на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Денежные реформы в России: История и современность. Сборник статей. М.: Древлехранилище, 2004. 280 с. Илл.

 

ДЕНЕЖНЫЕ РЕФОРМЫ ЕКАТЕРИНЫ II В ДОКУМЕНТАХ РГАДА

Перышкин М.Ю.

Российский государственный архив древних актов (РГАДА) хранит огромное собрание документов по истории России XI - XVIII вв. - более 3,5 млн. дел - рукописных, печатных и иллюстративных. Среди них много материалов по социально - экономической истории России, в том числе по денежным реформам. Ряд важнейших преобразований в денежном обращении, связанных с именами Елены Глинской, Алексея Михайловича, Петра I и других государственных деятелей, невозможно исследовать, не обращаясь к документам РГАДА. Отражена в них также и деятельность Екатерины II.

Документы о денежных реформах в России екатерининской эпохи отложились в ряде хранилищ. В первую очередь это фонд Сената (Ф. 248). При Екатерине II в 1763 г. Сенат был разделен на 6 департаментов, каждый из которых отвечал за те или иные сферы управления. Для истории денежных реформ имеют значение документы I департамента, который ведал внутренним управлением, финансами, внутренней и внешней торговлей и промышленностью. Там же отложилась переписка с Монетной канцелярией и монетными дворами о чеканке монет.

Камер-коллегия (Ф. 273) ведала доходами государства в этот период, а Штат контора (Ф. 279) - расходами, в том числе и выдачей жалованья служащим. Ведомости о доходах и расходах, о государственных сборах и ассигновании денежных средств по различным статьям составляют основу их документальных фондов. Штатс-контора была закрыта в 1783 г., Камер-коллегия - в 1785г.

Наиболее важные финансовые дела Екатерина II передала своему ближайшем помощнику - генерал-прокурору А. А. Вяземскому. Ему было поручено возглавить работу по составлению единого государственного бюджета. Затем в ведение генерал прокурора Сената перешли ассигнационные банки, иностранные займы и другие важнейшие сферы деятельности. Переписка А. А. Вяземского с Екатериной II и различными должностными лицами по названным вопросам находится в фонде Сената, а также в фондах 5 «Переписка высочайших особ с частными лицами» и 11 «Переписка разных

42

 

лиц». Данные фонды относятся к составу бывшего Государственного архива. В нем же находятся материалы о создании и функционировании в России банков и законодательные акты по финансовым и денежным реформам второй половины XVIII в. Они сосредоточены в фондах 10 «Кабинет Екатерины II» и 19 «Финансы». Фонд «Кабинет Екатерины II» был сформирован в XIX в. из документов личных канцелярий этой императрицы и её преемников Павла I и Александра I. Особый интерес представляют собственноручные записки Екатерины II по финансовым вопросам. В Ф. 19 «Финансы» хранятся документы о размере доходов казны от эксплуатации монетной регалии (перечеканки), а также первые в истории России росписи государственного бюджета. Самая ранняя из них относится к 1769 г., регулярно же они начали составляться с 1781 г. (самые интересные документы финансовой политики Екатерины II были представлены на проходившей в зале федеральных архивов летом 2002 г. выставке «История денежных реформ в России XVI- XX вв.».

Преобразованиям Екатерины II предшествовали меры, предпринятые её мужем, Петром III, для улучшения финансового положения страны. За время Семилетней войны пришлось неоднократно прибегать к усиленной перечеканке монет из-за их нехватки; при этом была неизбежна их порча. Ещё в 1760 г. граф П.И. Шувалов подготовил проект денежной реформы. Он заключался в том, что количество медных денег следовало довести до 16 млн. рублей, а затем переклеймить их и вдвое увеличить курс монет. После этого деньги предполагалось чеканить по 32 рубля из пуда меди. От проведения пой операции, а также от чеканки серебряных монет на сумму 16 млн. рублей в течение 16 лет Шувалов обещал казне 20,5 млн. рублей чистой прибыли.1

Петр III, вступив на престол, с небольшими изменениями утвердил проект П.И. Шувалова. Указом от 17 января 1762 г. при Сенате была создана Главная экспедиция передела медной монеты, которая должна была следить за её обращением. Требовалось «медную же монету, сколько оной поныне в казенных местах, так и в народном обращении и на монетных дворах есть (кроме прежних денежек и полушек, которые печатаны до 1757 году), всю перепечатать, и вновь делать новыми штемпелями; и хождение ей в народе иметь по над-

i Ф. 248 «Сенат». Кн. 3594. Лл. 99 об., 159, 177-177об, 278-284.

43

писям, как ниже сего на приложенных рисунках изображено».2 К указу были приложены рисунки штемпелей монет различного достоинства с изображением Петра III.

В марте 1762 г. был начат выпуск новых медных денег. На старых монетах лишь ставили новое клеймо, не переливая и не перепечатывая. Не довольствуясь прибылью полученной от денежного передела, 22 мая 1762 г. Петр III издал указ о напечатании России 5 млн. рублей бумажных денег, которые должны были обращаться наравне с металлической монетой и приниматься во все платежи.3 Но выпуск бумажных денег в России был осуществлен лишь при Екатерине II.

После дворцового переворота 1762 г. императрица Екатерина поспешила прекратить перепечатку монет по 32 рубля из пуда меди, издав специальный указ от 27 января 1763 г. Легковесные монеты повелевалось «выменить в казну». В то же время их обращение среди населения до конца «вымена» не запрещалось. Выпуск обесцененной монеты отрицательно влиял на торговлю. Лишь к концу 1767 г. правительству удалось основном изъять из обращения легковесную медную монету.4

Тогда же, в 1763 г., И.И. Неплюев, сенатор и член Комиссии о коммерции подал Екатерине II своё «Мнение о государственных доходах». Там он намекал на отрицательные па следствия денежных «переделов» Шувалова и предлагал улучшить монетное дело в России.

В первый год правления Екатерины в верхах рассматривались вопросы о чеканке серебряных и золотых монет. Например, Сенат 11 ноября 1762 г. потребовал, чтобы, Монетная канцелярия рассмотрела вопрос: «Как золотую монету наилучше и в сходственность с серебрянной монетой, деланной в 72-ую пробу, привесть?»6

О количестве отчеканенной монеты рассказывают составленные в Монетной канцелярии ведомости: так из одной из них можно узнать, что за 1762-1771 и 1774-1776 гг. на Московском монетном дворе было начеканено крупной и мелкой серебряной монеты на 4103172 рубля, расход серебра при этом составил 5978 пудов.7

2 Ф. 16 «Внутреннее управление». Д. 6. Ч. 2. Лл. 35-36.

3 Ф. 19 «Финансы». Д. 155. Л. 2.

4             Троицкий С. М. «Финансовая политика русского абсолютизма в XVIII веке». СПб, 1866. С. 21

5 Ф. 397 «Комиссия о коммерции». Д. 25. Лл. 35-37 об.

6 Ф. 248. Кн. 3595. Л. 57.

7 Ф. 248 Д. 165. Лл. 33-43 об.

44

 

Штаты монетных дворов достигали в рассматриваемый период .нескольких сотен человек: например, на Екатеринбургском монетном дворе в 1763 г. работали 375 человек, а в конце XVIII в. - 727; но, по расчетам администрации, требовалось 1000 человек.

Среди документов о монетном деле имеются челобитные мастеров с просьбами повысить оплату их труда. Из последующего делопроизводства по челобитным видно, что их требования были удовлетворены не сразу и частично, т.е. их зарплата выросла незначительно при общем росте дороговизны жизни и обесценивании денег.9

Запретив хождение легковесной монеты, Екатерина II изменила также статус Коммерческого банка в 1764-65 гг.: выведя его из подчинения Коммерц-коллегии, она опубликовала указ, регламентирующий его деятельность; этим указом расширялись возможности купцов для получения кредитов в целях облегчения их конкуренции с иностранными коммерсантами.

Прибыль от эксплуатации монетной регалии вместе с повышением косвенных налогов давала возможность России обходиться без внешних займов и выпуска бумажных денег вплоть до конца 60-х гг. XVIII в. Но из-за выпуска большого количества металлических денег росли цены, что сокращало доход казны от чеканки монеты.11 К тому же медные деньги были тяжелы: пятак весил 1/8 фунта (50 г.); 100 рублей такими пятаками весили 6 пудов 10 фунтов (100 кг), а 1000 - 62 пуда 5 фунтов (1000 кг). Чтобы доставить куда - либо такую сумму, требовалось 2 телеги. Для принятия её надо было пересчитать 20 тысяч пятаков, что делало неизбежным ошибки и облегчало обсчеты. Чтобы облегчить и ускорить денежное обращение, правительство допускало перевод казенных денег с использованием купеческих векселей, но это не всегда было надежно, и казна не раз терпела убытки при несостоятельности векселедателей.

Не решили проблемы первые взятые за границей (преимущественно в Голландии) кредиты. Нужны были более радикальные меры.

8 Юхт А. И. Русские деньги от Петра Великого до Александра I. M., 1994. С. 211.

9 Там же. С. 239-246; Ф. 248. Кн. 4018. Л. 131.

10 Библиотека. Газеты русские. Московские ведомости. Приложение к №61 от 13 августа 1764 г. Ф. 19. Д. 412. Л. 28.

11 Троицкий С. М. Финансовая политика... С. 212.

45

 

В 1768 г. новгородский губернатор граф Сивере подал Екатерине II записку, в которой доказывал пользу и необходимость введения в России бумажных денег. Екатерина II поручила генерал-прокурору Вяземскому подготовить на основе этой записки план выпуска ассигнаций. Проект Вяземского был одобрен Екатериной, которая внесла в него ряд поправок и замечаний.12 Сохранился проект указа об учреждении Ассигнационного банка от 29 декабря 1768 г. с собственноручными пометками Екатерины. Указ гласил: «Повелеваем здесь в Санкт-Петербурге положить в банке с 1 января 1769 г. для вымена ассигнаций пятьсот тысяч рублев, а в Москве в том же банке другие пятьсот тысячи рублев; всего в банк для вымен государственных ассигнаций один милион, котораго оной банк не должен инако употребить, как на заплату тому представленных государственных ассигнаций».13 Были выпушены в обращение ассигнации достоинством в 25, 50, 75 и 100 рублей.

Работа банков регулировалась появившимся тогда регламентом. В Петербурге учреждалось единое «банковское правление», состоявшее из главного директора банков и трех - четырех советников и подчинявшееся непосредственно императрице. В Регламенте об этом было сказано так: «Хотя банки для вымена государственных ассигнаций и именуются один Санкт-петербургским, а другой Московским, однако они по существу своему составляют, так сказать, единое тело, и потому быть им обоим под особливым от Нас здесь в Санкт - Петербурге учрежденным банковым правлением».14 Главным директором правления банков был в конце декабря 1768 г. назначен А.П. Шувалов, сын П.И. Шувалова. Современники, даже враждебные ему, признавали его человеком умным, сообразительным, обладающим хорошей памятью.

Вскоре после обнародования указа об учреждении Ассигнационного банка (1 февраля 1769 г.) начался интенсивный обмен частными лицами металлических монет на ассигнации. Согласно архивным документам, с 21 февраля до 9 апреля 1769 г. в Петербургском банке было принято 50075 рублей, в том числе медными деньгами - 49985 рублей,

12 Юхт А. И. Русские деньги... С. 254-255.

13 ф. 10 «Кабинет Екатерины II». On. 1. Д. 110. Л. 1.

14 Ф. 19. Д. 419. Ч. 1.Л. 325.

46

 

золотыми - 72 рубля и серебряными - 18 рублей.15 В дальнейшем о приёме в банках золота и серебра вообще не упоминается. Запас ассигнаций быстро закончился (иногда в банках их расходилось на 100 тыс. рублей в неделю), и Екатерина II указом от 19 ноября 1769 г. поручила Сенату иметь резервную сумму ассигнаций на 2 млн. рублей.16

Доверие к ассигнациям было велико, хотя в некоторых учреждениях им по старинке предпочитали металлические монеты: письмом от 1 апреля 1769 г. Екатерина II приказала своему статс-секретарю и гофмейстеру И.П. Елагину исследовать, почему в дворцовой канцелярии от частных лиц не принимают ассигнации.17

Медь, на которую могли быть обменяны ассигнации, старались беречь и не вывозить из страны. В 1775 г. Сенат отклонил предложение о продаже меди за границу, мотивируя это тем, что если это случится, «то остановится денежный передел и недостаток в монете последует». На этот период в банках было накоплено меди на 20 млн. рублей, и на эту же сумму было выпушено ассигнаций.8

Простота формы ассигнаций первого образца облегчала их подделку.

14 сентября 1775 г. А.П. Шувалов направил статс-секретарю П.В. Завадовскому донесение об обнаружении в банках фальшивых ассигнаций. 19 В 1784 г. об этом же докладывал Екатерине II другой статс-секретарь, А.А. Безбородко.20 Всего за 1776-1781 гг. в Московском и Петербургском банках было обнаружено 276 фальшивых ассигнаций, из них за 243 заплатили 14775 рублей, а 33 не были обменены.21 Это было не так уж много относительно общей суммы выпущенных тогда ассигнаций на 5 млн. руб. Любителей легкой наживы сдерживали суровое наказание, сравнительная несложность обнаружения подделок, ужесточение контроля со стороны властей. За подделку ассигнаций полагалась смертная казнь, в редких случаях она заменялась вечной каторгой.

Долгое время курс ассигнаций был стабилен, они были обеспечены звонкой монетой. Но в 1786 г., согласно проекту А.П. Шувалова, началось их неограниченное печа-

15 Ф. 248. Д. 3836. Лл. 528 об-529.

16 Там же. Лл. 665, 673. ПСЗ. Т. 19. № 13385

17 Ф. 5 «Переписка высочайших особ с частными лицами». Д. 88. Л. 95.

18 ф. 10. Оп. З.Д.110. Л.96.

19 Ф. 19. Д. 419. Ч. 1.Л. 272.

20 ф. 11. Д. 1071. ЛЛ 19.

21 Ф. 248. Кн. 4335. Лл. 389-392.

 

 

тание. Это, а также начавшаяся русско-турецкая война, ввергло экономику России кризис. Курс ассигнаций начал падать, увеличились нехватка денег в казне и государственный долг. Правительству пришлось ужесточить контроль над вывозом и ввозом : Россию ассигнаций. В записке 1788 г. к Безбородко Екатерина II указала «обоим столичным и пограничным почтамтам пакеты из чюжих краев приходящие, в коих по подозрениям могут содержатся банковыя ассигнации оттуда высылаемые, открывать».22 Но данные меры не спасли от дефицита бюджета. В секретной записке А.А. Безбородко «О нуждах государственных в деньгах» 1794 г. сообщалось, что недостаток в деньгах) простирается до 18291020 рублей.23

С 1786 г. функционировал Заёмный банк во главе с П.В. Завадовским. Многие известные люди получали ссуды в этом банке. В делах Заёмного банка, например, отложилось собственноручное письмо императрицы Екатерины II П.В. Завадовскому о выдаче графу А.В. Суворову-Рымникскому 250 тысяч рублей из банка.24

Собрание текстовых документов, показывающих разные стороны финансовой политики Екатерины II, дополняют портреты упоминаемых в данной статье государственных деятелей из иллюстративного фонда библиотеки РГАДА, планы денежных дворов рудников, где добывались медь, серебро и золото. В нашем распоряжении имеются так же памятники экономической мысли екатерининской эпохи, в том числе первое издание курса лекций немецкого ученого, профессора Ф.-Г. Дильтея «Начальные основания вею| сельного права», увидевшее свет в типографии Московского университета в 1768 г.

22           Ф. 19. Д. 166. Л. 1.

23      Там же. Д. 47. Л. 2.

24 Там же. Д. 418. Л. 245 б.

 

 

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


монеты продать в екатеринбурге ; Цены на деньги России