на главную страницу

 Форум, доска объявлений

 

    Филателия СССР 1989, №2. С.54-55.

  НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ЭМИРАТ

А. ЩЕЛОКОВ

В начале  октября  1918 года турецкая армия вторглась  в Дагестан,  захватив ряд  городов на  побережье Каспия. И хотя вскоре турки вынуждены были уйти, уступив место войскам Антанты, они продолжали укреплять свои политические позиции в Закавказье и на Северном Кавказе. В Дагестане,  в  частности,  оставалась  разветвленная  сеть турецкой  агентуры,  занимавшейся  подрывной  деятельностью. Эмиссары азербайджанской   националистической  партии  «Муссават» («Равенство») проповедовали  идею  объединения мусульман  под  знаменем Турции. На почве религиозного фанатизма в Чечне возникло так называемое «Северо-Кавказское  эмирство» под предводительством шейха Узун-Хаджи. Поначалу его  нукеры  обороняли  чеченские  аулы  от  белоказачьих и деникинских карателей. Сам Узун-Хаджа понимал  ограниченные  возможности своих войск и вошел в соглашение с большевиками.

К этому времени в ауле Ведено, который Узун-Хаджа избрал своей резиденцией, уже появились представители муссаватистов, пробравшиеся в Чечню из Азербайджана. С шейхом установили прямую связь и агенты турок в лице бывшего командующего армией Нури-паши. Шейха подбивали на создание «шариатской монархии, опирающейся в политике на Турцию.

Одной из первых акций Узун-Хаджи, направленных на самоутверждение, стало штемпелевание всех денежных знаков, проходивших через его казну. Оно производилось наложением на знаки советского образца овальной печати с текстом, начертанным по-арабски: «Хаджи фу кара Узун а ль Хейр» — «Слуга бедняков Узун-Хейр». Такая регистрация денег осуществлялась в основном для округа Ведено. Коллекционерам известны заштемпелеванные 50- и 100-рублевые терские, 100- и 250-рублевые северокавказские купюры. Вскоре и визирь «эмирства» Камиль-хан стал помечать купюры   своей   печатью   с надписью: «Сардар аль азам аль эмир аль Кавказ» — «Великий военачальник эмира Кавказа». Существуют подделки заштемпелеванных денежных знаков, выполненные людьми, не знавшими арабской письменности. Вместо букв в оттиске стоят закорючки. Выпуск оригинальных знаков «эмирства» относится к осени и зиме 1919 и первым месяцам 1920 годов. Набор символов, вошедших в оформление денежных знаков Узун-Хаджи, стандартен: весы, на чаши которых слева положено зеленое знамя ислама, справа — раскрытый Коран. В середине — карабин,  сабля,  чалма, увенчанная короной. Надписи на них свидетельствуют, сколь быстро Узун-Хаджа сумел сбросить с себя личину демократа и заступника народных масс. Он уже не именуется «слугой бедных». Теперь его титул звучит иначе: «Повелитель правоверных на Северном Кавказе Хаджи Узун Хейр». Появилась и подпись назира (министра) финансов Абдул Азим Аб-дуллы. Здесь же помещался лозунг: «Да здравствует его (речь  идет  об  Узун-Хадже — А. Щ.) победа!» Дословно: «Дорога его победа!» Указывалось: «Печатание подобных настоящему карается, за исключением тех, кому это законно разрешается правительством. Печатано в Ведено». Номиналы и названия денег (в рублях) сообщались на русском, арабском и французском языках.

Как исторический парадокс можно рассматривать на купюрах предупреждения против подделок. Ведь все деньги для главной казны имама были изготовлены фальшивомонетчиками. Их для налаживания производства пригласил сам назир финансов эмирата. Фальшивомонетчики, может быть, впервые в истории встали у печатной машины с дозволения «законного» правителя.

Из-за нехватки бумаги денежные знаки номиналами 5, 25, 50, 100, 250 и 500 рублей изготавливались на тетрадных листах в линейку. Печатались они и на белой деловой бумаге. Только часть знаков в 500 рублей выпущена на бумаге верже с водяными знаками в виде узких   линий — «струн».

В ауле Ведено местный оружейный мастер чеканил для эмира звонкую монету. На царской двухкопеечной забивалось старое изображение и воспроизводилось новое — с арабскими надписями и датой.

Конец «эмирства» был закономерным. Случилось это в начале 1920 года. Против партизанского отряда в слободе Воздвиженка были брошены мощные силы карателей. Пришлось, как это уже бывало, обратиться к Узун-Хадже. От имени имама переговоры с большевиками вел «главнокомандующий войсками эмирства» князь М. Дышнинский-Ар-санукаев. Он решительно отказался отправить нукеров на помощь партизанам. И тогда произошло неожиданное. Большая часть «армии» Узун-Хаджи вышла из подчинения. Узнав о бедственном положении красных, беднота из аулов, невзирая на приказы своих командиров, выступила к Воздвиженке.

Подмога с гор подоспела вовремя. Каратели, понеся большие потери, отступили. И тогда в отряде, пришедшем от Узун-Хаджи, раздались призывы: «Долой князей и ханов!» Вооруженные всадники двинулись к ставке   главнокомандующего...

К марту 1920 года об «эмирстве» на Северном Кавказе остались только воспоминания.

 

©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна

 


; Цены на деньги России