания

11

 

чжурчжэньских ассигнаций, найденного в развалинах древнего г. Даминчэна на территории Маньчжурии [219].

В 1938 г. в многотомном «Описании дальневосточных денег» М. Окудайра воспроизвел отпечатки с двух бронзовых досок, которые и сегодня остаются единственными вещественными памятниками сунского бумажно-денежного обращения. Обе они отражают ранний этап формирования типа китайских ассигнаций: изображения людей и зданий, отмеченные и письменными источниками как характерная черта северосунских бумажных денег; отсутствие названия династии и девиза правления, которые потом становятся обязательными; отсутствие на одной из них даже обозначения эмитента, тогда как впоследствии упоминалось не только выпустившее ассигнацию ведомство, но и воспроизводились личные печати должностных лиц, ответственных за выпуск [131].

Эти и последующие публикации подлинных вещественных памятников бумажно-денежного обращения (цзиньская ассигнация 1215 г. в 10 связок, приведенная Пэн Синьвэем в его труде [132]; бронзовая доска для такой же купюры, найденная в 1965 г. в окрестностях г. Сиани и опубликованная в журнале «Вэнь у» в 1977 г. [154]) если и не дают полного представления о сунских и цзиньских ассигнациях, то, во всяком случае, позволяют наметить основные признаки ранних бумажных денег и тенденции в формировании их облика, окончательно отказаться от представлений об их традиционной «неизменности».

Большим событием в изучении первых в мире бумажных денег стал выход в свет в 1987 г. альбома «Собрание изображений древнекитайских бумажных денег» («Чжунго гучао туцзи»), составленного учеными КНР [155].

 

Письменные источники

 

Наибольшую ценность для исследования бумажноденежного обращения представляют сведения в китайских династийных историях, входившие в разделы «Ши хо чжи» («Продовольствие и товары»): императорские указы, регулировавшие денежные отношения в стране, доклады чиновников с предложениями об устройстве денежного хозяйства и, что особенно важно, доклады с мест о реальном положении торговли и функционирова-

12

 

нии отдельных средств обращения. Разделы «Ши хо чжи», описывающие состояние сельского хозяйства, торговли и промышленности, привлекли внимание многих исследователей (см., например, [231; 66]), но с точки зрения истории бумажного денежного обращения в Китае в полном объеме не рассматривались.

Уже в «Исторических записках» Сыма Цяня, в «Трактате о сбалансированности [хозяйства]», дважды упоминаются «кожаные деньги» ханьского императора У-ди [86, т. 4, с. 108—109, 115]. Сведения о них повторены и в разделе «Ши хо чжи» в «Истории [династии] Хань» («Хань шу») (см. [231, с. 267—269].

Крайне скупо освещен процесс возникновения кредитных отношений в обеих династийных историях Тан — «Старой истории Тан» и «Новой истории Тан» («Цзю Тан шу» и «Синь Тан шу»). Ценным дополнением к этим данным служат сведения, включенные в «Свод важнейших материалов династии Тан» («Тан хуэй яо»), в том числе упоминания о кредитных сделках танского времени. Эти материалы, собранные в 40 главах, первоначально охватывали VIIVIII вв., затем были доведены до правления Сюан-цзуна (847—860 гг.), а уже в период Сун Ван Пу закончил описание истории династии Тан. Частично утраченное, оно было заново составлено, переписано и прокомментировано в XVIII в., когда при Цяньлуне происходила «ревизия» всего исторического наследия.

В династийной истории «Сун ши» уже содержатся сведения непосредственно о бумажных деньгах: они сосредоточены в 180-м цзюане раздела «Ши хо чжи». Императорские указы, докладные записки чиновников и прочие документы, приводимые чаще в отрывках, расположены главным образом в хронологическом порядке. Основной принцип этой главы выражается понятием пин чжунь («справедливо уравнивающий»)—термин, идущий еще от Гуань-цзы, которым обозначена экономическая политика создания сбалансированных государственных финансов, достигаемая путем эффективного налогообложения торговли.

Большой интерес представляет и «Черновой свод пажнейших материалов династии Сун» («Сун хуэйяо цзи гао»), составление которого началось еще в первой половине XI в. Историографический комитет, созданный специальным правительственным распоряжением, имел доступ к официальной документации с самого начала

13

 

династии. Им было составлено 2200 цзюаней «Сун хуэйяо цзи гао», но чжурчжэньское, а затем монгольское нашествия помешали завершению работы. Когда в XIV в. писалась официальная история династии Сун, это обширное собрание документов полностью не было использовано: часть его глав была утрачена, часть вошла в знаменитую минскую «Большую энциклопедию периода правления Юн-лэ» («Юн-лэ да дянь»). Возобновленные в начале XIX в. работы по воссозданию этого «Свода» не получили традиционно необходимого официального утверждения, почему он и остался «черновым». В разделе «Ши хо чжи» сохранились данные о бумажных деньгах, не использованные составителями «Сун ши».

Раздел «Ши хо чжи» (цзюань 48) из «Цзинь ши» («Истории династии Цзинь»)—единственный исчерпывающий источник о чжурчжэньских бумажных деньгах. «Цзинь ши» включала 135 глав и была составлена в 1344 г. комитетом под руководством То Кэто (он же составлял «Историю [династии] Сун») и опиралась на «достоверные записи», сделанные еще при жизни цзиньских императоров. Однако «даже с учетом официозности сочинения, которое иногда превращается в памфлет составителей в адрес династии, историю которой они писали, «Цзинь ши» остается ценнейшим источником по любому вопросу, связанному с чжурчжэньским государством, и единственным сводом такого рода» [19, с. 12— 13; 20, с. 11—13].

Наряду с династийными историями и материалами к ним очень важную группу источников составляют энциклопедии. Известнейшая из них — «Систематический свод письменных памятников и суждений» («Вэнь сянь тункао») Ма Дуаньлиня (1228—1322) [128], состоящий из 24 разделов и 348 цзюаней. Денежное обращение Ма Дуаньлинь рассматривает в историческом аспекте, анализируя в совокупности все средства денежного обращения и связывая их историю с развитием всего государства.

Авторитет Ма Дуаньлиня до сих пор остается чрезвычайно высоким как в Китае, так и за рубежом. Западные ученые отмечают, что, если бы не сохранилось ни одного китайского сочинения, кроме «Вэнь сянь тункао», мы все-таки имели бы о Китае полное и многостороннее представление только по одной этой энциклопедии [236, с. 12]. Действительно, достоин восхищения

14

 

ученый, объявший своим умом все стороны жизни огромного государства, создавший свой метод исследования как стиха, так и денежного обращения [6, с. 38].

Другая известнейшая энциклопедия — «Высочайше утвержденное полное собрание книг, карт, чертежей и рисунков с древности до нашего времени» [111] («Гу цзинь тушу цзичэн»), составленная в 1700—1725 гг. и включающая 10 тыс. цзюаней. История бум ажио-денежного обращения описана в статье «Медные и бумажные деньги» (цзюань 347 из раздела «Ши хо чжи»). Сильная сторона этой энциклопедии — тщательно составленный научный аппарат: всегда указаны произведения, главы и разделы, из которых заимствованы материалы (включая и пространные выдержки из подлинных текстов).

Существенно для нашей темы сочинение Ли Ю «Сун час ши ши» [126] («Описание событий династии Сун»), содержащее в разделе «Использование богатства» описание выпуска сперва частных, а затем и государственных бумажных денег в пров. Сычуань на рубеже XXI вв. Это единственный и наиболее полный источник по самой ранней истории бум ажио-денежного обращения. Ценность его для изучения сычуаньских цзяоцзы в том, что он построен на материале не дошедшего до нас «Описания старого и современного Чэнду» Чжао Бяня. Сам Чжао Бянь жил в период Северной Сун, а его записки о Чэнду, составленные в 1074 г. [153], содержат многочисленные свидетельства современника на интересующую нас тему.

Сто лет спустя, в 1174 г., завершил свое произведение «Материалы, продолжающие „Всепроницающее зерцало управлению помогающее»« [123], Ли Дао [1115— 1184]. В нем подробно описывается история обращения бумажных денег в Северной Сун и первые десятилетия Южной Сун. Эти материалы предназначались для составителей будущей истории династии Сун, но большинство из них в нее не вошло.

Документы

Подлинные китайские документы танского времени, найденные в Восточном Туркестане,— обширный и в полной мере еще не изученный вид источников. В данной работе использованы документы из Дуньхуана, пе-

15

 

реведенные и исследованные Л. Г. Чугуевским [46], которые содержат ценнейшие данные для изучения процесса формирования кредитных отношений в танское время [94—101].

 

Монеты

 

Китайские бумажные деньги возникли как замена крупных сумм в денежном обращении, основой которого были медные деньги, и неразрывно с ним связаны. Не рассматривая в данной работе специально собственно монетное обращение в танском и сунском Китае, автор обращается к нему в связи с предысторией появления бумажных денег в Китае.

История изучения монет в Китае, как и в других странах, начинается с коллекционирования. В сунское время уже существовали коллекции, появлялись описания монетных собраний и даже первые работы по атрибуции. Так, Нэнь Го (1030—1094) правильно атрибутировал золотые слитки государства Чу и подражания им из неблагородных металлов (см. [237, с. 180]).

Специфическое отличие китайских монетных каталогов от западных состоит в том, что помимо описания самих монет они содержат также данные из различных исторических сочинений (династийных историй, энциклопедий и т. д.), непосредственно связанные с теми или иными эмиссиями. По полноте собранных сведений и по выбору наиболее достоверных источников оцениваются сами работы.

К числу лучших сочинений XIX в., не потерявших свое значение и сегодня, относится изданный в 1864 г. «Свод старинных монет» («Гу цюань хуэй») Ли Цзося-ня [124], посвященный только медным монетам (остальные средства обращения там не рассматриваются)1. Широтой охвата не только китайских, но и других дальневосточных монет отличается увидевшее свет в 1888 г. «Полное собрание старинных монет» японского автора Имаи Тэйкэти [115].

Китайский нумизмат Дин Фубао выпустил в 1938 г. «Энциклопедию древних монет» (в 12 томах) [113] и в 1940 г. «Иллюстрированный атлас древних монет»' (в 2 томах) [114].

«Энциклопедия...» отличается наиболее полным подбором извлечений из исторических трудов даже о самых малоизвестных и малочисленных эмиссиях медных мо-

16

 

нет. «Атлас» — по существу нормативный корпус правительственной отливки монеты (с включением даже монет «мятежников» и «претендентов на престол»). Труды Дин Фубао и Имаи Тэйкэти — лучшие образцы классификационно-дескриптивного этапа в изучении монет Китая.

Новым подходом к материалу отличается «Описание дальневосточных денег» М. Окудайры, впервые изданное в Токио в 1938 г. в 18 томах и охватывающее не только медные монеты, но и другие средства обращения (слитки из серебра, доски для печатания ассигнаций и др.) [130]2.

Такой комплексный подход к изучению китайского денежного обращения был затем закреплен монографиями Ян Ляньшэна «Деньги и кредит в Китае. Краткая история» [240] и Пэн Синьвэя «История китайских денег» [132].

Первая представляет собой одно из лучших справочных изданий по денежному обращению императорского Китая, включающее обзоры по каждому из средств обращения (круглые медные монеты; золото и серебро; бумажные деньги) и сводки данных по истории традиционных институтов кредита, традиционных и современных банков и ломбардов.

На основе сведений письменных источников Пэн Синьвэй, придерживаясь династийного принципа деления материала, воссоздает историю каждого вида денег. Наряду с чисто нумизматическими данными (описание типов монет, метрологические данные и системы номиналов, почерк и особенности содержания легенд и т. п.) и рамках каждого раздела рассматривается роль золота, серебра и тканей как участников товарно-денежных операций, но всегда отдельно от официальных денег — медных монет.

 

Сведения европейских путешественников

 

К числу источников, сообщающих о бумажных деньгах в Китае в рассматриваемый период, следует отнести также сообщения В. де Рубрука [74] и Марко Поло [72].

Де Рубрук, посетивший в 1253 г. двор Мункэ-хана в Кара-Коруме, рассказывает о них очень кратко: главные деньги в Китае — хлопковая бумага, на которой напечатаны строки, как и на печати Мункэ-хана.

17

 

Сведения Марко Поло несколько полнее. Ему удалось ознакомиться с процессом изготовления бумажных денег в императорской печатне в городе Ханбалыке (Пекин) — столице монгольской династии Юань. Он не только с большой точностью и достоверностью описал внешний облик листов, но и подробнейшим образом выяснил условия хождения и обмена бумажных денег. Его сведения, целиком подтверждаемые данными других источников, очень долго оставались главным источником информации о бумажных деньгах в Китае XIII в., которым располагали в Европе3.

К этим сообщениям примыкают и данные о бумажных деньгах в Китае, собранные в XVIII в. иезуитом Ж- Б. Дюгальдом 4 и включенные им в донесение ордену (наряду с обширными сведениями о географии, животном мире и растениях Китая, обычаях и образе жизни, ремеслах, торговле и т. д.), изданное в трех томах сначала в Париже (1735 г.) [181], а затем в Лондоне (1741 г.) [182]. В двухтомном русском издании (1776г.) глава о деньгах опущена. Рассказывая о бумажных деньгах, Ж. Дюгальд писал с чужих слов об ассигнациях династии Мин (при нем государственных бумажных денег в Китае уже не существовало): «В начале правления Хун-у, основателя [династии] Мин ... денег было так мало, что чиновникам и солдатам платили частично скрепленными печатью императора бумагами, каждая из которых шла за 1000 мелких медных монет или за один лян серебра» [182, т. 1, с. 332]. Есть у него сведения и о том, что в домах у китайцев продолжали сохраняться уже вышедшие из употребления ассигнации.

Новизна этого сообщения заключалась, пожалуй, в четком осознании возможности приравнивать ассигнации как к медной монете, так и к драгоценному металлу. При этом отражена разница в характере обращения •каждого отдельного металла: медь как денежный металл фигурирует в образе монет, серебро измеряется в весовых единицах, а не в денежных.

Дюгальд был не последним европейским путешественником, сообщавшим о бумажных деньгах в Китае, но на нем закончился первый этап знакомства европейцев с этим явлением китайской культуры, когда оно описывалось только в синхронном срезе и подавалось наряду с другими диковинками этой страны, вроде лаковых деревьев или обычая бинтовать ноги у женщин.

18

 

Историография

Только познакомившись с ассигнациями на личном опыте, европейцы проявили научный интерес к истории китайских бумажных денег. Первым о них написал французский синолог Ю. Клапрот, одно время работавший в России. В 1822 г. он опубликовал статью «О происхождении бумажных денег» [206]. Уже в следующем году она была переведена на английский язык [207], а в 1827 г. напечатана в «Казанском вестнике» [47] без указания имени автора, видимо, в силу не сложившихся его отношений с Российской Академией наук5. В русском переводе статья названа точнее: «О начале и происхождении бумажных денег [у китайцев]», для чего переводчику понадобилось внести уточнение, поставленное в скобки. Собранные Ю. Клапротом и изложенные в хронологической последовательности данные китайских источников о возникновении и первоначальном развитии китайских бумажных денег очень долго повторялись в общих работах по Китаю и по всемирной истории денег (см. [214, с. 174; 180, с. 24—42)]. Дополнением к ней служили данные, собранные Э. Био (1837) [166],

Отдельная глава была посвящена бумажным деньгам в изданной в 1842 г. фундаментальной работе (с 60 иллюстративными таблицами) С. Шодуара о монетах Китая, Японии, Кореи, Аннама и Явы [175]. В этом труде воспроизведены минская ассигнация XIV в. (табл. XX и XXI) и цинский частный вексель начала XIX в. (табл. IIV), а сведения Ю. Клапрота и Э. Био об эмиссиях бумажных денег в Китае дополнены данными юаньского периода — с 1260 по 1330 г. С. Шодуар по был синологом и успехом своего труда, его научной ценностью во многом обязан помощи русского китаеведа 3. Ф. Леонтьевского, члена Российской духовной миссии в Пекине и переводчика Азиатского департамента министерства иностранных дел. 3. Ф. Леонтьевский выполнил для этого издания переводы с китайского, составил библиографию китайской и японской литературы, приведенной в иероглифическом написании, и т. д.

Следующий этап в изучении денежного обращения Китая (включая и ассигнации) связан с выходом в свет в 1877 г. исследования В. Виссеринга [236], опиравшегося на восьмой и девятый тома энциклопедии Ма Дуаньлиня. Использование бумажных денег в Китае

19

 

прослежено в этой работе до начала XIII в. (1210 г.). Последовавшие затем критические замечания, особенно на этимологии китайских нумизматических терминов [199], не касались раздела о бумажных деньгах и не умаляли ее научного значения.

Чисто историографический интерес представляет статья [225] Сабуро Сиода, основанная на работе китайских ученых Ван Чжуньи и Лян Шэна (1831 г.). Целиком находясь под влиянием источника, Сабуро Сиода приводит не последовательную историю, а конгломерат фактов без хронологической последовательности.

Практические нужды западных торговых фирм определили появление работ по экономике Китая (и шире — Восточной Азии), прямо или косвенно затрагивающих проблему бумажного денежного обращения в Китае (см. [183; 184; 217; 218]). В одной из них очень кратко изложена история бумажных денег интересующего нас периода [218], в другой рассматриваются представления, связанные с верой в магическую силу листа бумаги, на котором нанесены оттиски печатей (в связи с развитием традиционного института государственных и частных печатей и началом книгопечатания) [217].

Специальная глава о бумажных деньгах имеется и в опубликованной в 1914 г. монографии о проблемах денежного обращения в Китае американского ученого китайского происхождения Вэнь Пиньвэя [239].

Почти одновременно с ней появился и первый библиографический обзор, посвященный китайским ассигнациям [178]; в нем с завидной полнотой учтены все публикации на европейских языках, а также (с помощью К. Томиты — помощника хранителя отдела китайского и японского искусства Музея изящных искусств в Бостоне) основные китайские издания, включая главы о бумажных деньгах из труда Мэн Линя (его английский перевод вышел с предисловием Э. Дэвиса) [179].

Э. Дэвис опубликовал и принадлежащие ему 18 ранних ассигнаций, уверенность в подлинности которых опиралась главным образом на безупречный авторитет «уважаемых джентльменов», у которых он их приобрел, а также на полное тождество его собственных экземпляров опубликованным в труде Мэн Линя (т. е., как было установлено позднее, несомненным подделкам).

В русской историографии начала XX в. можно отметить только небольшую статью А. Иванова (1904 г.)

20

 

130]. Несколько десятков подлинных монгольских ассигнаций, найденных в последующие годы экспедицией П. К. Козлова в мертвом городе Хара-Хото, составляют уникальную коллекцию (см. [67]). Ей была посвящена подготовленная В. Н. Казиным диссертация «Китайские бумажные деньги XIV в. из развалин «Хара-Хото», но война унесла не только жизнь самого В. Н. Казина, но и его рукопись (см. прил. II).

В 30-х годах XX в. глубокий интерес к ранней истории бумажных денег возник в Японии. Уже упоминалось «Описание дальневосточных монет» М. Окудайры, который впервые ввел в научный оборот подлинные ассигнации сунского времени. Большой научный интерес представляют работы по экономике средневекового Китая ряда японских ученых [116—120; 141 и др.], использовавших широкий круг письменных источников6. Эти ученые обратились к детальному изучению общехозяйственного фона, на котором возникло и развивалось использование ассигнаций. В их работах слияние чисто нумизматических исследований с глубоким историческим анализом экономики открывало наибольшие возможности создания полной картины функционирования бумажных денег в обществе. Авторами тщательно выясняются условия обращения отдельных видов банкнот, уточняется терминология и т. д. [200; 215; 243].

Среди китайских исследователей (как в самом Китае, так и за его пределами) к 40-м годам XX в. наметился интерес к общим проблемам истории бумажноденежного обращения. Появляются работы обобщающего характера, из которых необходимо в первую очередь отметить серьезную работу Лю Хуцзе о бумажных деньгах Сун и Цзинь (1944 г.) [209]7, а также труды Ян Ляньшэна, посвященные исследованию кредита и денег в Китае [240—242].

Выше уже упоминалась двухтомная работа Пэн Синьвэя «История денег в Китае» [132]. Затрагивая проблему происхождения бумажных денег в Китае, Пэн Синьвэй писал, что оно было ускорено рядом экономических причин: развитием сунской торговли, желанием использовать бумажные деньги для предотвращения утечки медных денег, неудобством использования железных денег и необходимостью покрывать огромные военные расходы казны. Исследование построено не только на китайских источниках, как у его предшественников, по и на европейской литературе по нумизматике и поли-

21

 

тической экономии. Однако Пэн Синьвэй не ставил перед собой задачи дать полную картину процессов, подготовивших появление первых бумажных денег, и начального периода их существования.

Чрезвычайно важны для нашей темы работы американского ученого Р. Хартвелла [194; 195], в которых детально разбирается по данным письменных источников состояние северосунского денежного хозяйства, развитие экономической мысли в Китае, состояние горнорудных промыслов и т. п., т. е. намного более широкий круг вопросов, чем в предшествующих работах по истории денег в Китае.

Столь же интересны исследования советских ученых по социально-экономической истории средневекового Китая, хотя проблема ранних бумажных денег в Китае там специально не рассматривается [11; 12; 19; 20; 53; 56—59; 61; 75; 78; 79; 83—85; 94—1011.

Особенно следует отметить монографию Э. П. Сту-жиной «Китайский город XIXIII вв.» [85] и многочисленные статьи предшествующих лет по истории китайского города, его экономики, торговли, ремесла, взаимоотношений города с императорской властью, с монастырями, а также по проблеме первоначального накопления в Китае. Правда, денежной системы автор касался лишь в самом общем виде, но для нашей работы важна воссоздаваемая атмосфера реальной жизни горожан, тех условий, в которых осуществлялось денежное обращение, особенности организации торговли и т. д. Важны выводы общего характера, сделанные Г. Я. Смолиным в «Послесловии» к этой монографии.

Другая сторона социальной жизни сунского Китая — влияние политической ситуации в стране на хозяйственную жизнь и официальные представления государства об идеальных способах регулирования государственной экономики — подробно рассмотрена в работах 3. Г. Лапиной [56—61].

Большое внимание реальным методам государственного управления денежной системой сунского времени уделяет в своих работах венгерская исследовательница М. Ференци [186; 187].

В ранее опубликованных работах автора [32—41] были рассмотрены отдельные вопросы, непосредственно связанные с появлением первых бумажных денег в Китае, а предлагаемые исследования представляют собой попытку рассмотреть проблему в